На главную сайта   Все о Ружанах

 

Владимир Платонов

 

ИЗБРАННЫЕ
СТАТЬИ

Неизвестные страницы из жизни Макарова

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИЗ ЖИЗНИ МАКАРОВА

«ZN.UA». Зеркало недели. Украина. 2006 г. №13

 

Жизнь Александра Макарова — это дорога длиною почти в сто лет. Родился в начале века в еще царской России, более семидесяти лет жил и работал при советской власти, видел, как эта власть рухнула и на ее обломках родились новые государства. Четверть века он руководил ракетным гигантом, влиявшим на ход истории и политический климат планеты.

К сожалению, о Макарове было известно совсем мало. Даже близкие люди не знали всей правды. Максимум мифов и минимум фактов. Известный журналист Анатолий Аграновский отмечал: «Есть судьбы, которые «сочинять» грех». Это об Александре Макарове.

Мне повезло: я был знаком с Александром Максимовичем, знал Макарова много лет. Записывал его воспоминания, снимал на фото и видео, без наград и при всех регалиях (две Золотые Звезды Героя, пять орденов Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени, орден Ярослава Мудрого, другие ордена, медали лауреата двух высших премий страны).

Я объездил почти все места, связанные с его жизнью и деятельностью, разыскал уникальные документы, познакомился с его детьми, сестрами, родственниками. Готовился создать фильм, но спонсоров не нашлось…

Осталась книга, слава Богу, на ее издание нашлись средства. «ЗН» публикует в газетном варианте отрывки из этой книги, которая выйдет в издательстве «Проспект» к сентябрю 2006 г. — столетию со дня рождения Александра Макарова, имя которого носит один из крупнейших мировых ракетно-космических центров — легендарный Южмаш.

 

Нижний Новгород. «Красная Этна»

Все свои проблемы Макаров привык решать сам, но на этот раз приехал в Москву посоветоваться с Лихачевым — слишком неординарным казалось предложение занять пост министра автомобильного транспорта республики. После беседы с недавно назначенным наркомом средмаша, в ведомство которого с 1939 года вошла и автомобильная промышленность, Макаров возвратился в Могилев, имея на руках приказ о назначении его директором горьковского завода автонормалей «Красная Этна». Приказ подписал И.Лихачев в сентябрем 1939 года.

Нового директора на заводе встретили весьма сдержанно, с явной подозрительностью: молод, опыта, очевидно, никакого, а на заводе сложилась непростая обстановка — различные группы и группки, конфликтуя между собой, подставляли друг друга, боролись за влияние и руководящие посты. Где-то в глубинах конфликтующие уже готовили своих выдвиженцев в кресло директора, а тут — прислали чужака. По сути, заводской «вулкан» мог взорваться в любую минуту…

 

«Нижегородский завод «Красная Этна» начал свою историю в Риге в 1898 году и первоначально назывался просто «Этна» — по имени вулкана на острове Сицилия. В годы Первой мировой войны, когда немцы вплотную подошли к Риге, «Этну», как и другие военные предприятия, эвакуировали в глубь России. Завод выкупили прямо с колес, и новый владелец «Этны» определил ей местоположение в Нижнем Новгороде, сохранив название, лишь добавив к нему приставку «Новая». Уже в августе 1916 года «Новая Этна» начала выдавать продукцию, полностью восстановив довоенный уровень. В 1922 году завод переименовали в «Красную Этну», и это название сохранилось до наших дней».

(Из справки по истории завода «Красная Этна», г.Горький, 1981)

 

С вводом в действие Горьковского автомобильного завода имени Молотова (ГАЗа) «Красную Этну» сделали основным поставщиком крепежных изделий. ГАЗ начал увеличивать выпуск автомобилей, «Красная Этна» перестала справляться с объемом поставок. В это напряженное время завод возглавил А.Макаров.

Основательно изучив ситуацию, новый директор пришел к выводу: нужна коренная реконструкция завода. Первую провели всего десять лет назад, в 1929 году, но тогда руководство завода не предвидело стремительного роста объемов производства и, как следствие, завод снова начало лихорадить… Сосредоточив внимание на реконструкции, Макаров в какой-то мере отвлек заводчан от «междоусобных войн». Весь руководящий состав получил конкретные задания, каждый нес персональную ответственность за исполнение — директор жестко контролировал ход реконструкции.

В то время на «Красной Этне» процветал еще один бич производства: в погоне за валом продолжался выпуск некачественных метизов. До революции продукция «Этны» отмечалась на самых престижных выставках, спрос превышал все возможности завода, однако в годы ускоренной индустриализации страны массовая продукция завода приобрела характер массового брака.

Возглавив «Красную Этну», Макаров попытался стать полноценным хозяином завода: реконструкция работала на перспективу, освоение новых производств вселял надежду на стабильность, внедрение новейших технологий предполагало улучшить качество метизов.

За год на «Красной Этне» построили больше, чем за предыдущую пятилетку. На заводе были введены в действие новые производственные площади, освоен выпуск пружинной проволоки, вступил в строй цех по изготовлению холоднокатаной ленты…

Для пользы дела Макаров начал налаживать тесные контакты с руководством Горьковского автомобильного завода. Здесь у него появились прочные производственные связи. Наблюдая, как за последнее время преобразилась «Красная Этна», ведущие специалисты волжского автогиганта прониклись к молодому директору доверием и симпатией.

В августе 1940 г. Макарова вызвали в Комитет советского контроля, который возглавляла Розалия Самойловна Залкинд, более известная по своему большевистскому псевдониму Землячка. Партийный стаж Землячки ровно на десять лет превышал возраст Макарова. Эту женщину все боялись как огня, и называли «Дзержинским в юбке». Разговор оказался предельно кратким. Землячка предупредила Макарова: «На тебя стали поступать жалобы. Ты не ведешь борьбу с браком и бракоделами. Зажимаешь молодых выдвиженцев… Имей в виду, директор ты молодой, назначен Лихачевым, но это еще ничего не значит… Учти, поступит еще одна жалоба — мы тебя уберем!»

Возвращаясь из столицы, Макаров, как всегда, привез всем гостинцы: пятилетнему сынишке, жене и даже соседям. Он рассказывал, как хорошо его принимали в Москве, как здорово меняется столица... Чем больше Алла Дмитриевна вглядывалась в мужа, тем сильнее чувствовала беспокойство.

 

«Самый справедливый и гуманный суд в мире»

В середине 1939 года прежнего директора завода уволили как не обеспечившего дальнейшее увеличение объемов производства. Перед новым директором — А.Макаровым — была поставлена четкая задача: в связи с резким увеличением выпуска автомобилей существенно увеличить и поставку метизов.

Параллельно с реконструкцией завода Макаров занялся и качеством выпускаемой продукции. Убедившись, что начальник ОТК К.Шишкин недостаточно четко обеспечивает контроль качества выпускаемых метизов, слабо борется с поставкой бракованной продукции, директор снял его с занимаемой должности (приказ по заводу от 22 мая 1940 года). По предложению партячейки начальником ОТК завода директор назначил молодого инженера, «выдвиженку», как тогда это называлось, Е.Альперович, работавшую заместителем начальника калибрового хозяйства.

Однако и новое назначение не дало положительных результатов — выпуск бракованной продукции на заводе продолжал увеличиваться. Директор завода вынужден был снять с работы и Е.Альперович (приказ по заводу от 15 июля 1940 года). Возможно, это было сделано преждевременно — ведь улучшение организации технического контроля за выпуском продукции требовало времени. Вскоре после этого в разные инстанции хлынул поток «сигналов» на зажим руководством завода молодых «выдвиженцев», отказ от борьбы с браком и бракоделами…

Все закончилось Комитетом советского контроля и показательным судом.

 

Из приговора выездной сессии судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР по делу руководителей завода «Красная Этна»:

 

«...На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.319 и 320 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР ПРИГОВОРИЛА:

Макарова Александра Максимовича и Исакова Василия Федоровича на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1940 года — к тюремному заключению сроком на 8 лет каждого. Поражение в избирательных правах не применять.

…Осужденных… заключить под стражу и исчислять срок наказания с 8 сентября 1940 года.

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

В свое время материалы выездной сессии судебной коллегии публиковались в печати — суд был открытый, показательный. Ознакомившись с отчетами о судебном процессе, мы пытались найти выступления адвокатов Московской коллегии, которые должны были защищать обвиняемых на суде. Удивительно, но в печати деятельность адвокатов не нашла ни малейшего отражения.

Попытаемся взглянуть на этот судебный процесс с позиций здравого смысла.

Документы свидетельствуют: «Красная Этна» не была главным виновником неритмичной работы Горьковского автозавода, и простои последнего происходили главным образом по вине поставщиков металла.

 

«г. Горький. Январь 1940 г.

Бюро Горьковского обкома ВКП(б), обсудив сложившееся положение на Горьковском автомобильном заводе имени Молотова, отмечает: снабжение металлом ГАЗа значительно сократилось, отсутствие хромистых сталей, цельнотянутых труб и листовой стали, приостанавливают сборку грузовых автомашин. Обком просит дать указание наркоматам срочно отгрузить необходимый металл для автозавода и обеспечить бесперебойное снабжение особенно с уральских и мариупольских заводов…»

 

Однако виновными по каким-то соображениям сделали завод «Красная Этна» и его руководство. Возможно, это было сделано «по горячим следам» Указа Верховного Совета Союза ССР от 10 июля 1940 года «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции».

 

Из допроса Е.Альперович

«…По мнению Альперович, брак на «Красной Этне» был мизерным. Потом, противореча самой себе, она заявляет, что его совсем нет, а есть лишь «детали возврата». Потом признает, что «детали возврата» есть не что иное, как брак.

Подсудимая как следует не боролась с браком. Альперович спокойно созерцала саботаж со стороны отдельных начальников цехов, не сообщала об этом директору и главному инженеру. Не ставила их в известность и о том, что некоторые мастера отказывались подписывать акты…»

 

Неужели этих показаний оказалось достаточно, чтобы объявить руководителей «Красной Этны» преступниками? Или тут сработало указание всесильного председателя Комитета советского контроля Розалии Землячки: убрать? Очевидно, в те времена после указаний свыше суд и приговор уже являлись простой формальностью.

В сложившейся ситуации директор мог бы возложить вину за брак на руководителей отдела технического контроля, на низкую квалификацию контролеров, на отсутствие измерительного инструмента и т.д. — вся цепочка заводского контроля выстраивалась до прихода Макарова на «Красную Этну». Однако он всю вину взял на себя: директор несет полную ответственность за все, что происходит на заводе, в том числе и за брак на производстве.

Приговор «самого справедливого и гуманного суда в мире» оказался и не справедливым, и не гуманным, а несоизмеримо жестким по сравнению с тяжестью «преступлений» обвиняемых. И суть не только в этом. Клеймо судимости преследовало человека всю жизнь. Никто не разбирался: «Если сидел, значит, было за что. Просто так не сажают».

Дело по обвинению руководителей завода «Красная Этна» было пересмотрено Главной военной прокуратурой СССР в середине пятидесятых: обвиняемых полностью реабилитировали за отсутствием состава преступления.

 


Яндекс.Метрика