На главную сайта   Все о Ружанах

Александр Долинин

И путь, и судьба

Из дневника журналиста-ракетчика

© Александр Долинин, 2006
Публикуется с разрешения автора

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

История вторая.
Как наши ракетчики китайцев обучали

 

Специалисты Ракетных войск по понятным причинам были «невыездными». Но, как стало известно в наше время, в конце 1950-ых годов некоторые из них были откомандированы в Китай. В их числе Александр Георгиевич Савельев, ныне генерал-майор в отставке. В Китае он пробыл почти год – старшим советником по боевому применению ракет «земля-земля» при командующем артиллерией Народно-освободительной армии Китая. Не случайно именно ему выпала такая миссия: фронтовик, награжденный пятью боевыми орденами, сложившийся ракетчик, ставший к тому времени заместителем командира бригады.

Осенью 1959 года его вызвали на инструктаж в Москву. Главный маршал артиллерии Митрофан Неделин и генерал-лейтенант Михаил Никольский напутствовали: в Китае представляться специалистом лишь по ракетам 8Ж38 и 8А11. О других комплексах осведомленности не высказывать. При необходимости за всеми консультациями обращаться через посольство по ВЧ-связи к Никольскому, в исключительных случаях – непосредственно к главному маршалу.

На момент инструктажа Митрофан Иванович Неделин был заместителем министра обороны по специальному вооружению и реактивной технике. Через несколько недель, 17 декабря, он возглавил созданные Ракетные войска стратегического назначения. Уже перед этим в его подчинении находились части, вооруженные ракетами стратегического назначения – СС-3 (8А61, 8К51), СС-4 (8К63). Ракеты СС-1 (8А11) и СС-2 (8Ж38) – оперативно-тактического назначения (о них идет речь) были в составе инженерных бригад РВГК, переданных в состав Сухопутных войск. Главный конструктор – С.Королев.

В Пекине уже работала целая «ракетная группа», старшим которой был инженер-полковник Гончаров. Вскоре его заменил майор Суходольский, инженер-испытатель с полигона Капустин Яр. Офицеры этой группы в основном занимались внедрением в промышленность военных представителей и работой строящегося полигона на северо-востоке Китая, в пустыне Гоби.

Командованию и офицерам технического управления НОАК представили Савельева на званом ужине в одном из лучших ресторанов. Офицеры и генералы пришли с женами. Заместитель начальника генерального штаба в кратком выступлении сказал:

– Советский Союз стремиться помочь Народно-освободительной армии Китая новым совершенным оружием. Для оказания помощи в его освоении командование Советской Армии прислало к нам одного из лучших специалистов-ракетчиков. При слове «ракетчик» жена Савельева не смогла скрыть удивления: в семье знали, что ее глава служит в артиллерии.

Первая встреча Савельева с китайскими ракетчиками состоялась в управлении командующего армией, где в переполненном зале он прочитал им лекцию. Подробно рассказал о применении ракетных подразделений, боевом порядке дивизиона, его элементах. Было много вопросов, особенно настойчиво расспрашивал китаец в скромном, как у всех, синем костюме. Как пояснил Савельеву переводчик, это был действительный член Китайской академии наук. Генерал армии Батов, в то время главный военный советник в Китае, передал Савельеву, что присутствовавший на лекции начальник генерального штаба высоко оценил ее.

Китайская сторона тщательно изучала опыт советских ракетчиков, в том числе, и в формировании структуры войск. Им было рекомендовано взять за основу полк. За год в Китае сформировали 20 полков с ракетами Р-2 и Р-1. Обучение первого ракетного подразделения проводили наши ракетчики из камышинской бригады. Закончилось оно тактико-строевым занятием в присутствии маршала Линь Бяо.

Наши специалисты помогали китайским военным и в выборе мест дислокации полков, выезжали с ними на рекогносцировку. Китайские офицеры во всем были дисциплинированны и усердны. Любое замечание наших советников схватывали на лету. Стоило только заметить, что площадки для первых боевых ракетных комплексов должны удовлетворять жестким требованиям по уклону, неровностям, как начальник оперативного управления генерального штаба заверил: на оборудование будет брошено столько людей, сколько нужно.

Разногласия появились у генерала армии Батова и полковника Савельева. Генерал приказал разработать требования к выбору строительства комплексов для ракет с дальностью свыше 3 тысяч километров. Памятуя о том, что помощь должна оказываться только в освоении оперативно-тактических ракет, Савельев отказался это делать. Возникла крайняя необходимость связи с Неделиным. Главный маршал дал указание:

– Никаких рекомендаций по затронутому вопросу не давать. Иначе волей-неволей выдадите государственную тайну. Не бойтесь последствий, я вас защищу.

Батов упорствовал, и Савельев решил выиграть время. Он затребовал литературу о стационарных комплексах других стран. Ее в управлении артиллерии не было, и, пока суд да дело, попросился в отпуск. Ему разрешили убыть на дачу Чан Кайши в Циндао. Но едва с семьей устроился там, пришла телеграмма: «Срочно прибыть в Пекин!» По прибытии Савельев узнал, что отношения СССР С КНР осложнились, и советские специалисты должны вернуться на Родину.

-Впервые разногласия между советским и китайским руководством мы ощутили на тожественном собрании по случаю дня рождения Ленина, – рассказывает Александр Георгиевич. – Не верилось тому, что говорил докладчик. Всё шло вразрез с нашими партийными установками. Тогда подумалось: перевод искаженный. Посол Червоненко успокоил: болезни роста, все образуется. Было рекомендовано поддерживать тесные отношения с китайскими военными. Но они становились все напряженнее. Любые высказывания наших советников по политическим и военным вопросам, как выяснилось, становились тотчас известны китайскому руководству.

Появилась обоюдная настороженность. В конце концов, наши советники попрощались с Пекином.

– Меня, – рассказывает Савельев, – провожали все офицеры китайского управления. Было много цветов. Играл духовой оркестр. Когда поезд тронулся, мой переводчик заплакал. Горько было и мне.

 

 

 

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика