На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 5. Совершенствование боевого управления и боевой готовности.

Развитие взглядов на роль и место РВСН в вооруженной борьбе27. К началу 70-х годов в Вооруженных Силах и РВСН сложилась стройная система взглядов по вопросам боевого применения ракетных частей и подразделений. Сущность этих взглядов сводилась к тому, что Ракетные войска стратегического назначения как войска постоянной боевой готовности являются главной ударной и решающей силой в современной войне. Основой боевого применения РВСН является нанесение ракетно-ядерных ударов по стратегическим объектам противника. Действия Ракетных войск будут относительно кратковременными. Тем не менее, они потребуют тщательной заблаговременной подготовки, четкого планирования и организации. Ведение боевых действий Ракетными войсками нельзя сводить только к нажатию пусковых кнопок и проведению одного массированного ракетно-ядерного удара. В ходе ядерной войны потребуется проводить ряд последовательных массированных, групповых и одиночных ядерных ударов, гибко управлять стратегическими средствами, переприцеливать их на новые объекты в условиях воздействия ядерного оружия противника. Применение ракетно-ядерного оружия в корне изменило пространственные масштабы вооруженной борьбы, навсегда вычеркнуло такое понятие, как «географическая неуязвимость», стерло грань между фронтом и тылом.

Таким образом, впервые в военной истории ракетное оружие из средств поддержки войск превратилось в решающее средство достижения целей вооруженной борьбы. РВСН во взаимодействии с другими стратегическими средствами Вооруженных Сил являются главной и решающей силой, способной нанести по агрессору сокрушительный удар и сорвать его замыслы. Вместе с тем военная наука н военная доктрина, рассматривая Ракетные войска как главный вид Вооруженных Сил, не абсолютизируют их роль в решении всех задач вооруженной борьбы. Окончательная победа в войне возможна только объединенными усилиями всех видов Вооруженных Сил.

В начале и середине 70-х годов в Вооруженных Силах под руководством министра обороны СССР проводится ряд крупных стратегических учений («Запад», «Юг», «Север», «Центр»), на всех театрах военных действий и важнейших стратегических направлениях, в которых принимают участие Ракетные войска. Характерными чертами этих учений являлись их большой пространственный размах, комплексное решение стратегических, оперативных и тактических задач в сочетании с практическими действиями всех видов Вооруженных Сил. Учения сопровождались проведением учебно-боевых пусков ракет. Все они были успешными и показали высокую слаженность боевых расчетов и умение штабов осуществлять планирование и управление войсками.

Учения показали необходимость повышения живучести войск, отработки скрытого приведения войск в повышенную и полную боевые готовности, восстановления их боевой готовности после нанесения противником ядерного удара по позиционным районам соединений и частей Ракетных войск. Был сделан также вывод, что для восстановления боеспособности войск и повышения их живучести необходимо в частях и соединениях создать резерв сил и средств и заблаговременно выводить их из-под удара в заранее выбранные полевые районы.

В 1969-1975 годах в РВСН был обобщен большой опыт боевой и оперативной подготовки войск и на его основе отработаны способы нанесения встречного, ответного и упреждающего ракетно-ядерных ударов и восстановления боеспособности войск после ядерного воздействия противника. Отрабатывались вопросы боевого дежурства и боевого применения частей с самоходными пусковыми установками. Началось широкое внедрение математического моделирования при исследовании форм и способов боевых действий РВСН.

Совершенствование материальной основы РВСН — ракетной техники, средств боевого управления и связи, накопление опыта эксплуатации ракетно-ядерного оружия, оперативной и боевой подготовки вызвали необходимость переработки и совершенствования уставной документации Ракетных войск. На основании приказа министра обороны от 22 марта 1973 года началась большая работа по разработке Боевого устава РВСН, инструкций, руководств и других документов по боевому применению. С этой целью было проведено несколько учений. Новыми вопросами для исследований стали подготовка и ведение боевых действий из различных степеней боевой готовности в различных условиях начала и ведения боевых действий. Учитывались также особенности международной обстановки. Это касалось разработки вопросов ответно-встречных действий, введения понятий «ограниченный», «групповой» и «демонстрационный» удары, влияния способов применения на характер и состав группировки РВСН и выработку ТТХ перспективных ракетных комплексов.

Одним из важнейших вопросов был вопрос обеспечения живучести ракетных комплексов. На начальном этапе живучесть комплексов обеспечивалась высокой инженерной защитой шахтных пусковых установок (ШПУ) и их рассредоточением. Однако с повышением точности стрельбы американских ракет инженерная зашита перестала обеспечивать живучесть, так как два блока с высокой вероятностью способны были уничтожить ШПУ. Поэтому от дальнейшего повышения инженерной защиты ШПУ отказались. В развитии группировки приоритет был отдан мобильным ракетным комплексам, которые путем рассредоточения и маневра способны выжить и в ответных действиях нанести противнику требуемый ущерб.

 

Введение новой системы перевода войск с мирного на военное положение. Особое место в деятельности Генерального штаба ВС отводилось решению задачи обеспечения постоянной высокой боевой готовности армии и флота. Система перевода Вооруженных Сил с мирного на военное положение, принятая в 1967 году, включала три степени боевой готовности: постоянная, повышенная и полная. Но она перестала соответствовать условиям современной войны, так как не решались в необходимом объеме задачи по отмобилизованию войск. Соединения и части, содержащиеся в сокращенном составе, только частично усиливались военнообязанными запаса. Поэтому несколько лет шла разработка новой системы перевода с мирного на военное положение.

9 октября 1977 года новая директива ГШВС по боевой готовности была подписана. Ею предусматривалось 4 степени боевой готовности: постоянная, повышенная, военная опасность, полная. В отличие от прежней директивы в новой степени боевой готовности — в боевой готовности военная опасность — обеспечивалось выполнение двух важных задач, которые необходимо было решать при угрозе развязывания противником военных действий:

— стратегические ядерные силы приводились в готовность для нанесения ядерных ударов в кратчайшие сроки наибольшим количеством ядерных средств;

— войска авиации и флота выводились из-под возможного удара противника.

В боевой готовности полная предусматривались полное отмобилизование войск и приведение их в готовность к выполнению боевых задач в соответствии с оперативным предназначением.

В соответствии с этой директивой 15 мая 1978 года вводится в действие и соответствующая директива главнокомандующего РВСН. Она способствовала установлению строгой системы приведения войск в установленную степень боевой готовности, позволяла гибко реагировать на изменения военно-политической обстановки в мире и действия вероятного противника на различных ТВД. Значительно повысилась готовность войск к выполнению внезапных задач.

Большое внимание было уделено вопросам взаимодействия с другими видами Вооруженных Сил и родами войск, особенно в части прикрытия позиционных районов, их охраны и обороны. Совместно с офицерами округов были произведены рекогносцировки местности, выбраны рубежи охраны и обороны, определены необходимые силы и средства для выполнения задач по охране позиций ракетных полков. Оформленные документы были подписаны командующими округами, главкомом РВСН и утверждены министром обороны. Эта работа в последующем наращивалась и конкретизировалась в части взаимодействия с Войсками ПВО и Сухопутными войсками. Ежегодно отрабатывались планы прикрытия, охраны и обороны объектов РВСН, согласовывались вопросы выделения сил и средств управления ими.

Все эти изменения доктринальных взглядов на характер и способы ведения вооруженной борьбы поставили новые задачи в боевом управлении войск, потребовали значительного совершенствования боевой работы командующих и командиров, штабов и пунктов боевого управления.

В связи с возросшим объемом оперативных задач, решаемых штабами ракетных армий, Директивой Генерального штаба ВС от 21 февраля 1976 г. и Главнокомандующего РВСН от 16 марта 1976 г. отдел боевой готовности и стрельбы 50-й ракетной армии был переименован в оперативный отдел (начальник отдела — полковник Носков Вячеслав Александрович).

 

Задачи боевого управления. Как известно, боевое управление в ракетных войсках стратегического назначения непрерывно осуществляется в интересах подготовки и выполнения боевых задач, основными из которых являются несение боевого дежурства; маневр частями и подразделениями, мобильными пусковыми установками и пунктами управления; отражение нападения наземного и воздушного противника; восстановление боеготовности пусковых установок и пунктов управления; восстановление боеспособности частей и подразделений; подготовка и проведение пусков ракет.28

Поскольку ракетные войска являются войсками постоянной боевой готовности, реализация этих задач имела и имеет ряд специфических особенностей.

В рассматриваемый период с целью обеспечения надежности, устойчивости и непрерывности боевого управления в армии продолжается развитие сети пунктов управления; запасных стационарных (ЗКП), подвижных (ПЗКП) и воздушных (ВЗПу), модернизируются командные пункты полков и дивизий, находящихся на перевооружении, в дивизии начинают поступать ПЗКП дивизии «Выбор».

С началом перевооружения 50-й ракетной армии на новые ракетные комплексы с БЦВМ (бортовая цифровая вычислительная машина): с 1974 года на МКР 15П015 и 15П016 (в 7-й ракетной дивизии), а с 1977 года на ракетные комплексы средней дальности РСД-10 типа «Пионер», техническая готовность ракет к проведению немедленного пуска сократилась до нескольких минут. Для реализации этих высоких технических возможностей пусковых установок возникла необходимость значительного сокращения времени прохождения и доведения соответствующего боевого приказа до пусковой установки. Эта задача реализовывалась внедрением на всех пунктах управления новых средств боевого управления, ввод в эксплуатации более современных средств связи, а также непрерывным совершенствованием всей системы боевого дежурства, обеспечивавшей реализацию их высоких боевых и технических характеристик в любых условиях обстановки.

Системы и средства боевого управления.29 Как уже отмечалось ранее, создание и постановка на боевое дежурство автоматизированной системы боевого управления ознаменовали собой качественный скачок в развитии и совершенствовании всей системы боевого управления Ракетными войсками. АСБУ «Сигнал», поставленная на боевое дежурство в 1969 году, позволила резко повысить эффективность боевого управления.

В 1972 году была разработана и изготовлена модернизированная аппаратура АСБУ «Сигнал-М», которой были оснащены командные пункты Ракетных войск. В 1975 году проводились межведомственные испытания унифицированной системы дистанционного управления и радиоканалов боевого управления. Эти испытания также завершились положительно.

В целях повышения устойчивости управления войсками и оружием с конца 60-х годов проводились работы по созданию дублирующей автоматизированной системы управления «Вьюга», обеспечивающей доведение приказов (сигналов) до командных пунктов по радио. В 1975 году АСБУ «Вьюга» поставлена на боевое дежурство в РВСН.

К началу 1976 года был принят на вооружение комплекс автоматизированных систем боевого управления Ракетными войсками и ракетным оружием стратегического назначения «Сигнал-М», «Вьюга», «Паук», «Эфир-М». Таким образом, в 1976 году был реализован принцип управления не только войсками, но и оружием непосредственно с ЦКП РВСН.

Продолжалась разработка системы «Периметр». В декабре 1984 года в 7-й рд (пос. Выползово) был поставлен на боевое дежурство ракетный полк с БРК командных ракет 15П011 (10 командных ракет 15А11 со специальными головными частями для ретрансляции боевых команд управления войсками).

В ходе работ по созданию этой единой системы в РВСН была разработана концепция боевого управления в чрезвычайных условиях, конкретизировано понятие этих условий, учтено влияние поражающих факторов ядерного оружия на функционирование всех элементов, включая радиоканалы боевого управления, показана принципиальная возможность расширения функций системы для управления не только РВСН, но и другими составляющими стратегических ядерных сил страны.

В дальнейшем шло внедрение аппаратуры АСБУ «Сигнал-М» на центральных КП Генерального штаба ВС, КП Ставки Верховного Главнокомандования, в ракетных армиях и дивизиях. К началу 80-х годов практически все Ракетные войска были оснащены аппаратурой нового поколения.

С середины семидесятых годов началась разработка нового, четвертого поколения ракетных комплексов с ракетами, обеспечивающими расчет полетных заданий с помощью бортовой вычислительной машины, а также с автономными пусковыми установками. Это потребовало разработки новой АСБУ «Сигнал-А», которая началась в 1976 году и продолжалась вплоть до 1986 года.

Рассматривая особенности боевого управления в соединениях и частях с мобильными ракетными комплексами, начальник войск связи 50-й РА в 1984-1987 гг. полковник в отставке Запривода Н.К. рассказывает30: «К середине 70-х годов в РВСН уже применялись системы боевого управления и связи, которые в значительной мере отвечали требованиям боевого управления. Среди них особое место занимали и продолжают занимать автоматизированная система боевого управления «Сигнал» и ее модификации и система боевого управления «Вьюга».

