На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М
3. РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАКЕТОСТРОЕНИЯ В 1970-Е ГОДЫ

Назад.

Оглавление.

Далее.

Комплекс командных ракет (15П011)
системы «Периметр» (15Э601) с ракетой 15А11 [125]

В начале 70-х годов, учитывая реальные возможности высокоэффективных методов радиоэлектронного подавления потенциальным противником средств боевого управления РВСН, стала весьма актуальной задачей гарантированного доведения боевых приказов в случае чрезвычайного положения от высших звеньев управления (Генштаб ВС СССР, Управление РВСН) до командных пунктов и отдельных пусковых установок стратегических ракет, стоящих на боевом дежурстве.

Возникла идея использовать для этих целей в дополнение к имеющимся каналам связи специальную командную ракету, оснащенную мощным радиопередающим устройством, запускаемую в особый период и подающую команды на пуск всех ракет, находящихся на боевом дежурстве по всей территории СССР.

Разработка специальной командной ракетной системы, получившей название «Периметр», была задана КБ «Южное» постановлением правительства СССР № 695-227 от 30 августа 1974 г. В качестве базовой ракеты первоначально предполагалось использовать ракету МР-УР-100 (15А15), впоследствии остановились на ракете МР-УР-100 УТТХ (15А16). Доработанная в части системы управления с новой головной частью ракета получила индекс 15А11.

В декабре 1975 г. был выполнен эскизный проект командной ракеты. На ракете устанавливалась специальная головная часть, имевшая индекс 15Б99, включавшая в себя оригинальную радиотехническую систему разработки ОКБ ЛПИ. Для обеспечения условий ее функционирования ГЧ во время полета должна была иметь постоянную ориентацию в пространстве. Специальная система ее успокоения, ориентации и стабилизации была разработана с использованием холодного сжатого газа (учитывая опыт разработки ДУ для СГЧ «Маяк»), что существенно сократило стоимость и сроки ее создания и отработки. Изготовление СГЧ 15Б99 было организовано на НПО «Стрела» в г. Оренбурге.

После наземной отработки новых технических решений в 1979 г. начались ЛКИ командной ракеты. На НИИП-5, на площадках 176 и 181, были введены в строй две экспериментальные шахтные ПУ. Кроме того, на площадке 71 был создан специальный командный пункт, оснащенный вновь разработанной уникальной аппаратурой боевого управления для обеспечения дистанционного контроля и пуска командной ракеты по приказам, поступающим от высших звеньев управления РВСН. На специальной технической позиции в корпусе сборки была сооружена экранированная безэховая камера, оборудованная аппаратурой для автономной проверки радиопередатчика.

Летные испытания ракеты 15А11 проводились под руководством Госкомиссии, возглавляемой генерал-лейтенантом В.В. Коробушиным, первым заместителем начальника Главного штаба РВСН.

Первый пуск командной ракеты 15А11 с эквивалентом передатчика был успешно проведен 26 декабря 1979 г. Были проверены разработанные сложные алгоритмы сопряжения всех систем, участвовавших в пуске, возможность обеспечения ракетой заданной траектории полета ГЧ 15Б99 (вершина траектории на высоте около 4000 км, дальность 4500 км), работа всех служебных систем ГЧ в штатном режиме, подтверждена правильность принятых технических решений.

На летные испытания было отведено 10 ракет. В связи с успешными пусками и выполнением поставленных задач Госкомиссия сочла возможным удовлетвориться семью пусками.

В ходе испытаний системы «Периметр» были проведены реальные запуски ракет 15А14, 15А16, 15А35 с боевых объектов по приказам, переданным СГЧ 15Б99 в полете. Предварительно на ПУ этих ракет были смонтированы дополнительные антенны и установлены новые приемные устройства. Этим доработкам впоследствии подверглись все ПУ и командные пункты РВСН.

Пусковая установка 15П716 – шахтная, автоматизированная, высокозащищенная, типа «ОС».

Наряду с летными испытаниями проводилась наземная проверка работоспособности всего комплекса в условиях воздействия поражающих факторов ядерного взрыва на полигоне Харьковского физико-технического института, в испытательных лабораториях ВНИИЭФ (г. Арзамас), на ядерном полигоне Новая Земля. Проведенные испытания подтвердили работоспособность аппаратуры СУ и СГЧ при уровнях воздействия ядерного взрыва, превышающих заданные в ТТТ МО.

Еще в ходе летных испытаний постановлением правительства была поставлена задача расширения функций, решаемых комплексом командной ракеты, с доведением боевых приказов не только до объектов РВСН, но и ракетных подводных лодок стратегического назначения, самолетов дальней и морской ракетоносной авиации на аэродромах и в воздухе, пунктов управления РВСН, ВВС и ВМФ.

ЛКИ командной ракеты были завершены в марте 1982 г. Всего пусков в ходе ЛКИ: успешных – 6, частично успешных – 1.

В январе 1985 г. комплекс поставлен на боевое дежурство. В течение более 10 лет комплекс командных ракет успешно выполнял свою важную роль в деле обороноспособности государства.

В рамках соглашения СНВ-1 в июне 1995 г. комплекс командной ракеты был снят с боевого дежурства.

В создании комплекса принимали участие многие предприятия и организации различных министерств и ведомств. Основные из них: НПО «Импульс» (В.И. Мельник), НПО АП (Н.А. Пилюгин), КБСМ (А.Ф. Уткин), ЦКБТМ (Б.Р. Аксютин), МНИИРС (А.П. Биленко), ВНИИС (Б.Я. Осипов), ЦКБ «Геофизика» (Г.Ф. Игнатьев), НИИ-4 МО (Е.Б. Волков).

Создание и развитие системы боевого управления РВСН [126]

С появлением в составе Вооруженных Сил первых ракетных частей с новым мощным оружием на повестку дня встал вопрос организации управления ими, так как уровень управления оказывает решающее влияние на успех боевой операции и боевых действий. При развертывании первых ракетных частей и соединений (1946-1955 гг.) управление ими осуществлялось командующим и Штабом артиллерии Советской Армии. В основу управления были положены принципы и опыт, накопленные в артиллерии. Однако роль, место и способы боевого применения ракетных соединений и частей требовали нового подхода к управлению ими. Для решения этой проблемы в 1955 году создается Штаб реактивных частей, который подчинялся заместителю министра обороны СССР по специальному вооружению и реактивной технике. Он стал основным органом управления. К 1959 году Штаб реактивных частей накопил определенный опыт управление этими частями, проанализировал и обобщил все передовое, что имелось в других видах Вооруженных Сил, подготовил основу для создания системы управления Ракетными войсками стратегического назначения.

Непосредственное подчинение РВСН Верховному Главному Командованию страны, стратегические масштабы и характер решаемых задач, ряд других важных факторов обусловили выбор централизованного боевого управления Ракетными войсками в качестве основного принципа управления. В структуру системы управления были включены четко выраженные составляющие – органы и пункты управления в стратегическом, оперативном и тактическом звеньях, автоматизированные системы управления и системы связи.

Основным органом управления Ракетными войсками стратегического назначения стал Главный штаб РВСН. Первоочередные задачи Главного штаба заключались в организации управления войсками, формировании новых соединений и частей, разработке вопросов боевого применения Ракетных войск, руководстве строительством ракетных объектов, организации всех видов обеспечения войск. Совместные усилия Главного штаба, управлений и служб позволили за короткий срок разработать и реализовать программы развития системы управления, развернуть необходимые пункты и средства управления, организовать постоянное боевое дежурство в центре, объединениях, соединениях и частях.

Пункты управления создавались на различной технической базе в зависимости от их предназначения. В качестве средств управления, которыми оснащались первые пункты управления, использовались средства связи, традиционно применявшиеся для управления во всех видах Вооруженных Сил. Главными требованиями, предъявляемые к системе связи в целом, были высокая устойчивость, боеготовность и безопасность. Кроме того, необходимо было доводить приказы до каждой пусковой установки. К моменту создания РВСН таких возможностей не было. В районах дислокации ракетных частей необходимые узлы связи отсутствовали, общегосударственная сеть связи была развита слабо. Связь осуществлялась через узлы связи военных округов и других видов Вооруженных Сил в основном по открытым телефонным и телеграфным каналам.
Требовалось срочно разработать новые принципы организации связи во всех звеньях управления, создать необходимые узлы и средства связи. Нужны были не только хорошие средства связи, но и такие средства, которые позволили бы доводить приказы до пусковых установок за время, соизмеримое со временем автоматизированной подготовки пуска ракет, уменьшить время обработки большого количества информации, поступающей на пункты управления, обеспечить жесткую централизацию применения ракетно-ядерного оружия и полностью исключить какие-либо несанкционированные действия.

Все это потребовало совершенствования средств боевого управления. Однако автоматизированных средств, способных автоматизировать процесс управления, не было. Нужно было их создавать. К 1960-1961 гг. на ЦКП РВ были установлены три светооптических табло и светоплан, на которых отражалась информация о боевом составе РВ, их боеготовности и наличии боезапаса на базах и арсеналах, а также информация об объектах противника. На командных пунктах объединений, соединений и частей силами личного состава изготавливались табло боеготовности соответственно за объединение, соединение, часть. Это был так называемый этап малой механизации.

Вся информация, полученная па ЦКП РВ по телеграфным и телефонным канатам связи, вручную вводилась во все средства наглядного отображения. Средства наглядного отображения главного зала ЦКП РВ позволяли детализировать информацию до дивизии. В дальнейшем потребовалось проводить анализ боеготовности войск до ракетного полка и пусковой установки включительно. Силами офицеров ЦКП РВ под непосредственным руководством генералов К.В. Герчика, К.А. Федоренко, М.П. Белюсева и П.В. Корноушенко было разработано светосигнальное табло отображения информации с типизацией до ракетного полка и пусковой установки. Ручной метод обработки большого объема информации был очень громоздким и неэффективным. Решать задачи управления в короткие сроки без автоматизации процессов управления стало трудно. Выявилась острая необходимость создания системы автоматизированного управления войсками.

В августе 1960 года под руководством начальника Главного штаба Ракетных войск генерал-полковника М.А. Никольского проведено учение с одной из ракетных дивизий, которое показало необходимость срочной разработки и внедрения средств автоматизации управления, особенно в звене ЦКП РВ – полк.

15 января 1960 года в Оперативном управлении ГШ РВСН создается 6-й отдел (автоматизации управления войсками) в составе 5 офицеров и 2 служащих. Начальником отдела назначается полковник М.З. Кузьмин.

В 1961 году Оперативным управлением ГШ РВ совместно с НИИ-4 МО разработаны принципы построения системы автоматизированной передачи приказов и сбора докладов с наглядным их отображением. В начале 1962 года НИИ-4 МО были изготовлены экспериментальные образцы основных звеньев управления, которые прошли испытания в войсках. В этом же году были разработаны и выданы промышленности первые тактико-технические требования на разработку системы «Сигнал», утвержденные главнокомандующим Ракетными войсками Маршалом Советского Союза С.С. Бирюзовым. В этой работе активная роль принадлежала начальнику 6-го отдела автоматизации полковнику М.З. Кузьмину и офицеру отдела капитану А.С. Дубовицкому.

На основе испытаний экспериментальных образцов аппаратуры 29 сентября 1962 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление о разработке автоматизированной системы управления РВСН (шифр «Сигнал»). Головным разработчиком аппаратуры системы был определен НИИ-101 ГКРЭ при Совете Министров СССР по радиоэлектронике, главным конструктором системы назначен В.Я. Кравец. НИИ-4 МО стал головным исполнителем по разработке системы связи для АСУ «Сигнал» и документов по ее боевому применению. Для контроля за разработкой и изготовлением аппаратуры системы в составе ГУРВО был создан отдел автоматизированных систем управления (начальник отдела инженер-полковник А.Н. Сапожников).

В связи с повышенными требованиями к АСУ «Сигнал» разработка ее аппаратуры была задана на конкурсных началах НИИ-101 ГКРЭ и ОКБ Ленинградского политехнического института (ЛПИ) (главный конструктор Т.Н. Соколов). В ходе создания системы разработчики при участии представителей Главного штаба РВ, ГУРВО и НИИ-4 МО провели ряд конструкторских испытаний отдельных видов аппаратуры и комплексных испытаний на стендах.

С целью определения возможности передачи аппаратуры в серийное производство комиссия под председательством начальника Оперативного управления ГШ РВСН генерал-лейтенанта А.Я. Попова провела государственные испытания на реальных каналах связи низших звеньев управления. В результате испытаний более надежной была признана разработка ОКБ ЛПИ. В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 27 января 1967 года РВСН начали оснащаться аппаратурой «Сигнал», разработанной ОКБ ЛПИ.

«В 1967 году это конструкторское бюро предъявило на государственные испытания комплекс средств автоматизации Центрального КП и АСУ (дистанционного типа) РВСН. В 1969 году система дистанционного управления была принята на вооружение для МБР РТ-2. Система позволяла за десятки секунд довести приказ от ЦКП РВСН до пунктов управления ракетных полков и дивизионов и непосредственно до аппаратуры автоматического запуска ракет на пусковых установках.

В 1968 году ОКБ Т.Н. Соколова приступило к модернизации системы. Надо было создать унифицированную для трех типов ракет Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н систему дистанционного управления. Так была разработана АСУ РВСН (УСДУ «Паук»). В 1974 году система принята на вооружение. Автоматический запуск ракеты с ШПУ осуществлялся по приказам с центральных КП без участия дежурных сил. Впервые унифицированная система дистанционного управления ракетами, разработанная в Ленинградском ОКБ под руководством Т.Н. Соколова, была применена в ракетных комплексах Р-36М.

В 1976 году была поставлена на дежурство принципиально новая АСБУ с аппаратурой радиоуправления. Система обеспечила доведение приказов на пуск ракет до каждой пусковой установки из центра по радио.

В 1970-е годы ОКБ Ленинградского политехнического института получило название ОКБ «Импульс», затем – НПО «Импульс» Министерства общего машиностроения. Предприятие возглавил Б. Михайлов.

«В настоящее время АСБУ РВСН базируется на сети основных, дублирующих и резервных трактов боевого управления, обеспечивающих гарантированное доведение приказов на боевое применение ракетного оружия в любых условиях обстановки». [127]

При подписании всех международных договоров об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений системы боевого управления ядерными силами обеих стран неизменно оставались за рамками соглашений. Процессы сокращения вооружений АСБУ не затрагивают. Система управления является основой боеспособности стратегических ядерных сил России». [128]

Благодаря большой работе, проделанной офицерами и генералами ГШ РВ, ГУРВО и войск связи, развернулись серийное производство аппаратуры и поставка ее в войска. Это позволило своевременно начать войсковые испытания аппаратуры. Для проведения войсковых испытаний была назначена комиссия под председательством первого заместителя главнокомандующего РВ генерал-полковника В.Ф. Толубко, которая в период с июля 1967 года по январь 1968 года провела испытания аппаратуры «Сигнал», установленной на ЦКП РВСН, командных пунктах дивизий, полков и дивизионов. С февраля 1968 года по апрель 1969 года проводилась опытная эксплуатация аппаратуры «Сигнал», в процессе которой личный состав получил практические навыки к работе и использовании этой системы.

В начале семидесятых годов в ходе опытной эксплуатации Оперативным управлением проделана большая работа по разработке документов по боевому управлению, режиму секретности, работе на командных пультах управления. В этой работе активное участие принимали подполковник А.К. Сытняк, майор В.И. Тимофеев. Подполковнику А.К. Сытняку пришлось практически впервые разработать принцип боевого применения, технические возможности аппаратуры переложить на оперативный язык боевого управления и боевого применения системы «Сигнал». Эти принципы и понятия действуют и в настоящее время и не только в системе «Сигнал», но и в других автоматизированных системах, которые были разработаны позже.

По результатам войсковых испытаний и опытной эксплуатации система «Сигнал» постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 января 1969 года принята на вооружение, а 30 июня 1969 года поставлена на боевое дежурство. За создание и освоение системы «Сигнал» большая группа представителей КБ, генералов и офицеров РВСН удостоена высоких государственных наград. Звание лауреата Ленинской премии было присвоено генерал-майору ИТС А.Н. Сапожникову, инженер-полковнику В.И. Ануфриеву, звание лауреата Государственной премии СССР – генерал-майорам М.З. Кузьмину, К.А. Федоренко, инженер-полковникам П.П. Полозову, В.Т. Долгову, Г.И. Иоффе.

Практически без системы АСБУ «Сигнал» вряд ли и состоялись бы Ракетные войска в том виде и такой мощи, какими они являются уже пятое десятилетие. Ни в одном виде Вооруженных Сил СССР в то время подобной АСБУ не было, и не случайно в последующем этот опыт перенесен на все виды вооруженных Сил.

Создание и постановка на боевое дежурство автоматизированной системы боевого управления ознаменовали собой качественный скачок в развитии и совершенствовании всей системы боевого управления Ракетными войсками. АСБУ «Сигнал» позволила резко повысить эффективность боевого управления. Так, по сравнению с ранее существовавшими средствами боевого управления она позволила сократить время доведения приказов от ЦКП РВ до КП ракетных полков и дивизионов в 6-12 раз, а время сбора и обобщения донесений о получении войсками приказов и их выполнении – в 12-15 раз. Практически исключались действия, которые могли привести к несанкционированному пуску ракет.В 1972 году была разработана и изготовлена модернизированная аппаратура АСБУ «Сигнал-М», которой были оснащены командные пункты Ракетных войск. В 1975 году проводились межведомственные испытания унифицированной системы дистанционного управления и радиоканалов боевого управления. Эти испытания также завершились положительно. После завершения всех испытаний 5 февраля 1976 года был принят на вооружение комплекс автоматизированных систем боевого управления Ракетными войсками и ракетным оружием стратегического назначения «Сигнал-М», «Вьюга», «Паук», «Эфир-М». Таким образом, в 1976 году правительством закреплен принцип управления не только войсками, но и оружием.

В дальнейшем шло внедрение аппаратуры АСБУ «Сигнал-М» на центральных КП Генерального штаба ВС, КП Ставки Верховного Главнокомандования, в ракетных армиях и дивизиях. К началу 80-х годов практически все Ракетные войска были оснащены аппаратурой нового поколения. Непосредственное участие во всех видах испытаний принимали: на КП Ставки ВГК – подполковник И.И. Бабенко, на ЦКП Генерального штаба ВС – полковник АК. Сытняк, подполковник Ю.С. Мосалов.

Продолжалась разработка системы «Периметр». Разработка ее продвигалась трудно. Первый аванпроект не был принят, началась разработка второго проекта. Со стороны конструкторов поступали различные предложения: от КБ «Южное», НИИТМ, ОКБ ЛПИ. После длительных совещаний, дебатов, заседаний было принято решение правительства о назначении головным ОКБ ЛПИ.

В целях повышения устойчивости управления войсками и оружием с конца 60-х годов проводились работы по созданию дублирующей автоматизированной системы управления «Вьюга», обеспечивающей доведение приказов (сигналов) до командных пунктов по радио. В 1975 году АСБУ «Вьюга» поставлена на боевое дежурство в РВСН, а в 1982 году принята на вооружение и поступила на оснащение других видов Вооруженных Сил АСБУ «Вьюга-Ц».

В начале 70-х годов началась разработка принципиально нового средства боевого управления – радиоканалов боевого управления «Эфир», обеспечивающих доведение приказов на пуск ракет непосредственно до ПУ по радио.

В 1976 году комплекс средств и систем «Сигнал», «Вьюга», «Эфир», УСДУ «Паук» принят на вооружение как комплекс средств управления войсками и оружием, что обеспечило переход на управление оружием непосредственно с ЦКП РВСН. В ходе работ по созданию этой единой системы разработана концепция боевого управления РВСН в чрезвычайных условиях, конкретизировано понятие этих условий, учтено влияние поражающих факторов ядерного оружия на функционирование всех элементов, включая радиоканалы боевого управления, показана принципиальная возможность расширения функций системы для управления не только РВСН, но и другими составляющими стратегических ядерных сил страны.

С середины семидесятых годов началась разработка нового, четвертого поколения ракетных комплексов с ракетами, обеспечивающими расчет полетных задании с помощью бортовой вычислительной машины, а также с автономными пусковыми установками. Это потребовало разработки новой АСБУ «Сигнал-А». Постановлением правительства от 5 декабря 1976 года предписывалось представить проект постановления о развертывании работ по созданию единой автоматизированной системы боевого управления Ракетными войсками и ракетным оружием стратегического назначения, имея в виду обеспечить повышение живучести и неуязвимости боевого управления в условиях ядерного воздействия противника и передачу данных на оперативное перепланирование и переприцеливание ракет по неплановым целям, а также дальнейшее улучшение оперативных и эксплуатационных характеристик аппаратуры и в первом квартале 1976 года выдать тактико-технические характеристики на эту систему. Такие тактико-технические характеристики отделом автоматизации Оперативного управления ГШ РВСН, ГУРВО и НИИ-4 МО были разработаны под шифром «Сигнал-А».

Разработка системы «Сигнал-А» шла очень тяжело, так как представляла собой сложную научно-техническую проблему. Разработка системы затянулась. Только в 1984 году была назначена государственная комиссия, которая приступила к работе только в 1986 году. Звенья системы «Сигнал-А» были предельно упрощены, реализованы только минимальные функции, обеспечивающие переприцеливание ракет и управление автономными пусковыми установками. Не были реализованы функции системы «Вьюга-С», закрытых радиоканалов боевого управления (РБУ) и др.

Конец восьмидесятых годов был связан с бурным внедрением в войсках новых систем АСБУ. Проведен ряд военно-технических экспериментов и учений в реальных войсковых условиях. В ходе экспериментов и учений была подтверждена возможность создания новой системы наземных РБУ «Разлив». Активное участие в подготовке и проведении этих учений приняли офицеры отдела автоматизации полковники Н.Я. Петрусов, Н.С. Золотарев, Г.Л. Игумнов, А.В. Истраткин.

В 1987 году в связи с уничтожением ракет средней дальности был уничтожен подвижный комплекс командных ракет «Горн». Нужна была замена. Так возникло предложение разработать подвижный комплекс командных ракет «Сирена» на базе оборудования комплекса «Горн» и ракетного комплекса «Тополь». В 1990 году начались испытания комплекса «Сирена». Председателем госкомиссии был назначен генерал-полковник А.А. Ряжских. После испытаний принято решение разместить комплекс «Сирена» в одной из дивизий, вооруженной ракетным комплексом «Тополь».

Таким образом, к началу девяностых годов Ракетные войска имели систему «Сигнал-А», резервную систему «Периметр», комплекс подвижных командных ракет «Сирена», подвижные узлы радиоуправления УРУ-ПК, ПКП ракетной дивизии «Выбор», ИРС «Ярус». Было завершено создание КП ракетной дивизии высокой защиты в одной из дивизий, подготовлен и проведен военно-технический эксперимент с объектом «Грот», в процессе которого показана возможность доведения приказов до подводной лодки в погруженном состоянии.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика