На главную сайта   Все о Ружанах
 

Вернуться на главную страницу.


Луценко А.В.

 

ПЕРВОЕ РАКЕТНОЕ СОЕДИНЕНИЕ
ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР

(БОН РВГК)

 

© "Спутник" 2009-2010
При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в газете "Спутник" (г. Юбилейный)
№ 95 (2009 г.), №№ 6,8,9,10 (2010 г.)

Постановлением Совета Министров СССР «Вопросы реактивного вооружения» от 13 мая 1946 года, подписанным И.В. Сталиным, Министерству вооружённых сил СССР было поручено сформировать в Германии специальную артиллерийскую часть для освоения, подготовки и пуска ракет типа ФАУ-2, создать Научно-исследовательский реактивный институт Главного Артиллерийского Управления - будущий НИИ-4 Артиллерийской Академии Наук и Государственный Центральный полигон реактивной техники (в дальнейшем, на протяжении многих лет эти три воинские формирования в теснейшем контакте работали над созданием ракетного вооружения). Были определены и практические меры по созданию новой отрасли оборонной промышленности - ракетостроения, образован Специальный Комитет по Реактивной технике, который разработал и представил на утверждение Председателю Совета Министров СССР план научно-исследовательских и опытных работ на 1946-1948 гг., в котором первоочередными были поставлены следующие задачи:

- воспроизведение с применением отечественных материалов ракет типа ФАУ-2 (дальнобойной управляемой ракеты) и «Вассерфаль» (зенитной управляемой ракеты);

- полное восстановление технической документации и образцов ракет ФАУ-2, «Вассерфаль», «Рейнтохтер», «Шметерлинг»;

- восстановление лабораторий и стендов со всем оборудованием и приборами, необходимыми для проведения исследований и опытов по ракетам ФАУ-2, «Вассерфаль», «Рейнтохтер», «Шметерлинг»;

- подготовка кадров специалистов, которые овладели бы конструкцией ракет ФАУ-2, зенитных управляемых и других ракет, методами испытаний, технологией производства деталей, узлов и сборки ракет.

По утверждённому Правительством графику все работы по подготовке наземного оборудования и самой ФАУ-2 требовалось завершить к 1 июня 1946 года, и срыв графика означал бы невыполнение решений партии и правительства. В то время такие действия могли расцениваться как преступление. Но ведь мало подготовить, а в ряде случаев и изготовить вновь недостающие бортовые приборы и наземное оборудование для пуска ракет! Не менее трудной и тяжёлой была задача по подготовке стартовиков, двигателистов, электороогневиков, прибористов, заправщиков ракет, которые должны были за немыслимо короткий промежуток времени освоить выполнение целого комплекса сложных технических задач по предстартовой подготовке и пуску ракет. Пуск - это коллективный труд большой группы людей, когда успех зависит от ответственной работы каждого, принимающего участие в этом процессе. «Один за всех и все за одного!» - так нас учили отцы-командиры, прошедшие суровую подготовку ракетчика ещё в годы Великой Отечественной войны в гвардейских миномётных частях.


Генерал-майор артиллерии
А.Ф.Тверецкий

Непосредственное участие в отборе и подготовке кадров для создаваемой ракетной части осуществляли генералы Л.М. Гайдуков (член Военного Совета Гвардейских миномётных частей) и А.Ф. Тверецкий (заместитель командующего фронтом по ГМЧ). Были разработаны проекты штатов бригады особого назначения, в соответствии с которыми требовалось обучить ракетному делу 583 военнослужащих и 32 гражданских специалиста. Задача для командования была совсем не простой, если учесть новизну оружия, для эксплуатации которого необходима высокая техническая подготовка боевых расчётов.

В течение августа и сентября 1945 года Гайдуков был принят Сталиным с докладом о работах по восстановлению немецкой ракетной техники, и просил его разрешить откомандирование в Германию специалистов по ракетной технике бывших «зеков», работавших в так называемой Казанской «шараге» - Королёва, Глушко, Севрука и около двадцати специалистов (бывших «врагов народа»).

Бели бы не исключительная активность и смелость генерала Гайдукова в принятии решений, не исключено, что многие фамилии, в том числе Королёв, Глушко, Пилюгин, Черток, Мишин, и не попали бы в число пионеров отечественной космонавтики - таково мнение Чертока Бориса Евсеевича.

С 1 июня и по 15 августа 1946 года в деревне Бёрка близ г. Зондерсхаузена на территории Группы советских оккупационных войск в Германии было сформировано первое ракетное соединение с наименованием «Бригада особого назначения Резерва Верховного Главного командования» (БОН РВГК). Формировал бригаду и стал её первым командиром гвардии генерал-майор артиллерии Тверецкий Александр Фёдорович; в 1938 году он блестяще закончил Артиллерийскую Академию им. Ф.Э. Дзержинского и оставлен в адъюнктуре. А с 10 октября 1941 года по его настоятельной просьбе направлен на фронт. А.Ф. Тверецкий относится к плеяде тех выдающихся военачальников, кто осваивал и развивал боевое применение гвардейских миномётов («Катюш») и за заслуги перед Родиной награждён за время войны двумя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого II степени, Отечественной войны I степени и Красной Звезды. В послевоенный период за выполнение важных государственных задач по испытаниям боевых ракет награждён орденами Ленина и Боевого Красного Знамени.

С целью сохранения боевых традиций основой БОН РВГК выбран 92-й гвардейский миномётный полк, сформированный 30 июля 1942 года в посёлке Измайлово под Москвой. Полк прошёл с боями от Сталинграда до Берлина и принял участие в штурме рейхстага. За боевые заслуги получил почётное наименование «Гомельский» и награждён пятью орденами - Ленина, Красного Знамени, Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого - Боевое Знамя 92-го гвардейского миномётного полка в настоящее время хранится в Историческом музее г. Москвы в составе девяти Боевых Знамён лучших воинских частей Великой Отечественной войны.

Бригада особого назначения комплектовалась, в основном, инженерами из различных родов войск, в её составе был и выпускник Академии им. Жуковского старший лейтенант Ю.А. Мозжорин, будущий заместитель по науке НИИ-4 МО и Начальник ЦНИИ МАШа.

К моменту окончания Второй мировой войны Германия добилась серьёзных успехов в области ракетостроения и боевого применения ракетного оружия.

Высокий уровень индустрии, передовые позиции, которые давно занимало государство в области точного машиностроения, радио- и приборостроения, её отличная инженерная школа - всё это позволило развернуть работы над новым видом вооружения. К концу 1930 г. Германия вложила большие средства на создание ракет дальнего действия с жидкостными ракетными двигателями.

Для ракетной техники нашей страны 1933 год был отмечен событием, имевшим важнейшие исторические последствия - государственным актом о создании первого в мире реактивного научно-исследовательского института - РНИИ. Инициатором этого решения был Заместитель народного комиссара обороны СССР Михаил Николаевич Тухачевский, отвечавший за вооружение Красной Армии. Ещё в ноябре 1932 года он ратовал за усиление работ по конструированию ракетных двигателей. В одном Институте оказались теоретики и практические инженеры Победоносцев и Тихонравов, будущие академики Королёв, Глушко, Раушенбах, разработчики реактивных твёрдотопливных снарядов - будущих гвардейских миномётов «Катюш» директор Института Клейменов, главный инженер Лангемак и другие энтузиасты. Важный вклад «Катюш» в победу в войне общепризнан.

Один из её создателей - В.Н. Галковский работал в РНИИ с М.К Тихонравовым и СП. Королёвым, а в послевоенные годы - в НИИ-4 в группе Тихонравова и в конструкторском отделе.

«За выдающиеся достижения по созданию одного из видов вооружения, поднимающую боевую мощь Красной Армии», как отмечалось в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1941 года, В.Н. Галковский вместе с И.И. Гвай и В.В. Аборенковым был награждён орденом Ленина. 10 апреля 1942 года СНК СССР присудил им Сталинские премии первой степени.

На XXVI Королёвских чтениях 30 января 2002 года Б.Е. Черток - патриарх советской и российской космонавтики, в своём докладе «ГОСУДАРСТВО и КОСМОНАВТИКА» отметил исключительно важную роль, которую сыграло Командование войск ГМЧ - Гвардейских миномётных частей ставки Верховного Главнокомандования в истории нашей ракетно-космической техники. Они владели чисто тактическим оружием, но пример немцев подсказал, что нельзя терять времени, надо захватить инициативу в создании стратегического ракетного вооружения. И одной из первых знаковых фигур в истории нашей ракетно-космической техники Б.Е. Черток называет Андрея Илларионовича Соколова, имя которого носит улица нашего города. В конце 1944 года АИ. Соколов выполнил важную миссию по организации производства гвардейских миномётов на Урале (Свердловск, Алапаевск, Челябинск и др.) и был назначен начальником вооружения - заместителем командующего гвардейских миномётных частей. В июне 1945 года ему было поручено возглавить государственную комиссию по обследованию Пенемюнде, где ещё в 1935 году на острове Узедом на Балтике был создан полигон, получивший наименование «Армейская экспериментальная станция Пенемюнде». Именно там под руководством Вернера фон Брауна разработана и испытана ракета А-4 (ФАУ-2), которую министр пропаганды Германии назвал «Вергельтунгсваффе» («Возмездие»). Весной 1939 года были проведены первые огневые испытания двигателя для ракеты «А-4» (ФАУ-2), а первый удачный запуск ракеты произведён 3 октября 1942 года. С января 1944 года производство Германии производило 300 «А-4» в месяц, над созданием ракет работало более 30 исследовательских институтов. В конце 1944 года КБ фон Брауна разработало межконтинентальную двухступенчатую баллистическую ракету А-9/А-10 с дальностью полёта 5000-7000 км с тягой более 180 т.

Немецкие достижения не остались без внимания военных США и Великобритании, которые, практически, во время боевых действий оказывались первыми на территориях Германии, представлявших особый интерес с точки зрения познания и использования немецкой ракетной и другой военной техники. Добровольно сдались американцам и работали в США около 500 немецких специалистов-ракетчиков, в том числе Вернер фон Браун - крупнейший в ту пору в мире конструктор ракет с жидкостными ракетными двигателями, опытный организатор исследовательских и экспериментальных работ в области ракетостроения и руководитель «Армейской экспериментальной станции Пенемюнде» Вальтер Дорнбергер, будущий конструктор американской лунной ракеты «Сатурн-5» Артур Рудольф. Американцы вывезли конструкторскую документацию на ракеты ФАУ-2, А-9/А-10, «Вассерфаль», «Рейнтохтер», «Шметерлинг», более 100 готовых к отправке на фронт ракет ФАУ-2, оборудование боевых стартовых позиций с военным персоналом, несколько сот турбонасосных агрегатов, жидкостных ракетных двигателей, 115 приборных отсеков, наземное и проверочно-пусковое оборудование. На полигон Уайт-Сэнд (штат Нью-Мексико) в трёхстах вагонах из-за океана прибыла немецкая ракетная техника. Она послужила основой американских успехов в области ракетостроения.

Опыт учёных, конструкторов и инженеров Германии в области создания ракетного вооружения был тщательно и глубоко изучен военными и гражданскими специалистами нашей страны. В июне 1945 года по решению Советского правительства начали создаваться группы для сбора и изучения трофейной документации, приборов, узлов, блоков ракет, проверочно-пускового и наземного оборудования. Первыми поисковиками были подразделения из электротехников и артиллерийских техников гвардейских миномётных частей. Эта группа офицеров, которой руководил генерал Тверецкий, называлась группой «Нордхаузен» и работала она совместно с представителями промышленности. В феврале 1946 года, после завершения создания института «Нордхаузен», его начальником назначен генерал Гайдуков, главным инженером -С.П. Королёв. При институте была создана и расчётно-теоретическая группа, которую возглавил Г.А. Тюлин (в 1949-1959 гг. - заместитель начальника НИИ-4 по научной работе), Ю.А. Мозжорин, Р. Аппазов - ведущий баллистик королёвского КБ, С.С. Лавров - с 1968 г., член-корреспондент Академии наук СССР.

В Институте работали капитан Н.Н. Смирницкий, майор Орлов, капитан П.Е. Киселёв, старший лейтенант Г.В. Дядин и другие офицеры БОН РВГК, изучавшие с гражданскими инженерами немецкую ракетную технику.

С целью комплексного освоения технологии изготовления и сборки основных деталей и составных частей ракеты в составе института были организованы:

Завод № 1 - для изготовления ракет А-4 - в городе Зоммерде;

Завод № 2 - для сборки жидкостных ракетных двигателей - в городе Нордхаузен;

Завод № 4 - для изготовления аппаратуры - в городе Зондерсхаузен.

Изучением ракетного «наследия» на станции Пенемюнде занималась группа А.И. Соколова - начальника Управления вооружения гвардейских миномётных частей. В эту группу входили Ю.А. Победоносцев, М.С. Рязанский, В.П. Бармин и старший помощник начальника научно-технического отдела Главного управления вооружения ГМЧ подполковник ГА. Тюлин, который в дальнейшем работал и в Институте «БЕРЛИН», сотрудники которого изучали немецкие твердотопливные и зенитные управляемые ракеты.

В Бляйхероде (Тюрингия) организован институт «РАБЕ», специалисты которого изучали и восстанавливали приборы системы управления ФАУ-2 (гирогоризонты, гировертиканты, интеграторы продольных ускорений, усилители-преобразователи, программные токораспределители, рулевые машинки, триммоторы). В дальнейшем «РАБЕ» вошёл в состав института «Нордхаузен» на правах института по системам управления. В Институте работали СП. Королёв, Б.Е. Черток, В.П. Мишин, НА. Пилюгин.

В Кляйнбодунгеме из трофейных комплектующих изготовлены и испытаны личным составом БОН РВГК десять ракет ФАУ-2, которым присвоили индекс - «изделие Н». Десяти ракетам собранным в СССР, присвоен индекс - «изделие Т». К концу ноября 1946 года бригада была полностью подготовлена к выполнению всех видов проверок и пуску ракет, получено проверочно-пусковое и наземное оборудование. Вначале планировалось провести учебный пуск в Германии, однако по соображениям безопасности выполнение «ой ответственной операции перенесли на территорию СССР.

В соответствии с приказом маршала артиллерии НД. Яковлева о передислокации БОН РВГК из Германии в Советский Союз, с 3 по 28 августа 1947 года бригада с техникой шестью эшелонами и с двумя специальными поездами была перевезена в Капустин Яр на Государственный Центральный полигон реактивной техники, формирование которого происходило одновременно с созданием БОН РВГК. Начальник полигона - легендарный генерал-лейтенант Вознюк Василий Иванович высоко оценил работу офицеров БОН РВГК, которые за короткий промежуток времени под руководством генерала А.Ф. Тверецкого и СП. Королёва перевели и переработали план - график подготовки, испытаний и пуска ракет ФАУ-2, отработали эксплуатационно-техническую документацию и план взаимодействия отделений стартового дивизиона при подготовке и проведении пуска ракеты.

Здесь, в астраханских степях, начался новый этап в жизни бригады, связанный с испытаниями ракетной техники, с рождением нового вида Вооружённых сил СССР -Ракетных войск стратегического назначения.

15 сентября 1947 года генерал Тверецкий представил начальнику ГЦП МО генерал-лейтенанту Вознюку следующий документ, имеющий, по существу, историческое значение:

«Представляю на утверждение и согласование список офицеров стартовой команды Бригады Особого Назначения РВГК для проведения отстрела ракет ФАУ-2 с Государственного Центрального полигона Министерства Обороны СССР.

1. Командир стартового дивизиона м-р Бровко И.М.

2. Нач-к стартовой команды м-р Трегуб Я.И.

3. Электроогневое отделение:

- нач-к отд. к-н Киселёв П.Е.

- оператор БМУ к-н Смирницкий Н.Н.

- старший техник приборов системы управления ст. л-т Дядин Г.В.

- старший техник наземного эл. оборудования ст. л-т Карельский Н.В.

- старший техник РМ старший л-т Болматков В.А.

- старший техник электростанции ст. л-т Чаянов И.М.

4. Двигательное отделение:

- нач-к ДО к-н Веремеенко П.П.

- старший техник ДУ ст. л-т Анисенко Г.Л.

- старший техник ДУ ст. л-т Башмаков А.А.

5. Заправочное отделение:

- нач-к ЗО м-р Поляков И.

- зам. нач-ка ЗО к-н Фёдоров А.А.

6. Отделение подъёмно-транспортных средств и наводки ракеты:

- капитан Потапенко А.П.

- ст.л-т Кулепетов Н.П.

- к-н Вертилецкий О.Л.

Наводчики:

- к-н Яцюта П.П.

- ст. л-т Зимин Е.И.

Кинотеодолитчики и фотолаборатория:

- м-р Пушкин Ф.Е.

- ст.л-т Чернецкий В.А.

С расчётами сержантов и рядовых.»

Список офицеров стартовой команды был утверждён 15 сентября 1947 г. и согласован с Главным конструктором СП. Королёвым 17 сентября 1947 г., который создал группу для контроля подготовки и проведения пуска в составе Л.А. Воскресенский, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский, А.М. Исаев, В.П. Мишин, В.П. Бармин, Б.Е. Черток и другие специалисты. В техническую команду вошли офицеры бригады и полигона Б.Н. Комиссаров, В.А. Баврин, В.А. Боков, Н.Г. Зайцев, Г.И. Иоффе, В.В. Кастальев, Д.Ф. Козляновский, И.И. Кладницкий, В.И. Меньшиков, А.С. Нахамчик, А.И. Носов, В.Н. Путов, Б.Г. Ханин, И.И. Шубравый, К.А. Обухов, а в стендовую команду для проведения огневых испытаний ракеты - В.А. Сиренко, Г.А. Орлов, Н.И. Красненок.


И. Бровко - командир стартового дивизиона БОН РВГК,
Г. Тюлин -разработчик полётных заданий для первых пусков
баллистических ракет в Капяре

Начальником технического бюро, решавшим задачи баллистического обеспечения пуска ракет ФАУ-2, был назначен Г.А. Тюлин, начальником группы С.С. Лавров.

В этом списке фамилий первопроходцев-ракетчиков многие сотрудники НИИ-4 найдут фамилии тех, с кем приходилось встречаться за время службы в бригаде, на полигонах, в штабах и в исследовательских лабораториях.

14 октября 1947 года на полигон были доставлены первые ракеты.

В КАЛЕНДАРЕ ИСПЫТАНИЙ (из «КРАТКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОТЧЕТА о проведении опытных пусков ракет дальнего действия А-4 (ФАУ-2) на государственном центральном полигоне МВС в октябре-ноябре 1947 года») зафиксировано:

«17 октября. С утра готовили на технической позиции ракету А-4 №010Т для пуска в воздух и доставили её на старт в 21ч. Всю ночь продолжалась подготовка этой ракеты на старте при свете прожекторов.

18 октября. С утру на старте были проведены автономные и генеральные испытания всех систем ракеты А-4 № 010Т.

Первый опытный пуск ракеты А-4 №010Тсостоялсяв 10 ч. 47 мин. Ракета полетела нормально и упала в районе цели, на дистанции 206,7 км...»

На месте пуска первой ракеты сооружён обелиск, на бетонном основании установлена ракета и на мемориальной мраморной плите высечены имена участников пуска. Это была большая победа ракетчиков нашей страны!

В январе 1948 г. бригада включена в состав 4 ГЦП Министерства Вооружённых сил, ей присвоено наименование «Особого назначения гвардейская Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада РВГК» и переданы награды 92 Гвардейского миномётного полка.

10 октября 1948 года расчётом первого огневого дивизиона был произведён первый пуск отечественной ракеты Р-1, которая была почти копией немецкой А-4 со всеми её техническими достижениями и недостатками. Но решение о её воспроизводстве позволило разрешить целый ряд технических, технологических, организационных вопросов и отработать методики проведения полигонных испытаний (общее число пусков А-4 и Р-1 для отработки превышает 200). Изделие было принято на вооружение 28 ноября 1950 года.

Б.Е. Черток в книге «Ракеты и люди» писал: «На наших материаловедов, кстати сказать, не подчинённых в то время Королёву, свалилась проблема, затрагивающая десятки предприятий страны.

Немцы использовали при производстве ракет А-4 86 марок и сортаментов стали. Наша промышленность в 1947 году способна была заменить аналогичными по свойствам только 32 марки.

По цветным металлам немцы использовали 59марок, а мы могли найти у себя только 21.

Самыми «трудными» материалами оказались неметаллы: резины, прокладки, уплотнения, изоляция, пластмассы и т. д. Требовалось иметь 87 видов неметаллов, а наши заводы и институты способны были дать только 48!»

Впервые в нашей стране над решением сложной технической задачи одновременно работали десятки КБ, заводов, научно-исследовательских институтов и коллективов испытателей. За отличное выполнение специальных работ по проведению пусков ракет Р-1 (8А11) 1281 человек личного состава бригады были поощрены Командованием.

26 октября 1950 года бригада принимала участие в испытаниях ракет Р-2 (8Ж38), которая была принята на вооружение в ноябре 1951 года. Создавался комплекс той же кооперацией разработчиков, что и ракета Р-1, за исключением того, что к этой кооперации добавился коллектив, разработавший систему радиокоррекции траектории полёта. В схему ракеты были внесены существенные изменения, позволившие значительно повысить дальность полёта и точность попадания. Значительно упростилась система подготовки к пуску ракеты для электроогневого отделения, так как приборный отсек с высоты 14 метров у ракеты Р-1 «опустился» на высоту верхней кромки стабилизаторов ракеты.

8 декабря 1950 года БОН РВГК присваивается номер «22-я» с полным, ранее определённым наименованием. Приказом военного министра СССР от 25 февраля 1951 года 22 БОН устанавливается годовой праздник 15 июля.

В октябре 1952 г. бригада передислоцируется с полигона в село Медведь Новгородской области и в марте 1953 получает новое наименование «72 инженерная Гвардейская ... Бригада РВГК». Именно в эту гвардейскую бригаду после окончания Артиллерийской инженерной академии им. Дзержинского в 1954 году я получил назначение на должность начальника электроогневого отделения стартовой батареи первого дивизиона.

Первая ракетная бригада! Это гвардия ракетных войск, это история рождения ракетного вооружения, именно здесь начинается путь Ракетных войск стратегического назначения.


Летние лагеря на Липовой горе
72-й инженерной ракетной бригады РВГК, 1956 г.

За время службы в ракетной бригаде мне довелось принимать участие в подготовке и пусках ракет 8А11 и 8Ж38 на полигоне, в войсковых учениях с выходом дивизиона на учебно-боевые позиции в пределах Ленинградской, Новгородской и Псковской областей, на которых отрабатывался полный цикл подготовки ракеты с выходом двигателя на предварительную ступень. Служба была интересной, сложной и необходимой. И, конечно, важной для страны - так я считал. 26 марта 1955 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров, в соответствии с которым Министерство обороны обязано было передислоцировать в 1955-1956 гг. 72 инженерную бригаду на территорию Германской Демократической Республики. Бесспорно, это Постановление сыграло определяющую роль в боевой подготовке бригады и наложило отпечаток на все виды её деятельности, в том числе и на службу личного состава.

Нашими командирами были высокопрофессиональные специалисты-ракетчики, участники Великой Отечественной войны - В.Т. Шаповалов, И.П. Коваленко, Б.Г. Ханин, П.И. Сасько, В.И. Андрюков, Г.Н. Малиновский, А.И. Холопов, благодаря которым за довольно короткий промежуток времени приобретался опыт эксплуатации ракетной техники, оказавшийся совершенно необходимым с самого начала службы в НИИ-4 Академии Артиллерийских наук, куда я был переведён в октябре 1956 года и в стенах которого за 30 лет прошёл длинный и интересный путь от ведущего инженера конструкторского отдела до начальника Экспериментального завода. Многолетняя служба последовательно в инженерной ракетной части, конструкторском отделе и на экспериментальном заводе НИИ-4 позволили должным образом познать и оценить результаты работ, сочетающих научный поиск учёного, творчество конструктора и высокое профессиональное мастерство рабочего на производстве, когда теоретические исследования внедрялись в создание новых видов вооружения, проходя путь через кульман конструктора, заводские корпуса, стенды и полигоны.

Работа завода и конструкторского отдела была направлена на экспериментальное обеспечение научных исследований, создание лабораторно-испытательной базы Института и выполнение заданий Командования и Главных управлений РВСН, связанных с решением сложных технических вопросов по повышению боевой готовности ракетных войск. Для участия в наладке и испытаниях созданных образцов вооружения и систем бригады рабочих и конструкторов Института непосредственно выезжали на полигоны, войсковые части и ГШ РВСН.

Ещё до создания РВСН завод и КБ тесно сотрудничали с службами Ракетных войск в интересах инженерных бригад РВГК. В частности, в 1955 г. на экспериментальном заводе был организован цех по ремонту наземного оборудования для ракет Р1, Р2 и Р5. Первые бензоагрегаты 8Н05, прицепы питания 8Н01 и компрессорные станции 8ГЗЗ прибыли с в/ч 57246, с. Медведь Новгородской области (это открытый адрес нашей бригады).

В 1957 г. Институт приступил к выполнению задания Штаба реактивных частей по техническому оснащению метрологической службы инженерных ракетных бригад РВГК. Это был период становления метрологической службы Ракетных войск, и НИИ-4 выполнил определяющую роль в разработке и изготовлении специальных поверочных средств. С участием центральной измерительной лаборатории Института, конструкторского отдела и экспериментального завода был разработан и создан целый комплекс поверочных средств, подвижные контрольно-измерительные лаборатории на автошасси (КИП-А, КИЛ-А, КИП-АН, КИП-1), контрольно-поверочные пункты переносные (в специальных контейнерах) и железнодорожные контрольные лаборатории (ЖКЛ-1), оборудованные изготовленной в Институте техникой.

В августе 1958 года Институт отправил в 72-ю инженерную ракетную бригаду подвижную контрольно-измерительную лабораторию, изготовленную на экспериментальном заводе по конструкторской документации группы А.А. Синцова. Так как я, как бывший электроогневик, принимал непосредственное участие в разработке технического задания на создание специальных поверочных средств, мне было поручено доставить измерительную лабораторию в село Медведь и принять участие в её испытаниях; я вновь встретился на Липовой горе со своей бригадой и её командиром полковником А.И. Холоповым. Приняли меня дружелюбно, не забыли, приятно было отметить, что подобного типа разработки нужны бригаде и будут способствовать повышению боевой готовности. Для меня, как бывшего начальника электроогневого отделения, создание Институтом подвижных комплексов для метрологической службы РВ было знаковым, так как в то время я ещё хорошо помнил приезды метрологов в бригаду, когда со всего наземного оборудования снимались измерительные приборы и доставлялись в штаб бригады для поверки. О какой боевой готовности в это время можно было вести речь?!

За два года, прошедшие после убытия с Медведя, в бригаде произошли существенные изменения, в результате которых она заняла достойное место в ряду воинских частей, представлявших ракетно-ядерный щит СССР - завершился процесс освоения ракет Р5М, обеспечивающих доставку боевого ядерного заряда на дальность 1200 км с минимальным боковым отклонением от точки прицеливания.

Весной и осенью 1958 года 635 и 638 отдельные инженерные дивизионы (первый и второй дивизионы) осуществили шесть учебно-боевых пусков ракеты Р5М и были отлично подготовлены для выполнения боевой задачи на территории Германской Демократической Республики (Фюрстенберг и Фогельзанг), куда и были передислоцированы в январе -феврале 1959 года вместе с 349 и 432 полевыми ремонтно-техническими бригадами (пртб). К этому выезду бригада начала готовиться ещё в 1955 году.

В сентябре 1959 года произошла вторая встреча с бригадой, куда я, как представитель конструкторского отдела Института, вместе с подполковником Н.И. Мамаевым - офицером аппарата Начальника Реактивного вооружения, были направлены в 97 инженерный полк РВГК (г. Гвардейск), который 1-го октября 1959 года заступил на боевое дежурство. Это был первый ракетный полк в стране, выполнивший такую важную и почётную миссию (командир полка - полковник Спрысков Б. М. (бывший командир 2-го дивизиона бригады), а командир 349-й подвижной ремонтно-технической базы - полковник Сасько П.И. (бывший начальник отдела спецвооружения 72-й бригады). В 70-е годы Пётр Иванович Сасько был назначен на должность заместителя начальника 6-го управления НИИ-4, и мы с ним довольно часто встречались по службе и вспоминали Медведь, нашу 72-ю бригаду и её командира Героя Советского Союза генерала Иванова Василия Николаевича.

