На главную сайта   Все о Ружанах

РАКЕТНЫЕ СИСТЕМЫ РВСН. ОТ Р-1 - К ТОПОЛЮ-М

1. ЭТО НАЧИНАЛОСЬ ТАК

Назад.

Оглавление.

Далее.

Шахтный боевой ракетный комплекс
средней дальности с ракетой Р-12У (8К63У)

31.08.59 – первый пуск Р-12 с экспериментальной шахтной пусковой установки (ШПУ) «Маяк» на полигоне Капустин Яр.

30.05.60 – начало разработки шахтного ракетного комплекса Р-12У «Двина» на полигоне Капустин Яр.

30.12.61 – первый пуск ракеты Р-12У с ШПУ «Двина» на полигоне Капустин Яр.

1.01.63 – на боевое дежурство заступил первый ракетный полк РК Р-12У шахтного старта (г. Плунге).

9.01.64 – шахтный РК с Р-12У принят на вооружение.

Из книги «Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин»:

«Созданные ранее наземные стартовые позиции для баллистических ракет обладали малой защищенностью, так как штормовое крепление ракет было рассчитано лишь на восприятие ветра на ракету не более 30 метров в секунду. Для того, чтобы взрывом одного ядерного заряда противника было бы выведено из строя не более одной позиции. такие ракетные позиции должны были быть отнесены друг от друга на расстояние несколько десятков километров. При этом большой состав крупногабаритных грунтовых агрегатов наземного оборудования ракетных комплексов для развертывания агрегатов в боевое положение на стартовой позиции и для подготовки ракеты к пуску требовал суммарно несколько часов. Такие комплексы в новых условиях становились уязвимыми при использовании стратегической авиации и баллистических ракет вероятным противником». [50]

«Серьезным недостатком комплексов с ракетами Р-12 и Р-14 была низкая живучесть в условиях возможного (главным образом, ядерного) воздействия противника. Защищенность ракет по отношению к воздействию ударной волны ядерного взрыва при открытом старте составляла всего около 0,02 Мпа (0,2 кг/см2). Это означало, что ракета будет уничтожена, если взрыв заряда мегатонной мощности произойдет на расстоянии порядка 5 км от ракеты». [51]

Уязвимость первых ракетных комплексов наземного старта привела к необходимости разработки шахтных пусковых установок. Как уже говорилось, различные варианты защищенных сооружений предлагались для первой МБР Р-7. В силу ряда причин, в первую очередь экономических (хотя, важную роль играл фактор времени строительства), эти варианты не были реализованы в середине 1950-х годов. Конструкторы вернулись к ним в конце 1950-х.

Первоначально разработчиками шахтных пусковых установок был предложен вариант так называемого одиночного старта. Однако сразу возник вопрос: где хранить боезапас? В наземных арсеналах – нельзя – слишком уязвимая цель. В подземных арсеналах бессмысленно – зачем перекладывать ракеты из одного хранилища в другое (то есть в шахту). Так появился проект группового старта. В соответствии с этим проектом все ракеты дивизиона должны были находиться в подземных шахтах. Считалось также, что массовое строительство групповых шахтных комплексов будет не столь обременительным для экономики страны, как массовое строительство одиночных стартов.

«В сентябре 1958 года маршалом М.И. Неделиным перед военными была поставлена задача разместить баллистические ракеты в шахтных пусковых установках (ШПУ). В течение месяца специалисты полигона ГЦП-4 проработали несколько вариантов шахтных пусковых установок, после согласования с главным конструктором М.К. Янгелем осталось три основных варианта ШПУ: первый – шахта для одной ракеты, установленной на пусковом устройстве, с размещенным рядом сооружением для технологических систем, проверочно-пусковой аппаратуры и другого необходимого для подготовки и проведения пуска ракеты специального оборудования; второй – групповой старт с четырьмя шахтами, размещенными по углам квадрата со стороной 40 метров и одним сооружением для обеспечения эксплуатации всех ракет; третий – одна пусковая шахта с вращающимся барабаном на четыре ракеты и одним сооружением для обеспечения эксплуатации всех ракет (подобный вариант размещения ракет в 1958 году был проработан в проекте 667 атомной подводной лодки с ракетами Р-21 – комплекс Д-4). В 1958 года маршалом М.И. Неделиным было принято решение о строительстве на ГЦП-4 одной опытной шахты для проведения натурного эксперимента пуска ракеты Р-12. С этой целью были привлечены конструкторские коллективы главных конструкторов М.К. Янгеля и В.П. Бармина, после чего на полигоне была проведена рекогносцировка и выбрано место для строительства опытной ШПУ. В сжатые сроки, по проекту «Спецмаш» и ЦПИ МО, была построена опытная одиночная ШПУ «Маяк» с аппаратурой управления, размещенной в подземном бункере на удалении в 100-150 метров от шахты. Для установки ракеты Р-12 в ШПУ на полигоне использовали 25-тонный кран. Запуск двигателя ракеты должен был производиться в шахте, для отвода газообразных продуктов горения компонентов топлива в шахте были размещены параллельно основному стволу специальные газоотводы. Вверху газоотвод имел расширение для направления горячего газа в сторону для предотвращения теплового воздействия на ракету при выходе из шахты. Уже в сентябре 1959 года был произведен пуск ракеты Р-12 из шахты. При первом пуске на 58-й секунде ракета потеряла устойчивость и упала на землю на удалении около 100 км от места старта из-за повреждения одного из аэродинамических стабилизаторов (по другой версии из-за разрушения рулевой машинки).

В результате анализа первых пусков ракет из шахты было определено, что при старте акустические нагрузки на ракету и ее систему управления приводили к большим возмущениям ракеты по углу тангажа. После устранения выявленных недостатков, с 1960 года на ГЦП-4 под Капустным Яром стали проводиться пуски опытных ракет 63Ш (шахтный вариант Р-12) с экспериментальной шахтной пусковой установки «Маяк». После подтверждения возможности старта ракет из ШПУ, в дальнейшем все основные РК стратегического назначения первого поколения имели, кроме передвижных и стационарных наземных стартовых комплексов, шахтные стартовые комплексы: «Двина» для ракет Р-12У, «Чусовая» для Р-14У, «Десна» доя Р-9А и «Шексна-В» для Р-16У. Шахтный способ размещения МБР и БРСД в дальнейшем стал основным для стратегических ракет наземного базирования СССР и США. Боевые позиции групповых ШПУ для ракет Р-12У, разработанные в ГСКБ «Спецмаш» под руководством В.П. Бармина, включали 4 шахты с ракетами, расположенные в углах прямоугольника на расстоянии до 100 м (первый полк заступил на боевое дежурство 1 января 1963 года в районе Плунге), а для ракет Р-14У – 3 шахты, расположенные в углах треугольника на расстоянии менее 100 метров друг от друга (первый полк заступил на боевое дежурство 1.01.1962 г. в районе г. Приекуле)». [52]

Разработка унифицированной ракеты Р-12У (8К63У) для наземных стартов и ШПУ была задана Постановлением правительства в июне 1960 года. ОКБ-586 под руководством М.К. Янгеля к разработке этой ракеты, предназначенной для несения боевого дежурства, как на наземных стартовых сооружениях, так и в ШПУ, приступило в начале 1959 года. Прежде всего, необходимо было убедиться в том, что пуск ракеты с работающим двигателем из шахты возможен.

Для отработки старта стратегических ракет из шахты, по заданию руководства страны, в 1959 году была построена экспериментальная шахтная пусковая установка «Маяк», имевшая наземную насыпную часть высотой около 7 метров. Пусковая установка получилась в таком виде из-за того, что при строительстве первых двух шахтных пусковых установок (ШПУ) на Государственном центральном полигоне № 4 строители на глубине 20 метров столкнулись с плывуном. Так как в то время не были отработаны методы прохождения плывунов, было принято решение нарастить шахту вверх, насыпав грунт.

При испытаниях экспериментальной ракеты 63Ш из ШПУ «Маяк» была выявлена недостаточность ее устойчивости при выходе из шахты. В дальнейшем после доработки ракеты и ее системы управления были выполнены успешные пуски ракеты 63Ш, показавшие принципиальную возможность старта ракет из шахтных пусковых установок. 30 мая 1960 года, на основе результатов по отработке ракеты 63Ш и ШПУ «Маяк» с целью повышения защищенности ракетных комплексов, вышло Постановление Правительства задававшее разработку ШПУ для боевых стратегических ракетных комплексов.

ШПУ «Маяк» была разработана в ГСКБ Спецмаш под руководством В.П. Бармина. Позже комплексы «Маяк-2» использовались для запуска малых космических аппаратов с помощью двухступенчатых ракет-носителей 63С1,созданных на базе Р-12.

14 июня 1960 года вышел приказ Государственного комитета по оборонной технике о создании шахтных пусковых установок «Двина», «Чусовая», «Шексна» и «Десна» для ракет Р-12, Р-14, Р-16 и Р-9. Конструкторы и ракетчики ласково прозвали эти пусковые установки «речками».

В состав группового шахтного стартового комплекса 8П763 «Двина» входили четыре ШПУ, размешенные по углам прямоугольника размером 80x70 м. Размеры ШПУ: глубина – 24,126 м; внешний диаметр ствола – 7,2-7,5 м; внутренний диаметр бетонного ствола – 4,8-5,0 м; диаметр стального стакана – около 3,0 м. Защита от давления во фронте ударной волны – 2 кг/см2.

Командный пункт, хранилища окислителя, горючего и сжатого газа, блок электроснабжения размещались в одном сооружении – технологическом блоке. В состоянии полной боевой готовности комплекс мог находиться не более 30 суток.

Для подвоза ракеты к шахтному столу, подъема ее в вертикальное положение, для опускания ракеты в шахту и установки ее на пусковое устройство в ЦКБ ТМ под руководством главного конструктора Н.А. Кривошеина был разработан установщик 8У237. На этом же установщике перевозилось специальное приспособление для пристыковки головной части ракеты. В ЦКБ ТМ разработано и защитное устройство 8У13, состоящее из подвижной части (крыши) и неподвижной части (механизмов подъема и передвижения). Крыша куполообразная, окантована стальной рамой железобетонной плиты, которая перемешается по рельсам с помощью канатно-лебедочного механизма.

Разработкой заправочного оборудования ракет и ракетных комплексов первых отечественных шахтных пусковых установок «Двина», «Чусовая», «Шексна» и «Десна» занималось Московское Конструкторское бюро транспортно-химического машиностроения (КБТХМ).

Летно-конструкторские испытания Р-12У проходили на полигоне Капустин Яр с декабря 1961 года по декабрь 1962 года. В 1963 году начато строительство ШПУ «Двина» в будущих позиционных районах Р-12У. 15 июля 1963 года ракеты Р-12У, Р-14У и Р-16У приняты на вооружение.

С принятием ракетного комплекса в эксплуатацию на полигоне продолжалась отработка боевой документации с целью наиболее полного использования его возможностей. К сожалению, при выполнении этой работы были жертвы в составе боевого расчета.

Рассказывает полковник в отставке Корсаков В.С: «В мае 1963 года мне вновь пришлось попасть на полигон в Капустин Яр. На этот раз на целых 5 месяцев, в составе дивизиона, который был вызван для отработки графиков залпового пуска ракет из шахтного комплекса и проведения повторного залпа.

Залп для ракетного комплекса 8П763 понятие относительное, так как пуск ракет производился с интервалом в 5 минут. Вся причина в том, что при одновременном запуске всех 4-х ракет могли произойти помехи за счёт мощных возмущений воздуха, создаваемых работой ракетных двигателей, и ракеты могли отклониться от заданной траектории полёта или, хуже того, могла сработать система самоликвидации.

Отработка таких графиков являлась выполнением задачи государственной важности. Ответственность была очень высокой. Личный состав дивизиона к этому времени был подготовлен очень хорошо. Зачёты на допуск к пуску были успешно сданы. Началась практическая отработка всех операций по подготовке первого и последующего залпов. Практически же личный состав дивизиона работал даже лучше, чем личный состав полигона, который параллельно с нами готовил одну пусковую установку к первому и повторному залпу.

28 июля 1963 года был впервые в ракетных войсках произведён залповый пуск ракет Р-12У (СС-4), с чем нас всех и поздравил начальник полигона генерал-полковник Вознюк В.И.

Спустя один час после первого залпа началась подготовка к последующему пуску. Выдержка в один час дана была для того, чтобы остыли пусковые стаканы, которые во время старта ракет за считанные секунды нагревались до температуры свыше 100 градусов по Цельсию. Через час после пуска температура в шахтах была уже чуть выше 50 градусов, а работы требовалось проводить в защитных средствах.

Первыми в шахты спустились заправщики для замены обгоревших узлов разового действия (УРД). Члены Госкомиссии, уверовав в отличную работу личного состава, не предвидя опасных операций до установки ракет в шахты, а это около 16 часов по времени, решили немного отдохнуть, так как работа действительно шла очень интенсивно и напряжённо. Для контроля за работами было оставлено несколько полигонных инструкторов.

В этот момент и произошло то, чего никто не ожидал. Из-за недоработки технической документации в двух шахтах, где работал личный состав дивизиона, произошёл выброс окислителя. В третьей шахте, где работала полигонная команда, этого не произошло потому, что они шли в работе с отставанием и ещё не успели дойти до данной операции.

С мест работы от номеров заправочных расчётов были предупреждения, что заправочные коммуникации находятся под давлением. По какой-то причине давление не стравилось и при проведении совсем не связанной с заправкой операции, при подаче воздуха в систему контроля индикации открылись отсечные заправочные клапаны, и в это время литров по 800 агрессивного окислителя под давлением 7-8 атмосфер выплеснулось в шахты, туда, где работал личный состав.

Не стану описывать подробности этой трагедии. Скажу лишь о том, что погибло семь человек. Из них четверо скончались на месте. Троих (ефрейтора Андрющенко и рядовых Михеева и Тобольского) из шахты вывезли я и старший лейтенант Чересло В.В., а рядового Казимерчука из другой шахты, вывезли мои друзья лейтенанты Демитренко Г.А. и Саушкин В.А. Подготовленная аварийно-спасательная группа, несмотря на специальную подготовку, в аварийной обстановке со своими задачами не справилась, можно сказать, из-за трусости – ни один солдат из АСГ в шахту не спустился.

В госпиталь, с различной степенью отравления и ожогами, попало примерно половина дивизиона, в том числе и все спасатели. Там же умерли ещё три человека: старший лейтенант Попов В.В., младший сержант Почтерян и сержант Артемьев.

Лично я получил нервное потрясение и среднюю степень отравления парами окислителя из-за порыва противогаза. Со временем состояние моего здоровья стабилизировалось, но не до конца. После лечения в госпитале были признаны непригодными к дальнейшей службе восемнадцать человек.

Комиссию по расследованию причин катастрофы возглавлял лично Главнокомандующий ракетными войсками маршал Советского Союза Крылов Н.И. При этом вины личного состава не было установлено.

Подобных случаев ранее на данном комплексе не происходило. Причина проста. Расчёты, произведя пуск ракеты с одной пусковой установки, приводили её в готовность к последующим пускам только спустя сутки, и последовательность операций по приведению пусковой установки в готовность была несколько иной, что не позволяло выявить недоработку технической документации.

После выписки основной массы личного состава дивизиона из госпиталя началась психологическая обработка офицеров, сверхсрочнослужащих и солдат, в основном солдат и сержантов, для того, чтобы завершить работу по отработке графиков». [53]

Недостатком группового шахтного комплекса была возможность поражения всех его пусковых установок одной ракетой противника, оснащенной ядерным боезарядом большой мощности и имеющей приемлемую точность стрельбы. Однако групповые старты были шагом вперед – защищенность шахтных комплексов по сравнению с наземными значительно возросла.

Основные характеристики ракеты Р-12У аналогичны характеристикам ракеты Р-12. Ее конструкция была доработана в части формы корпуса и системы управления.

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика