На главную сайта   Все о Ружанах

РАЗДЕЛ 11. Полковник в отставке АВИЛОВ Валентин Иванович

 

Родился 14 августа 1942 г. в г. Петровское Луганской области.

Окончил: военное артиллерийско-техническое училище в г. Камышине Саратовской области в 1962 году; военный инженерный институт имени Можайского в г. Ленинграде в 1987 году.

Служил: в в/ч 44150 старшим техником, начальником расчета, начальником отделения (1962-1968 гг.).

С 1982 г. (в/ч 03079) - начальник штаба части по запуску космического челнока “Буран”.

В 1988 году уволен в запас с должности зам. командира в/ч 03079.

Награжден орденом “За службу Родине ВС СССР” III степени и медалями.

В настоящее время работает в национальной академии наук Белоруссии.

 

РАССКАЗ ОПЕРАТОРА ПУЛЬТА ПОДГОТОВКИ И ПУСКА РАКЕТЫ

 

В войсковую часть 44160 я прибыл 5 октября 1962 года. Был назначен на должность старшего техника-оператора пульта подготовки и пуска ракеты. Поселили меня в комнату в деревянном бараке вместе с двумя начальниками отделений той же команды, в которую я был назначен. Это были молодые офицеры - лейтенанты, только на два года раньше меня закончили военные училища. Моим начальником отделения был Плотников Владимир Ильич, которого все звали почему-то «Бульдог», а вторым был Тимченко Юрий Михайлович, но его все называли Тимой. Хотя я и был подчиненным

Плотникова, но мною всегда командовал Тимченко, который, по-моему, даже не знал, как меня зовут, так как всегда называл меня Авиловым или лейтенантом Авиловым. Жили дружно, без обид и весело.

Некоторые истории мне запомнились на всю жизнь. На субботу и воскресенье мы уезжали в город Ленинск, или, как он тогда назывался, площадка №10, где и отдыхали.

Как-то я купил себе новую рубашку и через неделю решил ее надеть, чтобы поехать в город. Открываю шифоньер, ищу рубашку, а ее нет. Тимченко смеется, что она понравилась Бульдогу и он ее ему подарил.

Зато через три месяца, когда меня, как молодого офицера, в январе «выперли» в отпуск, Тима проявил себя в полной мере. К тому времени я еще не успел приобрести себе гражданский костюм. Да и брюк нормальных, т.е. выходных, тоже не было. Тима притащил из одной комнаты общежития парадную морскую форму Сережи Дворянинова и стал ее на меня примерять. Хорошо, что она оказалась великоватой, не подошла, а то бы я уехал в отпуск морским офицером. Затем он принес уже из другой комнаты отличные гражданские брюки Гены Грачева, но и они оказались длинными. Недолго думая, Тима взял ножницы и обрезал их по моему росту. Так я и уехал в этих брюках в отпуск. Сколько же было смеха в общежитии, когда я вернулся из отпуска, и эти брюки надел Гена Грачев. Они более походили на удлиненные шорты, чем на брюки.

В те времена почти в каждой комнате в шифоньере стояла канистра со спиртом. Стояла она и в нашем шифоньере. Но мне не разрешалось даже подходить к ней. Нет, я участвовал в застольях, как и все, но своего спирта у меня не было. Как-то в городе со своими друзьями мы решили отметить праздник, и они попросили меня достать пару бутылок спирта.

Просить у Тимы я не решился, так как на 100% был уверен, что он не даст. Тогда я решил схитрить и отлил из десятилитровой канистры две бутылки спирта, а в канистру долил столько же воды. Этого никто не заметил. Правда, через некоторое время Плотников уехал жениться и взял эту канистру с собой. И только через 20 лет, когда Плотников и Тимченко приехали на Байконур и были у меня в гостях, я впервые рассказал им эту историю. Хохотали до слез, но если бы они узнали об этом в свое время, мне бы, конечно, было не до хохота.

Из проведенных пусков ракет мне особо запомнились два. В 1963 году мы проводили пуск 3 ракет из 3 шахт с промежутками по времени - 5 минут. Это был первый пуск, я был оператором по запуску второй ракеты. Запуск первой ракеты прошел нормально, о чем сообщала система телеметрии и трансляция по громкой связи.

Пришел и мой черед нажать кнопку «Пуск». Все прошло хорошо, но громкая связь молчит и ничего не сообщает. Через 5 минут произвели пуск и третьей ракеты. И вновь громкая связь сообщает, что полет идет нормально.

Мы переглядывались между собой, но все молчали, никто ничего не говорил. Все оставались на своих местах и выйти из пультовой нам разрешили только через 30 минут после третьего пуска. Когда мы выбрались на свежий воздух, то увидели вдалеке оранжевое облако, т.е. вторая ракета взорвалась в воздухе.

В выходные дни, когда мы приехали в город, ко мне подошли жены этих офицеров и спрашивают, почему это я криво нажал кнопку «Пуск». Оказывается, Тимченко уже успел всех оповестить, что все прошло нормально, вот только Авилов своим кривым пальцем не так нажал кнопку «Пуск», и поэтому одна ракета взорвалась.

А в 1966 году 12 декабря мы проводили показательный пуск для Президента Франции Шарля де Голля.

Как всегда, для надежности готовили две ракеты: основную и запасную. Доводили обе ракеты до пятиминутной готовности, затем одну пускали, а вторую пускали на следующий день. Все было, как обычно. Набрали пятиминутную готовность обеих ракет. Начали набирать схему пуска основной ракеты. За три минуты до пуска на борту ракеты вышел из строя усилитель-преобразователь. Сразу же перешли на запасной вариант.

И вновь непредвиденное обстоятельство. За минуту до пуска на пульте подготовки начали мигать зеленые транспаранты «контроль давления», что означало, что не хватает давления для наддува баков ракеты. Ведущим испытания был наш начальник управления полковник Матренин Александр Сергеевич. Он не растерялся и отдал команду «Включить все ресиверные баллоны в параллель!» Транспарант перестал подмигивать, но никто не знал, как долго это продлится. Команда «Пуск» должна была поступить с наблюдательного пункта, где находился Шарль де Голль и Генеральный секретарь КПСС Л. И. Брежнев. Нервы у всех на пределе, а команды «Пуск» нет и нет.

Полковник Матренин принимает решение и дает команду «Пуск!» Оператор нажимает кнопку, и ракета уже начинает выходить из шахты, когда прозвучала на громкой связи долгожданная команда «Пуск». Прозвучала команда, и ракета вылетела из шахты. Эффект был таким, что де Голль не выдержал и на чисто русском языке произнес: «Колоссально!».

Затем, как рассказывали очевидцы, он спросил у Л.И. Брежнева: «Много ли в Советском Союзе таких ракет?». На что Л. И. Брежнев ответил, что достаточно, чтобы накрыть все страны, входящие в блок НАТО. После этого визита, возвратясь в Париж, Шарль де Голль выдворил штаб блока НАТО из Парижа, а Франция вышла из этого блока.

* * *

Вернуться на главную страницу.

Яндекс.Метрика