Во время командировки в Гвардейск по службе постоянно встречался с Холоповым Александром Ивановичем на стартовых позициях и в штабе бригады. В то время решались вопросы, связанные с заступлением на боевое дежурство полка. После завершения командировки нам показали город, за взятие которого мои два дяди-фронтовики были награждены медалью «За взятие Кенигсберга».

В июне 1960 года 72 инженерная бригада РВГК переформировывается в 24 ракетную дивизию с местом постоянной дислокации управления в г. Гвардейске Калининградской области, командир дивизии - полковник Холопов Александр Иванович, в дальнейшем -заместитель начальника Государственного Центрального полигона, первый заместитель командующего ракетной армией, в 1977-1988 гг. начальник Военного института имени А.Ф. Можайского. Дивизии присваивается наименование по преемственности «24 ракетная гвардейская Гомельская ордена Ленина, Краснознамённая, орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого дивизия». По итогам многих лет 24 ракетная дивизия (рд) неоднократно объявлялась лучшим соединением 50 ракетной армии и РВСН.

Постоянно взаимодействовали НИИ-4 и 24 рд и в процессе создания первой автоматизированной системы боевого управления войсками (система «Сигнал»). Научные сотрудники и специалисты экспериментального завода НИИ-4 изготовили вначале макеты отдельных устройств системы и после их проверки в 1962 году создали опытные образцы, которые выдержали испытания в войсках на специально созданной линии автоматизированного управления в 24 ракетной дивизии. Система «Сигнал» была принята на вооружение 17 января 1969 года и позволила резко повысить эффективность боевого управления.

Прежде, чем завершить «Медведскую» тему, хотелось бы с благодарностью вспомнить многих офицеров 72 бригады, которые своим вниманием, требовательностью и дружеским отношением оказали существенную помощь в моём становлении и как офицера, и как специалиста-ракетчика. Не могу не вспомнить офицеров первой стартовой батареи - начальника стартового отделения В. Дуганова, начальника двигательного отделения Г. Ковалёва, начальника отделения заправки А. Москалёва, Г. Суровцева, командира первой стартовой батареи первого дивизиона Шаповалова Василия Трофимовича, М. Зайцева, А. Пилипенко.

В дальнейшем, за время многолетней работы в НИИ-4, неоднократно убеждался, как важно для военного инженера-ракетчика познать службу в строевой инженерной части и принять непосредственное участие в подготовке к пуску и пуске ракет. Служба в 72-й бригаде - это подарок судьбы, благодаря которому мы приобрели бесценный опыт эксплуатации ракетной техники, уверенность при решении сложных технических и организационных вопросов, умение работать с личным составом. И ещё один немаловажный фактор - чувство гордости за свою бригаду, за то, что был сопричастен к становлению РВСН и служил в первом ракетном соединении, на шестидесятилетний юбилей которого в июле 2006 года был приглашён с группой сослуживцев по НИИ-4 - В. Мосягиным, М. Штундюком, В. Галактионовым, Н. Палло, И. Ермолаевым, Б. Ежовым, М.М. Нурудиновым, Л. Булгаковым. Ряды 72-й за прошедшие годы значительно поредели, тем приятнее было встретить нескольких гвардейцев из первого дивизиона и управления бригады А.Г. Короткова и А.В. Петухова, Н.В. Костика.

Командующий РВСН генерал-полковник Соловцов Николай Евгеньевич лично поздравил каждого ветерана, а начальник Главного Штаба РВСН от его имени вручил группе генералов и офицеров-ракетчиков почётный знак Министерства Обороны «Маршал артиллерии М.И. Неделин». На мой взгляд, это самая почётная награда для ракетчика!

И в заключение хочу привести отдельные строки из стихотворения командира 24 ракетной дивизии генерал-майора Поленкова Геннадия Михайловича, посвящённого Первому ракетному соединению:

«Бригада, первая бригада,

В сорок шестой ты год вошла

ачалом первого отряда,

Соединений того ряда

Что паритет нам создала.

За статусом твоим сокрыты

Дела прошедших трудных лет,

Тех лет - рождения элиты,

По праву нами не забытой,

Как покорителей ракет».

 

Уважаемые ветераны Первого ракетного соединения ВС СССР!

По просьбе генерала Поленкова Геннадия Михайловича сообщите, если сочтёте возможным, ваши координаты по телефону: 515-10-49

А.В. ЛУЦЕНКО.

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика