На главную сайта   Все о Ружанах

 

 

Как это было!

(воспоминания бывшего начальника
2-ой сборочной бригады в/ч 54255
[1]
подполковника-инженера
Ходжаш Альберта Эльчафановича)

 

При перепечатке ссылка данную страницу обязательна.

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Добрый день!

С интересом изучаю материалы вашего сайта. Особенно внимательно изучаю материалы, касающиеся 50-ой ракетной армии и всех полков дислоцированных в Прибалтике. Дело в том, что я жил и учился, в то время, в городах Елгава и Плунге, где проходил службу мой отец - Ходжаш А.Э. в должности главного инженера РТБ (307рп и 79рп). Период службы его в ракетных войсках составил 16 лет с 1960 по 1976г. В изложенных материалах нашел много знакомых фамилий, с кем когда-то он служил. Отец оставил воспоминания, касающиеся становления ракетных войск, которые возможно могли бы кого-то заинтересовать. На сайте много воспоминаний ветеранов Добельского (867рп) и других полков, но про Елгавский РП воспоминаний ветеранов не нашел.

Александр Ходжаш.

* * *


Ходжаш А.Э.
в 307 ракетном полку

Закончив в 1954 году инженерный факультет Ленинградской Краснознаменной Военно-Воздушной академии я получил назначение на  должность инженера авиационной эскадрильи в послевоенный 6-ой гвардейский Московский орденов Ленина, Красного знамени и Суворова штурмовой авиационный полк, дислоцированный на аэродроме г. Вильнюса.

В этом полку я прослужил 1,5 года и был назначен на должность начальника ТЭЧ полка - инженером по самолетам и двигателям, а с 1958 года на должность заместителя командира - начальника инженерно-авиационной службы в 619 авиационно-техническую базу, дислоцированную в городе Елгава Латвийской ССР. В мае 1960 года 834 истребительный полк и 619 АТБ были расформированы, часть офицерского состава были переведены в другие соединения или оставлены в резерве.

Крупные сокращения различных видов Вооруженных сил проходили в период с 1959 по 1961 годы и в тот же период начали широко формироваться части Ракетных войск стратегического назначения.

Для создания в масштабах страны нового вида вооруженных сил потребовались крупные финансовые средства и большой контингент личного состава (как офицеров, так и солдат и сержантов срочной службы).

В мае 1960 года в нашу часть прибыла группа офицеров во главе с командиром ракетной дивизии полковником Колесовым[2] для беседы и отбора офицеров во вновь формируемые части ракетных войск, в том числе и в город Елгаву. Беседа проходила в обстановке большой секретности без объяснения характера предстоящей службы, рода деятельности и хотя бы приблизительных должностных обязанностей.

Спрашивали наше принципиальное согласие и называли категории воинского звания и должностной оклад.

В ходе этой беседы я дал согласие на дальнейшую службу в ракетных войсках в должности начальника сборочной бригады РТБ. Одновременно со мной на должность начальника РТБ был отобран подполковник-инженер Бухаринов Д.М.[3] и ряд других офицеров нашей авиационно-технической базы. Никаких объяснений о характере нашей дальнейшей службы мы не получили. Никто нам ничего не объяснил и не пояснил.

Формирование нашей РТБ началось с этих бесед в мае 1960 года одновременно с формированием ракетного полка[4] в нашем же гарнизоне, командиром которого был назначен опытный офицер-артиллерист полковник Минаев[5].

В наших военных городках и создавался наш новый военный коллектив. В ближайшие же месяцы 1960 года в часть начали прибывать офицеры и солдаты срочной службы из других частей и родов войск наших вооруженных сил.

В соответствии с распоряжением Верховного командования во вновь формируемые части Ракетных войск должны были направляться наиболее подготовленные и перспективные офицеры, а так же солдаты и сержанты не позднее 2-ого года службы с хорошими служебными характеристиками. Действительно многие при бывшие военнослужащие обладали этими качествами, но наряду с этим были и досадные исключения. Большинство офицеров прибыло из военно-воздушных сил с должностей инженеров и техников, были танкисты, артиллеристы, саперы, много офицеров прибыло с Балтийского флота с командных и инженерных должностей.

Через некоторое время полковник Минаев решил провести строевой смотр и построение всех прибывших в наш гарнизон военнослужащих. Это «событие» до сих пор осталось в памяти как самое яркое. Такого войска, наверное, не было еще со времен гражданской войны. Каких форм и знаков различия на себе не носили военные нашего нового гарнизона.

После этого построения мы решили до тех пор, пока не будет какого-то однообразия в форме одежды, таких крупных построений не проводить.

Одновременно с нами в наш гарнизон прибыли крупные подразделения военных строителей с задачей в течение ближайших месяцев развернуть строительство боевых стартовых позиций для наших ракетных частей. Большое внимание командованием было уделено выбору мест будущего строительства с точки зрения размещения на местности, дислокации, дорог и т.д. Инженерные сооружения требовали очень большого объема инженерно-строительных работ для зданий, дорог и коммуникаций, а также и для строительства жилых домов для размещения семей военнослужащих.

С самого начала перед нами - будущими воинами - ракетчиками командованием была поставлена задача изучения технической документации и проектов постройки объектов боевого комплекса. Для того, что бы вести повседневный контроль за качеством строительства и соответствия его техническим требованиям чертежей. Эту задачу я поставил своему новому заместителю капитану 3-го ранга Наймушину В.В., бывшему офицеру Балтийского флота, нужно сказать, что такое строительство велось круглые сутки в большом темпе, что, несомненно, могло сказаться на качестве, и наш повседневный контроль за его ходом сказался на повышении качества. Никаких серьезных дефектов в дальнейшей эксплуатации наших боевых сооружений мы не имели. Для первичного размещения личного состава нашей РТБ был выделен авиационный городок, где раньше размещалась наша авиационно-техническая база.


Ходжаш А.Э.
в 79 ракетном полку

С прибывшими офицерами и солдатами мы стали проводить занятия по общевойсковым дисциплинам, изучению оружия, устава и т.д., т.к. никаких программ для нашей дальнейшей службы у нас не было и мы сами не имели даже приблизительного представления об этом.

Одновременно в конце лета начались первые тренировки стартовых батарей нашего полка с привлечением и наших первых расчетов стыковки. Первые наши боевые машины 8Т318 и 8Н223 мы получили из нашего полка и начали изучение их конструкции и эксплуатации по книгам и описаниям. Далее начали проводиться и практические занятия с расчетами. Одним из первых начальников расчета стыковки в нашей бригаде был капитан Валиев Ш.Г. Для его обучения и проверок я как начальник бригады выезжал неоднократно на учебную площадку, где и сам обучался и учил своих подчиненных.

Начальником группы стыковки был капитан Грейнер Е.И., у него были начальниками расчетов ст. лейтенант Никитин Г.В., капитан Валиев Ш.Г., капитан Иванов Л.М., ст. лейтенант Мухамедов В.Н. Начальником группы сборки был майор Меченов И.И., майор Раздорских А.Ф., начальники расчетов капитан Сычев Г.В., капитан Муравьев И.М., ст. лейтенант Галтвинский А.А., помощники начальников расчетов капитан Копелев Ф.М., капитан Рябов М.В., капитан Тесаловский Р.Ф., капитан Кузнецов Л.А. и многие другие офицеры. Осенью 1960 года совместно с капитаном Рябовым М.В. и с 9 солдатами караула я был направлен командованием на один из Уральских заводов для приемки и получения автомобильного комплекта подвижной техники РТБ. В течение нескольких дней мы приняли очень большой комплект этой техники и воинским эшелоном со своим караулом через всю страну под постоянным контролем военных комендантов прибыли в дислокации нашей части. Вся техника была принята качественно, доставлена в часть в комплекте и исправном состоянии. После этого началось детальное изучение и освоение автомобильной техники (у нас появились КрАЗы, Мазы, ЗИЛы, Уралы и другие машины) многочисленное пультовое оборудование и другая техника.

К сожалению, среди прибывших офицеров специалистов автомобилистов у нас практически не было, пришлось осваивать все это вновь.

Зимой 1961 года я вместе с подполковником Бухариновым Д.М. и несколькими нашими офицерами выехал на переучивание в полном объеме по специальности РТБ в учебный центр, где в течение З-х месяцев изучал новую боевую технику, пультовое оборудование, правила эксплуатации и ремонта, после чего сдавали экзамены на допуск к самостоятельной работе.

Там в учебном центре мы встретились с главнокомандующим РВСН Маршалом Героем Советского Союза Москаленко[6], который тоже там знакомился с новой боевой техникой.

Весной 1961 года вернувшись после переучивания в часть мы, начали в полном объеме готовить наши сборочные и стыковочные расчеты к выполнению боевых задач и несению боевого дежурства, хотя боевых позиций еще не было построено и предстоял очень большой объем строительных и других работ по подготовке нашей 2-ой бригады и 2-го дивизиона полка к заступлению на боевое дежурство. Офицеров, прошедших переучивание в полном объеме, в моей бригаде еще было очень мало, и мне самому лично пришлось готовить и сдавать зачеты на допуск к боевому дежурству в качестве начальника 2-х расчетов стыковки, что в последствии и было отражено в моей аттестации.

Одновременно на первом учебном изделии мы проводили тренировки с нашими расчетами сборки, хотя и теоретических знаний и практического опыта в этом вопросе у нас было маловато. В течение 1961 года основная масса офицерского состава нашей бригады и солдаты были переучены и сдали зачеты на допуск к боевому дежурству.

В конце 1961 года было завершено строительство сооружения №20 на боевой позиции, получен и принят на хранение боезапас. В начале этого года 2-я сборочная бригада совместно со 2-ым стартовым дивизионом впервые заступила на боевое дежурство. Дежурные боевые смены сборочной бригады в первый период несли дежурство непрерывно в течение 2-х недель 50% составом сборочной бригад, безотлучно находясь в постоянной готовности. Летом 1962 года на наш ракетный комплекс и боевую позицию 2-ой сборочной бригады прибыл Главнокомандующий РВСН Маршал Герой Советского Союза Бирюзов, который осмотрел нашу боевую технику и пожелал нам успешного решения всех поставленных задач[7].

Во время Кубинского кризиса осенью 1962 года бригада была переведена в повышенную боевую готовность, в которой находились около 3-х месяцев. Весь личный состав бригады добровольно выразил желание выехать на Кубу для защиты завоеваний Кубинской революции. Мне пришлось руководить 2-ой стартовой бригадой в течение 8 лет по ноябрь 1967 года. За это время проводилась непрерывная боевая учеба и совершенствование навыков личного состава. Дважды расчеты стыковки выезжали со своими стартовыми батареями на полигон, где успешно выполняли учебно-боевые пуски ракет, а 1965 году я с 50% сборочной бригады и соответствующей техникой выезжал на полигон в далекую Казахстанскую степь, где успешно готовились к выполнению учебно-боевых задач.

В эти годы бригада активно решала задачи создания учебно-материальной базы и в течение одного года создала очень хорошие учебные пособия и классы, которые на смотре-конкурсе в/ч 55135 заняла l-е место, а бригада была награждена грамотой командира в/ч 55135[8].

Большую помощь в обучении и воспитании личного состава, в содержании вооружения и боевой техники в течение всех лет несения боевого дежурства оказывал отдел РТБ в/ч 55135[9], которой руководил полковник-инженер Ломачук Ф.Е.[10], его заместитель подполковник-инженер Литвиненко Г.И. и другие офицеры отдела.

Нашу боевую позицию неоднократно посещали руководителю государственных и партийных органов республики, командование армии и Главком РВСН.

В конце 1965 года на базе боевых позиций нашего дивизиона и бригады проводилось итоговое совещание руководителей соединений и объединений Главнокомандующим РВСН маршалом Крыловым Н.И. На этом подведении итогов я имел счастье увидеться и побеседовать с начальником Ленинградской Краснознаменной Военно-воздушной академии им. Можайского генерал-полковником Родимовым[11], которому я представился как бывший выпускник этой академии.

В течение многих лет продолжалось непрерывное совершенствование уровня подготовки боевой техники и несения боевого дежурства, проходило неоднократно переучивание на новые виды техники, подготовке личного состава бригады к действиям, приближенным к боевым.

Проводились крупные работы по дальнейшему оборудованию боевой позиции и ее маскировке, подготовке водителей и крановщиков, совершенствованию организации охраны и несению караульной службы.

Однако главным по-прежнему оставалось выполнение задачи несения боевого дежурства дежурными сменами сборочной бригады.

Еженедельно по пятницам в 16-00 проводилась смена и раздавалась команда: «Для защиты нашей Родины Союза Советских Социалистических Республик дежурной боевой смене 2-ой сборочной бригаде на боевое дежурство заступить!» И это боевое дежурство продолжалось постоянно без каких-либо отклонений от требований боевого устава Ракетных войск стратегического назначения.

С ноября 1967 года по ноябрь 1975 года я служил в должности заместителя начальника РТБ - главного инженера в/ч 23487 в городе Плунге  Литовской ССР, вплоть до увольнения в запас[12].

Ходжаш А.Э.

 

..

 

КОММЕНТАРИИ И ДОПОЛНЕНИЯ

1. 1511-я подвижная ремонтно-техническая база (пртб, в/ч 54255, г. Елгава). Заступила на боевое дежурство одновременно с 307-м ракетным полком (в/ч 54117, ракетный комплекс Р-12).

2. Колесов Александр Александрович (1919-1998 гг.). Командир 29-й гвардейской ракетной дивизии (в/ч 42341, г. Шяуляй) с 07.1960 г. по 07.1963 г.

3. Бухаринов Д.М. В РВСН переведен из ВВС. Назначен начальником РТБ 307 рп (г. Елгава).

4. 307 ракетный полк (в/ч 54117, г. Елгава) Полк сформирован на базе артиллерийской бригады большой мощности, первоначально в составе двух наземных дивизионов  (впоследствии был добавлен 3-й дивизион с ШПУ Р-12У). Командир полка - полковник Минеев Б.И.

5. Минеев Борис(?) Иванович(?) (1923-? гг.). Командир 307 ракетного полка (в/ч 54117, г. Елгава). Впоследствии - зам. командира 29-й ракетной дивизии.

6. Москаленко Кирилл Семенович (1902-1985 гг.) В 1960-1962 гг. - Главнокомандующий РВСН и заместитель министра обороны СССР, с 1962 г. - главный инспектор Министерства обороны, заместитель министра обороны СССР.

7. Вероятно, Москаленко в этот приезд (лето 1962 года) сопровождал начальника ГлавАПУ СА и ВМФ генерала армии Л.Л. Епишева.

8. 50-я ракетная армия (в/ч 55135, г. Смоленск).

9. Отдел пртб 50-й ракетной армии (первым начальником был инженер-полковник Ф.Е. Ломачук) до 15 апреля 1963 года находился в составе службы главного инженера, затем стал самостоятельным отделом и перешел в непосредственное подчинение Первому заместителю командующего армией. Позднее отдел ртб стал именоваться 6-м отделом.

10. Ломачук Федор Евдокимович. Участник Великой Отечественной войны. В течении длительного времени - начальник РТБ 50-й ракетной армии.

11. Родимов Петр Васильевич (1902-1996 гг.).  Генерал-лейтенант, С 1947 по 1969 гг. - начальник Ленинградской Краснознаменной Военно-воздушной академии им. Можайского.

12. 1018-я подвижная ремонтно-техническая база (пртб, в/ч 23487, г. Плунге). Заступила на боевое дежурство весной 1960 года, одновременно с 79-м ракетным полком (в/ч 18278, ракетный комплекс Р-12).

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика