На главную сайта   Все о Ружанах

Анатолий БУРЛОВ

 

УНИКАЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

 

 

 

 

 

© «Ветеран-ракетчик» 2007

При перепечатке ссылка на источник обязательна.

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Опубликовано в газете
«Ветеран-ракетчик»,
7-8 2007 г.

 

Драматические международные события 1962 года, вошедшие в историю как Карибский кризис, не были случайными.

 

Современный взгляд на события 45-летней давности показывает, что возникновение Карибского кризиса происходило задолго до этого времени.

Непримиримость идеологического противоборства на мировой арене, с одной стороны, и ставка на военную силу как источник достижения абсолютного превосходства, с другой стороны, неизбежно должны были привести США и СССР к прямому столкновению в том или ином регионе мира. Уникальность положения Кубы определило специфику и время этого столкновения.

США, отказав кубинскому народу в праве самостоятельно определять свою судьбу, прибегнув к актам вооруженного свержения правительства Ф. Кастро, объективно подтолкнули Советский Союз к оказанию Кубе экономической и военной помощи. Главной особенностью этого процесса была проблема выбора наиболее адекватных средств, способных воспрепятствовать американскому вторжению на остров Свободы. Активное наращивание американского ракетно-ядерного присутствия в непосредственной близости от границ СССР способствовало выбору формы этой помощи - сосредоточение на Кубе наших стратегических ракет.

Таким образом, принятое в тот период решение о размещении советских стратегических ракет на Кубе оказалось своевременной и оправданной мерой, полностью отвечавшей интересам нашей страны.

Как всегда образно объяснил свой «стратегический» замысел Н.С. Хрущев: «Америка окружила Советский Союз своими базами, она расположила вокруг нас ракеты, ракетные войска США стоят в Турции и Италии... Мы в ЦК решили подкинуть Америке «ежа» - разместить на Кубе наши ракеты».

Однако реализацию этого замысла нельзя было начинать с развертывания главного вида Вооруженных Сил. Необходимо было обеспечить их прикрытие и боевое обеспечение, т.е. операция требовала участия всех видов и родов войск.
4 июня 1962 года министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский утвердил план подготовки и проведения операции, получившей название «Анадырь», которая имела целью сдержать агрессию противника против дружественной нам Республики Куба, а также ослабить его военное давление на нашу страну. Операция была при этом однозначно оборонительной.

Н.С. Хрущев говорил: «Мы посылаем войска не на войну, а для того, чтобы защитить Кубинскую Революцию и дать почувствовать американцам, что есть в мире силы, способные им противостоять»...

Перед Группой Советских войск на Кубе (ГСВК) ставилась задача во взаимодействии с кубинскими Революционными Вооруженными Силами не допустить высадки противника на территорию острова ни с моря, ни с воздуха. Одним словом - превратить остров в неприступную крепость. Подготовительный этап операции начинался с доставки на Кубу командования Группы войск и оперативных групп ракетных полков двумя самолетами - ТУ-114 (с первой группой офицеров и генералов штаба ГСВК во главе с Командующим, дважды Героем Советского Союза генералом армии И.А. Плиевым, прибыла в Гавану 12 июля 1962 г.) и ИЛ-18 (с офицерами оперативных групп - 19 июля 1962 г.).

Задача офицеров оперативных групп - до прибытия воинских частей и соединений выбрать и подготовить места дислокации ракетных полков и других частей ГСВК, провести предварительную инженерную подготовку боевых позиций с использованием инженерных подразделений Кубинских РВС и геодезическую привязку боевых ракетных стартов.

В это же время в Советском Союзе шла интенсивная работа по передислокации воинских частей железнодорожным транспортом в морские порты Черного, Балтийского и Северного морей.

Огромную нагрузку приняло на себя Министерство морского флота. Для переброски войск через Атлантику было задействовано 86 крупнотоннажных судов (водоизмещением от 10 до 22 тысяч тонн), которые совершили более 180 рейсов на Кубу. Было перевезено более 260 тысяч тонн различных грузов: боевой техники, горючего, продовольствия, строительных материалов, а также более 43 тысяч военнослужащих.

В короткий срок - с 15 июля по 15 октября 1962 года - на Кубу были доставлены:

– от РВСН - 51-я специально сформированная ракетная дивизия (командир генерал-майор Стаценко И.Д.) в составе 5 ракетных полков: три полка РСД Р-12 (командиры полковники Сидоров И.С., Бандиловский Н.Ф. и подполковник Соловьев Ю.А.), два ракетных полка РСДР-14 (полковник Коваленко А.А. и подполковник Артеменко И.П.) общей численностью более 11 тысяч человек.

Всего было доставлено на Кубу 42 ракеты Р-12 дальностью 2000 км и мощностью каждой ядерной головной части 1 Мгт. Ракеты Р-14 не были доставлены на Кубу ввиду военной блокады, объявленной США: корабли с ракетами возвратились с середины Атлантики в СССР;

– от ПВО - две дивизии (командиры полковник Воронков Г.А. и генерал-майор Мелихов С.И.). Каждая дивизия в составе 3 зенитно-ракетных полков, всего 6 ЗРП (командиры полковники Гусейнов Ю.С., Ржевский Г.И., Мелехов С.И., Орел Д.А., Климович В.В., Мисоченко П.Б. и подполковник Гучков Ю.А.). Каждый ЗРП четырехдивизионного состава. Всего было развернуто на Кубе 144 пусковых установки ракет С-75.

Авиационные части на Кубе были приданы командованию ВВС ГСВК;

– от ВВС - 32-й истребительный авиаполк (командир подполковник Шибанов Н.В.), на вооружении 40 самолетов МИГ-21; 134-я отдельная авиаэскадрилья в составе 11 самолетов Ил-28; 43-й вертолетный полк (командир полковник Лялинский В.Г.) - на вооружении 33 вертолета МИ-4, а также два полка фронтовых крылатых ракет (ФКР): 561-й (командир полковник Мальцев) и 584-й (командир полковник Трифонов П.В.) по 8 пусковых установок в каждом полку;

– от ВМФ - 20-я бригада подводных лодок проекта 641: «Б-4», «Б-34», «Б-59», «Б-130» (командиры ПЛ капитаны 2 ранга Кетов Р.А., Дубивко А.Ф., Савицкий В.Г. и Шумков Н.А., командир бригады капитан 1 ранга Агафонов В.Н.); бригада ракетных катеров с ракетами П-15 в составе двух дивизионов (командир бригады капитан 1 ранга Шкутов Е.Г.); береговой ракетный полк «Сопка» (командир полковник Шиков А.Г.) четырехдивизионного состава с 16 ракетами С-1 в каждом дивизионе (командиры дивизионов подполковники Царев B.C., Карапетян А.Г., майоры Кузиванов М.Г. и Юрченко Я.Г.); минно-торпедный авиационный полк (командир полковник Ермаков Д.С.) в составе 40 самолетов Ил-28 (собрано 13 и облетано 8 самолетов, командир звена капитан Кондратов B.C.); узел связи ВМФ (командир капитан 1 ранга Белов Г.А.); радиотехнические подразделения и др. Общая численность ВМФ - более 5 тысяч человек;

– от Сухопутных войск - четыре мотострелковых полка (МСП) (командиры полковники Язов Д.Т., Коваленко Г.И., Токмачев А.С., Некрасов В.П.) были сформированы по штатам военного времени с приданием каждому МСП танкового батальона и трем МСП - дивизионных тактических ракет «Луна»;

– тыловые части обеспечения, в том числе три широкопрофильных госпиталя.

По приведению соединений и частей ГСВК в боевую готовность были поставлены боевые задачи:

1. Ракетным войскам ГСВК предписывалось быть в готовности в случае нападения и только по сигналу из Москвы, по приказу Верховного Главнокомандующего, нанести ядерный удар по запланированным целям. Для этого привлекались три полка ракет РСД-12 (24 пусковые установки, в каждом полку два ракетных дивизиона по четыре пусковых установки в каждом). Дальность полета ракеты (2000 км) обеспечивала поражение важнейших объектов на территории возможного агрессора.

Ракетные войска на Кубе явились главной сдерживающей силой в развязывании ядерной войны.

2. Войска противовоздушной обороны должны были не допустить вторжения в воздушное пространство Кубы иностранных самолетов-нарушителей и нанесения ими ударов по войскам Группы и важнейшим кубинским объектам. Задача уничтожения целей в воздушном пространстве между зонами поражения дивизионов возлагалась на истребительную авиацию наших войск и кубинских ВВС.

Радиолокационное обеспечение боевых действий истребительной авиации и зенитно-ракетных войск возлагалось на радиотехнические войска ГСВК и кубинские ВВС.

3. Военно-воздушным силам ГСВК надлежало во взаимодействии с силами ВМФ, Сухопутными войсками, во взаимодействии с соединениями Кубинских РВС уничтожать морские и воздушные десанты противника, а также в случае начала боевых действий нанести удары по военно-морской базе США в Гуантанамо.

4. Силам Военно-морского флота ставилась задача совместно с ВВС и Сухопутными войсками ГСВК уничтожать боевые корабли и десантные средства противника, не допуская высадки морских десантов, а также сохранить наши транспорты на подходе к Кубе.

5. Сухопутные войска (четыре МСП) имели задачу прикрывать ракетные позиции, другие технические части и управления ГСВК, а также оказать помощь кубинцам в уничтожении контрреволюционных банд, «контрас», морских и воздушных десантов противника.

6. Частям тыла ставилась задача обеспечить боевую деятельность ГСВК всем необходимым, содержать 3-месячный запас продовольствия и горючего.

Солдаты, сержанты и офицеры (кроме моряков) должны были иметь два комплекта одежды: гражданский (для маскировки) и военный, так называемый «южный», который предполагалось носить только после особого распоряжения. Особо следует сказать о ядерном вооружении ГСВК, которое включало 60 боеголовок к ракетам Р-12 и Р-14 мощностью от 1 до 2,3 Мгт; 80 боезарядов для ФКР - от 2 до 12 кт; 6 зарядов для комплекса «Луна» - по 2 кт; 6 атомных бомб к Ил-28; по одной торпеде с ядерным зарядом на каждой из четырех подводных лодок.

Весь этот боезапас был доставлен на Кубу. Поэтому публикации в прессе о том, что якобы ГСВК располагала лишь «деревянными» макетами боезарядов, являются чистым бредом. Американская же разведка так и не установила наличия реального ядерного боезапаса на Кубе (а узнала об этом только через 30 лет).

О морально-психологическом факторе.

Важность выполнения личным составом особого правительственного задания доводилась и осуществлялась на всех уровнях в виде постановки конкретных задач на всех этапах операции «Анадырь».

Необходимо подчеркнуть, что ни один человек из личного состава ГСВК не оказался случайно на Кубе. Каждый военослужащий или гражданский человек проходил персональный отбор. Можно сказать, что группировка наших войск имела элитный личный состав и была вооружена современным и эффективным оружием того времени. Все это способствовало повышению боевого, морально-психологического настроя и политической сознательности личного состава. Готовность к выполнению интернационального долга, психологический настрой наших войск постоянно подвергались разным испытаниям в результате провокаций со стороны авиации и флота США в течение всей операции «Анадырь» (как в Атлантике, так и на острове).

Хваленая разведка США «проморгала» переброску через Атлантический океан многотысячной группировки наших войск. Следует отметить, что наши войска тесно взаимодействовали с частями РВС Кубы и ополченцами на всех уровнях.

В самые напряженные драматические дни (с 16 по 28 октября 1962 г.), когда части ГСВК были приведены в полную боевую готовность, народ Кубы и его Революционные Вооруженные Силы были готовы к отражению агрессии.

Спокойствие кубинского народа, который без паники и суеты занимал боевые позиции и находился в окопах по всей береговой черте, положительно влияло на психологическое состояние наших воинов.

В то же время население США пережило шок и настоящую панику, когда американские СМИ сообщали каждый день о количестве установленных боевых стартов наших ракет и их боевых возможностях.

Аналитики США подсчитали, что при обмене ядерными ударами Америка одномоментно понесет потерю не менее 80 миллионов человек, поэтому они предложили президенту США объявить военную блокаду Кубе и идти на компромисс с Советским Союзом.

27 октября 1962 г. соответствующее предложение было передано от президента США через нашего резидента в Вашингтоне А. Феликсова по спецсвязи в КГБ, а затем Н.С. Хрущеву. Учитывая срочность решения вопроса, согласие на компромисс от Н. С. Хрущева было передано открытым текстом по радио 28 октября 1962 г.

Советское руководство 28 октября 1962 г. приняло решение о выводе ракет с Кубы, учитывая согласие США гарантировать неприкосновенность Республике Куба, которую оно публично заявило мировому сообществу, а также согласилось ликвидировать свои ракетные базы в Турции и Италии.

45 лет назад Карибский кризис был разрешен путем сложнейших переговоров двух великих держав, тем самым удалось избежать катастрофы, которая могла уничтожить все человечество.

Тогда даже брат президента США Роберт Кеннеди в своей книге «Тринадцать дней, которые потрясли мир», посвященной тем драматическим событиям, сделал вывод, что «если исход кризиса и был чьим-то триумфом, то не триумфом того или иного правительства или народа, а триумфом грядущих поколений».

Главный итог стратегической операции «Анадырь»:

– была предотвращена прямая угроза термоядерной войны;

– Куба была защищена от агрессии со стороны США и получила свободное развитие;

– США публично взяли обязательство не нападать на Кубу и удержать от этого своих союзников;

– США убрали свои ракетные базы из Турции и Италии;

– начался процесс ядерного разоружения и запрет ядерных испытаний в 3-х средах (1963 г., кроме подземных);

– возрос авторитет СССР как мировой державы.

В настоящее время по примеру Кубы по ее пути пошли пять латиноамериканских стран.

Сейчас в мире происходят глобальные процессы, но и в них просматривается давний американский синдром военного давления на неугодные страны.

Попытка размещения систем ПРО в Чехии и Польше - наглядный пример, когда США стремятся вернуться к стратегии «холодной войны».

Не считаясь с волей ООН, в том числе таких стран, как Россия, Китай, Франция, Германия, США развязали агрессию против Ирака.

В этой связи полезно напомнить нашему партнеру по антитеррористической коалиции, что не считаться с волей народов, даже небольших стран, а также не учитывать позицию России, бывает очень опасно.

Анатолий БУРЛОВ,

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика