На главную сайта   Все о Ружанах

 

Владимир Платонов

 

ИЗБРАННЫЕ
СТАТЬИ

В плену у ракет

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

В ПЛЕНУ У РАКЕТ

«ZN.UA». Зеркало недели. Украина. 2006 г. №29

 

На правительственном приеме в честь успешного завершения космического полета Германа Титова главный конструктор Сергей Королев, представляя своих ближайших сподвижников, сказал об Исаеве: «А это Алексей Михайлович, который тормозит все наше дело». Исаев был главным конструктором тормозных двигательных установок, с помощью которых осуществлялся спуск космического корабля с орбиты. Он создавал жидкостные ракетные двигатели (ЖРД) для зенитных, противовоздушных, космических систем и для межконтинентальных ракет морского базирования.

Эпохальными достижениями жидкостного двигателестроения стали разработки ЖРД, обеспечивавшие старт первых советских космических носителей «Восток», «Восход», «Космос», «Протон». Выдающихся успехов в создании ЖРД достигли ОКБ В.Глушко, А.Исаева, С.Косберга, КБ И.Иванова. Казалось, не было никаких оснований волноваться за будущее отечественных жидкостных ракетных двигателей.

Никто и не волновался. Даже тогда, когда появились первые ракетные двигатели твердого топлива (РДТТ). На начальном этапе они не могли и не составляли конкуренцию ЖРД. При простоте эксплуатации, длительном сроке хранения твердотопливные двигатели по основным характеристикам значительно уступали жидкостным.

Ситуация изменилась в начале шестидесятых. Первыми всполошились военные. Не наши — американцы. На стратегических ракетах тяжелого класса «Титан-2», стоявших на боевом дежурстве в шахтных пусковых установках, появились признаки утечки жидкого топлива — оборона Америки в опасности. Обладая фантастическими материальными ресурсами, военная машина Штатов приняла решение перевести стратегические ракеты Америки на твердое топливо. Со временем появились твердотопливные ракеты морского базирования «Поларис» и наземные межконтинентальные ракеты «Минитмен».

Тут пришла очередь тревожиться советскому генералитету: «Как же так — американцы имеют, а мы — нет?» Главный конструктор межконтинентальных баллистических ракет (МБР) стратегического назначения Михаил Янгель успокаивал военных: «Наши жидкостные ракеты ни в чем не уступают твердотопливным заокеанским, а по многим параметрам превосходят их».

Имелась значительная преграда в осуществлении грандиозных замыслов советских «ястребов». Страна не готова к производству твердотопливных двигателей: нужно было поднимать химическую промышленность, создавать новые, особо стойкие материалы, разрабатывать новейшие технологии, создавать твердое топливо, высокоэффективные двигатели. Но разве это аргумент для военных? Министерство обороны требовало: принимайте любые меры, но армия должна иметь твердотопливные ракеты!

Вот в такую напряженную обстановку попал Владимир Кукушкин, когда академик Михаил Янгель назначил его главным конструктором КБ ракетных двигателей на твердом топливе. Новому главному было тридцать пять — самый молодой главный в Особом конструкторском бюро ракетных комплексов стратегического назначения.

Что это — везение? Стечение обстоятельств? Все знали: такие «номера» у Янгеля не проходили. В людях он разбирался блестяще. Молодых «нагружал» по полной программе. Повышая, не сомневался в достоинствах. Поручая, был уверен в успехе дела.

В ОКБ-586 В.Кукушкин появился после окончания Московского авиационного института. Шел 1955 год — практическое начало собственного пути молодого конструкторского бюро, начало новых проектов и разработок. Это то, что у альпинистов называется началом восхождения. К вершине шли не проторенным путем — совершали первовосхождение. Кукушкин оказался в первой «связке» — головном проектном отделе КБ Янгеля. Здесь работали такие же молодые, как и он, конструкторы — Эрик Кашанов, Геннадий Кожевников, Михаил Кормильцев, Леонид Мягких, Юрий Сметанин — будущий цвет и слава КБ. Руководил проектным отделом «сбежавший» из фирмы С.Королева Вячеслав Ковтуненко — энтузиаст, один из корифеев нового направления в ракетной науке и технике. В проектном отделе Кукушкин ни одного дня не сидел «на скамье запасных». Выражаясь языком футбольных комментаторов, он был одним из лучших форвардов. «Голы» забивал так часто и метко, что уже в комсомольском возрасте был отмечен орденом Трудового Красного Знамени. За одиннадцать лет прошел все этапы служебного восхождения: инженер, руководитель группы, сектора, отдела. Участвовал в создании всех ракетных комплексов КБ «Южное», которые к середине шестидесятых составили основу ракетно-ядерного могущества страны. Это были жидкостные ракеты на высококипящих компонентах.

К созданию ракет на твердом топливе академик М.Янгель подходил осторожно, взвешивая каждый свой шаг. Одну из новых баллистических ракет сделали комбинированной: первая ступень работала на твердом топливе, вторая — на жидком. Решение не из лучших, но в целом новая ракета обладала рядом ценных новшеств и пионерских решений. Это был первый подвижный грунтовый ракетный комплекс РТ-20П с межконтинентальной ракетой 8К99. Запуск этой ракеты происходил из транспортно-пускового контейнера по минометной схеме старта. Образно говоря, 8К99 — это ракетный полигон «на колесах», с неограниченным радиусом действия и межконтинентальной ракетой, прозванной американцами «Железной девой». Такое экзотическое название ракета получила из-за своих невероятных характеристик: при стартовом весе порядка 30 тонн, ракета 8К99 летала на межконтинентальную дальность! Отметим главное: впервые в СССР и мировой практике на базе маршевого твердотопливного двигателя 15Д15 была создана МБР с подвижным грунтовым стартом. Как утверждают специалисты, первый твердотопливный двигатель 15Д15 ничем не уступал двигателям американских ракет «Минитмен» и «Поларис».

Новый министр обороны СССР, маршал Андрей Гречко требовал в первую очередь заменить жидкостные ракеты атомных подводных лодок на твердотопливные. КБ-5 (главный конструктор Владимир Кукушкин) было поручено разработать твердотопливный двигатель 3Д65 для первой ступени МБР морского базирования РСМ-52, создававшейся в КБ генерального конструктора Виктора Макеева.

Параллельно с разработкой этого двигателя на Павлоградском механическом заводе, входившем в состав Южмаша, создавалось базовое отраслевое производство по изготовлению, сборке и отработке двигателей и ракет на твердом топливе (директор ПМЗ Виталий Шкуренко). Павлоградцы первыми в стране освоили производство мощных пороховых аккумуляторов давления для минометного старта и разделения ступеней, двигательных установок РГЧ (разделяющихся головных частей), малогабаритных твердотопливных двигателей специального назначения.

Почти десять лет создавался двигатель 3Д65. Разработчикам пришлось решать массу научных и технических проблем, большинство из них — впервые в стране. Это был огромный шаг в ракетостроении, заставивший поднять химическую промышленность, стимулировавший создание новых композиционных материалов, развитие порошковой металлургии и сварки, разработку уникальных технологий.

Владимир Кукушкин сам выезжал на Северный флот, участвовал в испытаниях ракет не потому, что не доверял своим помощникам (тут у него было полнейшее взаимопонимание и доверие), а в силу того, что эти испытании были сопряжены с риском для жизни. Межконтинентальные ракеты морского базирования, размещенные на атомных подводных лодках, запускаются из глубины 40—50 метров. В этих условиях особая ответственность возлагается на пятидесятитонный твердотопливный двигатель 3Д65 первой ступени морской ракеты. За его безупречную работоспособность персональную ответственность несли главный конструктор двигателя Владимир Кукушкин и директор ПМЗ Виталий Шкуренко. В целом за создание ракетных комплексов морского базирования отвечал генеральный конструктор Виктор Макеев.

— Впервые я попал на Северный полигон, когда начали экспериментальные пуски межконтинентальных ракет морского базирования, — рассказывает Владимир Кукушкин. — Полигон рядом с дельтой Северной Двины на берегу Белого моря. Это уже не море — свалка. Везде топляки — результат молевого сплава леса по Северной Двине. Идем на подводной лодке. Все море разбито на квадраты: в одних — сброшенное химическое оружие, в других — снаряды, бомбы, мины еще со времен Первой, Второй и «холодной» войн. Когда-то Белое море было самым рыбным, сейчас в нем рыбы нет.

Академик Виктор Макеев очень своеобразный человек. Грозный, как Королев, добрый, как Янгель. С Янгелем у них схожие судьбы. Оба москвичи, но работали далеко от Москвы: Макеев — на Урале, Янгель — в Днепропетровске, их семьи остались в Москве. К быту и одежде относились безразлично, хотя были депутатами Верховного Совета СССР и членами ЦК. «Еще не хватало, чтобы я ходил за какими-то талонами», — говорил Макеев. Янгель носил китайские кеды и брюки. Оба создавали стратегическое оружие, стали академиками, дважды Героями. Даже умерли в один день — 25 октября.

Морской полигон во многом схож с Капустиным Яром, Байконуром, Плесецком. Там испытывают ракеты наземного и шахтного базирования, а на Северном полигоне — ракеты для атомных подводных лодок.

Представьте подводную махину намного больше футбольного поля — длина тяжелого ракетного подводного крейсера «Тайфун» 171 метр! Подводные крейсеры оснащены 20 девяностотонными межконтинентальными твердотопливными ракетами, несущими по десять разделяющихся головных частей индивидуального наведения. Один подводный ракетный крейсер способен поразить 200 целей — это силища, суммарную мощность которой подсчитать можно, но представить — трудно. Мир поддерживался равновесием страха — победителей в ракетно-ядерной войне быть не может. В этот хрупкий мир наши ракетостроители внесли существенный вклад, создав самые мощные твердотопливные двигатели как в отечественном, так и в мировом ракетостроении.

Казалось, можно было бы прекратить бессмысленную гонку вооружений, но противники мечтали достичь одностороннего превосходства. Когда на одной половине планеты рождалось новое оружие, на другой появлялось ответное. Моря и океаны начали бороздить американские атомные подводные лодки, начиненные ракетами с ядерными зарядом. Со временем в подводном мире появились и советские ракетные крейсеры. Американцы создали межконтинентальную баллистическую ракету «М-Х» и ракету средней дальности «Першинг» — казалось, придумать что-либо более совершенное невозможно. Конструкторское бюро «Южное» приступило к разработке твердотопливного ракетного комплекса РТ-23 двух вариантов базирования (шахтного и железнодорожного).

18 января 1984 года начались летно-конструкторские испытания боевого железнодорожного ракетного комплекса с твердотопливной ракетой РТ-23 — проведен первый в мире запуск межконтинентальной баллистической ракеты из железнодорожной пусковой установки. Этот комплекс стал первым и единственным ракетным поездом, несущим трехступенчатые твердотопливные ракеты с десятью боеголовками индивидуального наведения на цели. Ракетные поезда обладают высокой боевой эффективностью, достигаемой за счет высокой мобильности, неуязвимости из-за неопределенности местонахождения. Внешне ракетный поезд не отличался от тех, что ходят по железным дорогам. Принципиальной особенностью этого комплекса стало то, что все «ракетные поезда» уходили в войска с уникального «вокзала» — Павлоградского механического завода.

Тридцать лет В.Кукушкин и В.Шкуренко шли в одной связке и покорили множество вершин: создано семь самых мощных в стране твердотопливных маршевых двигателей для ракет стратегического назначения, три двигателя для разведения головных частей, восемьдесят пять уникальных малогабаритных двигателей и пороховых аккумуляторов давления. За все время эксплуатации этой техники — ни одного отказа!

За создание твердотопливного железнодорожного комплекса, ставшего величайшим достижением мирового боевого ракетостроения, генеральный конструктор академик В.Уткин представил главного конструктора твердотопливных двигателей Владимира Кукушкина и директора ПМЗ Виталия Шкуренко к званию Героев Социалистического Труда, но награждать уже было некому — Советский Союз распался…

В конце восьмидесятых все работы по созданию твердотопливных двигателей фактически были прекращены. Многие предприятия Украины остались без госзаказов и финансирования. В сложнейшей ситуации оказались и разработчики твердотопливных двигателей. Среди них были крупнейшие специалисты РДТТ — Владимир Каменчук, Александр Макаров, Арнольд Спивак, Николай Перминов, Эдуард Кокоулин, Николай Голубенко, Станислав Борисенко, Александр Остапенко. Кто-то вовремя сориентировался — нашел иную работу, кто-то продолжал разрабатывать РДТТ специального назначения, пиротехнические средства для космических носителей и космических аппаратов разработки КБ Янгеля.

По инициативе главного конструктора, лауреата Ленинской премии, доктора технических наук, профессора Владимира Кукушкина параллельно с разработкой РДТТ специалисты КБ-5 занялись новым направлением — энергетикой. Были разработаны ветроагрегаты различной мощности, батарейные эмульгаторы для очистки дымовых газов угольных теплоэнергетических станций. Среди всех подразделений КБ «Южное» КБ-5 было, пожалуй, самым подготовленным к конверсии военного производства.

Вскоре ветроэнергетика стала основным направлением деятельности В.Кукушкина — на Южмаше было организовано специальное подразделение по изготовлению ветроагрегатов. Уже изготовлено около 800 сетевых установок мощностью по 110 кВт, работают семь крупных станций: в Крыму, под Мариуполем, в Схиднице (Карпаты). Это очень мало по сравнению с Южной Калифорнией (США), где работают около 20 тысяч ветроагрегатов.

При всех весьма скромных успехах Украина оказалась единственной среди всех стран СНГ, где начали активно использовать энергию сил природы. Ныне в Украине гораздо больше ветроагрегатов, чем в России и Казахстане — самых больших странах бывшего СССР. Энергия украинского ветра еще не такая дешевая, как хотелось бы, — окупаемость одного ветроагрегата мощностью 110 кВт примерно шесть лет. Выгоднее иметь более мощные установки. Южмаш уже приступил к изготовлению ветроагрегатов мощностью 600 кВт по бельгийской лицензии, в перспективе — производство еще более мощных.

Занявшись ветроэнергетикой, Владимир Кукушкин считает: экологически чистая, рентабельная и практически неисчерпаемая энергия ветра — это самое перспективное направление в развитии альтернативной энергетики.

В свои семьдесят пять, кроме «ветра в голове», Владимир Иванович совместно с коллегами, и в первую очередь с Александром Левенко, разработал новую концепцию развития ракетно-космического потенциала Украины и представил ее Национальному космическому агентству Украины. Он как был, так и остался в плену у ракет.

 

 


Яндекс.Метрика