На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М
4. ОТЕЧЕСТВЕННОЕ РАКЕТОСТРОЕНИЕ В 1977-1989 ГГ.

Назад.

Оглавление.

Далее.

Ракетные комплексы четвертого поколения

По мнению ученых, конструкторов, работников промышленности и военных, ВПК Советского Союза в период руководства Л.И. Брежнева развивался особенно быстрыми темпами. В этот период были разработаны, внедрены в производство и приняты на вооружение стратегические комплексы с межконтинентальными баллистическими ракетами, оснащенными РГЧ ИН, созданы уникальные, не имеющие аналогов в мире мобильные грунтовой и железнодорожный ракетные комплексы и многое другое.

18 июня 1979 года Л.И. Брежнев и Д. Картер подписали договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). Каждая сторона могла иметь не более 2250 стратегических носителей (МБР, БРПЛ и стратегических бомбардировщиков). Договор предусматривал сокращение ракет-носителей с разделяющимися головными частями индивидуального наведения и бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами, до 1320 единиц для каждой стороны, договор запрещал строительство новых стационарных и создание мобильных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет и разрешал проведение летных испытаний и развертывание только одного нового типа легких МБР с количеством боеголовок, не превышающим 10 единиц.

Конгресс США отказался ратифицировать этот договор, хотя он был ратифицирован Верховным Советом СССР. Однако реально стороны соблюдали основные положения договора ОСВ-2.

После того как Советский Союз снял с вооружения и ликвидировал 210 ШПУ Р-9А и Р-16У, количество шахтных пусковых установок сохранялось на уровне 1398 единиц. С 1978 года все они были оснащены тремя типами ракет раннего поколения УР-100 различных модификации, Р-36, РТ-2П и тремя типами новых ракет Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н.

Начало 1980-х годов ознаменовалось очередной попыткой США установить свое превосходство в ядерном потенциале, началось развертывание новых более мощных стратегических систем МБР наземного базирования МХ и МБР морского базирования «Трайдент», превосходящих по боевой эффективности ракеты «Минитмен-3» и «Посейдон» в 6-15 раз. Кроме того, сильнейшим дестабилизирующим фактором в балансе стратегических наступательных вооружений становилась «стратегическая оборонная инициатива» США, предусматривающая вывод в космос новых систем вооружения, в том числе работающих на новых физических принципах, для поражения боеголовок МБР СССР на всей траектории их полета. Это побудило советское руководство принять ответные меры.

В частности, в состав РВСН были введены мобильные и стационарные ракетные комплексы четвертого поколения, не уступающие по боевой эффективности американским системам.

В 1970-1980-е годы выпуск боевой ракетной техники обеспечивали несколько сот предприятий промышленности. Окончательную сборку межконтинентальных баллистических ракет вели семь крупнейших машиностроительных объединений. МБР Р-36М, МР УР-100 и их модификации выпускало Производственное объединение «Южный машиностроительный завод» в Днепропетровске, УР-100, УР-100Н и их модификации – московский машиностроительный завод имени М.В. Хруничева, РС-12М – Воткинский завод, РТ-23 – Павлоградский механический завод ПО «Южмаш». Серийное производство МБР УР-100 было также налажено в Омском производственном объединении «Полет» и Оренбургском производственном объединении «Стрела». Серийный выпуск МБР РТ-2П вел Пермский завод химического оборудования (до этого сборка ракет РТ-2 велась на Пермском машиностроительном заводе имени В.И. Ленина).

В течение 1982 года СССР осуществил около 150 испытательных и учебно-боевых пусков МБР. В конце 1980-х годов промышленность страны выпускала свыше двухсот пятидесяти боевых ракетных комплексов МБР ежегодно. Около половины из них производило НПО «Южное».

К 1986 году СССР имел на вооружении пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет, часть из которых была оснащена моноблочными ракетами УР-100 различных модификаций, РТ-2П, «Тополь», часть – ракетами с РГЧ ИН: Р-36М, МР УР-100, УР-100Н.

Во второй половине 1980-х годов в СССР продолжали разработку межконтинентальных баллистических ракет три головные организации: КБ «Южное» в Днепропетровске, возглавляемое В.Ф. Уткиным, НПО машиностроения в Реутове, возглавляемое Г.А. Ефремовым и московский институт теплотехники, возглавляемый Б.Н. Лагутиным.

В 1985 году Главнокомандующим РВСН был назначен генерал армии Ю.П. Максимов, остававшийся на этой должности до 1992 года.

Указанный период характеризуется разработкой и принятием на вооружение подвижных стратегических ракетных комплексов с твердотопливными баллистическими ракетами межконтинентальной дальности полета – МБР «Тополь» и РТ-23 УТТХ. Во время разработки проектов этих ракет рассматривалось три варианта базирования: шахтный типа ОС, грунтовый и железнодорожный подвижные. По результатам научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполненных организациями МО и предприятиями промышленности, на вооружение были приняты грунтовый подвижный РК «Тополь», боевой железнодорожный РК с МБР РТ-23 УТТХ и шахтный типа ОС с усиленной защитой с МБР РТ-23 УТТХ.

Комплекс «Тополь» с трехступенчатой межконтинентальной твердотопливной ракетой РТ-2ПМ был принят на вооружение в 1985 году. Его разработка началась в 1980 году в МИТ, как модернизация МБР РТ-2П. Самоходные пусковые установки, производство которых развернуто на ПО «Баррикады», смонтированы на базе семиосных автомобилей МАЗ-7912 и МАЗ-7917. В соответствии с Меморандумом к договору СНВ-1 на 1 сентября 1990 года в СССР было развернуто 208 установок комплекса «Тополь», а по состоянию на 1993 год – около 340. Организационно в ракетный полк входит 9 самоходных установок, 3-5 полков составляют дивизию. На каждую пусковую установку в месте постоянной дислокации предусмотрено железобетонное стационарное сооружение длиной 30,4 м, высотой 7,2 м и шириной 8,1 м. Для управления ракетными комплексами «Тополь» используются подвижные командные пункты, выполненные на базе четырехосного автомобиля МАЗ-543М. Ракетный комплекс ставился на боевое дежурство в четыре этапа: со стационарным КП (23 июля 1985 года под Йошкар-Олой); с мобильным ПКП (28 апреля 1987 года под Нижним Тагилом); с усовершенствованным мобильным ПКП (27 мая 1988 года под Иркутском); с АСБУ нового поколения (30 декабря 1988 года под Тейково). Ракета РТ-2ПМ комплекса «Тополь» изготавливалась Воткинским машиностроительным заводом. В дальнейшем в МИТ создавались более совершенные ракетные комплексы с малогабаритной МБР «Курьер» и ракетой «Скорость».

На базе ракеты «Тополь» в рамках конверсионных работ НТЦ «Комплекс» и МИТ создали космическую четырехступенчатую ракету-носитель «Старт-1», которая способна выводить полезную нагрузку до 550 кг на полярные круговые орбиты с высотой до 700 км. Ее первый старт состоялся 25 марта 1993 года с Плесецкого полигона. В дальнейшем ракету модернизировали с доведением числа ступеней до 5 (при длине ракеты до 29 м), стартового веса до 60 тонн при выводимой полезной нагрузке до 750 кг. Первый испытательный пуск пятиступенчатого варианта ракеты состоялся в 1995 году.

С января 1969 года в КБ «Южное» под руководством генерального конструктора В.Ф. Уткина на базе наработок по МБР РТ-21 и РТ-22 проводились работы по созданию универсального ракетного комплекса с МБР РТ-23 для ШПУ, грунтовых подвижных ПУ и железнодорожных подвижных ПУ. Значительная организационная роль в этих работах принадлежит руководству Минобщемаша А.С. Афанасьеву, О.Д. Бакланову, В.Х. Догужиеву, а в вопросах изготовления, отработки и внедрения комплексов в серийное производство заместителям министра общего машиностроения С.С. Ванину, А.С. Матренину, А.В. Усенкову. В результате этих работ были созданы и приняты на вооружение трехступенчатые твердотопливные МБР РТ-23У, имеющие по 10 боеголовок индивидуального наведения; с подвижной железнодорожной ПУ (принят на вооружение в 1989 году, ЖДПУ проектировалась в КБСМ под руководством генерального конструктора А.Ф. Уткина); с шахтной пусковой установкой типа ОС (принят на вооружение в 1990 году, первый полк заступил на боевое дежурство 19 августа 1988 года под Первомайском). Ракеты РТ-23 и РТ-23 УТТХ изготавливались Павлоградским механическим заводом (ПО «Южный машиностроительный завод») на Украине, выпущено более 200 ракет. В разработке зарядов для РДТТ принимало участие НПО «Искра», здесь же были созданы отдельные РДТТ для морских баллистических ракет Р-31 и Р-39 ракетных комплексов Д-11 и Д-19 соответственно – генеральный конструктор Л.Н. Лавров (впоследствии М.И. Сокольский). Железнодорожные ПУ выпускались Юргинским машиностроительным заводом России.

Подвижный грунтовый комплекс «Целина-2» с МБР РТ-23 не был принят на вооружение, хотя для него были два варианта пусковых установок грузоподъемностью по 140 тонн: МАЗ-7906 с двигателем мощностью 1200 л.с. и МАЗ-7907 с двигателем мощностью 1500 л.с.

Согласно Меморандуму к договору СНВ-1 на 1 сентября 1990 года было развернуто 33 пусковых установки подвижных ракетных железнодорожных комплексов с ракетами РТ-23 УТТХ (позже – 36 ПУ) и не развернуто 10 ЖДПУ, 9 ЖДПУ находились на Плесецком полигоне для испытаний. Все они сведены в три ракетные дивизии по 3-4 ракетных полка в каждой. В каждом полку один железнодорожный состав стандартной конфигурации с тремя пусковыми установками. Для их защиты в каждой дивизии имелось 1-2 железобетонных стационарных сооружения, длиной 462 м, высотой 10,4 м и шириной 9,2 м. Ракетные дивизии были размещены в районах станций: Кострома (в составе 4 полков – железнодорожных составов с 3 ПУ в каждом, стационарных сооружений – 2); Бершеть (Тернопольско-Берлинская ракетная дивизия, в составе 3 полков – железнодорожных составов с 3 ПУ в каждом, стационарных сооружений – 1); Красноярск (Венская ракетная дивизия, в составе 4 полков – железнодорожных составов с 3 ПУ в каждом, стационарных сооружений – 1).

Кроме этих комплексов принимается на вооружение модернизированная тяжелая жидкостная МБР Р-36М2 (РС-20В), являющаяся развитием МБР третьего поколения Р-36М и Р-36М УТТХ. Первый полк с Р-36М2 заступил на боевое дежурство 30 июля 1988 года под Домбаровским.

В эти годы в Московском НИИ радиосвязи под руководством генерального конструктора А.П. Биленко были разработаны, испытаны и поставлены на боевое дежурство в составе пунктов управления и РК системы радиоканалов боевого управления «Эфир» и «Риф», аппаратура радиоканатов РБУ-РО, а так же велась разработка специальных систем «Циклон», «Горн» и др.
Под руководством начальника и главного конструктора коломенского КБ Машиностроения Н.И. Гущина, в этот период был создан комплекс активной зашиты ШПУ РВСН от ядерных боевых блоков и разработан проект комплексной зашиты объектов РВСН от высокоточного неядерного оружия, а также впервые в стране осуществлен маловысотный неядерный перехват высокоскоростных баллистических целей.

Наземное оборудование для большинства типов МБР этого периода создавалось в ЦКБТМ (ЦКБ тяжелого машиностроения) под руководством начальника и главного конструктора А.А. Леонтенкова, а все специальные железнодорожные агрегаты для технических и стартовых комплексов РВСН создавалось в ЦКБ транспортного машиностроения под руководством директора и генерального конструктора Л.Д. Новикова.

С середины 1970-х годов в НПО «Импульс» началось создание АСУ РВСН третьего поколения. К изготовлению аппаратуры КСА были привлечены: Харьковские заводы «Коммунар» и «Монолит». Киевский радиозавод.

С начата 1980-х годов производились испытания новых стратегических крылатых ракет (КР) РК-55 средней дальности малой заметности наземного базирования, ракета создавалась в свердловском КБ «Новатор» под руководством Л.В. Люлькова на базе морской стратегической крылатой ракеты «Гранат», которой вооружены советские атомные подводные лодки. Более мощная сверхзвуковая крылатая ракета «Метеорит», вариант морской стратегической КР, быт создан в НПО «Машиностроения». Работы начинались под руководством В.Н. Челомея, завершал – генеральный конструктор Г.А. Ефремов. Для этих крылатых ракет создавались подвижные грунтовые пусковые установки. Испытания и развертывание крылатых ракет средней дальности наземного базирования были прекращены в соответствии с договором РСМД и в дальнейшем ракеты и пусковые установки были ликвидированы вместе с ракетами комплексов средней дальности Р-12, Р-14 и «Пионер».

8 декабря 1987 года в Вашингтоне руководителями государств М.С. Горбачевым и Р. Рейганом был подписан «Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности» (Договор РСМД). По этому документу подлежали ликвидации и в течение трех лет СССР и США обязывались ликвидировать все ракеты наземного базирования с дальностью стрельбы от 500 до 5500 км. По Меморандуму к Договору РСМД у Советского Союза было развернуто 484 пусковые установки ракет средней дальности Р-12, Р-12У, Р-14 и «Пионер» с 470 ракетами и 197 пусковых установок ракет меньшей дальности (дальность от 500 до 1000 км) РК «Темп-С» и «Ока» (ракета 9М714 комплекса «Ока» имела дальность 400 км, тем не менее, она была включена в договор) с 387 ракетами. Соединенные Штаты имели развернутых 214 пусковых установок ракет средней дальности «Першинг-2» и BGM-109С с 429 ракетами, все 170 ракет меньшей дальности «Першинг-1А и Б» были не развернуты.

В соответствии с этим договором РСМД в 1988-1991 годах были ликвидированы (приводится информация только по ракетам средней дальности): 72 ракеты 15Ж45 и 15Ж53 РК «Пионер» – методом пуска из районов городов Чита и Канск; 582 ракеты 15Ж45 РК «Пионер» – подорваны (с них снято 1215 боевых блоков) на полигоне Капустин Яр; 509 пусковых установок и 126 транспортно-заряжающих машин ракетного комплекса «Пионер» – утилизированы на базе «Сарны», 155 ракет Р-12 и Р-14, 72 наземные ПУ для ракет Р-12 на базе «Лесная», 60 головных частей и 246 единиц наземного оборудования к ним на арсеналах.

Отношение военных обозревателей и значительной части общественности к содержанию этого договора, спустя почти 20 лет после его подписания, остается, по-прежнему, неоднозначным.

«...Договор РСМД (1987 г.) между СССР и США нанес непоправимый ущерб нашей безопасности на Европейском и Азиатском континентах, лишив возможности парировать агрессивные намерения потенциальных противников наличием мощного арсенала ядерных средств средней и промежуточной дальности. М.С. Горбачев и Э.А. Шеварднадзе часто объясняли такое невыгодное для СССР сокращение «заботой о безопасности страны», «малым подлетным временем» американских баллистических и крылатых ракет, «трудностью обнаружения и уничтожения» этих ядерных средств противника силами ПВО и ПРО, угрозой «першингов» и «томагавков» для главных политических и экономических центров СССР (Москва, Ленинград, Киев, Минск...), однако уступки, на которые пошло тогдашнее советское руководство, просто... фантастические! Наша страна по РСМД обязалась и выполнила обязательство уничтожить 829 РСД (ракеты средней дальности) типов: РСД-10 (СС-20) «Пионер», Р-12 (СС-4), Р-14 (СС-5). Взамен США вывозили из Европы и складировали на территории США 689 РСД («Першинг-2» и БГМ-109 «Томагавк»), снимая с них ядерные боеголовки. Лишь часть американских РСД была полностью ликвидирована! Вывезенные «томагавки» (по свидетельству очевидцев!) еще долгое время состояли на вооружении ВВС США в «неядерном» варианте.

Потенциально США могут в любое время ввезти на европейский театр военных действий свои крылатые ракеты, оснастив их ядерными боеголовками. Россия же ничего им противопоставить не сможет – наши средства средней дальности уничтожены, а заводы, их производившие, давно перепрофилированы и не выпускают аналогов СС-20, СС-4 и СС-5 уже много лет. Восстановить технологический процесс в нынешних условиях не представляется возможным: ушли кадры, нет оборудования, да и денег нет! США же производят КРСД «Томагавк» до сих пор!

Было бы полбеды, если бы СССР ликвидировал лишь РСД. Стараясь угодить заокеанским «дядям», наши руководители решили сделать им подарок, согласившись на ликвидацию не только РСД, но и... оперативно-тактических ракет ОТР-22 и ОТР-23 (СС-12 и СС-23 «Ока») в количестве... 929 (!) в обмен на опять-таки вывоз из Европы на американский континент... 170 РМД ракеты меньшей дальности «Першинг-1» модификации А и В. При этом были ликвидированы базы таких ракет не только в Европе и на европейской части СССР, но даже и на Дальнем Востоке, и в Азии, где они, разумеется, никакого вреда США и странам НАТО не могли нанести! Остается лишь дивиться такой «мудрости» и «прозорливости» тех, кто РСМД с нашей стороны подписывал! Американцы вряд ли ожидали такого поворота событий.

Случись сейчас военный конфликт в Европе или где-нибудь на наших границах с применением ядерного оружия, нечем будет парировать угрозу тотального ядерного уничтожения нашей страны. Самолеты – носители ядерного оружия, оставшиеся в распоряжении России, имеются в крайне небольшом количестве, ракетного оружия практически нет, кроме комплекса «Точка», к которому ядерный боеприпас не разработан.

Договор СССР и США по тактическому ядерному оружию оставил нас вообще без перспектив на ответное использование ядерных средств «передового» базирования во время фронтовых и армейских операций. Мы обязались уничтожить все ядерные артиллерийские снаряды и боеголовки для тактических ракет, боеголовки к зенитным ракетам (частично), все ядерные мины, часть ядерных бомб авиации флота и некоторые другие средства. США же уничтожали лишь те тактические ядерные вооружения, которые нашей стране и не угрожали (малая дальность полета), однако сохраняли путем центрального складирования почти все морские ядерные средства ТН (тактического назначения). Авиационные же тактические ядерные средства США не были сокращены ни на одну единицу. В случае возникновения локальной ядерной войны Россия не сможет противостоять в ней США и НАТО, могущим в любой момент снять со складирования несокращенные ТЯС. У России же нет ни артснарядов, ни боеголовок к тактическим ракетам в ядерном оснащении, ни достаточного количества авиационных бомб...». [156]

С подписанием ряда договоров о сокращении ракетных комплексов РВСН и их реализацией в военно-промышленном комплексе страны также происходят существенные изменения: закрывается ряд разработок и исследований в оборонных НИИ и КБ, останавливается производство отдельных видов ракетной техники на многих предприятиях и заводах, принимаются меры по перепрофилированию производства на другие виды продукции, закрываются программы сопровождения войсковой эксплуатации некоторых типов ракетных комплексов, доработок и работы по продлению их сроков эксплуатации и выпуску необходимых для этого запасных узлов и деталей.

Вместе с тем, в процессе проводимой в стране перестройки, начинает меняться и отношение высшего политического руководства к развитию и функционированию военно-промышленного комплекса, что влечет за собой срывы в финансировании, нарушение дисциплины в выполнении комплексных планов и взаимных обязательств, снабжении и поставок. Все это свидетельствовало о приближении в стране экономического кризиса.

Заместитель Главнокомандующего РВСН Герой Социалистического труда генерал-полковник Г.Н. Мачиновский писал: «...Последние годы моей службы были особыми. Как-то остро стала ощущаться новая атмосфера на верхних уровнях руководства. Если до 1985 года немыслим был срыв сроков постановки на боевое дежурство очередного планового полка, то с приходом М.С. Горбачева картина стала в корне меняться. Событием стал ввод полка в строй в установленные сроки. Совершенно непонятными стати назначения на должности в верхнем эшелоне власти.

Странные вещи творились на «пятерке», которой руководил Зайков. Эта «пятерка» буквально растаптывала мнение военных при подготовке Договора о РМСД. Делалось все, чтобы подорвать могущество нашей страны. Порядки у нас в стране и в Вооруженных Силах стали диктоваться могущественным определенным (замена слова в тексте сделана составителем) лобби из-за океана. После успешного проведения первой серии пусков ракет «Пионер» в Забайкалье (имеется в виду пуски по программе уничтожения ракет по РСМД – прим. составителя) я вернулся в Москву со смешанным чувством. С одной стороны, я был доволен высокой надежностью наших ракет, а с другой мне было стыдно за свое государство, которое бездумно расстреливает свою мощь. Аплодисменты американских инспекторов до сих пор больно бьют, по-моему, воинскому самолюбию. Всю свою сознательную жизнь я работал на укрепление боевой готовности Вооруженных Сил. А теперь мой опыт, знания начинают обращать на ослабление, на ликвидацию этой мощи. До 50 лет службы, а я мечтал дослужить до этой вехи, мне оставалось чуть больше года. Но я не мог больше служить и, сославшись на свой возраст (а я прослужил установленный рубеж 60 плюс 5 лет), в возрасте 66 лет написал рапорт с просьбой уволить меня в отставку...». [157]

Очевидно, что переговорный процесс между двумя ведущими державами по взаимному сокращению стратегических наступательных вооружений на основе взаимного паритета, достигнутого к началу 70-х годов, диктовался здравым смыслом и положительно воспринимался международной общественностью. Но международные события, начиная с середины 80-х годов, пошли, как показала история, по иному пути, нежели это задумывали идеологи перестройки.

В этот период у нового политического руководства страны наступает пора романтизма и эйфории в политике и военной стратегии, чего не может допустить ни один опытный политик. Здесь был нужен трезвый расчет, основанный на глубоком военно-научном и историческом обосновании предпринимаемых шагов, далеко идущий прогноз, предвидение результатов и их последствий.

Сама идея освобождения Европы от присутствия ядерного оружия, несомненно, положительная. Ею и диктовалось решение о подготовке и подписании Договора по РСМД между США и СССР. Но наши партнеры по переговорам сумели воспользоваться результатами происшедших сокращений в свою пользу.

В результате ликвидации РСМД, на наш взгляд, пропал фактор «постоянного присутствия» боевых возможностей ракет средней дальности на прилегающих театрах военных действий, что позволило нашим соперникам без оглядки проводить свою жесткую позицию в отношении нас и наших соседей, не считаясь с интересами России. Это явилось ее оттеснением на второстепенные позиции и откровенным проявлением диктата.

Еще не добившись положительных результатов своей деятельности внутри собственной страны, наши политики бросились, очертя голову, в перестройку политической жизни в Европе. Однако они просчитались, потому что за их шагами не последовали такие же шаги других участников международного сообщества.

Надежды, что в результате новых реалий мир от биполярного перейдет к миру многополярному, оказались мифом. Низведя Россию в ранг «прочих» государств, мир стал однополярным, в котором стала главенствовать лишь одна политика – политика США, возобладали ее великодержавные интересы и диктаторские замашки. Подтверждение тому – вмешательство США во внутренние дела в Югославии, развязанная против нее по американской технологии война и ее расчленение при полном игнорировании позиции России, расправа над президентом Югославии С. Милошевичем с помощью Гаагского трибунала. Там в тюрьме он и погиб из-за отказа оказать ему своевременную медицинскую помощь. Обвиненный в геноциде, он погиб невиновным, до завершения над ним судебного процесса, в котором он защищал себя сам.

Таким образом, политика разоружения России сыграла, как мы считаем, разрушительную роль в общей стабильности мировой обстановки в конце 80-х годов, так как мир лишился противовеса американской политике диктата и насилия, каждый вынужден был теперь заботиться сам о себе. Практически все государства под воздействием доминирующей политики США и НАТО начали предпринимать меры по повышению своей обороноспособности, настойчиво вооружаться, а некоторые разрабатывать свое ядерное оружие. С окончанием противостояния двух мировых систем начался неуправляемый процесс повышения вооруженного потенциала в различных точках земного шара. Теперь уже ясно, что, стремясь увеличить свою популярность, М.С. Горбачев «продавил» принятие совершенно неравноправного решения (3:1) по сокращению РСМД, наивно полагая, что американское руководство и правительства западных стран устремятся вслед за ним, как под зеленый свет светофора, к всеобщей идеалистической умиротворенности.

Непредсказуемый ранее развал Советского Союза и последовавший за этим раздел и глобальное сокращение всех стратегических ядерных сил России, в корне изменило общую обстановку в мире. Паритет в области стратегических ядерных сил между США и СССР, к которому последний стремился в течение 3-х десятков лет, оказался в кратчайшие сроки разрушенным, похоронив тем самым основы военной доктрины нашего государства.

Западные страны в результате этих эпохальных перемен на востоке Европы оказались далеко впереди России, что позволило им, уже по своему усмотрению, строить и развивать стратегическую политику, не считаясь всерьез с резко ослабевшими возможностями России.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика