На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М

Назад.

Оглавление.

Далее.

Заключение

 

Уважаемый читатель! На страницах этого сборника материалов представлена широкая ретроспектива создания, становления и развития ракетостроительной отрасли в Советском Союзе. Ценой сосредоточения научно-технических усилий, огромных финансовых, материальных и людских ресурсов страна в середине XX века в короткие сроки ликвидировала отставание в создании ядерного оружия и средств его доставки, похоронила монополию США в производстве атомных бомб, и добилась в 70-х годах паритета в стратегических наступательных вооружениях двух великих держав.

Это создало в дальнейшем основу для принятия ряда решений по взаимному сокращению накопленных за годы жесткого противостояния СССР и США ядерных потенциалов и снижению бремени расходов на оборону, снизило порог их ядерного противостояния.

Ракетостроение менее чем за 30 лет превратилось в высокотехнологическую отрасль, не только отвечающую современным мировым стандартам, но и обеспечивающую динамичное производство ракетной техники с самыми высокими и эффективными боевыми характеристиками.

Несмотря на то, что в конце 80-х годов администрацией М. Горбачева в области стратегических вооружений принимался ряд волюнтаристских и популистских решений, ущемляющих интересы СССР, стратегическое равновесие между СССР и США продолжало сохраняться, хотя коренным образом изменилась обстановка в Европе, началось лавинообразное разрушение мировой социалистической системы, военной организации стран Варшавского Договора. «Новое политическое мышление», неподкрепленное глубоко продуманными и последовательными реформами, проведение мероприятий по Договору между СССР и США о РСМД нанесло первый ощутимый удар по предприятиям оборонно-промышленного комплекса.

С развалом СССР как мировой державы в стране в 90-х годах разразился мощный экономический кризис, приведший к невиданному упадку всех отраслей народного хозяйства, в том числе и ракетостроительной отрасли. Изменился политический строй государства. Возможности нового руководства страны по обеспечению национальной безопасности резко снизились.

В этих условиях политические «проходимцы»-реформаторы 90-х годов, идя в кильватере американских политиков и под их прямым нажимом, подписали ряд соглашение в области ограничения стратегических вооружений, прямо ущемляющих интересы нашей страны, которые к 2010-2015 гг. должны были привести к полному разрушению стратегических сил России (печально известный Договор о СНВ-2 и др.). Так было принято очень важное для США решение об ограничении мобильности БЖРК с РГЧ, а потом и их ликвидации, о невыгодной для России динамики сокращения тяжелых ракетных комплексов с РГЧ и РГЧ ИН и уничтожения их пусковых установок.

В то же время в политике американской администрации начали все более отчетливо проявляться тенденции обеспечить свое абсолютное превосходство в военной сфере, на фоне все более явной ставки на решение сложных вопросов мировой политики силовым путем.

В 2001 году в документе «Обзор состояния и принципов развития ядерных сил США», в котором представлена нынешняя американская ядерная стратегия, определена задача перехода к новой триаде. включающей ядерные и обычные ударные силы, систему обороны, в первую очередь, эшелонированную систему противоракетной обороны (ПРО) и гибкую оборонительную инфраструктуру.

13 июля 2002 года президент США Дж. Буш официально заявил о выходе США из Договора по ПРО 1972 года, и уже в декабре Минобороны США приступил к ускоренной программе создания национальной системы ПРО, в соответствии с которой в течение 10-15 ближайших лет планируется поэтапное развертывание многоэшелонной глобальной системы ПРО с многочисленными элементами космического базирования для зашиты территории США и американских вооруженных сил в значительных по размерам зонах на различных ТВД, а также «друзей и союзников» США от ударов баллистических ракет всех типов.

Представляя новую стратегию национальной безопасности, президент Дж. Буш в марте 2006 г. заявил, что США теперь намерены в равной степени использовать «наступательные» и «оборонительные» удары сокрушительной силы в качестве основного инструмента превентивных действий против потенциальных противников. При таком подходе именно системы ПРО становятся ключевым элементом «сдерживания как государств – врагов Америки, так и негосударственных формирований ее противников».

Несмотря на то, что США декларируют необходимость такой системы ПРО угрозами создания ракетных систем в Иране и Северной Кореи, это является удобной ширмой, поскольку реальные возможности этих государств весьма ограничены. Отсюда следует вывод, что работы по ПРО в США проводятся, исходя из других оценок нанесения ракетных ударов. Реально обладают такими возможностями Россия и КНР. Американские эксперты полагают, что «уже в скором будущем у США может появиться возможность уничтожить первым же ударом стратегический ядерный потенциал России и Китая». Это фактически возвращает мир к временам ядерной монополии США 40-х годов XX века.

Реальными шагами в этом направлении является появление на Аляске первого позиционного района базирования ракет-перехватчиков, развертывание соответствующей инфраструктуры, придание РЛС раннего предупреждения о ракетном нападении функций ПРО. Далее, на базе морской системы «Иджис» создаются мобильные комплексы ПРО, представляющие потенциальную угрозу для российских МСЯС. Нельзя исключить и реализацию намерений американской стороны развернуть в перспективе космические ударные системы ПРО, представляющие особую опасность для глобальной стабильности.

Настораживают также практические шаги США по развертыванию на территории стран Центральной и Восточной Европы (в Польше, Чехии, Венгрии, Турции, Болгарии) уже в 2010-2011 гг. радиолокационных станций раннего предупреждения и ракет-перехватчиков шахтного базирования системы ПРО. На эти цели в проект бюджета на 2007 год. который начнется 1 октября 2006 года, выделяется на закупку материалов и оборудования 119 млн. долларов.

Как известно, суть стратегии сдерживания определяется наличием возможности гарантированного уничтожения противника с привлечением как всех элементов триады стратегических наступательных сил (МБР, БРПЛ и стратегической авиации), так и оборонительных сил и средств (противоракетной, противовоздушной и противолодочной обороны), обеспечивающих выживаемость средств нападения.

В своей статье «Противоракетная оборона Соединенных Штатов: что дальше» Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии Ю.Н. Балуевский пишет[218]: «Почти 30 лет Договор по ПРО являлся основой всей системы договоренностей в области ограничения и сокращения стратегических наступательных вооружений. Это определялось тем, что одновременно с подписанием данного договора был подписан и Договор ОСВ-1, впервые ограничивший количественное наращивание стратегических наступательных вооружений и зафиксировавший взаимосвязь стратегических наступательных и оборонительных вооружений, подтверждавшуюся впоследствии практически во всех соглашениях в области СНВ договорах ОСВ-2, СНВ и договоре о СНП, Таким образом, взаимное ядерное сдерживание двух «сверхдержав», обеспечивавшее стратегическую стабильность в мире, десятилетиями базировалось на потенциале их стратегических наступательных вооружений и невозможности полностью «компенсировать» этот потенциал оборонительными противоракетными системами». [218]

Реализация американской администрацией планов по развертыванию системы ПРО, считает он, «...повлечет за собой изменение существующего между Россией и США соотношения возможностей стратегических наступательных вооружений, а это, возможно, потребует внесения корректив в российские подходы к дальнейшему сокращению данного вида вооружений в соответствии с нашим анализом и прогнозом.

Мы должны быть готовы к самому негативному развитию ситуации, когда все наши наихудшие предположения станут реальностью. С этой целью необходимо предусмотреть развитие соответствующих научных и технологических цепочек, позволяющих устранить или минимизировать возможные негативные последствия таких действий». [219]

По нашему мнению, уже сегодня, учитывая далеко идущие планы США под флагом создания всеобъемлющей противоракетной обороны и продолжающееся расширение НАТО на восток, должны быть предприняты незамедлительные ответные меры по обеспечению национальной безопасности России и ее союзников, которые бы начали реализовываться в ближайшей и более отдаленной перспективе.

В первую очередь, необходимо ускорить (в соответствии с ранее имевшимися планами) развертывание ракетной группировки с шахтными и мобильными пусковыми установками «Тополь-М». Активизировать работы по разработке перспективных систем преодоления противоракетной обороны с учетом применяемых США принципов и технологий развертывания многоэшелонированной системы ПРО.

Как можно дольше сохранить группировку ракет шахтного базирования РС-20, являющуюся серьезным противовесом стремлений США получить одностороннее преимущество в системе ядерного сдерживания. Возможно, предусмотреть шаги по приостановлению уничтожения (их механическое разрушение или заполнение шахт бетоном) шахтных пусковых установок МБР, из которых извлекаются ракеты с истекшими сроками эксплуатации, с тем, чтобы, при необходимости, можно было с меньшими затратами и в более короткие сроки ликвидировать намечающийся дисбаланс в стратегических наступательных средствах между США и РФ.

Приостановить разрушение существующей инфраструктуры РВСН, разветвленной системы боевого управления ракетно-ядерным оружием и дальнейшее расформирование ракетных соединений и частей. Нельзя допустить ликвидации РВСН, как вида Вооруженных Сил, их переподчинение другим видам ВС, в том числе ВВС, отказ от уникального опыта поддержания высокой степени боевой готовности и несения боевого дежурства.

Между тем, для этого беспокойства есть все основания. Так, 8 сентября 2006 года, Председатель военно-промышленной комиссии министр обороны С. Иванов на ее заседании, говоря о перспективах развития стратегических ядерных сил России, озвучил намерения перенести центр тяжести на морские стратегические ядерные силы (МСЯС). Это затратный путь развития стратегической триады, слепо копирующий путь развития СЯС США. Наша страна исторически шла иным путем, создавая и развивая свои РВСН. добилась в этом направлении серьезных успехов. Не является ли это повторением тяжелейших ошибок и просчетов 90-х годов XX столетия, когда была практически полностью разрушена промышленность, а потом стали приниматься огромные усилия по ее восстановлению?

Нельзя, на наш взгляд, снимать с повестки дня и разработку новой жидкостной тяжелой отечественной ракеты, которая могла бы стать, при необходимости, заменой ракеты Р-36М2. Кооперация по ее разработке могла бы сложиться вокруг близкого к РВСН ГК НПЦ им. М.В. Хруничева, имеющего не только большой исторический опыт ракетостроения, но и серьезные перспективные планы создания новых современных носителей для космических аппаратов.

Планам строительства шахтных пусковых установок для противоракет вблизи границ РФ и стран СНГ должна быть противопоставлена программа разработки и, в дальнейшем создания мобильных пусковых установок соответствующей дальности и с соответствующими районами боевого развертывания для нейтрализации возникающей угрозы вблизи западных границ России. Эта программа явилась бы также отрезвляющим фактором для политиков государств, вовлекаемых в эти опасные планы.

Для решения вновь возникающих задач по обеспечению национальной безопасности России и ее союзников э ближайшей и более отдаленной перспективе необходимо обеспечить накопление и приумножение научно-технического и производственного потенциала оборонной промышленности, ее ракетостроительной отрасли, как основы могущества нашего государства, способного противостоять агрессивному курсу США и военной машине НАТО. Только в этом случае Россия сможет стать тем притягательным центром, к которому будут стремиться государства, проводящие политику укрепления своего суверенитета и отстаивающие свою независимость.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика