На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 6. Развитие системы связи в 50-й РА.

На этапе создания РВСН система боевого управления и связи значительно отставала в своем развитии от ракетного вооружения. Она создавалась, как правило, на базе средств связи общевойскового, специального и гражданского назначения, что не позволяло качественно и в полном объеме выполнять стоящие перед управлением задачи.

К началу 70-х годов картина кардинально изменилась. Наряду с развитием ракетного оружия развивалась и материальная база средств связи специально разработанных для РВСН. Это коренным образом устранило недостатки начального периода.

В войска поступают более совершенные и надежные средства и комплексы боевого управления и связи с дистанционным управлением и на новой элементной базе: аппаратура уплотнения «Бирюза», комплекс УКВ радиосвязи «Брелок», радиоприемные устройства «Брусника-МР», «База», система дистанционного управления и контроля средств связи «Бархан», комплекс защитных антенн «Бита», регламентные средства «Периметр», «Брод» и др. Идет оснащение узлов связи системой циркулярной передачи информации по телеграфным каналам «Гриф», системой приема приказов боевого управления «Вьюга», автоматизированной системой управления «Сигнал», автоматизированными передатчиками и приемниками, космическими каналами и рядом другой более совершенной техники. Войска связи армии находятся в непрерывном развитии. На базе новой техники внедряются новые принципы, методы и схемы организации связи. Идет постоянное совершенствование организационно-штатной структуры подразделений связи.

Вспоминает начальник связи 31-й ракетной дивизии в 1979-1981 гг. полковник в отставке Медведский Г.В.37: «...В войсках шел поиск направлений повышения устойчивости и живучести как ракетных комплексов, так систем боевого управления. К этому времени была окончательно разработана концепция применения ракет Р-12 не только со стационарных, но и полевых позиций. Это потребовало расширения возможностей системы боевого управления — наращивания средств связи на пунктах управления для обеспечения возможности управления на ступень выше штатной, строительства и оборудования скрытых вспомогательных пунктов управления, а также создания ПЗКП в ракетных дивизионах, полках, дивизиях. Все это создавалось как за счет табельных средств связи, так и с использованием высвобождающихся после замены исправных и отремонтированных средств старого парка. Для обслуживания указанных средств связи никаких дополнительных подразделений штатом не предусматривалось, все работы по созданию и эксплуатации проводились за счет перераспределения личного состава.

Один из первых ПЗКП для дивизий, вооруженных ракетами Р-12, создавался в нашей 31-й дивизии. Сроки оборудования и комплектования были установлены жесткие, ход работы контролировался как штабом армии, так и ГШ РВ. От Управления связи ГШ РВ для контроля хода работы, а затем испытания и разработки способов применения прибывал полковник И.Н. Баканов. Необходимо было не просто оборудовать аппаратные, но и обеспечить их максимальную компактность, надежность, автономность, минимальные сроки развертывания, достаточную степень резервирования и быструю эффективную маскировку в любом полевом районе. Разработка документации и непосредственное руководство работами было поручено грамотному, энергичному, требовательному и исполнительному инженеру узла связи (УС) дивизии ст. лейтенанту Трухачеву А.В. (ныне начальник отдела Управления связи РВСН)., К проведению работ были привлечены офицеры и прапорщики УС дивизии Капитоненко А.В., Зарембо П.В., Апасов В.К. и другие. Благодаря их усилиям, а также высокой, можно сказать, даже жесткой требовательности начальника связи дивизии подполковника Сергеева А.В., уже через полтора месяца с применением этого ПЗКП было проведено первое командно-штабное учение. О правильности замысла при создании ПЗКП и качестве выполненных работ говорит тот факт, что он не претерпел существенных изменений до расформирования дивизии в конце 80-х годов.

Свою службу в дивизии в должности старшего помощника начальника связи по радио вспоминаю с благодарностью еще и потому, что начальником штаба в то время был Герой Советского Союза полковник М.А. Кощеев. Звание Героя он получил за форсирование Днепра и овладение плацдармом в 1943 году, возглавляя группу артиллерийских разведчиков. Он по-отечески, с уважением и достоинством относился к связистам, видел в них великих тружеников армии, высоко ценил их напряженный труд, доведенный до автоматизма, бессонные ночи и высокую исполнительность. Как однажды он рассказал мне во время несения боевого дежурства на КП дивизии, жизнь ему и большинству разведчиков его взвода спасло наличие радиостанции РБМ и высоко подготовленного радиста, который по его приказу вызвал огонь на себя, что позволило удержать плацдарм до прибытия основных сия и спасти многим из них жизнь. Его давно нет в живых, но светлая память о нем навсегда сохранится в сердцах тех, кому довелось с ним служить.

Исполняя в течение 7 лет обязанности старшего помощника начальника связи дивизии по радио, мне пришлось непосредственно решать вопросы замены устаревших радио- и радиорелейных средств на более современные, разрабатывать и внедрять меры повышения надежности и эффективности работы радиосвязи. В начале 70-х годов, узлы связи полков и дивизии полностью перешли сначала в радиосетях централизованного боевого управления ГШ ВС «Монолит», а затем и в радиосетях оперативного управления ГШ РВ, армии и дивизии на радиоприемники типа Р-155 различных модификаций. На узлы связи поступили автомобильные радиостанции Р-140, радиорелейные станции Р-405 и другие средства.

Особое внимание уделялось подготовке радиотелеграфистов к работе в условиях интенсивных радиопомех. Это была одна из главнейших задач всех офицеров-связистов. Подготовка велась не только в учебных классах и на учебно-боевых постах, но и практически ежедневно в радиосетях оперативного управления армии и дивизии. Во время проведения итоговых проверок учений и тренировок способность радиотелеграфистов принимать сигналы, приказы и обеспечивать устойчивую радиосвязь оценивалась отдельной оценкой. При приеме зачетов на повышемие (подтверждение) классной квалификации 1-й класс присваивался тем, кто способен выполнить установленные нормативы по приему на слух при соотношении уровней сигнал/помеха не ниже 1/0,7-0,8...

В 1976 году после окончания академии я вступил в командование узлом связи в той же 31-и ракетной дивизии, сменив на этом посту участника Великой Отечественной войны, кавалера двух боевых орденов, подполковника Н.Г. Тимофеева. По совместной службе в дивизии я хорошо знал этого удивительно спокойного, рассудительного и в то же время педантичного человека. Сочетание его высокой требовательности и уважительного отношения к людям было для меня хорошим наследством, поэтому я не испытывал особых проблем в руководстве этим коллективом. А имея в подчинении грамотного и требовательного старшего инженера УС капитана Трухачева Л.В., я был уверен в обеспечении высокой стабильности, надежности и живучести средств боевого управления и связи. Под его непосредственным руководством была проведена полная реконструкция приемного радиоцентра и радиобюро, телеграфных аппаратных, КРОССа и зарядно-аккумуяяторной станции. Он принимал непосредственное участие в создании учебно-боевого узла связи, позволявшего качественно проводить комплексную подготовку боевых дежурных смен командного пункта и дежурных смен дивизии...».

 

Новым этапом в этом направлении является ввод в строй стационарных узла связи командного пункта армии, передающего центра, станции спутниковой связи «Корунд» и «Кристалл».

Начальником войск связи армии в этот период являлся полковник Майоров Анатолий Федорович, который многое сделал для совершенствования связи в армии.

Начальник войск связи армии в 1984-1987 гг. полковник в отставке Запривода Н.К. рассказывает38: «... Положительным было то, что позиционный район и войска связи армии в этот период были как бы своеобразным «полигоном», на котором Управлением связи Главного штаба ракетных войск, под видом частых проверок боевой готовности, отрабатывались перспективы развития, способы организации, пути повышения надежности системы боевого управления и связи, достаточность средств, каналов и линий. По результатам проверок совершенствовалась система связи, «оттачивались» ее отдельные составляющие.

Оснащение полков СПУ подвижными станциями «Кристалл» создавало возможность командованию армией даже вести прямые переговоры с боевыми расчетами полков, находящимися даже на полигоне, в период подготовки и проведения учебно-боевых пусков ракет. Для ведения личных переговоров командования армии с командирами дивизий на узлах были оборудованы пункты телеграфной связи гарантированной стойкости.

Превращение армейского узла связи в высокотехнологичный комплекс систем боевого управления и связи позволило успешно решать эти задачи. Наряду с этим, армейский узел, являющийся промежуточным звеном между узлами связи высших звеньев управления и дивизиями, стал надежным транслятором (дополнительным каналом) передаваемых приказов и получение донесений о их выполнении. Это неоспоримо определяло роль армейского узла связи в значительном повышении надежности управления ракетными войсками.

С развитием средств вооруженной борьбы, особенно высокоточного оружия и угрозы поражения пунктов управления и объектов связи, как никогда встал вопрос о скрытности и безопасности связи и повышении живучести управления.

Это потребовало от командиров и начальников всех степеней расширить систему управления, создать резерв сил и средств связи, объединить их в узлы связи и держать в готовности к немедленному применению.

С этой целью только на армейском узле связи силами личного состава (без увеличения штатной численности) за сравнительно короткий срок была создана система узлов связи: защищенного запасного, подвижного запасного вспомогательного пунктов управления и узла связи привязки воздушных пунктов управления как армейского, так и Генерального штаба Вооруженных Сил.

Аналогичная работа была проведена в дивизиях и полках.

Это стало возможным благодаря энтузиазму, самоотверженному труду, чувству высокого воинского долга, отличных знаний офицеров, прапорщиков, сержантов, солдат, рабочих и служащих.

С созданием комплекса узлов связи, с развитием всей инфраструктуры связи, надежность приема и передачи приказов и живучесть системы связи достигла предельного значения.

На всех этапах совершенствования системы боевого управления и связи ведущая роль принадлежала командирам, их заместителям, начальникам центров, отделений и станций, дежурным по связи. И пусть не все из них дослужились до больших звезд, но все они честно, добросовестно исполняли свой воинский долг. Здесь проявились высокие организаторские способности, знания, умение работать с большим воинским коллективом командиров и начальников полка и узла связи. Называю их в порядке вступления в должность: полковник Лутохин С.П., полковник Сергеев В.А., полковник Чибриков А.И., полковник Суряков Ю.В., полковник Медведский Г.В., полковник Преображенский В. Н., полковник Гребинык М.Г.

Должность начальника армейского узла связи очень сложная и ответственная. Кроме прямых обязанностей, находясь постоянно на виду у командования армии, он постоянно получал множество задач от разных управлений и служб, выслушивал замечания за малейшие упущения по службе и, как правило, не свои, а подчиненных, и, главное, как начальник армейского узла связи старшего по отношению к дивизионным узлам, отвечал за качественную работу системы боевого управления и связи. Это не полный перечень тех особенностей, которые отличают самостоятельного начальника, командира от того, кто находится под повседневным контролем.

Особого уважения и признательности заслуживают начальники узла связи полковник Чибриков А.И. и полковник Преображенский В.Н., которые эту ответственную должность исполняли по шесть и более лет.

Приоритетное место в системе боевого управления и связи отводилось радиосвязи. Это наиболее сложный вид связи, как по своей структуре, так и по серьезной организаторской работе, требующей высококлассной подготовки личного состава от офицера до рядового.

В середине 60-х годов коренным образом изменился принцип организации радиосвязи. От радиотелеграфистов требовалось умение не только передавать и принимать знаки азбуки Морзе, но и работать со сложной оперативной документацией, подбирать частоты по сезонным прогнозам прохождения радиоволн, по результатам зондирования ионосферы, подбирать антенны, оценивать состояние эфира и уходить от помех, скрытно передавать корреспонденту информацию о переходе на новые радиоданные. Они должны уметь восстанавливать радиограммы, принятые в условиях помех по отдельным буквам и группам, полученных с разных постов и пунктов управления. С этой целью на узлах связи организовывались пункты восстановления радиограмм, оборудованные магнитофонами и диктофонами, дежурство на которых несли лучшие радиотелеграфисты и мастера радиосвязи. Такой подход к радиосвязи позволял обеспечивать надежную и устойчивую слуховую радиосвязь и буквопечатание.

Для поддержания систем радиосвязи в высокой степени готовности наряду с учениями систематически проводились тактико-специальные занятия и тренировки, на которых отрабатывались и уточнялись планы связи, принимались решения по совершенствованию системы связи и повышению ее надежности.

Тренировки радиотелеграфистов на постах проводились в условиях сильных преднамеренных помех. Задачи по обмену информацией в радиосетях и радионаправлениях отрабатывались таким образом, при котором общее количество радиограмм, соотношение цифровых и буквенных радиограмм и общее количество задействованных радиосетей и направлений в постоянной боевой готовности не отличалось от их количества при работе в высших степенях боевой готовности. При этом характер учебных и оперативных радиограмм не позволял радиотелеграфистам отличать друг от друга, и все они доставлялись боевым расчетам. Это значительно повышало ответственность дежурных смен связи на боевых постах. А при приведении отдельных дивизий в высшие степени боевой готовности проводился маскирующий радиообмен, что помогало скрыть характер действий войск.

Заслуживают искреннюю признательность и слова благодарности все те радисты, которые в самых неблагоприятных условиях осуществляли прием и передачу радиограмм и, тем самым, обеспечивали надежную связь командованию, как на учениях, так и при проведении учебно-боевых пусков ракет с полигона Капустин Яр.

 

Средства связи и боевого управления, не обеспеченные специальными оперативными и техническими мерами защиты, становятся активными источниками утечки информации, циркулирующей в оперативных и тактических звеньях управления.

Для проведения мероприятий по безопасному применению средств и систем связи, обеспечения их оперативной и технической защитой, исключающей возможность такой утечки, устранения демаскирующих признаков, по которым возможно установить характер действия войск, осуществление действенного и эффективного контроля за работой средств и систем связи, за дежурными расчетами связи, допущенными к секретным и совершенно секретным документам и технике, и целого ряда других мероприятий в отделе связи армии была создана служба безопасности связи и открыт штат узла контроля безопасности связи.

Службу безопасности возглавляли опытные, ответственные, отлично знающие систему боевого управления и связи и предъявляемые к ней требования офицеры. Это полковники Вопилов Н.И., Чибриков А.И., Вдовенко Ю.М.

Под их руководством произошло становление и развитие службы безопасности. За короткий срок отработаны нормативные документы, организован контроль доработок средств связи и их качества, обучен личный состав узла контроля безопасности связи, разработана документация боевых постов и поставлены задачи на проведение контроля, организовано боевое дежурство.

Главная задача службы безопасности связи заключалась в обеспечении установленного режима работы системы радиосвязи как армейского, так и дивизионных и полковых узлов связи.

На узел контроля возлагалась задача не допустить выход в эфир передающих средств с демаскирующими признаками, строго следить за соблюдением правил радиообмена радиотелеграфистами и немедленно пресекать нарушения и несанкционированные действия.

Контролю подвергались все действующие радиосети и радионаправления как армейского, так и дивизионных звеньев управления.

По результатам проверок и контроля безопасности связи проводились анализ и отчеты, которые доводились до командиров и штабов.

Оценка по безопасности связи была одним из показателей уровня боевой готовности.

Необходимо отдать должное ответственности командиров и начальников, партийно-политическому аппарату, комсомольским организациям, которые проводили целеустремленную работу с личным составом дежурных смен связи, направленную на сохранение военной и государственной тайны, соблюдение правил обращения с секретными документами и техникой, на пунктуальное исполнение обязанностей на боевых постах. Без общественного воздействия не оставалось ни одно нарушение дисциплины связи, пусть даже незначительное.

Это позволяло обеспечивать командиров и начальников всех степеней надежной и безопасной связью.

С увеличением численности состава войск армии и дислокации его на огромных пространствах, как по территории, так и по расстояниям, расширился круг и усложнился характер задач управления.

Устойчивость, непрерывность, оперативность и скрытность управления требовали высокой готовности системы боевого управления и связи, частей и подразделений, обеспечивающих ее работу, комплексного использования всех технических видов связи и систем боевого управления, строгого выполнения правил скрытого управления войсками и безопасность связи, проведение мероприятий по обеспечению живучести объектов связи, надежной защиты от радиопомех и быстрого восстановления систем, каналов и линий связи.

Эти задачи еще более усложнились с поступлением в армию ракетных комплексов РСД-10.

С этими задачами успешно стравлялись начальники войск связи армии и их заместители, офицеры отдела и отделений связи, начальники связи дивизий, полков, командиры и начальники частей и подразделений связи.

Огромная ответственность возлагалась на начальников войск связи: полковника Дюкарева И.А. (в последующем генерал-лейтенанта, начальника войск связи РВСН), генерал-майоров Киселло Ю.Е. и Майорова А.Ф., полковников Гомозова В.С., Зайцева В.П. и Заприводу Н.К., их заместителей полковников Коломойцева Н.С., Мишарина М.Д., Золотарева В.А., Сокол Э.А., Зимина Е.И., Вопилова Н.И., Медведского Г.В., Кириченко П.И. Многие из этих офицеров, которым позволял возраст, получили продвижение по службе, став начальниками войск связи и начальниками связи в других армиях и на полигонах. Полковник Медведский Г.В. стал последним начальником войск связи 50-й ракетной армии, при котором произошло ее расформирование.

Эти начальники и их заместители, совместно с офицерами отдела связи, с начальниками связи дивизий, с руководством частей и подразделений связи, первыми в ракетных войсках создали систему боевого управления и связи армии, приобрели богатый опыт организации и обеспечения связи на большие расстояния и на огромном пространстве, тесно взаимодействовали с руководством министерств связи республик, с начальниками управлений и связи областей, городов и районов по вопросам совместного использования, аренды, предоставления и эксплуатации объектов, узлов, каналов и линий связи.

Параллельно с этим совершенствовались организация и несение боевого дежурства на узлах и объектах связи, система планирования и проведения контроля боевой готовности системы боевого управления и связи.

На основе накопленного опыта проводились проектные изыскания, разрабатывались технические задания на проектирование и строительство узлов связи, передающих и приемных центров, линий привязки к узлам и объектам Министерства связи, как непосредственно для армии, дивизий и полков, так и для РВСН.

Руководство войск связи армии проводило активную работу по подготовке и «обкатке» на узлах связи проектов оперативно-технических документов, которые легли в основу глав и разделов Устава, наставлений, руководств, инструкций и методических пособий.

Войска связи армии по уровню боевой готовности, качественным показателям работы системы боевого управления за все время существования армии занимали в РВСН передовые места. Они за весь период своего существования не имели случаев потери управления войсками; пропуска приказов-сигналов боевого управления.

Руководящий состав войск своим самоотверженным трудом, организованностью, исполнительностью снискал заслуженный авторитет и уважение у командующих армией, заместителей, у своих командиров, начальников управлений, отделов и служб. В этом, безусловно, есть заслуга и многих офицеров управления армии.

Войска армии постоянно нуждались в высококлассных специалистах. Офицерский состав знания, полученные в училищах и академии совершенствовал в период монтажных работ, наладки, автономных и комплексных испытаний, при самостоятельном изучении проектов, новых образцов систем и средств связи, а также при общении с представителями заводов-изготовителей, участвующих в работе по наладке или устранении неисправностей. К автономным и комплексным испытаниям широко привлекался весь личный состав подразделений. Это позволяло сразу после приема объектов и систем приступать к опытному и боевому дежурству.

Начальники войск связи контроль за подготовкой личного состава осуществляли лично и через офицеров отдела, которые закреплялись для контроля и учебы за объектами и центрами по своим функциональным обязанностям. Полученные таким образом знания и опыт позволяли им на достаточном организационном и техническом уровне исполнять служебные обязанности.

Подготовка специалистов срочной службы на начальном этапе проводилась в нештатных учебных подразделениях при узлах связи. Но большая потребность войск связи в радистах, телеграфистах и других специальностях и большие трудности их подготовки в боевых частях доказали необходимость создания учебной части. Так была открыта в составе армии 300-я школа младших специалистов связи.

На должность офицеров-преподавателей школы назначались офицеры, имеющие опыт службы в войсках, с высокими методическими и специальными знаниями, способные организовать учебный и воспитательный процесс.

Используя опыт, накопленный при подготовке специалистов в войсках, зная требования войск к качеству знаний, постоянный состав школы за короткий срок подготовил программу, учебные планы, методические пособия, создал хорошую учебно-материальную базу и организовал учебный процесс.

Ежегодная подготовка для войск связи тысяч младших специалистов основных специальностей освободила Главный штаб от направления в армию связистов из учебных центров.

Высокие организаторские способности проявили начальники школы полковники Головко И.Н., Суриков Ю.В., подполковник Сесин В.М., полковник Матюх Г.Г., пройдя суровую службу в боевых частях связи, применяя опыт и знания, они умело организовали учебно-воспитательный процесс и качество подготовки специалистов, установили твердый уставной порядок.

Школа стала лучшей частью в Смоленском гарнизоне. На базе школы постоянно проводились учебно-методические сборы, показные занятия, на которых командование армии учило командиров, как правильно поддерживать уставной порядок, организовать службу войск и заботу о личном составе.

Как в школе, так и в частях и подразделениях предъявлялись требования к совершенствованию учебно-материальной базы, позволяющей повысить качество и сократить сроки подготовки специалистов связи. Так, оборудование радиоклассов датчиками кода Морзе, Р-010, магнитофонами и диктофонами позволило сократить сроки подготовки радиотелеграфистов с 8-9 месяцев (в 60-е годы) до 4-4,5 месяцев (70-е годы).

На узлах связи в учебных корпусах из разрозненных классов разных специалистов были созданы тренажеры связи (учебные узлы), позволившие проводить комплексную подготовку дежурных смен связи на боевое дежурство совместно с боевыми расчетами командных пунктов.

Узлы связи армии и дивизий представляли собой сложные технологические комплексы, в которых 90-95% площадей занимают системы связи и боевого управления, энергосистемы, вентиляции и жизнеобеспечения.

 

Узел связи армии можно уподобить заводу со сложным технологическим процессом, в который объединены все системы, непрерывно вырабатывающие и перерабатывающие «интеллектуальную продукцию».

Эксплуатация, устранение неисправностей, проведение регламентов в системах боевого управления проводятся специалистами связи. А те же работы на системах энергоснабжения, вентиляции, кондиционирования воздуха и поддержание заданных параметров, на внешних сооружениях: подстанциях, скважинах и т.д. проводятся специалистами эксплуатационной команды, которая организационно не входит в штат узла, а, следовательно, в управлении узла связи нет офицеров-специалистов, способных глубоко провести проверки боевой готовности энерго- и технических систем, оказать квалифицированную помощь в устранении неисправностей и проведении регламентов.

Действенную помощь в этом оказывали службы управления главного инженера армии, инженерно-техническая служба и другие, офицеры которых подбирали специалистов, проверяли знания личного состава, определяли необходимость в запасном имуществе и агрегатах, проводили контрольные проверки. Руководители этих управлений, служб и отделов полковники Смирнов Г.И., Сергеев Н.Д., Григоренко А.М., Кукоба В.Ф., Шипилов В.П. и др. всегда с пониманием и чувством высокого долга отзывались на обращения и оказывали действенную помощь, за что я, как начальник войск связи, искренне признателен им за это.

С первых дней службы в управлении армии я почувствовал к себе доброе отношение всех без исключения генералов и офицеров. Должность начальника войск связи широкомасштабная, затрагивающая многие вопросы жизни и деятельности войск.

Всегда помощь и добрый совет можно было получить от начальника оперативного отдела полковника Носкова В.А. начальника командного пункта полковника В.Ф. Киселева. Должен отметить, что, как начальник, так и офицеры командного пункта полковники Вергейчик А.М., Леонтьев Н.А., Тарантин А.Д., часто бывая на узле связи, служили примером исполнения воинского долга и нравственного поведения для офицеров, прапорщиков, всего личного состава.

Много приходилось решать вопросов по строительству объектов связи с помощниками командующего полковниками Сочневым Ю.Ф., Зубовым В.А., начальником отдела капитального строительства Фоменко В.В. Эти офицеры всегда положительно откликались на выдвигаемые предложения и старались превратить их в жизнь.

Нельзя было обойтись без тесного взаимодействия при решении многих вопросов с начальниками отделов полковниками Шевцовым С.И., Савчуком И.В., подполковником Лобановым Ю.А. и их офицерами.

Чувством гордости и глубочайшего удовлетворения преисполнен за службу в славном коллективе 50-й Смоленской ракетной армии. И пусть не многие из нас защищали Родину в годы Великой Отечественной войны, но мы честно исполняли свой воинский долг и на многие десятилетия обеспечивали мир и спокойствие нашему народу, авторитет и уважение государству.

Все, что делалось в войсках связи с напряжением сил и энергии — это, прежде всего, результат хорошо налаженной системы воспитания.

Теперь уже через быстро уходящие годы мы все больше убеждаемся, какую высокую цену имели партийно-политическая и комсомольская работа.

Признателен многим офицерам политического отдела армии: полковникам Гудкову Н.В., Дроботу В.М., Кузнецову И.Е., Сивакову И.П. и другим, которые с особым вниманием относились к войскам связи, учили командиров и политработников частей и подразделений искусству влиять на умы и сердца личного состава, подбирали и расставляли на должности политработников-офицеров.

С чувством глубокой благодарности и уважения отношусь к члену Военного совета армии генерал-майору Березову В.П. Его добрые отношения, внимательность, понимание глубины и сложности задач, решаемых начальником войск связи, давали прилив сил и энергии, укрепляли уверенность в исполнении служебного долга.

В воспоминаниях офицеров, прапорщиков, солдат, рабочих и служащих о службе на узлах связи, в школе младших специалистов связи, мастерской связи просматривается глубочайшая гордость за службу и работу в войсках связи армии, за престиж своей специальности, за судьбу, которая предоставила возможность служить и жить в городе с богатыми и величественными боевыми и трудовыми традициями — городе-герое Смоленске.

Каждый, кто касается истории нашей славной 50-й Смоленской ракетной армии, стремится, прежде всего, обострить память о верных друзьях, боевых товарищах, вместе с которыми приходилось плечом к плечу решать задачи огромной государственной важности по обеспечению безопасности нашей любимой Родины.

Никто из нас не в состоянии назвать имена всех тех, с которыми мы изо дня в день, днем и ночью, десятилетиями, шагали по одним и тем же тропам, объединенные общим воинским долгам.

И пусть без обиды, но с высочайшей гордостью, те, чьи имена здесь не упомянуты, от генерала до рядового, причастные к тем великим свершениям скажут: «Этому благородному делу отданы лучшие годы моей жизни, в это вложен и мой ратный воинский труд!»

 

В армии продолжалась работа по наращиванию и совершенствованию пунктов управления и средств связи, формированию по мере поступления в войска новых ракетных комплексов и новых средств связи соответствующих подразделений связи.

В 1977 году для поддержания в высокой боевой готовности средств и системы связи позиционного района 7-й ракетной дивизии «ОС» на основании директивы Генерального штаба ВС была сформирована база регламента средств боевого управления и связи. Начальник Главного штаба Ракетных войск своей директивой определил порядок комплектования и организации работы базы. Ее основным назначением явилось проведение регламентных и восстановительных работ на средствах боевого управления и связи КП (ЗКП) дивизии и полков, а также на кабельных линиях боевого управления и связи. Вопросами создания и укомплектования базы, организации политико-воспитательной работы, боевого дежурства и другими вопросами жизни и быта подразделения занимались первый командир базы регламента средств боевого управления и связи (БРСБ и С) подполковник-инженер Испуганов В.А. и заместитель по политической части майор Васильев В.А.

База регламента средств боевого управления и связи заступила на боевое дежурство 1 августа 1977 года с задачей выполнения функций по поддержанию средств боевого управления и связи 7-й рд в готовности к немедленному применению.

Создание базы регламента средств боевого управления и связи и ее практическая работа положительно сказалась, прежде всего, на эксплуатации кабельных линий позиционного района дивизии. Количество повреждений кабельных линий за 1-е полугодие 1978 года сократилось в три раза по сравнению с аналогичным периодом 1977 года.

 

В первом полугодии 1977 года проводилась организаторская работа по подбору и укомплектованию кадрами и младшими специалистами связи первого полка РСД-10. В течение июня-июля 1977 года личный состав узла связи 346-го ракетного полка прошел теоретическую и практическую подготовку на 4 ГЦП с последующей приемкой подвижных средств связи. Одновременно в позиционном районе этого полка производилась реконструкция существующего командного пункта и узла связи, строились новые сооружения на КП дивизионов и ПКП полка.

На вооружение поступили новые образцы подвижных и стационарных средств связи. В состав ПКП полка вошли: машина боевого управления (МБУ), оснащенная системой АСУ «Сигнал» — звена 5П, аппаратурой «Вьюга», радиостанциями Р-111, радиоприемниками Р-155У, Р-155 МРА и Р-676; аппаратура автоматического засекречивания, временной и гарантированной стойкости; машина связи (МС-1), оснащенная двумя УКВ радиопередатчиками Р-137 и радиоприемником Р-155У; машина связи (МС-2), представляющая собой радиостанцию тропосферной связи Р-133; агрегаты энергообеспечения и другого обеспечения боевых действий.

В последующем радиостанция Р-133 была снята с вооружения и заменена радиостанцией тропосферной связи Р-412 «Торф».

Изменился и стационарный узел связи полка. Отдельное сооружение радиоприемного центра прекратило свое существование, и новые радиосредства отделения радиоприемных устройств были установлены в сооружении КП полка. Впервые на стационарном узле связи были установлены тропосферные радиостанции Р-137 и радиостанции Р-111 для связи с КП дивизии и ПКП полка.

Организацию проводных каналов связи с КП дивизии обеспечила многоканальная высокочастотная система связи «Бирюза».

Установка и монтаж средств боевого управления и связи производились представителями промышленности с участием личного состава узла связи. Активное участие в изучении, контроле за ходом строительно-монтажных работ, своевременном проведении автономных и комплексных испытаний средств и систем связи, а также технических систем принимали офицеры — связисты полка, отделения связи дивизии и начальника, войск связи армии. Начальником связи 346-го ракетного полка в этот период был майор-инженер Царьков Е.А., начальником узла связи майор Локис В.И.

Способы выполнения задач и наличие большого количества новых средств боевого управления и связи потребовали высокого уровня организации связи, безупречного знания средств боевого управления и связи, а также хорошей слаженности и взаимодействия в работе всех номеров дежурных расчетов связи.

Организация связи на данном комплексе имела ряд особенностей, основными из которых являлись:

1. Единственное средство боевого управления дивизионами на ПБСП — радио. Система боевого управления сопряжена непосредственно с оружием и малейшее нарушение в ее работе может привести к невыполнению боевой задачи.

2. Необходимость большого количества перестроек радиосредств и перевода связи из радиосети в радионаправления и обратно при обеспечении боевого управления дивизионами на марше и на ПБСП.

3. Сложность электромагнитной совместимости радиосредств комплекса, расположенных рядом при ограниченном количестве выделяемых радиочастот для работы.

Сознавая высокую ответственность за выполнение поставленных задач, личный состав связистов успешно освоил практическое применение средств боевого управления и связи комплекса и в составе 346 ракетного полка, заступил на боевое дежурство 13 декабря 1977 года.

 

В первом полугодии 1977 года был произведен монтаж станции космической связи «Кристалл», установлены радиопередатчики Р-140, «Молния», «Циклон» на новом радиопередающем центре армии. Силами личного состава военной школы младших специалистов связи были проложены кабели связи от ПДРЦ до КП и ЗКП армии. В августе 1977 года проведены автономные и комплексные испытания средств связи и технических систем. 27 августа 1977 года новый ПДРЦ принят в эксплуатацию Государственной комиссией и поставлен на боевое дежурство. Начальником ПДРЦ был назначен майор-инженер Преображенский В.Н., заместителем по политической части капитан Бонадыков В.С.

Силами личного состава узла связи армии в 1977 году закончен монтаж средств связи в новом сооружении запасного командного пункта (ЗКП).

Ввод в строй ПДРЦ и ЗКП армии повысил живучесть пунктов управления, а наличие аппаратуры уплотнения на ЗКП позволило организовать управление радиопередатчиками ПДРЦ непосредственно с ЗКП при передаче управления.

 

В 1977 году командные пункты полков, а в 1978 году все командные пункты дивизионов были полностью оснащены аппаратурой «Вьюга». В связи с завершением оснащения командных пунктов Ракетных войск автоматизированной системой передачи и приема приказов по радио «Вьюга» на КП ракетных полков «ОС» и. на стационарных КП ракетных дивизионов РСД было закрыто боевое дежурство в слуховых радиосетях ЦБУ Генерального штаба ВС «Монолит».

 

Для поддержания на высоком уровне практических навыков номеров расчетов связи в ходе несения боевого дежурства с 1-го января 1978 года пунктом руководства связью начальника войск связи Ракетных войск и дежурным по связи армии ежесуточно стали проводиться комплексные проверки боеготовности узлов связи по 10-ти разработанным задачам, которые позволяли не только проверить боеготовность системы связи, но и провести тренировку с целью отработки функциональных обязанностей, взаимодействия номеров расчетов связи и слаженности расчетов.

По результатам выполнения задач производится оценка боевой готовности связи согласно Сборнику единых нормативов для войск связи. При этом общая оценка боеготовности узла связи не может быть выше наименьшей оценки любой из выполняемых задач. Это повысило ответственность каждого номера расчета связи за выполнение поставленной задачи и заставило начальником связи и начальников узлов связи принимать самые решительные меры по недопущению снижения уровня боевой готовности.

Много внимания стало уделяться организации оперативной службы на узлах связи, как непременному условию боевой готовности связи. Процесс становления оперативно-технической службы на узлах связи армии в основном завершился в 1977 году с введением в действие «Руководства по организаций Оперативно-технической службы на узлах связи».

 

В период перевооружения в армии усиливается внимание вопросам противодействия иностранным техническим разведкам, повышения политической бдительности и усиления режима секретности, так как функционирует достаточное число открытых связей, которые используются без должного контроля и могут являться одним из источников утечки сведений. Имеются случаи нарушения дисциплины радиосвязи, которые также могут привести к разглашению секретных сведений. Для управления; войсками также широко используется телефонная аппаратура ЗАС временной стойкости и передаваемая информация на таких связях может вскрываться за относительно короткое время.

Для контроля за скрытностью и безопасностью использования средств радиосвязи, а также проведения активной работы по организации и обеспечению безопасности боевого применения всех видов связи, выявления и оперативного пресечения нарушений и демаскирующих признаков, проведения систематизации нарушений, анализа эффективности мер защиты и разработки рекомендацией по повышению безопасности связи в целом в 1977 году была создана служба безопасности связи. Первым начальником службы безопасности связи был назначен подполковник Вопилов Н.И. Становление службы безопасности связи процесс непрерывный и творческий, Однако уже в 1978 г. уменьшилось количество нарушений дисциплины радиосвязи, стали более эффективно пресекаться нарушения узлом контроля безопасности связи.

 

С постановкой на боевое дежурство первого полка РСД-10 осваивались пути и способы практического обеспечения боевого управления и связи. При каждом выходе подразделений полка на ПУБСП отрабатывались варианты обеспечения управления и связи колоннами и подразделениями на марше, накапливался опыт обеспечения боевого управления и связи при выполнении задач на ПУБСП.

В течение 1978 года производилась реконструкция узла связи 32-й рд, в результате которой значительно расширились возможности по обеспечению связи и боевого управления полками РСД-10. На узле связи были установлены новые радиоприемники Р-155Р, радиостанции Р-137 и Р-412, телефонная аппаратура уплотнения, был реконструирован и радиопередающий центр, заменены на новые все радиопередатчики.

Наряду с освоением способов организации связи частей РСД-10 совершенствовалась система немедленного доведения приказов и сигналов до стартовых батарей и управление ими при переводе дивизиона Р-12Н в высшие степени боевой готовности.

Для обеспечения управления на полевой БСП в звене дивизион — батарея были отработаны и практически опробованы два варианта организации связи.

При первом варианте основным средством управления батареями и другими подразделениями, находящимися на ПКП является проводная связь. Для организации связи применяется полевой кабель П-275, а на ПКП дивизиона устанавливается коммутатор П-193, на который заводятся абонентские линии от каждой стартовой батареи, сборочной бригады и других абонентов.

Однако наличие только проводной связи ограничивало маневр и снижало надежность связи при порывах кабельных линий. Поэтому вторым вариантом предусматривалась связь в радиосети командира дивизиона по радиостанции Р-105.

Управление стартовыми батареями по радио позволяло выполнять боевые задачи при удалении их от ПКП дивизиона до 7-8 км. В качестве дублирующих средств связи в этом случае придавались из резерва дивизий: двум батареям — радиостанции Р-104, одной батарее — полукомплект радиорелейной станции Р-401М. Батарея, которая располагалась ближе других к ПКП дивизиона, обеспечивалась помимо радиосвязи проводным каналом связи. Все средства связи размещались в машине командира стартовой батареи.

Включение в состав средств связи батарей радиостанции Р-104 и полукомплекта радиорелейной станций Р-401 обеспечило возможность при потере связи с ПКП дивизиона организовать связь с КП полка или (для одной батареи) с одним из пунктов управления дивизии, что существенно повышало живучесть системы связи и автономность стартовой батареи при выполнении боевой задачи.

В 1978 году в войсках связи уделялось внимание повышению скрытности работы системы связи, отработке способов ее восстановления, повышению качества регламентов средств связи, совершенствовалась организация и улучшилось качество несения боевого дежурства.

Войска связи армии успешно справились с задачами по обеспечению связью на учениях и тренировках, по достигнутым показателям в 1978 году заняли 3-е место среди объединений Ракетных войск, а 727-й узел связи 32-й рд за высокие показатели в боевой и политической подготовке занесен в книгу Почета Ракетных войск и награжден Почетной грамотой.

 

В 1979 году проводилась работа по подготовке каналов связи, аппаратуры ЗАС и аппаратуры «Сигнал» звеньев 4М к работе со звеньями 1 и 3 по телефонным каналам со скоростью телеграфирования 1200 бод, которая была успешно завершена, и с конца 1979 года аппаратура «Сигнал» звеньев 4М с Главным штабом Ракетных войск начала работать по телефонным каналам ЗАС гарантированной стойкости.

В апреле 1979 года начальником войск связи армии был назначен подполковник-инженер Гомозов В.С.

В июне 1979 года на проводимом Генеральным Штабом ВС учении с 32-й ракетной дивизией связисты обеспечили командование и штабы надежное управление частями и подразделениями РСД-10. В ходе учения отрабатывались варианты организации связи и управления войсками с КП рд, ПЗКП рд, повышение надежности и живучести связи.

В войсках армии сложилась определенная система организации связи при выполнении задач в полевых условиях. Созданные своими силами ПЗКП рд в целом обеспечивали выполнение предъявляемых к организации связи и боевого управления.

Общим недостатком ПЗКП рд являлось то, что они не имели таких надежных и оперативных средств боевого управления, как АСУ «Сигнал» и «Вьюга» и проводных каналов связи.

Основными видами связи для обеспечения боевого управления являлись слуховая радио и радиорелейная связь. Поэтому вопросы повышения надежности радиосвязи продолжали оставаться основными. Практически единственным средством боевого управления ракетными полками, дивизионами и стартовыми батареями Р-12, находящимися на полевых позициях, являлась слуховая радиосеть дивизии, организованная с использованием радиостанций Р-140.

 

Для комплекса РСД-10 из-за отсутствия прямой связи ПЗКП рд с ПКП рдн существенно затруднялось восстановление боевого управления и связи при выходе из строя ПКП полка т.к. сохранившиеся дивизионы могли получать приказы только по АСУ «Вьюга», но не имели возможности доложить о выполнении задач, своем состоянии и своих действиях.

Сложным являлся вопрос управления частями дивизии с ПКП любого рп при выходе из строя пунктов управления дивизии. Единственным средством опять же оставалась радиостанция Р-140. Кроме того, в комплексах РСД-10 не была предусмотрена возможность использования стационарных ПДРЦ, хотя это в плане повышения живучести радиосвязи, было бы целесообразным.

И, наконец, практически не был решен вопрос организации и обеспечения связи с многочисленными отрядами, частями и подразделениями дивизии, как на марше, так и на полевых позициях. Поэтому практической отработке этих вопросов и выработке рекомендаций по организации связи на комплексах РСД-10 уделялось первостепенное значение и в дальнейшем.

В течение 1979 года производилась реконструкция 281-го узла связи 7-й рд. В результате внедрения на КП рд новых средств связи, таких как аппаратура «Бирюза», «Брелок», Р-409 значительно улучшилась организация и качество боевого управления и связи в дивизии.

В 1980 году проведена большая работа по наладке и вводу в строй аппаратуры автоматизированного управления радиопередающими и радиоприемными центрами «Резонанс», которая поставлена на боевое дежурство в конце 1980 года. С вводом ее в действие появилась возможность перестраивать радиопередатчики и радиоприемники на любые из 10 заранее подготовленных частот без оперативного вмешательства личного состава, производить выбор антенн и подключать на них выходы и входы радиосредств.

В 1981 году начальником войск связи армии назначается полковник Зайцев Владимир Петрович, начальником армейского узла связи назначается полковник Медведский Г.В.

Он пишет39: «...Комплексные усилия по поддержанию в боеготовом состоянии средств связи и высокой подготовки личного состава обеспечили боеготовность системы связи на должном уровне, что дало основание Военному совету армии в начале 1981 г. предложить мне должность начальника армейского узла связи (УС).

Здесь уже был другой масштаб и объем работы, более специфичные задачи и даже требования к их решению. Но знания и опыт, которые я приобрел за 20 лет службы в ракетном полку и дивизии, а также поддержка со стороны штаба, управлений и служб армии, моих заместителей, начальников центров, всего личного состава УС позволили успешно поддерживать боеготовность на должном уровне. Как было отмечено выше, основные элементы УС к этому времени были построены и реконструированы, однако предстояло еще много работы по обустройству быта и отдыха личного состава, совершенствованию учебно-материальной базы, благоустройству военного городка и жилого городка для семей офицеров и прапорщиков. Были построены дополнительная казарма для телеграфного центра и центра АСУ, учебный корпус, оборудованный по типу учебно-боевого узла связи, клуб, автопарк, складская зона и другие объекты. Большинство работ выполнено силами личного состава узла связи, не снизив при этом качество боевого дежурства, уровень боевой подготовки и поддержание средств боевого управления и связи в постоянной готовности. Наибольшую трудность представляло обеспечение устойчивого боевого управления ракетными полками и дивизионами самоходных ПУ и вооруженных ракетами Р-12, которые систематически выходили для несения боевого дежурства на ПБСП.

В решении этих задач командованию УС большую помощь оказывали НВС армии полковник Зайцев В.П., его заместитель полковник Вопилов Н.И., также офицеры отдела связи Тертычный И.И., Матвиенко А.П., Дашковский И.И., Крепчук В.Т., Кукушкин О.М. и другие. Добрыми словами вспоминаю самоотверженную службу и высокую ответственность при выполнении поставленных задач моих заместителей Бонадыкова В.С., Царькова Е.А., Матюха Г.Г., а также офицеров Преображенского В.Н., Брехова В.Ф., Шевченко И.И., Манухова И.М., Колесникова Ю.Г., Гайворонскоео В.К., Вдовенко Ю.М., Смирнова А.В., Ерченкова Ю.П., Сапронова В.Г. и многих других.

В 1983 году, будучи назначенным заместителем начальника войск связи 50-й РА, должность начальника узла связи передал одному из лучших начальников центров подполковнику Преображенскому В.Н., который, также, как и последний начальник нашего узла связи полковник Гребинык М.Г., следуя традициям, продолжал работу по совершенствованию системы связи вплоть до расформирования армии. Будучи заместителем, а затем начальником войск связи армии, я ни на один день не упускал из виду состояние дел на узле связи армии, хотя новые должности требовали уделять большое внимание состоянию дел на узлах связи и в дивизионах боевого обеспечения дивизий и полков. Шло перевооружение на самоходные пусковые установки в 32-й рд (г. Поставы Витебской обл.) и 49-й рд (г. Лида Гродненской обл.), а также замены ракет и средств боевого управления в 7-й рд. В дивизии с СПУ начали поступать комплексы ПЗКП рд «Выбор», прием которых и обучение личного состава проводилось на полигоне Капустин Яр. При этом необходимо было участвовать в различных командно-штабных учениях и тренировках, а также проверках в войсках. Практически со всеми начальниками связи и начальниками узлов связи дивизий я был знаком и поддерживал деловые отношения, еще будучи начальникам связи дивизии, а потом начальником узла связи армии. Теперь же эти отношения стали еще более тесными, т.к. от взаимопонимания, исполнительности и требовательности зависело качество и своевременность решаемых задач.

Можно назвать сотни фамилий офицеров-связистов в дивизиях и полках, которые все, без исключения, добросовестна выполняли свои служебные обязанности.

Но я назову лить некоторых начальников связи дивизий, которые внесли заметный личный вклад в дело совершенствования системы связи и поддержания высокой степени боеготовности. Это — подполковники Абдулов М.Ш., Авдошин Н.И., Попков Н.Г., Романов В.А., Козариз Н.Е., Долгушин А.В., Легейда А.Н., Гребинык М.Г., Овчинников А.Г., Мисевич И.И., Княгницкий И.Н. Их тяжелый труд, воля, энергия и многие бессонные ночи были отданы для того, чтобы приказ на пуск стратегических ракет был гарантированно доведен до пусковых установок в любое время и любых условиях обстановки. И эту основную задачу они выполняли ответственно, с честью и достоинством...».

 

В 1982 году введена в эксплуатацию третья кабельная магистраль привязки КП РА к узлу связи министерства связи (город Орша). Организована проводная связь от стационарных КП рп СПУ до пунктов управления, выходящих в полевые районы. Установлены телекодовые каналы связи КП армии с КП 7-й, 32-й , 31-й, 40-й рд для аппаратуры АСУ «Сигнал», что повысило скорость передачи информации. Организована радиосвязь по радиостанции Р-831 для боевого управления с КП армии самолетами ОСАЭ в воздухе. Завершено оснащение всех ПЗКП рд автомобильными радиостанциями Р-140; аппаратными П-240Т и УКВ радиостанциями Р-111.

Все это позволяло постоянно улучшать качественное состояние связи и обеспечивать надежность системы боевого управления.

_____________________________

37. По книге «Войска связи РВСН. Военно-исторический очерк» Ставрополь. Воронеж. 1999 г.

38. Из выступления на II-й военной научно-практической конференции в г. Смоленске в 2002 г. по книге «50-я ракетная армия кн. 4. Ключ на «Пуск!» г. Смоленск. 2004 г.

39. По книге «Войска связи РВСН Военно-исторический очерк». Ставрополь. Воронеж. 1999 г.

 

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика