На главную сайта   Все о Ружанах

Ракетостроители.

На главную  

Беседовал с Ю.С. Алексеевым Всеволод Копейко.
Фото – из архивов ЮМЗ и В.П. Платонова
Национальное космическое агентство Украины

Ю.С. Алексеев:

«Для нас Макаров - символ целой эпохи».


Памятник А.М. Макарову на территории «Южмаша»


Беседа с патриархом отечественного ракетостроения Александром Макаровым



Во время посещения «Южмаша» президентом АН СССР А.П. Александровым


МБР Р-36, изготовленные на «Южмаше», впервые были показаны на параде в Москве на Красной площади в ноябре 1967 года


Стартует ракета-носитель «Зенит-2» - «лебединая песня» А.М. Макарова

 

В своем рассказе, Юрий Сергеевич Алексеев – Генеральный директор Национального космического агентства Украины – повествует о своем учителе, патриархе отечественного ракетостроения, легендарном директоре «Южмаша» - Александре Максимовиче Макарове, 100-летие которого будет широко отмечаться в сентябре этого года.

 

Александр Максимович Макаров родился 12 сентября 1906 года в станице Цимлянской, Ростовской области.

В 1933 году окончил Ростовский механический институт инженеров путей сообщения. После этого работал в Ростове-на-Дону в НИИ, директором авторемонтной станции, директором могилевского авторемонтного завода, директором завода «Красная Этна» (г.Горький), директором завода малолитражных двигателей (г.Петропавловск), директором мотоциклетного завода в Свердловской обл.

В ракетно-космической отрасли - с первых дней ее становления. Из 38 лет (1948-1986 гг.), отданных Южному машиностроительному заводу (ЮМЗ) в Днепропетровске, 25 лет был генеральным директором этого ракетного гиганта.

Дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР, лауреат пяти орденов Ленина, двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена Ярослава Мудрого, депутат Верховного Совета СССР пяти созывов.

Ушел из жизни 9 октября 1999 года. Похоронен в Днепропетровске.

 

- Я не претендую на законченный портрет Макарова, хотя у меня есть для этого известные основания: мне посчастливилось не только почувствовать руку Макарова при становлении, начиная свое вхождение в ракетостроении с молодого специалиста, но и 13 лет возглавлять «макаровский завод», который сегодня в мире знают как «Южмаш».

Александр Максимович входил в мою жизнь как классик ракетостроения. В университетские годы студенты Днепропетровского физтеха уже знали в лицо генерального директора почтового ящика №186, который принимал деятельное участие при защите дипломных проектов, заинтересованно отбирал для себя будущих инженеров-ракетчиков.

Уже будучи молодым специалистом, я неоднократно встречался с Макаровым в рабочей обстановке в цехах. Он живо интересовался, как «врастает» в трудовой коллектив молодое поколение. Этот интерес к молодым был продиктован отчасти и тем, что далеко не все руководители завода имели высшее специальное образование. Александр Максимович, интересуясь теоретической подкованностью молодой поросли, побуждал «старичков» садиться за вузовские парты. Благодаря настойчивости А.М.Макарова при Днепропетровском университете было открыто отделение для ускоренной переподготовки руководящих кадров с выдачей дипломов о высшем специальном образовании.

Будучи студентами, многие из нас самонадеянно полагали, что за пять вузовских лет на спецфакультете мы постигли все и вся о ракетах. Но только в заводских буднях приходило понимание того, что такое настоящее ракетостроение. Ни единожды можно было растеряться и разувериться в собственных силах. Но был на заводе Макаров, который и днем, и ночью появлялся там, где было невмоготу. С ним всегда приходила реальная помощь.

Формат его опеки молодых был своеобразен. Макаров обеспечивал молодых специалистов не только интересной работой, хорошей зарплатой, но и отдельной квартирой, местом в детском саду...

А, кроме того, завод для вчерашних физтеховцев продолжал оставаться своеобразным ВУЗом. Книжному фонду южмашевской технической библиотеки могли позавидовать многие библиотеки академических институтов. Работа заводского БРИЗа (бюро рационализаторства и изобретательства) была организована так, что техническое творчество заводчан было поставлено на конвейер. В результате сотни заводчан патентовали свои изобретения, защищали кандидатские и докторские диссертации.

Макаров на заводе создавал бездну пространства для творчества. Хотя считается, что в ракетостроении творчество заканчивается последней линией в конструкторском чертеже.

Для многих моих сокурсников сам Макаров стал своеобразной ракетно-космической академией. Александр Максимович, дорожа кадрами старшего поколения, с которыми он начинал в шестидесятые годы прошлого века делать ракеты, пестовал молодых, которых было немало. Только комсомольская организация «Южмаша» насчитывала 10 тысяч человек! Он с видным удовольствием встречался с молодыми специалистами, ненавязчиво учил искусству управлять сложными процессами производства.

Лично я обязан этому человеку приобщением к практическому ракетостроению. Ведь именно Александр Максимович выделил меня из многих молодых и «провел» по служебной лестнице от помощника мастера до заместителя главного инженера «Южмаша». Эта служебная ступень явилась стартовой площадкой для дальнейшего роста. Думаю, что в свое время не обошлось без Александра Максимовича и мое назначение на пост главного инженера предприятия. Нас сближало с ним, несмотря на возрастную разницу, фанатичное увлечение ракетами.

Судьба Макарова сама по себе представляет интерес исключительный. В 1940-м году в период его работы директором завода «Красная Этна» по необоснованному обвинению и приговору суда он был отправлен в лагеря на строительство Северо-Печорской магистрали. Весной сорок второго года по распоряжению прокуратуры СССР из мест заключения были досрочно освобождены ведущие специалисты для использования их в различных отраслях народного хозяйства. В их число попал и Макаров. В графе «предыдущее место работы» записали «командировка». Он неистово приступил к трудовой деятельности в гибельное для страны время, когда главным лозунгом было «Все - для фронта, все - для Победы!» В глубоком тылу он возглавлял завод по выпуску для фронта малолитражных двигателей, затем мотоциклетный завод в Ирбите Свердловской области.

4 декабря 1948 года Макаров занял пост директора завода нестандартного оборудования, который находился в структуре Днепропетровского автозавода, и 38 лет прослужил «оборонке».

Чтобы понять с чего начинал Макаров в Днепропетровске, показательными будут строки из приказа Наркома среднего машиностроения СССР №248 от 31.06.1944 г. «О строительстве автомобильного завода в Днепропетровске». Вот один из пунктов этого документа: «Выделить в III-м квартале 1944 года для строительства Днепропетровского автозавода из числа отбракованных при ремонте 1000 шт. ватников и 1000 пар обуви». Пунктом 19 этого приказа министр отрасли Акопов «...обязал Наркома обороны СССР т. Буденного выделить в III-м квартале 1944 г, для строительства Днепропетровского автозавода за счет импортных поставок для народного хозяйства 75+25 лошадей».

И хотя южмашевский период биографии Макарова берет начало с 1948 года, нетрудно предположить, что представляли собой материально-технические и социально-бытовые условия для возведения автогиганта на юге Украины.

Макаров начал застраивать один из трех холмов Днепропетровска, когда в центре города еще зияли выгоревшими окнами разрушенные войной здания. В то время только человек с очень большим воображением мог представить будущий завод с его геометрией улиц, скверов, тротуаров, палисадников.

А через пятнадцать лет после поставки отбракованных ватников и буденновских коней мы уже повезли по Красной площади межконтинентальную баллистическую ракету, которая привела западных дипломатов в неописуемое замешательство.

Многих удивляет тот факт, что Макаров преуспел в загадочной отрасли -ракетостроении, не будучи ракетчиком по профессии. Его «университетами» в ракетостроении были ночные кабинетные «бдения» над секретной документацией, которую он брал в первом отделе завода. А еще постигал производство изнутри, для чего постоянно посещал цеха, лаборатории, полигоны. Все, кто знал Макарова, едины во мнении, что директор «Южмаша» был одним из самых сведущих и тонких знатоков ракетной техники. Он общался с академиками на равных. Академики А.А. Александров. Б.Е. Патон и ряд других приезжали на Южмаш, как к себе домой. Более того, Макаров в ряде случаев побуждал крупнейшие ученые умы государства работать на «Южмаш», он воплощал в реальность многие их научные изыскания. Чего, например, стоит стыкосварочная машина, благодаря которой в ракетостроении сваривают фрагменты шпангоутов! В мировой практике такой техники по сей день нет.

Стиль его руководства «Южмашем» - это высший пилотаж. Он чувствовал себя в кресле генерального директора крупнейшего в мире ракетно-космического гиганта, как чувствует себя физик-ядерщик, оседлавший ядерную реакцию.

Сложность служебного положения Макарова заключалась еще и в том, что от него требовалось постоянное совершенствование, огромная внутренняя собранность. Физическая, психологическая и моральная нагрузки были крайне велики, и, чтобы однажды не завалиться «в штопор», спасало беспощадное истязание себя по утрам зарядкой. Николай Маркович Иванов, в прошлом начальник основного производства, вспоминает о том, как пытался уйти от назначения его начальником цеха, жалуясь на плохое здоровье. А Макаров - в ответ: «Я себя чувствую хуже некуда, но терплю. В шесть утра встаю и до восьми хожу, занимаюсь зарядкой, пока приду в себя. А ты молодой, все будет нормально...»

Ярослав Голованов, посвятивший немало журналистских публикаций людям космоса, писал: «Когда в тридцатые годы Валерий Чкалов прилетел в Америку, его спросили, богатый ли он человек. - Очень богатый, - ответил Чкалов. - На меня работают 180 миллионов человек. И я один работаю на них».

Макаров с полным основанием мог бы сказать то же самое, ибо это была правда. И это обстоятельство побуждало к высочайшей самодисциплине и требовательности к подчиненным. Макаров и его многотысячный коллектив не имели права на ошибку, на «размагничивание», когда требовалось собраться в единый кулак… Шел вал задач, от которых - не передохнуть. Такая атмосфера, что хоть выпрыгивай из собственных ребер - судьба уготовила ему место между молотом и наковальней.

В народе говорят, что большое видится на расстоянии. С начала пятидесятых годов прошлого века до наших дней - расстояние достаточное, чтобы увидеть это большое. Полстолетия тому назад союз двух великих людей - М.К.Янгеля и А.М.Макарова предопределил путь развития ракетной техники в бывшем СССР и не только. Просвещенный люд обычно поклоняется именам, с которыми связано начало человеческих дорог в той или иной области. Янгеля и Макарова не назовешь родоначальниками ракетной техники. До них были и теоретики, и практики этого направления. Но эти две незаурядные личности, сложив свои природные и профессиональные потенциалы совершили невиданный прорыв в неизведанную область человеческой деятельности. Этот прорыв ознаменовался созданием абсолютно неуязвимых для ПРО противника и мощнейших в мире межконтинентальных баллистических носителей ядерных зарядов. Это их итог жизни. Большой жизни.

Присутствие таких людей на знаковых государственных постах делало жизнь динамично-гармоничной. В Макарове одновременно уживались: большой инженер и великий организатор производства; заботливый человек, обогревающий душу сотням тысяч людей, для которых сооружал жилые кварталы, здравницы, детские сады, дома культуры и спорта, и скаредный казначей государственных средств; большой педагог, воспитавший целую генерацию непревзойденных специалистов в области ракетостроения, и государственник с большой буквы, который реально заботился о сохранении мира на земле.

Величие ума этого человека было адекватно величию его общественного положения. Он одухотворял все, к чему прикасался - будь то строительство ракет или санаториев для южмашевцев. Он не потерял природной способности озаряться поставленной задачей. Ему во всем сопутствовала одержимость.

Попав однажды под магическое обаяние Макарова, человек продолжал пребывать в его плену всю оставшуюся жизнь. Практически все заводчане смотрели на проблемы производства глазами Макарова.

Он не менял нравственных убеждений: с радушием встречал и рабочего человека, и именитого конструктора, и ученого. Он был человеком в высшей степени справедливым, поскольку был взращен в обществе социальной справедливости. Он учил своих подчиненных правде, ибо правда нигде не играет такой основополагающей роли, как в ракетостроении.

Макаров был, если так можно выразиться, народным директором. Он так много сделал для своего народа, что вправе претендовать на роль эпического героя: за четверть века своего директорства создал четыре поколения межконтинентальных баллистических ракет и более 400 космических аппаратов. Дал стране без малого 2 миллиона тракторов и много другой продукции.

Он остался в стенах родного предприятия навсегда: в памяти народной, в шеренгах высотных домов, которые он построил, в производственных корпусах, которые он соорудил. С умным и суровым лицом философа он остановил свое шествие в бронзе на центральной площади «Южмаша» по соседству с главной проходной завода.

Он не был кабинетным директором, тем не менее, его рабочий кабинет и сегодня напоминает его присутствие, и не потому, что здесь находится его портрет вместе с портретом М.К.Янгеля. Здесь многое осталось, как при Макарове: от пульта связи, к партитуре которого прикасались его пальцы, до миниатюрного телевизора.

Фигура Макарова достойна увлекательного рассказа на грани политического детектива, поскольку Макаров был очень засекреченной персоной. В то же время, его демократизм и скромность поражали. Помощник директора завода по общим вопросам Николай Савельевич Вознюк за годы работы собрал множество кассовых чеков, на которых настаивал директор при покупке ему в заводском буфете молочных продуктов. И мысли нельзя было допустить, чтобы без денег его попотчевали стаканом кефира или простокваши, когда он засиживался и кабинете до поздней ночи. И это при том, что на «Южмаше» функционировал мощнейший комбинат общественного питания, созданный усилиями Макарова.

Он искренне радовался умножению народного достатка и многое для этого делал. Когда пришел к выводу, что «догонять и обгонять» развитые страны по производству продуктов питания придется еще долго, он создал свое заводское подсобное хозяйство.

Неистощимый жизнелюб. Без него не могла состояться ни одна первомайская или октябрьская манифестация трудящихся города. Проводил праздники в кругу своих работников, обожал рыбалку.

Жадные до жизни глаза буквально сверлили собеседника. Он говорил пылко и страстно. В нем все клокотало. Натура мощная и бурная во всех своих проявлениях.

Общеизвестно, что у французов беседа вознесена в ранг высокого искусства, а искусство - это еще и высшая степень искренности. Если, это так, то «беседы» Макарова с окружением носили печать искусства, ибо мобилизовали на большие дела, «протаранивали» глухие стены непонимания стоящих перед обществом задач…

Сегодня, когда мир стал иным, трудно даже представить, какой гигантской сложности задачи пришлось решать Макарову.

А.М.Макаров создал свой «клан» в лучшем понимании этого слова. Южмашевцы не предали его идеалы в самую тяжкую годину, когда предприятия ВПК пустили под откос под благовидным предлогом конверсии. В мгновение ока не стало достойной зарплаты, очередь на получение бесплатного жилья была законсервирована, резко сократилось число соцстраховских путевок… Но самые истые макаровцы не оставили «Южмаш».

Макаровская гвардия во многом помогла молодой генерации руководителей спасти «Южмаш» от неминуемой катастрофы не только в конверсионный период, но и в последующие годы «дрейфа».

Печать макаровского темперамента еще долго будет служить «Южмашу». Она присуща не только руководящему звену старшего поколения, но и рядовому составу. Трудно представить и сегодня станочника Героя Социалистического Труда Виктора Акимовича Зинченко вне рабочего ритма, который торжествовал при Макарове, и зам. генерального директора Героя Украины Владимира Ивановича Сичевого, горевшего на работе до последнего своего дня.

Я был свидетелем и участником «освобождения» Украины от ракетно-ядерного оружия. Как это не было больно тем, кто создавал надежный щит Родины, думаю, что, в конечном счете, мы получили на это душевное благословение таких людей как Макаров.

Мне импонирует высказывание академика Евгения Велихова о том, что означает быть современным. «Быть современным - значит, на мой взгляд, обладать способностью чувствовать ответственность за все... Почему я так настойчиво говорю о чувстве ответственности, о необходимости его воспитания? Потому что человечество, осознав себя на планете не единственным, но доминирующим видом, поняло, наконец, что от его действий сегодня зависит судьба всех остальных видов, и природы, и земли, и его самого...».

Макаров будет для нас современен до тех пор, пока будет в цене вдохновенный труд во благо человечества.

При Александре Максимовиче была заложена база для современных космических проектов «Днепр», «Морской старт» и «Наземный старт», а также для многих других, которые непременно появятся в ближайшем будущем.

Я не перестаю восхищаться личностью Макарова. Его влияние на меня, как инженера, руководителя и человека, было и остается значительным… Он стал частицей моей жизни.

Ему пришлось работать над главными проблемами XX-го века и с этой задачей Макаров справился. Для нас сегодня он - символ целой эпохи.

 

           * * *

Источники:

-

 

Вернуться к оглавлению...

Яндекс.Метрика