На главную сайта   Все о Ружанах

 

А. Жарков, А. Яскин

Пионеры отечественного ракетостроения

 

Опубликовано: «Бийский Вестник», №4 (40) 2013

 

© Издательский дом «Бия», 2013

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

В этом большая заслуга первых руководителей ФНПЦ «Алтай» — генерального директора, дважды Героя Социалистического Труда, профессора Якова Фёдоровича Савченко, бюст которого установлен в центре г. Бийска, и его первого заместителя по науке в то время — Героя Социалистического Труда, академика РАН Геннадия Викторовича Саковича.

Практическое применение в маршевых ступенях ракет РТ-2, РТ-2П, скрепленных с корпусом в процессе формования зарядов, а также технологическая простота и массовое совершенство такой конструкции РДТТ стало основанием для экспериментальной проверки работоспособности скрепленного с корпусом заряда из топлива на основе БК в одном из двигателей стоящей на вооружении ракеты «Темп-С», имевшей отработанные ступени с вкладными зарядами.

На опытном стенде НИИ-9 были успешно проведены огневые стендовые испытания таких РДТТ[3] {36} совместно с Московским институтом теплотехники (в настоящее время ОАО «Корпорация «Московский институт теплотехники», куда входит и ФНПЦ «Алтай»), который возглавлял в то время известный Главный конструктор твердотопливных ракет академик Александр Давидович Надирадзе (1914-1987 гг.), после термостатирования зарядов вплоть до температуры минус 40 °С. Полученные результаты послужили толчком и научно-техническим базисом при последующей разработке этим институтом (в кооперации с ФЦДТ «Союз» по топливам и зарядам) современных маршевых РДТТ для ракетных комплексов подвижного грунтового базирования «Темп-2С», «Пионер», «Тополь», «Тополь-М». Следует отметить, что самая первая ракета средней дальности с подвижным стартом РТ-15 (из серии РТ, предложенных С.П. Королёвым) с топливами и зарядами маршевых ступеней разработки НИИ-9 прошла летные испытания и ещё в 1968 г. была предъявлена для принятия на вооружение (Главный конструктор ракеты РТ-15 Пётр Александрович Тюрин, 1917-2000 гг.) и некоторое время находилась в опытной эксплуатации (два учебных пуска в 1969 и 1970 гг.).

Как известно, развитие твердотопливного ракетостроения в СССР сопровождалось значительной оппозицией ряда руководителей и учёных военно-промышленного комплекса. Основной довод — твёрдое топливо в процессе хранения стареет и не может обеспечить требуемые гарантийные сроки эксплуатации. История нас рассудила... За период с 1970 по 1994 гг. запущено около 100 ракет РТ-2П. Пуски неизменно подтверждали высокую надежность ракеты. Твердотопливные двигатели сохранили работоспособность и после 18,5 лет эксплуатации (при первоначально заданном гарантийном сроке эксплуатации 7-10 лет). Ещё одним примером служит произведенный 29 ноября 2005 г. успешный пуск твёрдотопливной баллистической ракеты РТ-2ПМ подвижного грунтового комплекса «Тополь» разработки Московского института теплотехники, находившейся на боевом дежурстве 20 лет.

 


Генеральный конструктор
Московского института теплотехники
академик РАН Ю.С. Соломонов
и генеральный директор ФНПЦ «Алтай»
член-корреспондент РАН А.С. Жарков

В 1966 г. не стало С.П. Королёва, и в ОКБ-1, которым он руководил как Главный конструктор, на фоне космических достижений наметилась тенденция по сворачиванию работ по боевой твёрдотопливной тематике. В частности, ракета РТ-2П, имевшая на всех трёх ступенях заряды разработки НИИ-9 (ФНПЦ «Алтай») из топлив на основе пластифицированного БК, уже создавалась при научно-методическом руководстве со стороны ОКБ-1, но в другом конструкторском бюро под руководством П.А. Тюрина, Главного конструктора КБ «Арсенал» им. М.В. Фрунзе (г. Ленинград).

С этим КБ связана ещё одна важная и интересная работа — создание первой отечественной двухступенчатой баллистической ракеты РСМ-45 средней дальности, базирующейся на атомном подводном ракетоносце (Главный конструктор П.А. Тюрин). Научно-технический задел по топливам и технологиям, полученный при создании ракет РТ-2, РТ-2П, РТ-15, в полной мере был использован при разработке этой ракеты.

Для разработки эффективных зарядов к маршевым РДТТ межконтинентальных баллистических ракет (МБР) необходимо обеспечить:

— максимально достижимый коэффициент объёмного заполнения камеры сгорания ракетного двигателя Kv, равный отношению объёма, занимаемого зарядом, к свободному объёму камеры двигателя до заполнения топливом;

— минимальное воздействие продуктов сгорания на стенки камеры для снижения массы пассивной тепловой защиты. {37}

На первых отечественных зарядах к маршевым РДТТ ракет серии РТ были разработаны канально-щелевые конструкции зарядов в корпусах с отъёмными днищами и Kv = 0,89 на первой ступени до 0,91 на третьей.

В заряде к двигателю первой ступени ракеты РСМ-45 использовали основные конструктивные решения, отработанные для ракет РТ-2, РТ-2П. Конструкция заряда — канально-щелевой моноблок, скреплённый со стенками металлического корпуса.

Для двигателя второй ступени впервые в отечественной практике создания МБР был разработан заряд в виде канально-щелевого моноблока, скрепленного с высокодеформативным корпусом типа «кокон» в оболочке из композиционного материала разработки ЦНИИСМ (г. Хотьково Московской области). Передний и задний торцы заряда имели раскрепляющие манжеты, выполнявшие одновременно роль бронировок торцов. Щелевой компенсатор горящей поверхности был представлен разновысокими щелями, расположенными в районе соплового днища, а размах больших щелей превышал диаметр полюсного отверстия. Для изготовления заряда использовалась технологическая оснастка с разъёмными элементами, извлекаемыми после вулканизации и охлаждения заряда. Принятая конструкция заряда обеспечила очень высокое значение Kv = 0,94 при использовании высокодефор-мативных (по сравнению со стальными) корпусов. В тесном содружестве с НПО «Искра» (разработчик корпуса и двигателя второй ступени) и ЦНИИСМ были решены основополагающие вопросы работоспособности системы «заряд-корпус», такие как:

— выбор расположения элементов частичного раскрепления заряда от корпуса;

— отработка допустимых перемещений корпуса и его днищ;

— обеспечение требуемого уровня механических характеристик топлива.

Создание и отработка заряда второй ступени ракеты РСМ-45 положили начало новому поколению зарядов РДТТ в органопластиковых корпусах типа «кокон», а также пониманию теснейшей взаимосвязи характеристик заряда и корпуса. Вторая ступень этой ракеты знаменательна тем, что на ней впервые в СССР кооперацией НПО «Искра» (разработчик двигателя и корпуса Главный конструктор член-корреспондент АН СССР Лев Николаевич Лавров, 1933-1994 гг.), ЦНИИСМ (разработчик органопластиковой оболочки корпуса, Главный конструктор член-корреспондент АН СССР Виктор Дмитриевич Протасов, 1931-1997 гг.) и НПО «Алтай» (разработчик топлива и заряда — генеральный директор профессор Я.Ф. Савченко) был создан РДТТ с органопластиковым корпусом типа «кокон» и скреплённым зарядом, с утопленным в камеру соплом. По существу, этот двигатель был прообразом всех современных отечественных РДТТ. По сравнению с топливами на основе БК, использованными для ракет РТ-2, РТ-2П, составы топлива для ракеты РСМ-45 были оптимизированы по содержанию окислителя, алюминия, связующего, а также по степени его пластификации, что позволило повысить удельный импульс тяги и плотность топлива.

Для увеличения прочности в топливо в качестве адгезионной добавки ввели эпоксидную смолу, а для увеличения его деформационных характеристик и снижения разбросов механических характеристик по объему заряда гетерогенную окислительно-восстановительную систему заменили на хиноловый эфир, синтезированный в НИИ-9 (ФНПЦ «Алтай»). Идея использования хиноловых эфиров была признана в отрасли ис успехом применялась в других топливных институтах.

Для этой опытной ракеты {38} морского базирования также разработали другие специальные двигатели, газогенераторы, в том числе заряд к пороховому аккумулятору давления (ПАД) выброса ракеты из шахты подводной лодки. Оригинальное решение реализовано в заряде ПАД выброса ракеты из шахты. Для требуемого прогрессивного характера расходной кривой использовался многоканальный заряд из безметального топлива типа БК, скреплённый с подкрепляющей оболочкой. Заряд семикратно увеличивал расход продуктов сгорания за одну секунду.

Первый пуск ракеты РСМ-45 состоялся в декабре 1974 г. А в 1981 г. ракетный комплекс Д-11 с ракетой РСМ-45 был принят в опытную эксплуатацию.

А теперь перенесёмся в конец 60-х годов прошлого века. Под руководством легендарного Главного конструктора академика Михаила Кузьмича Янгеля (1911-1971 гг.), КБ «Южное» (г. Днепропетровск, Украина) при создании боевых ракет добилось выдающихся успехов всего за немногим более чем полтора десятка лет своего существования. Были сданы Заказчику несколько баллистических ракет на жидких ракетных топливах, в том числе орбитальная ракета Р-36орб.

В этот же период заканчивалось первое десятилетие с момента создания (1958 г.) в г. Бийске Алтайского края НИИ-9 (НПО «Алтай»). Топлива типа БК использовались в маршевых зарядах первой и второй ступеней ракеты РТ-2 и не уступали по своим характеристикам лучшим зарубежным аналогам. Генеральный директор НПО «Алтай» Яков Фёдорович Савченко родился 23 октября 1913 г. на Украине, в селе Ивоты Шосткинского района Сумской области. В 1949-1954 гг. он работал на Украине директором Павлоградского химического завода в Днепропетровской области. За восстановление этого предприятия, организацию выпуска мирной продукции в 1952 г. Я.Ф. Савченко наградили третьим для него орденом — орденом Трудового Красного Знамени. Савченко Я.Ф. поставил задачу установить творческие связи с КБ «Южное», полагая, что совместные работы в ракетной технике с такой крупной и творческой организацией будут способствовать продолжению научно-технического становления и развития НИИ-9 (ФНПЦ «Алтай»).

Янгель М.К. понимал, что в дальнейшем стратегическая боевая ракетная техника будет создаваться с использованием твёрдых топлив как для маршевых двигательных установок, так и для вспомогательных двигателей оснащения жидкостных стратегических ракет. Поэтому он посчитал необходимым начать сотрудничество с молодым твёрдотопливным институтом, первым в стране добившимся выдающихся успехов по новым СРТТ при разработке первой твёрдотопливной межконтинентальной баллистической ракеты РТ-2.

Вскоре следствием установленных связей между КБ «Южное» и НПО «Алтай» стало создание и проведение совместных научно-исследовательских работ на опытном крупногабаритном твёрдотопливном двигателе со стальным корпусом. Уже в 1969 г. был разработан чертёж согласования, устанавливающий облик этого опытного двигателя с канальным зарядом в форме пятилучевой звезды из топлива типа БК массой около 19300 кг, с частично утопленным в камеру сопловым блоком и клапанами вдува продуктов сгорания в закритическую часть сопла для отработки такой схемы управления вектором тяги РДТТ. Схема ракетного двигателя с частично утопленным в камеру сопловым блоком позволяет сократить продольные габариты РДТТ, а следовательно, и ракеты, но при этом усложняется для {39} проектных расчётов картина течения продуктов сгорания на входе в сопло, повышаются уносы теплозащитных материалов.

В мае 1969 г. были выпущены технические условия на изготовление зарядов. Экспериментальные работы были запланированы с размахом — методический план предусматривал проведение 28 огневых стендовых испытаний на двух разновидностях бутилкаучукового топлива. Заряд изготавливался (топливо заливалось непосредственно в корпус и затем полимеризовалось в нём) на опытном заводе НИИ-9 (ФНПЦ «Алтай») и отправлялся для огневых стендовых испытаний в г. Павлоград Днепропетровской области, где находился опытный испытательный стенд КБ «Южное».

На этом двигателе специалисты КБ «Южное» одними из первых в стране начали отработку перспективной схемы частично утопленного в камеру РДТТ соплового блока с клапанами вдува для управления вектором тяги. Примерно в это же время подобные работы проводились и в Московском институте теплотехники при отработке маршевых двигателей ракеты «Темп-2С». Этой первой совместной работой на опытном крупногабаритном твёрдотопливном двигателе началось многолетнее творческое сотрудничество КБ «Южное» и ФНПЦ «Алтай», которое сопровождалось уникальными новыми разработками, зачастую не имевшими аналогов.

Для понимания масштабов совместной работы с КБ «Южное» надо подчеркнуть, что в течение многих лет до распада Советского Союза курсировали поезда Министерства путей сообщения Днепропетровск-Бийск и Бийск-Днепропетровск. В г. Бийске функционировало большое представительство КБ «Южное», а ответственные представители Юрий Петрович Нещадим и потом Иван Петрович Балицкий, на протяжении ряда лет постоянно находившиеся в Бийске для участия в испытаниях, увезли на Украину своими жёнами бийских девчат.

Постановлением Правительства от второго сентября 1969 г. КБ «Южное» (Генеральный конструктор М.К. Янгель) была поручена разработка новых жидкостных ракет Р-36М (15А14) и МР-УР-100 (15А15) с использованием разделяющихся головных частей индивидуального наведения (РГЧ ПН), так как в США такие работы уже велись полным ходом. Для этих ракет, имевших по две маршевых ступени на ЖРД, по заданию КБ «Южное» в АНИИХТе (ФНПЦ «Алтай») были разработаны твёрдотопливные заряды разных габаритов к ряду управляющих двигателей специального назначения, в том числе оригинальные импульсные двигатели на несущих основаниях, твёрдотопливные заряды к двигателям РГЧ. На последних остановимся подробнее.

Очень сложной проблемой, которую пришлось решить КБ «Южное» под руководством М.К. Янгеля, был выбор принципиальной схемы и характеристик РГЧ. В отработку была заложена схема головной части с автономной двигательной установкой для перенацеливания и построения боевых порядков боевых блоков и ложных целей. При проектировании было отдано предпочтение твёрдотопливным двигательным установкам, как имеющим более оптимальные энергомассовые параметры и эксплуатационные преимущества. Для ракет 15А14, 15А15, 15А16 КБ «Южное» и ФНПЦ «Алтай» разработали четыре модификации двигательных установок «...в конструкции которых были реализованы следующие принципиально новые решения:

— скреплённые с корпусом заряды торцевого горения на основе эластичных безметальных низкотемпературных смесевых твёрдых топлив, {40} что позволило обеспечить массовое совершенство, необходимое длительное время работы и приемлемые условия по работоспособности органов управления;

— высокоэффективные (максимальное управляющее усилие до 45% от осевой тяги) маломоментные вращающиеся сопла, позволяющие осуществлять сложные эволюции РГЧ в пространстве и не требующие рулевого агрегата с чрезмерной массой».

Скрепление заряда с корпусом — один из путей повышения качества ракетного двигателя, т.е. снижения его пассивной массы. При схеме полного скрепления бесканального торцевого заряда достигается высокое массовое совершенство двигателя, но в этом случае сложно удовлетворить требованиям механической надёжности заряда, поскольку изменение объёма заряда под воздействием температурного перепада и внутрикамерного давления может компенсироваться только перемещением торцевой поверхности. Поэтому в конструкции корпусов двигателей для снижения напряжений в заряде твёрдого топлива была разработана оригинальная схема продольного полосового раскрепления заряда. Внедрению такой схемы в первые заряды и двигатели ракет 15А14 и 15А15 предшествовали обширные экспериментальные работы на модельном двигателе с зарядом массой 120 кг, завершившиеся в 1971 г. Всего было проведено 16 испытаний и проверено четыре разновидности схемы скрепления заряда с корпусом. По результатам анализа выбрали трёхполосовую схему продольного раскрепления и именно её внедрили на всех разработанных двигателях.

Совместными работами ФНПЦ «Алтай» под руководством Я.Ф. Савченко и КБ «Южное» под руководством М.К. Янгеля была подтверждена работоспособность твёрдотопливных двигателей с зарядами торцевого горения, частично скреплёнными с корпусом. Благодаря успешным результатам этих работ возникло новое направление в создании эффективных РДТТ. До реализации этих пионерских работ в РДТТ использовались только вкладные заряды торцевого горения.

Создание скреплённых зарядов торцевого горения потребовало проведения целого ряда дополнительных исследований, связанных с изучением физических процессов, ранее мало проявлявшихся при разработке крупногабаритных канальных зарядов. Основное место в этих исследованиях занимали вопросы формирования физических свойств прилегающих к корпусу слоёв топлива, оказывающих решающее влияние на величину горящей поверхности и, следовательно, на диаграмму «тяга-время». Сама схема частично скреплённого заряда бесканальной формы накладывает свои особенности на работу двигателя, так как наличие зон скрепления и раскрепления с концентраторами напряжений на границах приводит к зависимости формирования горящей поверхности от схемы скрепления вследствие повышения скорости горения в области концентраторов. Но, как показали экспериментальные работы, определяющее влияние на поле скоростей горения оказывают диффузионные процессы, приводящие к избытку окислителя в пристеночных слоях топлива. Выбором начальной конфигурации заряда и рациональной схемы частичного продольного его раскрепления все технические проблемы были разрешены, и по результатам отработки была показана работоспособность и соответствие опытных характеристик двигателей требуемым.

В 1974-1975 гг. совместные экспериментальные работы подтвердили работоспособность заряда торцевого горения, полностью скреплённого с {41} цилиндрической частью стеклопластикового корпуса типа «кокон». Работоспособность такого заряда была обеспечена при использовании вновь разработанного в НПО «Алтай» топлива, содержащего хиноловый эфир, с повышенной деформацией.

Особенностью процесса изготовления зарядов к двигателю РГЧ ракеты 15А15 было их одновременное параллельное формование по четыре заряда в пакете на одной технологической плите. Скорость горения всех четырёх зарядов была одинаковой, а на стендовых испытаниях имела место высокая воспроизводимость внутрибаллистических характеристик двигателя, так как заряды были как близнецы-братья. Поэтому для ракеты 15А16 в модифицированном двигателе РГЧ для уменьшения разбросов тяги внедрили индивидуальный подбор критических сечений сопел по результатам контрольно-выборочного испытания в составе двигателя одного из зарядов пакета. Это мероприятие, наряду с другими, позволило на ракете 15А16 в два раза улучшить точность попадания в цель по сравнению с ракетой 15А15.

За совместные работы с КБ «Южное» по созданию ракетных комплексов 15А14, 14А15 НПО «Алтай» (ФНПЦ «Алтай») было награждено орденом Трудового Красного Знамени, а генеральный директор предприятия Я.Ф. Савченко был удостоен Ленинской премии[4].

Общеизвестны и дальнейшие достижения КБ «Южное» в ракетостроении — значительная часть ракетного стратегического оружия Советского Союза разработана кооперацией предприятий во главе с КБ «Южное», когда Генеральным конструктором в 1971 г. стал В.Ф. Уткин после кончины М.К. Янгеля. Гордость коллектива КБ «Южное» — ракетные комплексы с жидкостными ракетными двигателями вплоть до не имеющего себе равных современного ракетного комплекса «Воевода» (по западной классификации — «Сатана») с управляющими твердотопливными двигателями совместной с ФНПЦ «Алтай» разработки, который до сих пор является одной из важнейших составляющих сил сдерживания Российской Федерации.

Многогранное содружество КБ «Южное» и ФНПЦ «Алтай», начатое ещё в 1969 г. при М.К. Янгеле, в дальнейшем активно продолжалось при Генеральном конструкторе Владимире Фёдоровиче Уткине (1923-2000 гг.). А венчается оно разработкой твёрдотопливного ракетного комплекса РТ-23УТТХ с ракетой 15Ж60, сданного на вооружение в 1989 г. и по характеристикам не уступавшего американскому комплексу МХ. Одновременно отработанный и сданный на вооружение в том же 1989 г. вариант боевого железнодорожного комплекса РТ-23УТТХ с ракетой 15Ж61 не имел аналогов в мировом ракетостроении. Как сказано в книге «Стратегические ракетные комплексы наземного базирования», «...этому способствовали возросшие возможности советской промышленности по производству надёжной и стойкой элементной базы, высокоэнергетических стойких смесевых твёрдых топлив, конструкционных, эрозионно стойких и теплозащитных материалов».

Вот на этой работе, связанной с созданием ракетного комплекса РТ-23 УТТХ и всегда находившейся под особым контролем Генерального конструктора, академика В.Ф. Уткина, остановимся подробнее.

Ещё 29 августа 1969 г. М.К. Янгель на заседании Совета Обороны СССР под руководством Л.И. Брежнева, где выбирались направления дальнейшего развития боевого ракетостроения СССР, предложил, наряду с {42} описанными выше жидкостными ракетами 15А14 и 15А15, разработку твердотопливной ракеты[5].

Как известно, твердотопливная ракетная промышленность Советского Союза для производства межконтинентальных баллистических ракет создавалась более чем на 10 лет позднее, чем промышленное ракетостроение, базирующееся на ЖРД. Энергетические возможности твёрдых топлив ниже, чем жидких, особенно криогенных (например, пара жидкий водород + жидкий кислород), но в эксплуатации твёрдые топлива проще. При очевидной внешней итоговой простоте РДТТ главная проблема при разработке - это создание стабильного высокоэнергетического топлива, содержащего в своём составе горючее и окислитель, и надёжного твёрдотопливного заряда, основного элемента конструкции твёрдотопливного двигателя. В этой проблеме тесно взаимоувязаны химия топлива и процесс изготовления заряда, конструкция и технология двигателя в целом.

При разработке современных эффективных РДТТ с коэффициентом массового совершенства около 0,1 и ниже (отношение пассивной массы конструкции к массе твёрдого топлива в двигателе) с многотонным зарядом возникают не только технологические и рецептурные трудности. Имеются и серьёзные производственные риски, связанные с проблемой обеспечения безопасности изготовления заряда из пожароопасной (в отдельных случаях и взрывоопасной) топливной массы и возможной дефектностью уже изготовленного заряда, когда эти дефекты невозможно исправить. Поэтому в брак может уйти не только собственно дефектный твёрдотопливный заряд, но и скреплённый с топливом при изготовлении дорогостоящий корпус ракетного двигателя. Вот такой узел проблем необходимо преодолевать при создании РДТТ.

 

К моменту начала сотрудничества с КБ «Южное» НИИ-9 (АНИ-ИХТ) уже имел первый опыт создания зарядов твёрдого топлива массой до 30 т, полученный при разработке ракеты РТ-2.

Отметим, что первая ступень ракет РТ-2, РТ-2П с зарядом массой около 30 т имела стальной корпус с отъёмными днищами. Переход на высокодеформативные корпуса типа «кокон» из композиционного материала разработки ЦНИИСМ для первых ступеней ракет РСМ-52 (ракетный комплекс «Тайфун»), 15Ж44 и 15Ж52 (ракетный комплекс РТ-23), кроме ряда основополагающих вопросов обеспечения работоспособности системы скрепления «заряд-корпус», потребовал решения проблемы бездефектного изготовления крупногабаритных зарядов массой до 50 т.

Все эти задачи были успешно решены учёными и инженерами КБ «Южное», НПО «Алтай» и ЦНИИСМ при проведении совместных экспериментальных работ на модельном двигателе с зарядом массой 43,5 т.

В октябре 1982 г. завершились лётные испытания твёрдотопливной ракеты морского базирования РСМ-52 (о ней будет рассказано ниже) для атомных подводных ракетоносцев (ракетный комплекс «Тайфун»), создание которой потребовало слаженной работы большой кооперации предприятий военно-промышленного комплекса и значительных финансовых затрат. Центр тяжести работ по созданию твёрдотопливных межконтинентальных ракет, а следовательно, и выделяемые объёмы финансирования переместились на новый ракетный комплекс РТ-23УТТХ с ракетами 15Ж60 и 15Ж61. И не случайно накануне этих событий {43} состоялась знаменательная поездка первых лиц КБ «Южное» (май 1982 г.) во главе с Генеральным конструктором В.Ф. Уткиным в НПО «Алтай», когда были приняты важнейшие технические решения по ракетному комплексу РТ-23УТТХ.

Для ракеты РСМ-52 комплекса «Тайфун» КБ «Южное» и НПО «Алтай» создали двигатель первой ступени с зарядом на топливе Т9-БК-8Э, во многом унифицированный с двигателем первой ступени ракеты шахтного базирования 15Ж44 и железнодорожного варианта 15Ж52 ракетного комплекса РТ-23. Этот двигатель в свою очередь применили и для первой ступени железнодорожного мобильного комплекса РТ-23УТТХ с ракетой 15Ж61. Такое решение Генерального конструктора В.Ф. Уткина по использованию надёжной и отработанной ступени для старта с железнодорожной платформы ракетного поезда было оправдано стремлением обеспечить повышенную безопасность при старте, так как ракетные топлива на связующем типа БК и заряды из них разработки НПО «Алтай» уже хорошо зарекомендовали себя в других ракетных комплексах.

Для ракеты 15Ж60 шахтного базирования предстояло в кратчайшие сроки создать новый двигатель первой ступени на топливе типа ОПАЛ[6], содержащем октоген, впервые с использованием корпуса типа «кокон» разработки КБ «Южное». Такой двигатель с минимальным объёмом стендовых испытаний был отработан, и ракета 15Ж60 успешно летала уже на новом двигателе первой ступени. Научно-техническое руководство разработкой твёрдотопливного заряда для этого двигателя осуществлял как генеральный директор НПО «Алтай» Г.В. Сакович после кончины в 1984 г. Я.Ф. Савченко. Эти две ракеты 15Ж60 и 15Ж61 ракетного комплекса под общим наименованием РТ-23УТТХ («Скальпель» по западной классификации за высокую точность стрельбы, предельное отклонение 0,5 км) были сданы на вооружение ракетных войск стратегического назначения в 1989 г.

Остановимся ещё на одной грандиозной задаче, которую решили учёные ФНПЦ «Алтай» в обеспечение повышенных энергетических возможностей ракет 15Ж60, 15Ж61. На вторых и третьих ступенях этих ракет применялся в качестве окислителя смесевых топлив, из которых изготавливались заряды разработки ФЦДТ «Союз», новый продукт — аммониевая соль динитрамида. Это позволило не только увеличить на 100-120 м/с удельный импульс тяги по сравнению с топливами, использующими в качестве окислителя перхлорат аммония, но и улучшить экологическую безопасность продуктов сгорания, так как в них не стало хлористого водорода. На третих ступенях этих ракет в составе топлива применяли и гидрид алюминия.

В 70-е годы прошлого века в Советском Союзе была создана новая компонентная база для СРТТ, включающая в себя аммониевую соль динитрамида и гидрид алюминия. Впервые в мировой практике неорганический синтез аммониевой соли динитрамида и запуск (1977 г.) первого в мире опытно-промышленного производства были проведены в НПО «Алтай». Определяющим стало и активное участие НПО «Алтай» совместно с ГНИИХТЭОС, ГИПХ, ЦНИИХМ в создании технологии и производства гидрида алюминия {44} (г. Исфара в Таджикистане, г. Навои в Узбекистане)[7]. Значительный личный вклад внёс Г.В. Сакович, первый заместитель генерального директора НПО «Алтай» в то время.

На протяжении более чем 20 лет тесного содружества ФНПЦ «Алтай» и КБ «Южное» практически ежегодно проводились испытания новых топлив в модельном двигателе с зарядом массой около четырёх тонн, в том числе топлив с высоким содержанием взрывчатых веществ, топлив на активном связующем, с гидридом алюминия, новым бесхлорным окислителем - аммониевой солью динитрамида.

Такие пионерские совместные работы с ФНПЦ «Алтай», которые всегда поддерживались В.Ф. Уткиным, позволили КБ «Южное» «прочувствовать» эффективность новых компонентов, оценить их влияние на материальную часть РДТТ и далее уверенно использовать на вторых и третьих ступенях ракет 15Ж60, 15Ж61 (в кооперации по зарядам твёрдого топлива с ФЦДТ «Союз») аммониевую соль динитрамида в качестве окислителя, а на третьих ступенях этих же ракет и гидрид алюминия в составе топлива. Во многом применение почти на всех ступенях ракетного комплекса РТ-23УТТХ новых высокоэнергетических топлив помогло Генеральному конструктору B.Ф. Уткину создать, по словам ведущих специалистов, шедевр боевого твёрдотопливного ракетостроения, не уступающий по своим характеристикам стратегическим ракетам США на твёрдом топливе.

Историческое соревнование СССР с США в создании смесевых ракетных топлив, стартовавшее в начале 60-х годов, было с честью завершено. И, как следствие, ракета 15Ж60 по своей эффективности не уступала американской МХ. Во многом это было обеспечено основополагающими работами ФНПЦ «Алтай» под руководством профессора Я.Ф. Савченко и академика РАН Г.В. Саковича.

А теперь остановимся подробнее на том чуде техники — упомянутой выше ракете РСМ-52, макет которой с 10 октября 2012 г. украшает площадь перед центральной проходной ФНПЦ «Алтай».

Ракета РСМ-52 (в составе ракетной системы «Тайфун») была создана кооперацией предприятий ракетной промышленности во главе с Государственным ракетным центром (ГРЦ, г. Миасс Челябинской области) при активном участии ФНПЦ «Алтай» для оснащения тяжёлых атомных подводных ракетоносцев (АПР) проекта 941 («Акула»). Тяжёлый подводный крейсер проекта 941 — самый большой в мире - занесён в Книгу рекордов Гиннеса (Генеральный конструктор АПР С.Н. Ковалёв).

По конструкции это многокорпусная подводная лодка, внутри её легкого корпуса находятся пять прочных обитаемых корпусов, из них два главных параллельны друг другу.

Перед рубкой расположены в два ряда двадцать шахт для межконтинентальных баллистических ракет. Всего на подводной лодке девятнадцать отсеков. Генеральный конструктор ракетного комплекса академик Виктор Петрович Макеев (1924-1985 гг.), ученик С.П. Королёва, по его предложению в 1955 г. назначенный Главным конструктором СКБ-385 на Урал под задачи разработки ракетных вооружений для Военно-Морского Флота, создал отечественную школу морского ракетостроения, которая достигла мирового приоритета в ряде тактико-технических характеристик и конструктивно-компоновочных решений по ракетам. {45}

 


Яндекс.Метрика