На главную сайта   Все о Ружанах

 

Владимир Платонов

 

ИЗБРАННЫЕ
СТАТЬИ

Запас прочности

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

ЗАПАС ПРОЧНОСТИ

«ZN.UA». Зеркало недели. Украина. 1997 г. №15

 

Штрихи к портрету ракетостроителя Bасилия Будника

 

Начальник строительства Московского хладокомбината был явно доволен: молодой техник-строитель Василий Будник оказался толковым прорабом. Трудовой стаж двадцатилетнего паренька чуть больше года, но хватка железная, что поручат — сделает.

Однажды Будник попросил характеристику для поступления в институт.

— Молодец! — похвалил начальник, но, дочитав заявление, помрачнел: — Почему авиационный? Ты же — строитель.

— Я и остаюсь строителем, — ответил юноша. — Только строить буду — самолеты!

— Ну и дела! — выпалил начальник стройки и, повернувшись к рядом сидевшему парторгу, сказал: — В жизни больше не соглашусь строить возле аэродрома — так все ребята убегут в авиацию...

Характеристику молодому прорабу все же выдали, и в 1934 году Василий Будник стал студентом Московского авиационного института (МАИ). Совсем недавно лишь со стройки он мог наблюдать за полетами самолетов, и вот теперь, в стенах МАИ, Будник слушал лекции конструктора этих машин, основоположника отечественной истребительной авиации Н.Поликарпова. Еще недавно он ночами зачитывался статьями о необычных винтокрылых машинах, теперь слушал лекции основоположника отечественного вертолетостроения профессора Б.Юрьева.

— Вспоминая студенческие годы, — рассказывает академик НАН Украины Василий Будник, — хочу подчеркнуть: к профессии конструктора мы шли как одержимые — с жадностью слушали лекции известных конструкторов и маститых ученых, посещали научно-технические кружки, приобщались к творчеству в студенческом КБ, поголовно занимались в аэроклубах МАИ и Тушино. Одним словом, годы учебы были заполнены до предела.

Закончив студенческий аэроклуб МАИ, Будник начал и сам летать, и учил других: сначала на планерах, затем на самолетах У-2, УТ-1, УТ-2, Р-5. Налетал тысячу часов, дважды участвовал в авиационных парадах в Тушино — признак растущего мастерства молодого летчика.

В 1940 году, получив диплом с отличием, инженер-механик по вооружению самолетов Василий Будник начал работать в авиационном КБ Сергея Владимировича Ильюшина. Чувствуя приближение военной грозы, конструкторы улучшали боевые качества самолетов, работали над новыми проектами. Самой большой наградой коллективу КБ стало известие, что в первые месяцы войны наши летчики на самолетах ИЛ-4 совершали налеты на Берлин, Штеттин, Кёнигсберг, Франкфурт-на-Майне, Данциг. Десятки летчиков и штурманов, летавших на ИЛ-4, стали Героями, воздушный ас из Никополя Павел Таран стал первым летчиком-бомбардировщиком, удостоенным звания Героя дважды.

Осенью сорок второго на фронте появились двухмоторные штурмовики ИЛ-2 с более мощными моторами и усиленным вооружением. К началу крупнейшего тaнкoвoгo cpaжeния нa Курской дуге штурмовики ИЛ-2 оснастили двумя автоматическими пушками калибра 37мм, для них создали авиационные бомбы, способные пробивать самую толстую танковую броню. «Нет большего ужаса, чем штурмовики ИЛ-2, — признавались пленные фашисты. — Нас они сводят с ума». Так ИЛ-2 и вошел в историю войны: одни называют его «летающим танком», другие — «черной смертью».

Занимаясь перевооружением штурмовика ИЛ-2, Будник получил персональное задание главного конструктора С.Ильюшина: на крылатой машине установить реактивные снаряды. Новую установку испытали в бою. Ее эффективность оказалась намного ниже, чем у известных «катюш», но конструктора этой установки заметили и пригласили в НИИ-1 — преемник знаменитого ГИРДа (ГИРД — группа изучения реактивного движения).

Выслушав Будника, Ильюшин вспылил: «Я надеялся, вы станете настоящим авиаконструктором, тем более, Бог не обидел способностями. А вы никак не определитесь: из строителей метнулись в авиацию, теперь увлеклись реактивной техникой. Дело перспективное, но жизнь — одна! Отговаривать не буду, каждый выбирает свой путь. Успехов на новом направлении!» — пожелал Сергей Владимирович, намекая и на новую работу, и на существенные изменения в личной жизни Будника — именно в тот момент он женился на выпускнице МАИ Вере Ивановне Дмитриевой. Трудно было расставаться с родным коллективом. В ильюшинском КБ В.Будник вырос как конструктор, приобщился к научно-исследовательской деятельности, здесь впервые столкнулся с проблемой реактивного движения, которое и стало главной темой его жизни.

Уходя из авиационного КБ, молодой конструктор запомнил своеобразный кодекс правил, выработанный С.Ильюшиным: «Будь принципиален. Никогда не поддерживай другое мнение, если ты с ним не согласен. Никогда не поддавайся унынию — это подрывает твои силы. Будь бодр и энергичен — это острит мысль. Если в течение дня ты ничему не научился, считай, день для тебя потерян».

Работая в КБ Матуса Рувимовича Бисноватого, конструкторы взялись за разработку проекта самолета с реактивным двигателем. Стало известно: еще раньше немцы создали самолет-ракету, добились успехов в разработке ракет дальнего действия.

Сохранилась фотография: в просторном кабинете группа офицеров. Все сосредоточены, как на параде. Рядом с Сергеем Королевым сидит Василий Будник — лицо исхудалое, но глаза светятся. Тут же в форме советских офицеров — инженеры, конструкторы, ученые, прибывшие из СССР в Германию с секретной миссией — изучить достижения немецких ракетчиков. Среди них Юрий Победоносцев, Николай Пилюгин, Леонид Воскресенский, Василий Мишин, Борис Черток... Все они станут соратниками С.Королева, героями, лауреатами, учеными. Это произойдет десяток лет спустя, а пока они вместе с Королевым — ученики. И лишь погоны старших офицеров подсказывают — это не простые, особые ученики.

Правда, не обошлось и без курьезов. Тех, кто прибыл в Германию первыми, как Будник, высокими званиями не баловали. Председатель государственной комиссии, заведующий отделом ЦК ВКП(б) генерал Лев Михайлович Гайдуков как-то поинтересовался у Будника: «Почему у тебя погоны старшего лейтенанта?»

— Что дали, то и ношу, — смутился Будник. — Звание присвоили в мае сорок пятого, накануне вылета в Германию.

Генерал взял удостоверение Будника. Достал из планшетки толстый красный карандаш и размашистым почерком через все удостоверение написал: «Присвоено звание подполковника. Генерал Гайдуков». Расписался и поставил дату.

Немецкие специалисты, увидев Будника в погонах подполковника, не смогли скрыть своего удивления и восторга: «Какое повышение! Какая карьера! Поздравляем, герр Будник!»

Для полноты счастья новоиспеченным старшим офицерам не хватало орденских планок. Получался конфуз: рядом служили ветераны войны — капитаны, лейтенанты, солдаты — вся грудь в орденах, а тут — какие-то «профсоюзные дяди» в погонах, не нюхавшие пороха, неизвестно чем занимающиеся, которых не то что орденами, боевыми медалями не отметили.

По глубокому замыслу чиновников высшего аппарата, весь камуфляж со званиями и военной формой должен был отвлечь внимание, замаскировать истинный смысл секретной миссии.

Прибыв в Германию, наши специалисты выяснили: расторопные и деловые американцы, оценив потенциальные возможности ракетного оружия, вывезли в США ведущих ракетчиков. За океан уплыли отработанные двигатели, узлы и агрегаты, готовые ракеты, самое ценное оборудование...

Нашим конструкторам пришлось основательно потрудиться, изрядно попотеть, проявить невероятную находчивость, чтобы восстановить чертежи ФАУ-2, собрать несколько ракет и провести их летные испытания на полигоне Капустин Яр.

Долгое время тщательно скрывалось, что наши ракетные триумфы имеют немецкое начало. По глубокому убеждению высших чиновников, истина могла бы в корне подорвать престиж СССР как родоначальника космических исследований. Знали бы эти чинуши с их примитивной логикой, какая угроза стране исходит от них самих.

Давно известно, рано или поздно все тайное становится явным. Мы уже не скрываем, что изучали ракетную технику Германии, что там побывали С.Королев, В.Глушко, В.Кузнецов, В.Бармин, В.Будник, М.Рязанский, М.Тихонравов, Г.Тюлин, В.Вознюк, А.Нестеренко и другие — всего около трехсот специалистов. Узнали правду, но землетрясения не случилось, конец света не наступил. Наши достижения в ракетной технике и космических исследованиях от этого не померкли.

 


Яндекс.Метрика