На главную сайта   Все о Ружанах

 

Владимир Платонов

 

ИЗБРАННЫЕ
СТАТЬИ

Испытатель Виктор Грачев

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

ИСПЫТАТЕЛЬ ВИКТОР ГРАЧЕВ

«ZN.UA». Зеркало недели. Украина. 1996 г. №26

 

Долгие годы ракетчики с улыбкой вспоминали забавную историю. Приехал в КБ Янгеля очень важный чин. Показали ему демонстрационный зал с ракетами, представили ведущих специалистов. Гость восторгался увиденным, хвалил новые разработки. Прощаясь, с усмешкой сказал: «У вас, Янгель, не КБ, а настоящий птичник: Грачев, Гусев, Кукушкин, Лебедев, Скворцов, Соловьев, Уткин... Не в этом ли секрет ваших успехов?! Желаю новых, высоких полетов!»

Имя гостя давно забыли, «птичник» запомнился, теперь он известен всем: Конструкторское бюро «Южное» имени М. К. Янгеля.

 

Виктор Грачев появился в КБ, когда это было небольшое подразделение завода, призванное обслуживать серийное производство королевских ракет Р-1 и Р-2. Руководил КБ Василий Сергеевич Будник, человек хотя и не с «птичьей» фамилией, но тоже — высокого полета.

Идея создания собственной ракеты увлекла молодых конструкторов. Виктор Грачев оказался в группе одаренных и энергичных специалистов успевавших и обслуживать серию, и разрабатывать новую ракету. С организацией ОКБ-586 идея создания собственной ракеты приобрела реальность. Особо энергично и решительно действовал главный конструктор Михаил Кузьмич Янгель, он и назначил Виктора Грачева ведущим конструктором первенца ОКБ — ракеты Р-12.

В издательстве «Наукова думка» (1979 г.) вышла книга В. Платонова и В. Горбулина «Михаил Кузьмич Янгель». В книге несколько страниц посвящены испытателям:

«... На улице стояла жара, но еще жарче было в монтажно-испытательном корпусе, где проводились заключительные испытания первенца ОКБ. Перед последней операцией — комплексной проверкой системы управления и телеметрии — напряжение достигло апогея. Среди большой группы конструкторов и испытателей один лишь главный конструктор казался внешне спокойным, даже шутил, подбодрял испытателей. Но по тому, как Янгель часто выходил покурить, можно было догадаться, что он так же, как и все, напряженно ждет результатов испытаний.

Прошло еще несколько часов длительного ожидания. К главному конструктору подошел ведущий конструктор.

— Какие замечания?

— Все в порядке, Михаил Кузьмич.

— Отлично, Виктор Васильевич! Завтра вывозим ракету на старт...»

По соображениям секретности, тогда авторам не разрешили назвать фамилию ведущего конструктора Виктора Васильевича Грачева. В те годы секретили не только ракеты, но и фамилии конструкторов. Цензоры долго размышляли «оставлять — не оставлять» имя и отчество ведущего конструктора? Удалось убедить, что «Викторов Васильевичей» в стране тысячи и ни один шпион не докопается, о ком идет речь. Мы, конечно, лукавили, речь шла персонально о ведущем конструкторе — ни о каких «тысячах» не могло быть и речи. В. В. Грачев был первым ведущим первой ракеты Р-12, созданной коллективом ОКБ-586 и завода №586.

Первый — значит, уникален, неповторим.

Кому-то могут показаться слишком возвышенными эпитеты, но они отражают суть: технику мирового уровня создают не штатные единицы — ЛИЧНОСТИ.

У С. П. Королева было много соратников и сподвижников, с которыми он вышел в космос. Назвать всех просто невозможно, их было не меньше, чем генералов у легендарных полководцев, но у Королева был один — самый главный испытатель Леонид Воскресенский, давший «путевку в жизнь» всем королевским ракетам — от Р-1 до Р-9А.

У М. К. Янгеля тоже был свой конструкторский генералитет — личности не менее талантливые и значительные, чем королевские «генералы». Именно они превзошли королевцев в создании боевых ракет, именно они создали четыре поколения ракетных комплексов трех видов базирования (наземные, шахтные, мобильные), многие из которых не имели аналогов в мировом боевом ракетостроении, а SS-18 и SS-24 по своим характеристикам остались непревзойденными до сих пор.

Менялись главные и генеральные конструкторы, появлялись новые смежники, но неизменно оставался один человек — испытатель всех без исключения боевых и космических ракетных комплексов Виктор Грачев.

Сегодня известно: «Циклон» — один из самых надежных и экономичных космических носителей, «Зенит» — называют носителем XXI века. Все верно, но учились они летать, как дети — ходить: сделали два-три шага — падали...

Председатель Государственной комиссии по летным испытаниям «Зенита» Герман Титов (мир знает его как летчика-космонавта-2), человек исключительной выдержки и хладнокровия, и тот нервничал: «Когда, наконец, будет нормальный пуск: без единого отклонения, без единого замечания?» Пришлось отзывать главного испытателя КБ В. В. Грачева с Плесецка на Байконур, где шли летно-конструкторские испытания космического ракетного комплекса «Зенит». Вызвали Грачева, как вызывают «неотложку»: «Помоги, доктор! Спаси, доктор!» И ракетный доктор Грачев помог — «Зенит» начал летать. И еще долго будет летать.

Процесс создания ракетного комплекса включает пять основных этапов: рождение идеи, разработка конструкторской документации, изготовление ракеты, ее испытания и сдача в эксплуатацию. В КБ, на заводе обстановка напоминает кардиологический центр: «пациента» исследуют, ставят диагноз, лечат, выписывают... А дальше начинается то, что принято называть «сумасшедшим домом»: ракету привозят на космодром и начинается суета-сует. Ищут «бобы», находят, устраняют. Снова находят. Матерятся. Доказывают. Устраняют. Виктор Грачев стремился прилететь на космодром раньше всех и улетал позже всех: его присутствие всегда исключало излишнюю нервотрепку, при нем амбициозные конструкторы становились «тише воды, ниже травы», а всезнающие генералы замирали по стойке «смирно». Был случай. Прославленный ракетчик, первый заместитель главкома Ракетных войск Михаил Григорьев, накинув на Грачева свой китель с погонами генерал-полковника, дал понять: на испытаниях командующий один — Виктор Грачев, его приказы — выполнять беспрекословно! Шутка-шуткой, а соль в ней есть.

Статус главного испытателя — особый: его «диагнозы» должны быть абсолютно точны, на «операцию» отводятся секунды, случается — даже доли секунды. Не дай Бог ошибиться — «инфаркт» неминуем: в лучшем случае «больного» отправят в «клинику» или ракета улетит «за бугор», в худшем — взорвется на старте...

В. В. Грачев не только «лечил» ракеты, учил их летать, но и безошибочно ставил «диагнозы» ракетчикам: из этого выйдет ИСПЫТАТЕЛЬ, а тому лучше поискать «теплое место»... В свое время в испытательном комплексе, которым руководил В. В. Грачев, произошло ЧП: молодого, беспартийного начальника группы Леонида Грибачева назначили начальником головного испытательного отдела! Шума было много: как же так, сокрушались в парткоме, в отделе были заместители начальника, за ними ожидали повышения начальники секторов, не скрывали своих притязаний испытатели с солидным партийным стажем, а назначили... Грибачева, который даже не был в резерве на выдвижение.

Времена-то какие были: даже космонавтов и тех отправляли в космос по партийной принадлежности, а если, случалось, улетали беспартийными, возвращались обязательно коммунистами...

В. В. Грачев, оказывается, жил не по «велению времени», а смотрел далеко вперед. И был абсолютно прав: Леонид Грибачев стал достойным его преемником.

«За могучей спиной Грачева мы были, как за каменной горой, — говорит Леонид Грибачев. — Грачев поддержит. Грачев поправит. Грачев защитит. Отозвали Виктора Васильевича на Байконур, и все проблемы свалились на меня — шла отработка ракетных комплексов нового поколения. Таких в мире еще не было — новизна во всем! Только тут я в полной мере оценил, какой груз ответственности лежал на плечах Грачева».

И в зените славы, и уйдя на пенсию, Грачев постоянно жил в заводском доме, рядом с «Южмашем». Как-то заметил: «удобно». Очевидно, потому и не делал попыток переселиться в престижные районы, в особо комфортабельную квартиру. Жил как все и пенсию получал как все — ее едва хватало на жизнь. Скромные сбережения съела инфляция, но ни разу не слышали от него жалоб на судьбу, на безрадостную жизнь. До чего же мы дошли, если всех тружеников сделали нищими, а пенсионеров постригли под одну гребенку: и тех, у которых стаж за пятьдесят, и тех, кто проработал несколько лет, и авторов оригинальных — мирового уровня — изобретений, и национальных героев.

 


Яндекс.Метрика