На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Платонов

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ

Бог огня, но не своей судьбы

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Далее

Оглавление

Далее

«Дело Глушко»

Достижения Реактивного института были отмечены весьма своеобразно, в духе тех времен: первыми арестовали и расстреляли руководителей института Ивана Клейменова и Георгия Лангемака — творцов реактивных снарядов РС-82 и РС-132 (эти снаряды с индексами М-8 и М-13 в годы войны широко применялись на легендарных «Катюшах». — Авт.).

Ночью 23 марта 1938 года на квартиру Глушко пришли трое: «Одевайтесь!» Он, как мог, успокаивал маму и жену: это какое-то недоразумение, утром вернусь…

Уже на первом допросе в Лубянке Валентину Глушко припомнили старые «грехи». Дело было в Ленинграде, еще в годы работы в ГДЛ. Откликнувшись на просьбу москвичей показать свой «движок» в работе, Глушко узнал, что в столице «туго» с кислотой. И тогда он решил привезти ее из Ленинграда. Все было сделано по науке: бутыль с азотной кислотой уложили в плетенную корзину со стружками, аккуратно прикрыли материей. Пока бутыль везли на Московский вокзал, все было в порядке — стоял сильный мороз. В натопленном пассажирском вагоне бутыль нагрелась — началось испарение азотной кислоты. Поднялся страшный переполох: горит вагон. Поезд задержали, «злоумышленника» арестовали, доставили в ГПУ. К счастью, у Глушко было сопроводительное письмо уполномоченного Начальника вооружения по Ленинградскому округу. Тогда Глушко отпустили…

Следователь по «делу Глушко» отличился: собрал доносы «стукачей», «показания» сотрудников института, переписку с Германом Обертом (Г.Оберт — один из основоположников ракетной техники Западной Европы. Работал в Румынии, Австрии, Германии. Участник создания первого американского ИСЗ и ряда ракет. — Авт.). Уже этого достаточно, чтобы арестовать Глушко. Но за ним числились еще более серьезные «грехи»: в 1935 году Валентин Глушко совместно с Георгием Лангемаком издали книгу «Ракеты, их устройство и применение» (М.,Л.,ОНТИ НКТП СССР, 1935). Доказано: Лангемак — «враг народа». А кто его дружок Глушко? Знакомы давно, вместе работали в одних и тех же организациях, вместе издали книгу, вместе…

Впрочем, и так все ясно…

Если к «делу» присовокупить двигатели: срывали сроки — саботаж, взрывались двигатели — диверсии, не то делали — вредительство…

Главное обвинение: участие в троцкистской организации.

В общем, все это тянуло на «полную катушку»…

На допросах в Лубянке его нещадно били дубинками, секли плетями из проводов со свинцовой изоляцией, подвергали нечеловеческим пыткам, пропускали через «конвейер», заставляли писать компромат на своих коллег… Глушко как мог сопротивлялся, затягивая следствие, требовал очных ставок, писал жалобы… Через полтора года после ареста Особое совещание 15 августа 1939 года приговорило Валентина Глушко к восьми годам исправительно-трудовых лагерей.

Несколько раз я пытался расспросить Валентина Петровича о репрессиях 1938 года, но обстановка, в которой проходили наши встречи и беседы, к этому не располагала. Многое удалось уточнить в архиве КГБ СССР. Подробности ареста В.Глушко, допросов на Лубянке сообщил писатель и журналист, автор фундаментального труда о С.Королеве Ярослав Голованов.

Валентину Глушко крупно повезло, в его бутырской камере № 113 оказался Борис Стечкин, арестованный по «делу Туполева». Стечкин уже имел опыт зека и давал толковые советы. Он много рассказывал об энкэвэдэшных шарашках и посоветовал Глушко написать заявление с просьбой использовать его как специалиста…

Какое-то время Глушко не вызывали на допросы. Он воспользовался передышкой и написал новый трактат о целесообразности использования ракетных двигателей на самолетах. Предложения, действительно, были дельными и сулили немало преимуществ. Командование ВВС заинтересовалось ракетными ускорителями, НКВД — создало «условия» для плодотворной работы…

В те годы энкэвэдэшных шарашек насчитывались сотни, если не тысячи. В одной Казани, куда определили Глушко, их было больше десятка… Казанская шарашка казалась раем по сравнению с Колымой, где на золотоносном прииске Мальдяк таскал тачки с песком зек Сергей Королев. (Арестовали С.Королева 27 июня 1938 года — на три месяца позже В.Глушко. 27 сентября 1938 года приговорили к десяти годам тюремного заключения. — Авт.).

Шарага, в которой отбывал заключение В.Глушко, размещалась в здании заводоуправления на стыке двух заводов: моторного № 16 и авиасборочного № 22. На втором этаже размещалась группа Глушко. У него был маленький кабинет, где он работал со своим ближайшим помощником «Иваном в кубе», то есть Иваном Ивановичем Ивановым. В большой комнате располагались сотрудники: профессор Г.Жирицкий, инженеры Д.Севрук, В.Витка, Г.Лист, Н.Уманский, Н.Шнякин, А.Назаров, С.Агафонов… Жилые комнаты зеков находились на третьем этаже, в каждой ночевало по двадцать человек. В рабочих комнатах и спальнях висели портреты «вождей», по воле которых они стали зеками…

За относительно короткий срок «враги» разработали одно-, двух-, трех— и четырехкамерные самолетные ракетные установки с насосной подачей топлива. Главным достижением «группы Глушко» стал двигатель РД-1, развивавший тягу до 300 килограммов. Он работал на азотной кислоте и тракторном керосине.

С 1941 года «группа Глушко» выросла в Опытно-конструкторское бюро (ОКБ) по ЖРД и подчинялась НКВД СССР. Теперь у зека Глушко прибавилось еще одно звание — «Главный конструктор». Это не значило, что он стал самым главным зеком, подтекст здесь совсем иной: он сидел и работал… Сейчас это трудно понять, но понять нужно, чтобы оценить, в каком государстве мы жили…

Организаторский талант Валентина Глушко позволил привлечь к работам по ЖРД многих крупных специалистов, которые находились в лагерях, по тюрьмам, под следствием… По ходатайству В.Глушко к ОКБ был направлен и Сергей Королев, с 1942 по 1946 год он был заместителем главного конструктора ОКБ по летным испытаниям.

27 июля 1944 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о досрочном освобождении со снятием судимости Валентина Глушко, Сергея Королева и многих других сотрудников ОКБ, находящегося в ведении НКВД СССР.

В таких случаях люди обычно радуются: «Наконец-то! Дождались! Свобода!», но ни радости, ни восторгов бывшие зековцы не испытывали…

 

Двигатели ракет

В 1945 году ракетные двигатели РД-1ХЗ конструкции ОКБ В.Глушко прошли летные испытания на самолетах Пе-2Р, Ла-7Р, Ла-120Р, Як-3 и Су-7. Началось их серийное производство — перед конструкторами открылась новая перспектива — эпоха реактивной авиации.

При Казанском авиационном институте организовали кафедру ракетных двигателей. В.Глушко возглавил кафедру, Г.Жирицкий стал снова профессором, С.Королев, Д.Севрук, Г.Лист, Д.Брагин — старшими преподавателями. Но до преподавания дело не дошло…

Валентина Глушко срочно командировали в Германию, где он начал изучать немецкую трофейную технику и, в частности, жидкостные ракетные двигатели. Побывав практически во всех ракетных центрах Германии, Чехословакии, Австрии, В.Глушко в составе советской делегации был приглашен английским правительством в город Куксхафен, расположенный в Гельголандской бухте Северного моря. Там делегатам союзных войск 14 октября 1945 года продемонстрировали пуск ракеты ФАУ-2.

Немецкая ракета мало интересовала союзников, гораздо интереснее было наблюдать за королем Великобритании Георгом VI или фельдмаршалом Монтгомери — будет о чем вспоминать…

Валентин Глушко впервые увидел ФАУ-2 в действии: мощный столб огня, гром ракетных двигателей, несравнимый ни с чем на свете… Облака быстро проглотили ракету, а Глушко все смотрел и смотрел в небо — навязчивые мысли не давали покоя… Как же так получилось: мы круто начали, вырвались вперед, а чем все кончилось…

Изучая трофейную технику, Глушко видел, как далеко ушли немецкие конструкторы: советские двигатели развивали тягу 200-300 килограммов, немецкие — 25 тонн! Рывок — неимоверный.

Внешне спокойный, всегда выдержанный, постоянно собранный, до педантичности аккуратный, Глушко и в Германии не поддавался эмоциям: изучал конструкцию двигателей, агрегатов, узлов, технологию их производства, изучал стенды для горячих испытаний — одним словом, был прилежным учеником, хотя при иных обстоятельствах мог быть и учителем…

Постановление правительства № 1017-419сс о создании научно-исследовательских центров для нужд ракетной техники (13 мая 1946 года. Совершенно секретно. Особая папка) гласило: «…Считать работы по развитию реактивной техники важнейшей государственной задачей и обязать все министерства и организации выполнять задания по реактивной технике как первоочередные». Постановление подписал Председатель Совета Министров Союза ССР И.Сталин.

Непостижимый поворот: то, за что недавно расстреливали и сажали волею гениальных вождей, стало важнейшим направлением, первоочередной задачей. Даже Министерству сельхозмашиностроения предписывалось «создать научно-исследовательский институт пороховых реактивных снарядов…»

ОКБ В.Глушко повезло: в срочном порядке его перебазировали из Казани в Подмосковье (г.Химки), у него появились новая вывеска (ОКБ-456) и новый «хозяин» — Министерство вооружения СССР. Это вовсе не означало, что МВД потеряло интерес к своей бывшей шарашке…

Двигателистов бросили на штурм высот «реактивной техники». Работали по 16-18 часов в сутки, «пахали» без выходных и отпусков, месяцами сидели в Капустином Яру, отрабатывая первые ракеты дальнего действия Р-1 и Р-2…

«Родным домом» для Валентина Глушко стал и Днепропетровск: здесь начали создавать первый серийный ракетный завод в стране, осваивали производство двигателей, вели их стендовую отработку. Будущий «ракетный министр» Сергей Афанасьев в ранге начальника технического управления министерства, «по совместительству» работал еще и начальником цеха двигателей, потом — цеха камер… Опытные двигатели худо-бедно «шли», серийные — взрывались…

Страшно подумать, но все это грандиозное, сверхсекретное, чрезвычайной важности дело тащили на своих плечах бывшие зеки: Сергей Королев (ракеты), Валентин Глушко (двигатели), Александр Макаров (производство)… И работали не за страх, хотя и он, очевидно, присутствовал — курировал ракетчиков Лаврентий Берия, министр МВД СССР, правая рука Сталина…

В отличие от Королева Глушко направил в Днепропетровск своих лучших специалистов: Николая Шнякина, Ивана Иванова, чету Назаровых, он и сам сидел на Днепре безвылазно. Здесь выросли и свои мастера, такие, как изобретатель Павел Плескановский, которые смогли не то что подковать блоху, но и укротить огненного мустанга — ракетный двигатель.

В могучую испытательную базу двигателей превратился объект «сто», на котором в 1952 году провели первое стендовое испытание ракетного двигателя РД-101 конструкции Валентина Глушко. Отрабатывая серию, днепровские двигателисты впоследствии и сами начали создавать уникальные конструкции. Из небольшой группы двигателистов здесь выросло мощное конструкторское бюро.

 

 


Яндекс.Метрика