На главную сайта   Все о Ружанах


Гуляев А.А.

 

ОПЫТ ОПЕРАТИВНОЙ МАСКИРОВКИ
В РАКЕТНЫХ ВОЙСКАХ
СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ

 

© Гуляев А.А.
Печатается с разрешения автора.
При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в "Военно-историческом журнале" № 12 (2012 г.)

 

Оснащение вооружённых сил иностранных государств высокоточным оружием, различными средствами разведки, деятельность на территории Российской Федерации иностранных спецслужб объективно повышают значение оперативной маскировки для достижения внезапности действий войск (сил) и повышения их живучести.

Поскольку значение оперативной маскировки как комплекса организационных, военно-технических мероприятий и практических действий, направленных на обман противника, возрастает, сегодня необходимо уделять этому вопросу самое пристальное внимание.

С целью дальнейшего совершенствования приёмов и способов оперативной маскировки целесообразно в первую очередь исследовать опыт проведения таких мероприятий. Оценить, насколько они были эффективны и отвечали требованиям непрерывности, активности, комплексности, разнообразия, убедительности и экономической целесообразности.

 

29 октября 1956 года Израиль, а 31 октября Англия и Франция начали военные действия против Египта. Причиной конфликта стала национализация Египтом компании Суэцкого канала. Советский Союз осудил эту агрессию и предпринял попытки дипломатическими средствами восстановить мир. Однако остановить агрессию не удалось.

Тогда в СССР стал прорабатываться вариант воздушного десанта для помощи Египту. Но, с одной стороны, по докладу Генерального штаба, перебросить туда достаточное количество войск и вооружения не представлялось возможным1. А с другой — президент США Д. Эйзенхауэр заявил, что если СССР пошлёт добровольцев в Египет, то США окажут поддержку Англии и Франции2.

И тогда 5 ноября по инициативе лидера государства Н. Хрущёва было опубликовано обращение главы советского правительства Н. Булганина к руководителям стран-агрессоров3. В документе подчёркивалось, что Советский Союз готов для прекращения кровопролития применить силу. Причём при передаче обращения адресатам послы добавляли, что СССР готов использовать ракетное оружие и ракеты на своих позициях готовы к боевому применению4.

Предпринимая данный шаг для разрешения кризисной ситуации, Н. Хрущёв руководствовался в том числе уверенностью в отсутствии у США и их союзников точных данных о количестве в СССР ракет стратегического назначения и пониманием того, что только ссылка на возможность применения ракетно-ядерного оружия окажет сильнейшее психологическое воздействие на правительства стран-агрессоров5.

Подобный подход оказался достаточно эффективным средством давления. 6 ноября английское, а 7 ноября французское правительство объявили о прекращении огня и к 22 декабря 1956 года вывели свои войска с территории Египта. Н. Хрущёв из анализа этой ситуации сделал для себя три основных вывода: первый — стратегические ракеты имеют очень большой вес в политике, второй — работу по созданию стратегических ракет необходимо форсировать, третий — количество и места расположения ракет должны тщательно скрываться6.

Поэтому после создания Ракетных войск стратегического назначения 17 декабря 1959 года в них стали широко проводиться различные мероприятия оперативной маскировки с использованием всех способов: скрытие, имитация, демонстративные действия и дезинформация.

Скрытие

Данный способ выполнения задач оперативной маскировки стал основным и заключался в устранении или ослаблении демаскирующих признаков положения, состава, состояния и деятельности сил и средств РВСН.


Снимок с американского спутника оптической
разведки 11 боевой стартовой позиции
10-ой ракетной дивизии (г. Кострома).
10 декабря 1966 г.

В условиях появления у США средств космической разведки основным демаскирующим признаком боевых ракетных комплексов (БРК) могли стать дороги к стартовым позициям ракет. Поэтому планировалось дороги строить в последнюю очередь, после чего проводить мероприятия по их маскировке.

Например, в 1959—1960 гг. строились БРК для 202-й ракетной бригады (рбр), позже ставшей 42-й ракетной дивизией (рд), под Нижним Тагилом. «Большими проблемами у военных строителей в условиях тайги и заболоченной местности были обеспечение проезда к возводимым сооружениям и строительство дорог. Практически два года и строители, и ракетчики испытывали большие трудности с доставкой грузов по временным дорогам и лежнёвкам, которые во многих случаях были одноколейными, что лимитировалось ограничениями вырубки леса и условиями маскировки. Бетонная дорога была готова только в 1962 году, когда основные строительно-монтажные работы по БСП (боевые стартовые позиции. — А.Г.) были завершены»7.


Снимок с американского спутника оптической разведки
«Кихоул» боевой стартовой позиции ракеты Р-16У
на 5-ой площадке объекта «Ангара» (г. Плесецк).
25 апреля 1966 г.

При строительстве объектов под Красноярском для 36 рд в 1961 году «с большим отставанием выделялись ассигнования и велось строительство автомобильных дорог. Руководство Минобороны и РВСН считало, что для постановки на боевое дежурство ракеты и компоненты топлива будут завезены в любом случае, а дежурная смена может быть доставлена в соответствии с графиком на стартовые площадки, расположенные в глухой тайге, на вертолётах или гусеничной технике... Нерешённых вопросов было много, но главным из них оставалось отсутствие дорог... Как мучились строители при возведении сооружений объекта и подготовке его к сдаче в эксплуатацию, вообще трудно представить. По существу, работа велась с использованием полевых дорог, а также нарезанных с помощью грейдеров по целине, как говорили, “в нулевых отметках”, без традиционных насыпей, поэтому после осадков проехать на автомобилях по ним было практически невозможно»8.


Возможности современных
спутников оптической разведки.
Снимок этого же места на 5-ой площадке 53 НИИП
(г. Плесецк). Наши дни..

В 1972 году на объектах 46 рд под городом Первомайском Николаевской области Украинской ССР «условия строительства были тяжёлыми в первую очередь из-за того, что многие строительные площадки располагались в лесисто-болотистой местности, и во время весенней распутицы строительная техника и автотранспорт не могли проехать к строящимся объектам. К сожалению, во время подготовительного периода развёртывания строительства на это не было обращено должного внимания, да и заказчик не предусмотрел в смете средств на финансирование строительства дорог»9.

По мере окончания строительства различных объектов проводились мероприятия по их маскировке. Однако в конечном счёте проводившиеся мероприятия оказались неэффективными. Прежде всего потому, что не удалось выполнить требования, предъявлявшиеся к оперативной маскировке по убедительности и экономической целесообразности.

«В процессе строительства (объектов 42 рд. — А.Г.) от нас требовали строго выполнять меры маскировки — проводили камуфляж под лесосеку с устройством лжештабелей брёвен. Взвод солдат мастерил из арматуры диаметром 6 мм каркасы под “деревья” , обвязывая их зелёной полиэтиленовой плёнкой. Эти изделия устанавливали на дорогах и бетонных площадках. Со стороны смотрелось хорошо, но когда провели съёмку с самолётов, то убедились, что наша маскировка неудачна. Работы срочно прекратили»10.


Попытка замаскировать
ракету Р-12 на пусковом
столе с помощью
вертикальной маски.

«Многие маскировочные мероприятия требовали кропотливого труда, выдумки, больших материальных средств. Однако они не всегда приносили должный эффект, а иногда создавали помехи выполнению боевой задачи. Такова, например, была идея одернования бетона стартовых площадок и бетонных дорог. Для её претворения был снят дёрн со многих гектаров сельскохозяйственных угодий и пастбищ, затрачено большое количество моторесурса и бензина, десятки военнослужащих оторваны от боевой учёбы. Уложенный дёрн подсыхал и резко терял естественную окраску. На одернованных площадках затруднялся подвод тележек с ракетами к пусковым столам, ограничивался манёвр техникой, под колёсами тяжёлых машин травяное покрытие быстро превращалось в месиво, грязь, которая переносилась на площадки и платформы установщиков и пусковых столов, в кузова специальных машин с оборудованием. В конце концов все бетонные площадки и дороги были очищены, а завезённый грунт использовался для восстановления травяного покрова одежды крутостей и прогалин, а также восстановления обваловки боевых сооружений»11.


Современные маскировочные покрытия
по внешнему виду мало отличаются от первых образцов.
Маскировочный комплект МКТ-2Л

По воспоминаниям командира 50 рд, дислоцированной в Белокоровичах, генерал-майора Б.А. Бондаренко: «Очень много забот и усилий пришлось потратить на маскировку пусковых установок, подъездных путей к ним и внутриплощадочных бетонных дорог, а также капитальных сооружений в позиционных районах. Непосредственно над местами подготовки ракет к пуску устанавливались раздвижные маскировочные металлические сетки, в определённых точках ставились передвижные ящики с грунтом, в которые сажались деревья и кустарники. Эти ящики затем расставлялись в установленном порядке на боевой позиции. Все дороги обкладывались дёрном, оставляя лишь колеи на бетоне для совершения необходимых манёвров технических средств. Можно легко представить, во что всё это превращалось после каждой тревоги и передвижения ракетной техники при выполнении задач подготовки ракет к пуску в условиях болотистой местности Житомирского полесья. После каждого комплексного занятия и учений личный состав восстанавливал повреждения в системе маскировки и очищал технику (особенно автомобили) от грязи. Этот неблагодарный и очень тяжёлый труд боевых расчётов стартовых батарей был отменён только после того, как командование РВСН установило, что работа по маскировке бетонных покрытий — это пустая трата сил и времени, т.к. спрятать их от современных технических средств разведки противника невозможно»12.


МКТ-2П

«Если в 1960 году маскировочные работы ограничивались многократной пересадкой в ящики живых деревьев и расстановкой их на боевых стартовых позициях, то в 1961 году изготовлялись вручную из проволоки и полихлорвиниловой зелёной плёнки десятки километров маскировочных гирлянд, которые развешивались над стартовыми площадками, складами КРТ (компонентов ракетного топлива. — А.Г.), на отдельных участках дорог; стартовые площадки и все дороги в границах основных позиционных районов обкладывались дёрном, засыпались землёй и торфом; перекрашивались в зелёный цвет здания, сооружения, постройки и даже наглядная агитация; проводились работы по обеспечению имитации жизнедеятельности в жилых городках в период выхода подразделений на учения; устанавливался определённый режим работы радиосредств.


МКТ-4Л

Всё это, как выяснилось позже, было малоэффективно, трудоёмко, а порой и небезопасно. Грунт в дождливую погоду потёк, покрытие бетонных дорог превращалось в месиво. Малоэффективно было и использование плёночных гирлянд, так как искусственная плёнка на фотоснимках чётко выделялась и отличалась от живой растительности»13.

Разумное решение о прекращении маскировочных работ было принято не сразу. Прошло какое-то время, пока не поняли, что работу по маскировке позиций следует заменить повышением боевой готовности, изысканием иных мер поддержания высокого уровня живучести ракетных комплексов. «Игра» в маскировку была прекращена. Личный состав дивизии и всех Ракетных войск воспринял это с облегчением и одобрением14.


МКТ-2С

Изыскание иных мер поддержания высокого уровня живучести ракетных комплексов дало свои результаты. По воспоминаниям полковника Н.И. Кушко, бывшего с 8 февраля 1971 года по 18 февраля 1977 года начальником инженерной службы 33 рд, «началась разработка новых маскировочных покрытий, пригодных для длительной и непрерывной эксплуатации в условиях воздействия агрессивных паров компонентов ракетного топлива. В 1965 году 15-й ЦНИИ им. Д.М. Карбышева совместно с Министерством лёгкой промышленности разработал маскировочное покрытие “Лотос” из синтетического материала. На основе этого покрытия был разработан комплект МКС (маскировочный комплект синтетический. — А.Г.), который уже в 1966 году начал поступать в войска... Применение УМР (универсальная маска раздвижная. — А.Г.) позволило отказаться от дернования площадок и от переносных средств маскировки. В повседневной жизни маски содержались в закрытом состоянии, а при подготовке к пуску, при проведении ТСЗ (тактико-строевых занятий. — А .Г.), ТСУ (тактико-строевых учений. — А.Г.) в тёмное время суток раскрывались, не препятствуя работе с ракетным вооружением».


РК «Пионер» с табельным средством маскировки

«Качественно новый этап развития маскировки начался с 1976 года, когда в РВСН появились подвижные грунтовые ракетные комплексы (ПГРК. — А.Г.) “Пионер” , основой боевого применения и живучести которых стали мобильность, рассредоточение и скрытность действий... Были разработаны требования по обеспечению скрытости агрегатов на полевых позициях. Суть их сводилась к выбору ПБСП (полевых боевых стартовых позиций. — А.Г.) с необходимой маскировочной ёмкостью зимой и летом, сохранению видовых признаков местности на ПБСП до и после её занятия ракетным полком, умелому применению табельных и подручных средств маскировки... Большое внимание уделялось наземному и воздушному контролю качества маскировки, выяснению и устранению демаскирующих признаков, проведению ложной деятельности. Впервые на практике начал осуществляться принцип комплексного решения задач маскировки... Для ПГРК маскировка стала одним из главных факторов успешного боевого применения и живучести комплекса. Впервые на агрегатах комплекса комплекты маскировочных покрытий стали штатной принадлежностью агрегата, находящейся на нём постоянно в транспортном или рабочем положении...


Применение табельных средств маскировки
на современном подвижном грунтовом
ракетном комплексе

Особые требования по маскировке предъявлялись к выбору полевых боевых позиций и расположению на них агрегатов. Максимальное “вписывание” ПБСП и агрегатов в окружающий фон местности стало законом для командиров и личного состава ракетных подразделений. С начала развёртывания подвижных грунтовых комплексов “Пионер” в 1976 году было принято решение о строительстве силами войск на позициях пусковых установок Р-12Н и Р-14 ложных маскирующих сооружений типа “Крона” . В течение года была проделана большая работа по строительству этих сооружений... Ну а затем последовало указание о срочном демонтаже возведённых сооружений.


Облёт советского судна
американским самолётом-разведчиком.

Выяснилось, что вероятный противник средствами разведки из космоса в ряде случаев посчитал эти сооружения за действительно развёртываемые пусковые установки “Пионер”, а в условиях намечавшихся договорённостей об ограничении стратегических вооружений необходимость в сохранении ложных сооружений отпадала... Следует заметить, что ложные сооружения “Крона” возводились на БСП, где не планировалось развёртывание реальных РК “Пионер”. За всю историю РВСН это была самая крупномасштабная операция по проведению ложных маскировочных мероприятий на боевых стартовых позициях»15.


Первое изображение советских ракет на Кубе,
полученное американцами с помощью
самолёта-разведчика У-2 14 октября 1962 г.

В РВСН тщательно скрывались не только места постоянной дислокации ракетных подразделений, но и временные стартовые позиции при проведении различных операций. Так, 12и 16сентября 1961 года в ходе учения под кодовым наименованием «Роза» впервые в СССР осуществлены два боевых пуска ракет, оснащённых боевыми термоядерными головными частями. Пуски осуществлялись с оборудованных полевых позиций между Салехардом и Воркутой по целям, располагавшимся на Новой Земле. Горбунов Иван Иванович, в то время начальник отделения подготовки данных дивизиона одного из полков 50 рд, вспоминает: «Когда вернулся в часть, дивизион, в котором я служил, уже находился в пути, совершая марш по железной дороге протяжённостью более 3000 км. Для сокрытия конечного пункта назначения марш проходил с несколькими переадресовками движения эшелона. При этом личному составу дивизиона запрещалось ведение неслужебной переписки, телефонных переговоров, вступление в контакты с посторонними лицами, а также иметь при себе фотоаппараты и радиоприёмники. Все эти запреты действовали и на протяжении всего хода учения. Уже в пути следования выяснил, где мне нужно сойти с поезда Москва — Воркута и пересесть на другой, чтобы добраться до Лабытнанги. Пересадку делал на станции Чум. На полустанке, где размещался наш ракетный дивизион, из вагонов никого, кроме меня, не выпустили. Местное население и учреждения уже были отселены в другие населённые пункты»16.


Дешифрованный аэрофотоснимок от 15 октября 1962

Полностью соответствовали требованиям непрерывности, активности, комплексности, разнообразия и убедительности мероприятия оперативной маскировки при сосредоточении советских войск на Кубе в 1962 году. Генерал-майор запаса Б.А. Бондаренко (в 1962 г. — полковник, заместитель командира 51-й ракетной дивизии, специально сформированной для участия в стратегической операции «Анадырь») вспоминает об этом так: «Ракетные дивизионы... выдвигались к местам погрузки в железнодорожные вагоны. Всё это делалось в тёмное время суток с соблюдением всех требований режима секретности и маскировки. В порту на корабли прибывавшую технику и имущество размещали точно в тех местах и в той последовательности, как это требовал план погрузки, так называемый каргоплан. Каргопланы в большой секретности разрабатывались в штабе нашей дивизии. Занимались этим только два человека под руководством генерал-майора Васендина (специальный представитель главкома РВСН). Личный состав наших дивизионов размещался не на территории порта, а в специальных режимных городках. Одновременно с этим в установленной последовательности производилось переодевание всего личного состава в гражданскую форму одежды. Ракеты грузились только в тёмное время суток. Для противодействия визуальному и техническому обнаружению техника накрывалась специальными, довольно большими (до 5 т весом) контейнерами, которые раскрашивались так, что создавалось впечатление, будто в ряд поставлено несколько малых контейнеров, и на каждом из них имелась надпись, сделанная крупными буквами на английском языке — автотрактороэкспорт. Весь наш личный состав размещался в твиндеках (верхние этажи трюмов). Туда же в термосах приносили пищу. Выход на палубу в светлое время суток и при наличии идущих недалеко встречных судов, а также в узких проливах категорически запрещался. В гальюн ходили на корму судна только с наступлением темноты, а при срочной надобности в специальные вёдра, находившиеся в углу твиндека. Содержимое этих вёдер, а также пищевые отходы ночью выбрасывались за борт корабля. Температура в твиндеке была очень высокая. Стояла духота. С потолка, то есть с металлической переборки, постоянно падали капли конденсата. Личный состав во время следования через Атлантику находился лишь в нижнем белье (трусы и майки). Постели на нарах, конечно же, не проветривались и всегда находились во влажном состоянии. В открытом океане солдатам и сержантам небольшими группами, только под контролем офицеров, на непродолжительное время разрешали выходить на палубу, чтобы немного подразмяться и подышать свежим воздухом»17.


Американское послесловие:
«Расскажи о своём поражении как о победе».
Русское послесловия
«После драки кулаками не машут»
Рисунки из журнала "Лайф" от 9 ноября 1962 года.

Об этом же пишет Яковлев Дмитрий Иванович, служивший в 1960—1972 гг. в 664-м ракетном полку 43 рд: «Поступила команда готовиться к передислокации железнодорожным транспортом для выполнения боевой задачи. Во время подготовки наш полк посетил первый заместитель Главнокомандующего РВСН генерал-полковник В.Ф. Толубко... Я доложил генералу, что техника готовится к погрузке. “А куда вы уезжаете?” “Не знаю, товарищ генерал-полковник” . И мы на самом деле не знали, таков был строгий режим секретности. И вот приказ: “Отбыть железнодорожным эшелоном в г. Кировоград” . Забегая вперёд, требуется объяснить, что в Кировограде была переадресовка эшелона с целью скрытия конечного пункта перевозки. В конечном итоге все железнодорожные эшелоны (а батарея шла четырьмя эшелонами) прибыли в морской порт города Николаева, где предстояла погрузка на морские транспорты. Погрузка проводилась только ночью. Когда вышли из Южного Буга в Чёрное море, к нашему кораблю причалил катер и на борт поднялся представитель Главнокомандующего Ракетными войсками генерал- лейтенант П.А. Дегтярёв. Весь личный состав, в том числе и моряки, свободные от вахты, были собраны в твиндеке, генерал объявил решение Руководства страны, указания Министра обороны и наши задачи на период следования морем и при развёртывании и приведении в готовность на острове Куба»18.

Личный состав 668-го ракетного полка узнал о конечной точке передислокации и вовсе только после выхода в океан. Бывший начальник солдатского клуба этого полка Герзель Василий Михайлович вспоминает: «Началась погрузка... в трюмы сухогруза “Пирогов”. В шесть часов утра следующего дня личный состав в полном составе был отправлен на корабль... а после выхода на внешний рейд и короткого митинга взял курс на Гибралтар в соответствии с распоряжением во вскрытом капитаном секретном пакете. Пролив Гибралтар мы прошли поздним вечером. Примерно через полчаса капитан корабля пригласил в кают- компанию подполковника И.В. Кравченко, меня и в присутствии представителя особого отдела вскрыл очередной секретный пакет, в котором указывался конечный пункт нашего следования — остров Куба, морской порт Матанзас. Нам была вручена историческая справка об Острове Свободы, указаны цель и назначение нашего пребывания на кубинской земле. До утра руководящий состав воинского эшелона подробно изучил документы, и утром после завтрака начальник эшелона выступил с информацией перед всем личным составом»19.

Те же мероприятия, которые проводились в черноморских портах, осуществлялись и личным составом частей, следовавших через порты Балтийского моря. Губский Анатолий Иванович, служивший в 1960—1967 гг. в 665 рп, дислоцировавшемся в городе Лебедин, пишет: «7 октября 1962 года из морского порта города Балтийск наша группа морским эшелоном... на пассажирском теплоходе “Николаевск” отправилась, как нам стало известно уже в пути, на о. Куба. По требованиям режима секретности и обеспечения скрытности мероприятия нам запрещалось выходить на открытые верхние палубы в светлое время суток, и полегче стало только с выходом в Атлантический океан»20.

Из состава 43-й ракетной дивизии в 51-ю ракетную дивизию под новыми условными и истинными номерами вошли три ракетных полка (664, 665 и 668-й) и три ремонтно-технические базы (1533, 1534 и 1535-я). Также в состав 51 рд были включены 79 рп и 1017 ртб от 29 рд (г. Шауляй), 181 рп и 331 ртб от 50 рд (пгт Н. Белокоровичи). В 668 рп принят один ракетный дивизион из 428 рп и одна сборочная бригада из 1516 ртб от 32 рд (г. Поставы)21.

Таким образом, на остров Куба были передислоцированы части из шести гарнизонов, располагавшихся в густонаселённых районах Украины и Белоруссии. Длительное отсутствие личного состава и техники в гарнизонах не могло быть не замеченным местным населением, а значит, была вероятность, что это станет известно и вероятному противнику. Было принято решение в гарнизоны убывавших частей 43-й ракетной дивизии передислоцировать части из 42 рд (Свердловская область) и 18 рд (Курганская область). «В сентябре—октябре в целях оперативной маскировки позиционный район 43 рд, убывшей на Кубу, заняла 18 рд»22.

Участники тех событий вспоминают об этом так.

Голованов Владимир Иванович (в 1962 г. начальник отделения 665 рп 43 рд. — А .Г.): «Примерно в начале сентября 1962 года половина подразделений полка со своего месторасположения уже убыли и находились кто в пути, в железнодорожных эшелонах, на кораблях, кто в портах городов Николаев и Балтийск, кто уже на острове Куба. В это время, видимо, было принято решение о переброске с Урала Шадринской ракетной дивизии на места дислокации 43 Роменской ракетной дивизии. В сентябре—октябре 1962 года вместо убывающего на Кубу 665-го ракетного полка в город Лебедин начали прибывать эшелоны с Каменск-Уральского полка, входившего в 18 Шадринскую ракетную дивизию. В середине октября 1962 года отправка эшелонов с подразделениями 665-го ракетного полка приостановилась, а из Каменск-Уральска полк полностью прибыл. Таким образом, в Лебединском гарнизоне оказалось на одной и той же базе два полка. По возвращении с Кубы всех подразделений 665 ракетного полка Каменск-Уральский ракетный полк был расформирован»23.

Ахтареев Кларист Сунагатуллич, в 1961—1963 гг. старший техник ртб в Белокоровичах: «После убытия на Кубу ртб 181 рп хранилища изделий её сборочных бригад пришлось охранять личному составу нашей части (до прибытия из Нижнего Тагила нового ракетного полка и его ртб, что произошло во второй половине сентября 1962 г.)»24.

Сенько Дмитрий Андреевич, в 1962 году старший техник ртб 50 рд: «С убытием 181 рп на Кубу вместо него из Нижнего Тагила в Белокоровичи в конце августа 1962 года со своей техникой ракетного комплекса Р-12 прибыл новый полк. К началу 1963 года 181 рп, а также обслуживавшая его ртб вернулись с Кубы к месту своей прежней дислокации в Белокоровичи. Так образовался двойной комплект личного состава и ракетной техники. Проблема создания одного (в обновлённом варианте) 181 рп и ртб в те дни стояла очень остро. Напряжённое настало время»25.

Острую проблему двойного комплекта офицеров на некоторых должностях решили традиционно: «После возвращения 43 ракетной дивизии с острова Куба в пункты постоянной дислокации 18 ракетная дивизия была расформирована, а почётные наименования и награды на основании Директивы Генерального штаба Вооружённых сил СССР от 10 октября 1962 года переданы по преемственности и сохранены за 43 ракетной дивизией, которую приказано впредь именовать: “43 гвардейская ракетная Смоленская орденов Суворова и Кутузова дивизия”»26.

Мероприятия оперативной маскировки в операции «Анадырь» увенчались полным успехом. Советские ракетные комплексы на Кубе были обнаружены только после приведения их в боевую готовность. «14 октября после очередного полёта У-2 возвратился на базу. Обработка фотоснимков вызвала у американских разведчиков шок. Были обнаружены советские ракеты! После тщательной проверки снимков 16 октября был поставлен в известность президент Кеннеди. Что-что, а обнаружить у себя “под брюхом” советские ракеты с ядерными зарядами он никак не ожидал! Хрущёв его перехитрил»27.

Наряду со скрытием в РВСН применялся такой способ оперативной маскировки, как имитация.

Имитация


Р-1 на марше

В 1960—1963 гг. в целях дезориентации вероятного противника относительно строившихся боевых ракетных комплексов 35-й ракетной дивизии на Северном Кавказе и скрытия их истинных местоположений по плану Генерального штаба Вооружённых Сил СССР проводилась операция «Туман». Были сформированы две стартовые (имитационные) батареи — от 178 рп и от 480 рп. Для проведения операции командованием были определены три места: первое — станция Белиджи (около Дербента, Дагестан), второе — г. Цхинвали (Грузия, бывший — Сталинири) и третье — станица Крымская (Краснодарский край). Личным составом батарей были оборудованы ложные стартовые позиции, на которых проводился «прожиг» двигательных установок ракет Р-1 и Р-2. По расчётам спецслужб, вероятный противник должен был успеть засечь вспышку «старта» ракеты. Тем самым «демонстрировался» рост количества ядерных средств в этих районах. Это была сложная и опасная работа. Много труда, сил и времени это стоило всем военнослужащим батарей, и прежде всего офицерам28.

На Украине в ходе операции «Туман» в 1962 году создание ложной боевой стартовой позиции было поручено 40-му ракетному полку. «Приказом ГШ РВ на базе этого полка было сформировано отдельное подразделение со статусом отдельной войсковой части. Всего в части было пять офицеров, шесть сверхсрочнослужащих и сорок сержантов и солдат. Этой части был поставлен ракетный комплекс Р-2 с ракетой 8Ж38, транспортировочное и наземное оборудование. Погрузка-выгрузка ракеты, стартового оборудования, окислителя и горючего осуществлялась на ж.-д. станции Коршев в 20 км севернее Коломыи. Части придавалось шесть ракет, по три на каждую точку. При занятии ложных позиций частью майора Г.В. Ягупова организовывалось условное несение боевого дежурства»29.

Ещё одним способом оперативной маскировки в РВСН была дезинформация, заключавшаяся в доведении до противника ложных (частично соответствовавших действительности, но искажённых, устаревших) сведений.

Дезинформация

С целью дезинформации вероятного противника в 1958—1959 гг. соединения межконтинентальных ракет формировались под условным наименованием «учебные артиллерийские полигоны». «В целях маскировки и соблюдения режима секретности в феврале 1959 года объекту “Ангара” было присвоено условное наименование “3-й учебный артиллерийский полигон”»30.

Проводилось легендирование предназначения ракетных частей. «По мере создания частей 19-й ракетной дивизии они имели свои легенды, например, Гайсиненский рп и ртб маскировались бригадой миномётов “катюш", которые там дислоцировались до 1960 года, а офицеры носили авиационную форму. Однако скрыть тайну формирования ракетных частей было невозможно ни от западных разведок, ни от местных жителей. Когда по Гайсину в целях маскировки возили одну из “катюш”, то старики на улице возмущались: “вот до чего довели ракетчики «катюшу!»” . И неслучайно они возмущались, так как машина была расчехлена и была похожа на ободранный самосвал»31.

Для обеспечения легенды прикрытия полка (178 рп) летом 1960 года из Полтавы перегнали самолёты Ту-4 и МиГ-15бис (УТИ МиГ-15бис). Садились они на аэродроме г. Беслана, а на позиции 1-го и 2-го дивизионов доставлялись в разобранном виде. Задача была не из лёгких. Для самолётов построили стоянку, выделили группу специалистов, которая периодически проводила на них работы, в том числе и связанные с запуском двигателей, имитируя тем самым принадлежность полка к Военно-воздушным силам32.

«В 430 рп, дислоцированном в пгт Ярмолинцы Хмельницкой области, маскировка полка осуществлялась ежедневным пролётом самолёта над городом. Самолёт постоянно имел другие бортовые номера, и мало кто догадывался, что каждую ночь солдат закрашивал старые и наводил новые»33. Степанов Юрий Николаевич, в 1967—1972 гг. оперуполномоченный особого отдела в ракетном полку, дислоцировавшемся в г. Петрикове, вспоминает: «Стартовые батареи периодически выходили в составе всего дивизиона в запасные позиционные районы. Техники в дивизионе было много (более 100 единиц), поэтому на её дислокацию уходило много времени. Дороги проходили через населённые пункты. Жители деревень не спали и наблюдали из окон за этим маршем. Последними тягачи буксировали ракеты. Это происходило на рассвете. За ракетами везли гаубицы (по легенде, наш полк был вооружён гаубицами). Этой демонстрацией мы намеревались укрепить легенду прикрытия полка. А вышло иначе. Народ стал говорить, что ракеты, которые возят в лес, такие дорогие, что охраняют не только с автоматами, но и с пушками»34.

Для дезинформации вводились различные технологические, эксплуатационные и боевые индексы одних и тех же ракет и комплексов. «В технической документации индекс Р-7 не применялся. На всех несекретных чертежах, в переписке и даже в многочисленных секретных документах ракета была не ракетой, а “изделием” под индексом 8К71. Такая “тройная бухгалтерия” в названиях ракет и десятков комплектующих их систем требовала либо хорошей памяти, либо справочников типа запрещённых по режимным правилам записных книжек. Мы шутили по этому поводу: “Если сами не можем разобраться, то как же быть бедным резидентам американской разведки”»35.


 

Р-26 на Красной площади

Для дезинформации вероятных противников использовались даже военные парады на Красной площади в Москве. «В марте 1961 г. на ракету Р-26, получившую индекс 8К66, был выпущен эскизный проект. С марта по июнь 1962 г. были проведены огневые стендовые испытания обеих ступеней ракеты. На заводе № 586 было изготовлено пять ракет для лётно-конструкторских испытаний, одна из них отправлена на НИИП-5, где были построены две экспериментальные шахтные ПУ. Однако до лётных испытаний ракеты дело не дошло. Работы по созданию ракеты Р-26 были прекращены постановлением правительства от 9 июля 1962 г. Изготовленные образцы ракеты Р-26 демонстрировались на парадах в Москве. Западные источники долгое время ошибочно отождествляли её с МБР Р-9А, обозначавшейся в США как 55-8 “Sasin”».

Самоходная пусковая установка на шасси «объект 821» с межконтинентальной баллистической ракетой РТ-20П
на улице Горького перед военным парадом 7 ноября 1967 года.

«Эскизный проект баллистической ракеты РТ-20П был разработан в КБ “Южное” под руководством Михаила Янгеля в декабре 1964 года. В октябре 1967 года начались лётно-конструкторские испытания ракеты на полигоне Плесецк. В рамках ЯКИ было проведено восемь (по другим данным — двенадцать) пусков... Впервые две самоходные установки с макетами ракет РТ-20П были показаны на военном параде в Москве 7 ноября 1967 г. Новое оружие американцы окрестили “Железной девой”. Однако постановлением правительства № 12-6 от 6 января 1969 г. серийное производство ракет и технологического оборудования комплекса 8К99 было прекращено».


ГР-1 у стен Кремля

«Проектно-исследовательские работы по трёхступенчатой глобальной ракете (ГР-1; 8К713. — А.Г.) в ОКБ-1 под руководством Сергея Королёва велись с 1961 года. Сам же Королёв дал ей название "глобальная ракета”. Третья ступень была способна вывести головную часть на орбиту искусственного спутника Земли, при этом дальность полёта ракеты не ограничивалась. Разработка ГР-1 была прекращена. 7 ноября этого же года глобальные ракеты были продемонстрированы во время парада на Красной площади»36.

Выполнение ракетчиками мероприятий оперативной маскировки, БРК которых располагались в том числе и на космодроме в Тюра-Таме, приводили и к историческим курьёзам.

«12 апреля. Изделие 8К72 с космическим кораблём (“Восток-1”) готовится к пуску. Перед стартом мы включили радиоприёмник Р-250. Вдруг услышали на русском языке передачу какой-то европейской радиостанции (кажется, швейцарской). Она вещала: “Сегодня в Советском Союзе ожидается запуск первого человека в космос. Операторы всех московских киностудий выехали на улицы Москвы снимать реакцию населения на это событие” . Мы очень удивились: откуда они знают о запуске, который был “совершенно секретным”».


Въезд на «десятку» космодрома «Байконур»

От полёта Гагарина ведёт отсчёт название космодром Байконур, хотя оно фактически является дезинформацией. Дело в том, что при запуске человека в космос Королёв хотел зарегистрировать мировой рекорд. Для этого в официальных документах необходимо было зафиксировать место запуска и место приземления. Координаты старта в то время были совершенно секретными, особой важности. Поэтому в документах решили указать первый населённый пункт по трассе полёта. Таким пунктом был расположенный в 300 км по трассе посёлок Байконур. Именно в этот посёлок царским правительством был сослан мещанин Никифор Никитин за крамольные речи о полёте на Луну. Международная авиационная федерация ФАИ 18 июля 1961 года утвердила рекорды, «установленные 12 апреля 1961 года на космическом корабле СССР “Восток” ... Место и время запуска: космодром, расположенный в районе Байконура...». В такой формулировке телеграммы ФАИ с подачи авиационной спортивной комиссии Центрального аэроклуба СССР в неразрывном сочетании появились слова «космодром» и «Байконур». С этих пор полигон Тюра-Там стал именоваться космодромом Байконур, хотя фактически Байконуром называлась только площадка 2, у въезда на которую для иностранных гостей сделали знак с этой надписью. У въезда на пл. 10 для де Голля и Помпиду устанавливалась надпись «Звездоград». Другие площадки вообще никак не назывались. Но постепенно имя Байконур прижилось для всего полигона, а теперь и город стал Байконуром37.

Самым малораспространённым способом выполнения задач оперативной маскировки в РВСН были демонстративные действия, заключавшиеся в преднамеренном показе противнику специально выделенными силами и средствами определённой деятельности.

Демонстрация

Мероприятия по маскировке ракетных частей продолжались вплоть до подписания первых соглашений между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений, когда средством контроля выполнения соглашений сторонами были выбраны так называемые национальные технические средства контроля, а проще говоря, разведывательные искусственные спутники Земли, которые все «видели», да и маскировка стационарных БСП именно для этого была снята как в СССР, так и в США38.

Полковник Н.И. Кушко вспоминает об этом так; «Осенью 1964 года после выполнения огромного объёма дорогостоящих маскировочных работ на БСП с групповыми пусковыми установками Р-12 вдруг последовало указание о срочном демонтаже всех маскировочных средств, развёрнутых на боевых стартовых позициях. Не прошло и десяти лет, как пришлось возвратиться к этому варианту маскировки... К этому времени места расположения стационарных ракетных комплексов были полностью раскрыты вероятным противником, но актуальными стали вопросы скрытия степени боевой готовности пусковых установок и факты их вывода на полевые боевые стартовые позиции. Поэтому в 1967 году директивой Главнокомандующего РВСН № 432/8/0064 от 23 июля была поставлена задача войскам о развёртывании на БСП с пусковыми установками средней дальности универсальных раздвижных масок над складами ракетного топлива и над пусковыми установками Р12Н. Спустя 10 лет вновь пришлось разыскивать, доукомплектовывать демонтированные маски и развёртывать их в короткие сроки на позициях»39.

Возможно, с демонстрацией была связана временная передислокация 163 рп весной 1960 года из Белокоровичей в Западную Украину.

Соловьёв Юрий Николаевич, в 1960 году начальник подвижной авторемонтной мастерской 50 рд, вспоминает: «Шли мы со всем наземным оборудованием, входившим в комплект ракеты Р-12 (8К63), а это ни много ни мало — более тридцати наименований машин и агрегатов (в каждой батарее)... При проходе через Ровно по освещённой широкой главной улице было видно, что голова колонны уже выходит из города, а её хвост ещё не приблизился к окраине. Такого обилия автотехники в рамках одного мероприятия ни местные жители, ни мы сами просто никогда ранее не видели... Сообразуясь с международной обстановкой, все, конечно, понимали, что марш этот совершается неспроста... Жили мы в палатках. Постепенно обживали красивейший лес и близлежащее село Берестечко. Как-то из штаба ПрикВО поступила команда побелить колёса автомобилей, размещавшихся в лесу на открытых площадках. Не прошло и недели, как пришла команда смыть краску. Только мы успели выполнить приказ, как пришёл новый снова побелить колёса. Все мы (от командира полка до рядового водителя) пребывали в недоумении. Как будто кто-то из вышестоящего командования забавлялся, потешаясь над нами. Чуть позже прошёл слух, что министр обороны облетал на вертолёте наш комплекс, фиксируя, что и как демаскирует секретно расположенную в лесу ракетную структуру40».


 

Хотя есть и другая версия причин этой передислокации. Подполковник в отставке Бабенков Юрий Владимирович, который в 1959—1962 гг. был командиром технической батареи 163 рп, пишет: «На этот же раз даже командир полка не знал, зачем потребовалось совершить четырёхсоткилометровый марш в район западноукраинского города Броды, занять там стартовые позиции и заступить на боевое дежурство. На этот счёт возникло множество версий. Некоторые усматривали связь даже с международной обстановкой того времени. На мой взгляд, всё проще. Начать надо с ответа на вопрос, а было ли под Бродами боевое дежурство? Нет! Его просто не могло быть по следующим причинам: боевых ракет и головных частей к ним на позициях не было... компоненты ракетного топлива на позиции не доставлялись... а значит, и дежурства... тоже не было... Всё было связано с ожидавшимся посещением того района министром обороны СССР и главкомом Ракетных войск стратегического назначения.

Маскировка новейшего ПГРК «Тополь-М» на полевой боевой стартовой позиции

Судя по всему, в районе городов Луцк, Броды, Львов уже было можно кое-что показать министру, а боевых подразделений, способных обслуживать ракетные комплексы, здесь пока не было, вот и вспомнили о... 50 рд. Из Западной Украины 163 рп вернулся в Белокоровичи в ноябре 1960 года»41.

Современная машина инженерного обеспечения и маскировки на вооружении РВСН

И сегодня в РВСН осуществляются мероприятия оперативной маскировки. Но для повышения эффективности решения этих задач, безусловно, необходимо учитывать как положительный, так и отрицательный опыт предшествующих поколений ракетчиков.

Полковник А.А. ГУЛЯЕВ

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Хрущёв С.Н. Никита Хрущёв: кризисы и ракеты: В 2 т. М.: Новости, 1994. Т. I. С. 269,270; Цит. по: Сидоров А.И. Эволюция взглядов и практика использования ракет средней дальности в противостоянии СССР США (1946—1987 гг.): исторический опыт. Дис. ... канд. ист. наук. М.: ВАД, 1996. 241 л.

2 Центр хранения современной документации (ЦХСД). Ф. 5-0.64. Д. 5. Л. 95; Цит. по: Сидоров А. И. Указ. соч.

3 Правда. 1956. 5 нояб.; Цит. по: Сидоров А.И. Указ. соч.

4 ЦХСД. Ф. 5-0.64. Д. 5. Л. 96: Цит. по: Сидоров А.И. Указ. соч.

5 Хрущёв С.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 144-147, 186, 266.

6 Мемуары Никиты Сергеевича Хрущёва // Вопросы истории. 1993. № 5; Цит. по: Сидоров А.И. Указ. соч.

7 Победа на крутых виражах ракетно-ядерной гонки. Военно-исторический труд / Под ред. Г.М. Питалева. М.: Голден-Би, 2010. С. 185.

8 Там же. С. 226-228.

9 Там же. С. 310.

10 Там же. С. 211.

11 Смирнов Г.И., Ясаков А.И. История 50-й ракетной армии. Т. III. Наращивание боевой мощи (1970—1976 гг.). Смоленск. 2004. С. 387.

12 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая. Исторический очерк о 50-й ракетной дивизии 43-й ракетной армии РВСН / Под ред. С.В. Хуторцева. М.: ЦИПК РВСН. 2004. С. 153.

13 29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознамённая дивизия. Исторический очерк / Под общ. ред. Н.К. Монахова. М.: ЦИПК РВСН, 2008. С. 31.

14 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая... С. 154.

15 Бородунов Е.С., Кушко Н.И. Пионеры в Ракетных войсках стратегического назначения. 2-е изд., испр. и доп. М.: МДВ. 2007. С. 273, 274.

16 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая... С. 71—73.

17 Там же. С. 85-87.

18 Чуприянов В.Л., Свирин А.А. и др. 43 гвардейская ракетная Смоленская орденов Суворова и Кутузова дивизия. Военно-исторический труд. М., 2009. С. 48—51.

19 Там же. С. 57-60.

20 Там же. С. 55,56.

21 Винницкая Краснознамённая ракетная армия: истор. очерк / (Под общ. ред. А.П. Волкова). М.: Воентехиниздат, 2010. С. 250.

22 Там же. С. 251.

23 Чуприянов В.Л., Свирин А.А. и др. Указ. соч. С. 64, 65.

24 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая... С. 94.

25 Там же. С. 105.

26 Чуприянов В.Л., Свирин А.А. и др. Указ. соч. С. 6.

27 Черток Б.Е. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны. Кн. 3. М.: Машиностроение, 1999. С. 44.

28 Винницкая Краснознамённая ракетная армия... С. 200, 201.

29 Там же. С. 288.

30 Стратегические ракетные комплексы наземного базирования. М.: «Военный Парад», 2007. С. 55. 56.

31 19-я ракетная стратегическая. Историко-биографический очерк. Хмельницкий: Издатель ЧП Цюпак А.А., 2009. С. 46.

32 Винницкая Краснознамённая ракетная армия... С. 197, 198.

33 19-я ракетная стратегическая... С. 46.

34 Бородунов Е.С. и др. Пионеры в Ракетных войсках стратегического назначения. М.: МДВ. 2006. С. 42. 43.

35 Черток Б.Е. Ракеты и люди. Фили — Подлипки — Тюратам. 2-е изд. М.: Машиностроение, 1999. С. 142.

36 Призваны временем. От противостояния к международному сотрудничеству / Под общ. ред. С.Н. Конюхова. 2-е изд., перераб. и доп. Д.: АРТ-ПРЕСС, 2009. С. 832.

37 Порошков В.В. Ракетно-космический подвиг Байконура. М.: «Патриот». 2007.

38 19-я ракетная стратегическая... С. 46.

39 Ракетные войска стратегического назначения. 2-е изд., испр. и доп. М.: МДВ, 2007. С. 272-274.

40 Белокоровическая Ракетная Краснознамённая... С. 18.

41 Там же. С. 64, 65.

 

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика