На главную сайта   Все о Ружанах

Владимир Платонов

ИЗБРАННЫЕ СТАТЬИ

 

Р-12: «гадкий утенок» с берегов Днепра

 

© «Зеркало недели. Украина»
Публикуется с разрешения редакции Zn.ua

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Рождение новой ракеты

Чем руководствовался Коро­лев, выступая против создания баллистических ракет на высококипящих топливах? Прежде всего он считал, что эти топлива име­ют низкие энергетические свойства. Особый вопрос — их высокая токсичность. Азотная кислота слишком агрессивна, хлопот с ней во сто крат больше, чем с жидким кислородом. Тут Королев был прав. Вместе с тем возникает вопрос, почему Янгель так упорно отстаивал нетрадиционное направление, так настойчиво добивался его реализации?

Создание оружия — это поиск сложнейших технических компромиссов. В случае возникновения вооруженного конфликта ракета должна быть готова к действию. Противник не станет ждать, когда к ракете доставят жидкий кислород, когда восполнят потери от его испарения, когда подготовят ракету к пуску…

По совокупности всех достоинств и недостатков Янгель отдал предпочтение долгохранимым (высококипящим) топливам. Они обеспечивали длительное нахождение ракет в заправленном состоянии, что значительно увеличивало их боеготовность и живучесть. Ракеты были просты и надежны в эксплуатации —главное достоинство боевого оружия.

Главный конструктор КБ транспортного машиностроения, сподвижник Янгеля, член-корреспондент АН СССР Всеволод Соловьев высказал весьма важную мысль: «Мне представляется, что фигура Янгеля настолько масштабна, что требует специальных исследований в историческом плане. Меня интересовало и интересует, почему, собственно, Янгель перешел из авиации в ракетную технику, в то время область совершенно новую, неизведанную. Что его заставило взяться за решение совершенно новых проблем?

Обладая острым аналитическим умом, он не мог не видеть те промахи и неготовность к войне, которые присутствовали в нашем государстве. За них пришлось заплатить народу очень дорогой ценой. И если возникнут такие же сложные коллизии, как в сорок первом году, то к ним государство должно быть подготовлено заблаговременно. К тому времени совершенно очевиден был тот путь, по которому пойдет развитие военной техники».

В начале пятидесятых в мире сложилась крайне напряженная обстановка. Особо она обострилась в середине пятидесятых годов. Президент США Д.Эйзенхауэр 1 декабря 1955 года объявил программу создания баллистических ракет дальнего действия приоритетной. В то время в США создавалось несколько ракетных систем: «ТОР» и «ЮПИТЕР» на дальность порядка 3000 км, серии «АТЛАСОВ» и «ТИТАНОВ» на межконтинентальную дальность. Все разрабатываемые ракеты планировалось оснащать автономной инерциальной системой управления и головной частью с ядерным зарядом.

Что мог Советский Союз противопоставить американцам в ракетном вооружении? ОКБ Королева разрабатывало межконтинентальную ракету Р-7 (в обиходе «семерка»). К лету 1956 года успешно завершились летные испытания «пятерки» — ракеты Р-5М, которая серийно выпускалась в Днепропетровске. Большие надежды возлагались на ракету Р-12 — первую стратегическую из семейства ракет на долгохранимых компонентах топлива.

Янгель оказался в сложной ситуации: завод в Днепропетровске имел жесткий план выпуска королевских «пятерок», не подлежащий сокращению. Занимаясь в основном серийным производством, руководство завода мало верило, что молодой коллектив ОКБ-586 способен создать лучшую ракету, чем у Королева: там опыт, мощное КБ, а здесь — молодежь…

Свежий взгляд, инженерная интуиция помогли Янгелю оценить проект ракеты А-63, выполненный под руководством главного конструктора завода Василия Будника. Не умаляя заслуг проектантов СКБ, Янгель обратился к разработчикам: «Есть ли смысл делать новую ракету с новой системой управления, на новых компонентах топлива, но практически дублирующую ракету Р-5?»

Главный конструктор принимает решение: проект основательно доработать, увеличить дальность полета ракеты с 1000 до 2000 км, головную часть вместо обычного оснастить ядерным зарядом, чтобы получить КАЧЕСТВЕННО НОВУЮ РАКЕТУ по боеготовности, дальности и эффективности боевого снаряжения. Все предложения Янгеля были учтены, и чертежи ракеты Р-12 с новым индексом 8К63 поступили в производство.

Начался следующий этап борьбы за новую ракету. Королевская «пятерка» — это алюминий, кислород и спирт (для заводчан настоящий праздник). Днепропетровский первенец — переход на новые высококипящие (читай — агрессивные) компоненты топлива, потребовавшие повышения стойкости конструкционных материалов, — одним словом, не ракета, а «гадкий утенок»… Нужно было преодолеть психологический барьер заводчан, чтобы они поверили в новую разработку. Все специалисты КБ от главного конструктора до рядовых сотрудников дневали и ночевали в цехах, участвуя во всех этапах создания первой собственной ракеты. Чтобы вытащить «гадкого утенка» в свет, приходилось уговаривать, упрашивать, применять нетрадиционные способы...

В марте 1957 года провели первое огневое стендовое испытание ракеты Р-12. За ним последовало еще три — все оказались успешными! Это и обнадеживало, и радовало всех создателей новой ракеты: Загорский испытательный центр дал зеленый свет летным испытаниям.

5 мая 1957 года в головном сборочном цехе завода №586 первую летную ракету погрузили в вагон для транспортировки ракеты Р-5М (специального вагона для ракеты Р-12 еще не создали. — В.П.) и под усиленной охраной офицеров КГБ и бойцов конвоя спецпоезд отправили на полигон Капустин Яр. Ответствен­ным за транспортировку сов. секретного изделия назначили инженера-конструктора, ветерана войны Якова Некрасова.

— Ехали мы исключительно ночью, днем отстаивались на каких-то полустанках, — рассказывает Я.Некрасов. — Проехали Харьков, Саратов, остановились на станции Красный Кут пополнить запасы воды. В это время станция была заполнена чеченцами, возвращавшимися из ссылки. На перроне горели костры, жарились барашки, варилась какая-то каша. Не успел наш состав остановиться, как его облепили чеченцы — они срывали чехлы, курочили спецавтомобили. Стремясь никого не допустить к опечатанным вагонам, охрана открыла предупредительную стрельбу. Опасаясь худшего, начальник вокзала дал команду, и состав умчался со станции… Через Палласовку, Эльтон и Баскунчак, уже без приключений, мы прибыли в «хозяйство Вознюка» (так в обиходе называли Государственный центральный полигон Капустин Яр. — В.П.). Соответствующие органы долго разбирались, как такое могло произойти. Меня отругал Будник, но что я мог сделать в той ситуации?!

Больше месяца готовили ракету к пуску. На полигон приехали почти все главные специалисты ОКБ: М.Янгель, В.Будник, Л.Васильев, В.Ковтуненко, Н.Ге­расюта, Б.Губанов, В.Грачев (ведущий конструктор ракеты), проектанты, конструкторы, двигателисты, управленцы, баллистики, прочнисты, испытатели. Руково­дил бригадой подготовки и прове­дения пуска испытатель Загорс­кого НИИ Анатолий Бабушкин. Председателем госкомиссии назначили генерал-лейтенанта Андрея Соколова.

Неожиданно на полигоне появился Королев. Он прилетел из Тюра-Тама, где проходили испытания первой межконтинентальной ракеты Р-7. Испытания начались неудачно. Королев нервничал и прилетел в Капустин Яр посмотреть, как обстоят дела у Ян­геля. Была тут и как бы официальная причина: готовился запуск геофизической ракеты Р-2А. Увидев на старте днепропетровскую ракету, Королев походил вокруг нее, затем сказал как отрезал: «Это что за карандаш? Он сломается, не успев взлететь!» Действительно, ракета Р-12 напоминала тонкий, остро заточенный карандаш: при длине 22 метра ее диаметр был немногим больше полутора метров. На замечание Коро­лева никто серьезно не отреагировал — все знали его отношение к разработке…

Запуск ракеты Р-12 назначили на 22 июня 1957 года. После команды «Пуск» ракета, вырываясь из клубов дыма и огня, стремительно, точно реактивный снаряд, ушла в бездну южного неба. Особенно красиво она смотрелась на высоте в лучах заходящего солнца. Пролетев две тысячи километров, ракета попала, как говорят, «в колышек» — это была гора Мунлу в Центральном Казахстане.

Маршал артиллерии Митрофан Неделин поздравил создателей первой стратегической ракеты на высококипящих компонентах топлива с успешным пуском и большой победой. В ответном слове главный конструктор ОКБ-586 Михаил Янгель поблагодарил всех конструкторов, заводчан, испытателей, коллективы главных конструкторов В.Глушко, Н.Пилюгина, В.Кузнецова, В.Бармина и других смежников за самоотверженный труд.

Следующий день объявили выходным. Кто-то предложил отметить историческое событие на берегу Волги, но до нее было 75 километров. Собрались вблизи экспедиции ОКБ на берегу небольшой речушки Солянка, впадающей в Ахтубу.

Летно-конструкторские испытания Р-12 предполагалось проводить в три этапа. Успешный ход испытаний позволил отказаться от последних девяти пусков третьего этапа. Испытания завершили успешным пуском контрольной ракеты от серийной партии. 4 марта 1959 года ракету Р-12 наземного базирования приняли на вооружение — страна получила мощное ракетно-ядерное оружие.

Успех днепропетровских ракетостроителей оказался настолько очевиден, что в июле 1959 года город на Днепре посетил Никита Хрущев, к тому времени сосредоточивший в своих руках все рычаги высшей партийной и государственной власти в стране. Глава правительства вручил ОКБ-586 и заводу №586 ордена Ленина. Михаил Янгель, Василий Будник и директор завода Леонид Смирнов стали Ге­роями Социалистического Труда. Более 500 конструкторов и заводчан были удостоены государственных наград.

Вскоре после посещения Днепровского ракетного центра Никита Хрущев сделал сенсационное заявление: «В нашей стране производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, точно сосиски из автомата!»

Днепропетровские «сосиски» явно пришлись по вкусу военным: 17 декабря 1959 года на базе ракет Р-12 был создан новый вид войск — Ракетные войска стратегического назначения.

 


Яндекс.Метрика