На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Платонов

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ

Михаил Решетнев: не только спутники-шпионы

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Далее

Оглавление

Далее

Прилетев в Красноярск, Решетнев начал знакомиться с краем и своими «владениями». Вверх по течению Енисея у подножия Саянских гор сооружали Красноярскую ГЭС. Саяны славились крупнейшим месторождением мрамора. По качеству он сродни знаменитому итальянскому. Когда решили перекрыть Енисей, потребовалась дорога. Мрамор взорвали — получилось много щебенки. «Золотой» мраморной щебенкой и вымостили тридцатикилометровую дорогу к Красноярской ГЭС.

На правом берегу Енисея, вблизи Красноярска, расположен национальный заповедник «Столбы». Севернее Красноярска, примерно в шестидесяти километрах вниз по течению Енисея, находится один из самых потаенных «ящиков» — Горно-химический комбинат (ГХК). Его спрятали глубоко под землей, точнее — под слоями сверхпрочных скальных пород, в подземном гигантском котловане, вырубленном в граните 65 тыс. зэков и более чем 100 тыс. солдат (количество строителей ГХК приведены по официальным данным: «Правда», ноябрь 1989 г. — В.П.).

В ядерном подземелье — святая святых ВПК — находится центральный реакторный зал, запасы оружейного плутония, хранилища радиоактивных отходов, просторные залы и кабинеты, многочисленные лаборатории и даже двухкилометровый туннель под Енисеем, по которому свободно передвигаются автомобили…

Именно над этим ядерным погребом, в запретной зоне решено было создать филиал №2 ОКБ-1. Соседство не из лучших, но в этом секретном городе, которого нет ни на одной карте, жил персонал, обслуживающий земную преисподнюю. Теперь здесь должны жить и ракетчики. По замыслу чиновников ВПК объединение атомщиков и ракетостроителей в одной зоне позволило бы в кратчайшие сроки создать надежный ракето-ядерный щит.

Первых сотрудников для сибирского филиала отбирали из ОКБ-1. Это было сложное дело: оставить интересную работу, насиженное место в Подмосковье и переехать в Сибирь. Решетнев отбирал не всех желающих, у него был свой, личный критерий подбора кадров, который оказался весьма продуктивным. Отобранные им первые 60 специалистов составили ядро сибирского филиала и на долгие годы стали верными соратниками 35-летнего главного конструктора.

В декабре 1959 года в Красноярск-26 прибыла первая группа москвичей. Как и ожидалось, Сибирь встретила смельчаков морозами, которые усиливались с каждым днем и к середине января 1960 года достигли 50 °С. Самым удивительным оказалось то, что в гостинице «Центральная», куда временно поселили первопроходцев, было тепло! Вообще, здесь многое удивляло. Снабжение было лучше, чем в столице. Никаких очередей за продуктами. Промышленные товары в основном были импортные, а если и отечественные — то высшего качества. Жилье — ведомственное, получить квартиру не составляло особых проблем. В городе было изобилие детских садов и ясель, школьники учились в одну смену, желающие посещали прекрасные бассейны. Одним словом — рай за колючей проволокой.

Летом 1960 года в Красноярск прилетел Королев. Осмотрев вместе с Решетневым строительные площадки будущих корпусов филиала, Королев пришел в неописуемую ярость и потребовал немедленно соединить его лично с Хрущевым. Перепуганное руководство города заверило главного конструктора межконтинентальных баллистических ракет: будут приняты все меры, использован весь потенциал, чтобы объекты филиала сдавались в установленные сроки. Приезд главного конструктора ОКБ-1 в Красноярск-26 сделал свое дело: вскоре сибирский филиал начал обретать черты современного предприятия.

Еще больше проблем было у Решетнева с кадрами. Ему удалось переманить ряд специалистов с Оренбургского авиазавода, где выпускалась оперативно-тактическая ракета разработки ОКБ-1. В свое время ведущим конструктором этой ракеты был Решетнев. Он хорошо знал многих специалистов завода, и они выразили желание работать в Красноярске-26. Некоторые из них, как например Григорий Чернявский, сыграли выдающуюся роль в становлении филиала, организации производства и новых разработок ракетно-космической техники. Удалось Решетневу перевести в филиал и многих конструкторов Красмаша (Красноярского машиностроительного завода). И все же, в основном филиал пополнялся за счет молодых специалистов — выпускников различных вузов страны.

Начальные шаги сибиряков в ракетно-космической деятельности были не совсем удачными. Разработка — мобильная ракета дальнего действия с подвижным стартом — по результатам конкурса досталась более опытному предприятию. Проиграла творческое соревнование и новая ракета Королева, ее также не приняли на вооружение. Остро стал вопрос о судьбе филиала, созданного под выпуск королевской техники.

В какой-то мере ситуация сглаживалась тем, что Красмаш получил задание организовать серийное производство янгелевской унифицированной ракеты Р-14У (8К65У) наземного и шахтного базирования. Сибирскому филиалу предстояло подготовить конструкторскую документацию для серийного производства и обеспечить завод чертежами. Началась творческая связь сибиряков с КБ Янгеля и Южмашем — головными разработчиками и изготовителями боевых ракет стратегического назначения.

Решетнев стал чаще бывать в Днепропетровске, чем в Подлипках. Особо теплые отношения сложились у него с руководителями КБ «Южное» Михаилом Янгелем и Василием Будником, директором Южмаша Александром Макаровым, ведущими специалистами КБ и завода.

Происходила переориентация сибиряков с королевской на янгелевскую тематику. В этой связи существование филиала
ОКБ-1 теряло всякий смысл. Янгель был против создания собственного филиала в Красноярске — хотел работать с самостоятельной организацией. Таким образом определилась судьба филиала ОКБ-1, его реорганизовали в самостоятельное конструкторское бюро ОКБ-10. Начальником и главным конструктором ОКБ-10 назначили Михаила Решетнева, его первым заместителем — Григория Чернявского.

В конце 1961 года сибиряки собрали первую ракету Р-14, основные узлы и агрегаты которой поступали готовыми с Южмаша. На полигоне Капустин Яр состоялся первый пуск янгелевской ракеты, собранной в Красноярске. Так начиналось содружество ракетостроителей с берегов Днепра и Енисея.

Летом 1962 года сибиряков посетил Янгель. Он сделал непродолжительную остановку в Красноярске по пути на свою родину — в крохотную деревушку Зырянова на берегу Илима, главного притока Ангары. Янгель осмотрел завод, где серийно изготавливались его ракеты, встретился с Решетневым и Чернявским, их коллегами. Разговор шел о перспективных разработках и будущем ОКБ-10. В планах сибиряков было много интересных предложений, но четкого, магистрального направления деятельности ОКБ-10 не просматривалось. Молодому КБ необходимы были и своя собственная ниша, и свой путь развития.

 

Работа на всю жизнь

Совещание у Главного было на редкость бурным. На первый взгляд, Янгель высказал прямо-таки крамольную мысль: передать часть собственных разработок другим организациям. Свое решение главный конструктор обосновал тем, что в последнее время в КБ образовалась многотемность, его портфель переполнился новыми идеями и разработками. Нельзя было расширяться до бесконечности и распылять силы, надо было помнить, чем все призваны заниматься и что должны делать.

Разгружая собственное КБ, Янгель передал все наработанные материалы по морской тематике специализированному КБ №385 (главный конструктор Виктор Макеев). Руководствуясь теми же соображениями, функции головного разработчика спутников «Метеор» переложил на плечи Всесоюзного НИИ электромеханики, возглавляемого академиком Андроником Иосифьяном.

Следующий шаг главного конструктора оказался еще более радикальным: Янгель передал разработку нового космического носителя «Космос-2» (65С3) и космических аппаратов спецсвязи «Стрела» и «Пчела» молодому ОКБ-10 в Красноярске-26 (главный конструктор Михаил Решетнев). В то время бывший филиал Королева был фактически без работы, и подарки Янгеля сибирякам оказались воистину царскими.

Непримиримую позицию к решению Главного заняли его заместители В.Будник и В.Ковтуненко: «Нельзя это делать! Метеоспутники и спутники связи — золотая жила, работа на всю жизнь!» Казалось, Янгель поступил во вред собственной организации, но с государственной точки зрения — мудро.

 

Из интервью с Григорием Чернявским, членом-корреспондентом РАН, первым заместителем генерального конструктора НПО им.М.Решетнева (1960—1984):

— В нашем красноярском КБ на центральной лестнице висят два портрета — С.Королева и М.Янгеля. Мы родились из ОКБ-1 и признаем его первенство в организационном создании нашего филиала, но идеологически, тематически работа ОКБ-10 была заложена Михаилом Кузьмичом Янгелем. Говорят: не та мать, которая родила, а та, которая воспитала.

Оппоненты Янгеля еще надеялись, что их поддержит Макаров, но директор Южмаша одобрил решение главного конструктора: «Наш завод работает в три смены, без выходных, а в Красноярске люди сидят без работы».

 

 


Яндекс.Метрика