АСВУ «Сигнал» резко повысила эффективность боевого управления, позволила сократить время доведения приказов от ЦКП РВ до ракетных полков и дивизионов в 6-12 раз, а время сбора и обобщения донесений о полученных приказах и их выполнении в 12-15 раз. Практически исключались действия, которые, могли бы привести к несанкционированному пуску. Надежность системы обеспечивалась соответствующей элементной базой, наличием ЗИП и документации, позволявшим оперативно устранять неисправности силами дежурных расчетов.

Работу АСБУ «Сигнал» с большой скоростью передачи информации обеспечивали телекодовые каналы связи, закрытые аппаратурой засекречивания. В качестве резервных каналов связи применялись как телефонные, радио так и спутниковые линии, которые находились в горячем резерве, т.е. в рабочем состоянии. Переход с одного канала на другой, как правило, осуществлялся автоматически.

В АСВУ «Сигнал» было предусмотрено два режима: дежурный и боевой. Дежурный режим устанавливался для несения боевого дежурства в постоянной боевой готовности. Тренировки проводились в этом режиме и способствовали поддержанию и совершенствованию навыков дежурных боевых расчетов. Естественно, что приказы, принятые, в дежурном режиме, на пусковых установках без особых указаний не исполнялись.

В боевой режим система переводилась с высших звеньев управления или по особому приказу дежурными боевыми расчетами при переводе войск в высшие степени боевой готовности. Любые неправомерные действия на системе немедленно фиксировались аппаратурой, передавались на вышестоящие звенья управления и рассматривались как несанкционированные.

Системы «Сигнал» и «Вьюга» стали базовой основой систем боевого управления мобильных ракетных комплексов. С началом перевооружения дивизий на ракетные комплексы с СПУ перед войсками связи был поставлен ряд сложных задач по обеспечению боевого управления и связи при несении боевого дежурства, как на стационарных, так и на полевых боевых стартовых позициях.

Очевидно, что организация боевого управления и связи при развертывании полков дивизии в полевых районах, являлась исключительно сложной задачей и имела ряд коренных отличий и особенностей.

Выбор полевых позиций должен был производиться с учетом возможности прохождения УКВ радиосвязи от узла связи (УС) командного пункта (КП) дивизии до подвижного командного пункта (ПКП) полка, а также от ПКП полка до ПКП ракетного дивизиона.

Производился выбор трасс тропосферной связи. Рассматривались возможности обеспечения проводной связи и проводилась разведка использования линий телефонной связи сельских, поселковых, городских узлов связи Министерства связи СССР для организации связи от ПКП полка до КП дивизии, от ПКП полка до ПКП ракетного дивизиона.

Боевые расчеты подвижных командных пунктов обучались несению боевого дежурства на полевых позициях в режиме радиомолчания, что затрудняло вскрытие полевых позиций техническими средствами разведки иностранных государств. Боевое дежурство на полевых позициях обеспечивалось организацией односторонней радио и УКВ радиосвязи в направлении ПКП полков и дивизионов.

Для обеспечения управления частями и подразделениями дивизии в ходе развертывания на маршрутах боевого патрулирования и выдвижения на рубежах регулирования создавались посты связи для представления докладов на КП дивизии о месте нахождения подразделений и возможного уточнения задач.

На всех командных пунктах от ракетной дивизии до дивизиона была установлена аппаратура быстродействия «Зорька» и аппаратура «Иртыш», с помощью которой время нахождения в эфире при передаче сообщений сокращалось до 0,4 сек. Эффективность этих средств связи была проверена на специальном учении с частями 32-й ракетной дивизии, когда засечь ее работу не удавалось средствами Главного разведуправления Генерального штаба.

Чтобы скрыть местонахождение подвижных пунктов управления, а значит и пусковых установок, оборудовались выносные посты связи, которые работали под прикрытием общевойсковых частей.

Была разработана система связи для расчетов дежурной технической смены, направляемых для устранения неисправностей на пусковых установках и пунктах управления.

Технические средства связи в дивизии СПУ включали в себя:

— комплекс аппаратуры УКВ-радиасвязи «Брелок» мощностью более 2 квт, позволяющий обеспечить связь в радиосети с дивизионами, а также с КП дивизии на дальность до 40 км;

— система тропосферной связи от КП дивизии на дальность до 200-250 км;

— радиостанция в КВ диапазоне, способная обеспечить связь как в радиосетях дивизии, так и ракетной армии;

— приемники космической связи, обеспечивающие прием сигналов по аппаратуре «Вьюга» от Главного штаба РВ и Генерального штаба ВС;

— в дивизии имелась подвижная станция космической связи «Кристалл», которая могла придаваться любому полку при перемещении в удаленный позиционный район (вплоть до полигона Капустин Яр).

Таким образом, система боевого управления и связи являлась многоканальной и обладала высокой надежностью.

Живучесть системы боевого управления приобрела новое качество с поступлением на вооружение подвижного командного пункта дивизии «Выбор». На ПКП «Выбор» имелся достаточно широкий набор систем боевого управления, чтобы иметь связь с высшими звеньями управления и обеспечить боевое управление полками и дивизионами, а с поступлением на вооружение РК «Тополь» и автономными пусковыми установками (АПУ). Отличительной особенностью ПКП «Выбор» являлось то, что он мог принимать приказы боевого управления с командных ракет системы «Сирена» резервной системы боевого управления «Периметр».

Система боевого управления была также усилена штатными воздушными пунктами управления армии и дивизии.

Результатом ее развития явилась такая ее конфигурация, которая сочетала элементы стационарного и мобильного характера.

Средства боевого управления и связи находились в постоянном совершенствовании, развитии и обновлении. Происходила плановая замена устаревших образцов техники, успешно вводились и осваивались новые: перспективные волоконно-оптические линии связи, адаптивные комплексы радиосвязи УКВ диапазона «Блеск» (взамен «Брелка») и целый ряд других более совершенных образцов. К каждой новой системе предъявлялись такие требования, чтобы они органически вписывались в существующую систему, повышая ее боевую готовность, надежность и устойчивость.

Особое внимание уделялось организации технического обслуживания с целью поддержания систем боевого управления и связи в непрерывной боевой готовности. Характер технического обслуживания и устранения неисправностей коренным образом изменился. Была введена стройная система проведения регламентов со строгой последовательностью выполнения операций по срокам и времени наработки, в соответствии с сетевыми графиками и технологическими картами. Большую роль сыграло введение гарантийного надзора. Устанавливались жесткие сроки устранения неисправностей представителями промышленности. В отдельных случаях в этих целях предусматривалось их длительное пребывание на объектах».

Вопрос использования авиации для целей боевого управления начал разрабатываться в армии еще в 1975-1976 гг., когда самолеты отдельной авиационной эскадрилья управления армии начали использоваться для сбора информации от сохранившихся пунктов управления о состоянии полков и дивизионов после нанесения противником ядерных ударов. С этой целью был создан нештатный воздушный пункт сбора информации (ВПСИ) с КП (ПКП) рд, рп и рдн, с двумя самолетами-ретрансляторами и самолеты-ретрансляторы дивизий.

В каждой дивизии была подготовлена оперативная группа в составе трех офицеров-операторов и двух солдат радиотелеграфистов с двумя радиостанциями Р-105. Самолеты ретрансляторы поступали в распоряжение командиров дивизий заблаговременно, с учетом обстановки. В угрожаемый период планировался облет этими самолетами позиционных районов дивизий. С полками и дивизионами, сохранившими боевую готовность, но не имеющих связи с вышестоящими КП, устанавливалась связь по радиостанции Р-105 для получения необходимой информации о выполнении боевых задач с использованием Документов СУВ. Затем полученная информация по самолетной радиостанции передавалась на один из самолетов-ретрансляторов РА, а оттуда поступала на воздушный пункт сбора информации РА. Воздушный пункт сбора информации имел постоянную связь с одним из командных пунктов армии: КП или ЗКП. Эта система неоднократно отрабатывалась при проведении КШТ и КШУ, а итоговая проверка армии подтвердила её возможную целесообразность. В дальнейшем вопросы использования авиации в этих целях продолжали развиваться. В 1980 году в 32-й рд вводится дополнительный штатный пункт управления — ВзПУ с использованием вертолета, а в армии создается нештатный ВзПу с использованием самолета Ан-26. В 1982 году в управлении армии формируется штатный ВзПУ с самолетом Ил-22. Первый начальник ВзПУ армии — подполковник Киселев В.Ф., а затем подполковник Ткач В.А. С вводом воздушного пункта управления значительно повысилась оперативность и устойчивость боевого управления частями и подразделениями.

 

Ввод в эксплуатации мобильных ракетных комплексов РСД-10 создал возможности для совершения широкого маневра ракетными дивизионами и подвижными командными пунктами полков с целью повышения живучести ракетной группировки, вывода частей и подразделений из-под удара высокоточным обычным и ядерным оружием. Но эти возможности потребовали новых качеств боевого управления. Была создана сеть полевых боевых позиций для ракетных дивизионов и для подвижных командных пунктов, подготовлены маршруты выдвижения, постоянно совершенствовалась боевая выучка боевых расчетов по совершению маршей на полевые позиции, развертывание средств боевого управления и пусковых установок, поддержание непрерывного боевого управления в ходе развертывания и организация боевого дежурства в полевых условиях, обеспечение надежной охраны и обороны ракетных комплексов на марше и на полевых позициях.

Задачи боевого управления при переходе в высшую степень боевой готовности на начальной стадии развертывания дивизий СПУ в полевых районах возлагались на дежурные силы. Эти задачи отрабатывались с дежурными силами при их подготовке к заступлению на боевое дежурство. Затем с прибытием на командные пункты и занятием боевых постов к управлению подключались боевые расчеты командных пунктов.

Основные задачи боевого управления ракетными частями и соединениями в ходе непосредственной подготовки и ведения боевых действий (анализ складывающейся обстановки, решение задач маневра, организация отражения наземного и воздушного противника, всестороннее обеспечение боевых действий, восстановление боеготовности вооружения и техники, боеспособности частей и подразделений, поддержание непрерывной готовности к проведению пусков ракет и др.) решались боевыми расчетами командных пунктов. Их подготовка к боевому управлению и слаживание осуществлялась по планам оперативной подготовке командиров, начальников штабов и других офицеров, и в целом боевых расчетов пунктов управления.

Оперативная подготовка. Как известно31, основными задачами оперативной подготовки в общем плане являются: совершенствование знаний командиров и штабов в области военного искусства; выработка умений и навыков по принятию обоснованных решений, доведению до подчиненных боевых задач, организации взаимодействия и всестороннего обеспечения при выполнении поставленных задач; слаживание командования и штабов для совместной работы по управлению войсками с широким использованием электронно-вычислительной техники, средств радиоэлектронной борьбы, механизации и новых средств связи; обучение должностных лиц методике подготовки и проведения учений и других мероприятий.

Освоение, принятие на вооружение и постановка на боевое дежурство подвижных ракетных комплексов способствовали повышению полевой выучки войск, возрастанию роли и увеличению объема оперативного обеспечения. Значительно возросла роль полевых поездок для заблаговременной оценки местности, использования ее защитных и маскировочных свойств, выбора и оборудования маршрутов движения, выбора полевых позиций, организации инженерного обеспечения, комендантской службы, охраны и обороны, организации взаимодействия с обеспечивающими подразделениями и частями. Полевые поездки способствовали развитию творческого мышления, выработке навыков у командиров и штабов в управлении соединениями и частями. На учениях стали отрабатываться вопросы сдерживания вероятного противника от развязывания широкомасштабной ядерной войны, проведения одиночных, групповых ударов и демонстрационных действий.

Оперативная подготовка в этот период планировалась и проводилась в армии в соответствии с задачами, поставленными в приказах и директивах Министром обороны СССР, и требованиями Организационно-методических указаний Генерального штаба по оперативной и мобилизационной подготовке. Организационно-методических указаний по оперативной и мобилизационной подготовке главного штаба РВСН.

Начальник оперативного отдела армии полковник Носков В.А. рассказывает32: «Большую роль в повышении уровня оперативно-тактической подготовки, знаний и навыков в управлении войсками сыграли оперативные и учебно-методические сборы руководящего состава, которые проводились под руководством Главнокомандующего РВСН (с командованием объединений) и Командующего армией (с руководящим составом соединений и частей). Сборы Командующим армией проводились ежегодно на базе управления армии или на базе одной из ракетных дивизий. Непременным условием всех оперативных сборов являлось проведение военных игр, групповых упражнений на картах, оперативных летучек и других мероприятий учебно-методического характера.

Особенно активно и целенаправленно мероприятия оперативной подготовки стали проводиться в годы, когда на посту Главнокомандующего РВСН находился генерал армии (в последующем Главный маршал артиллерии) В.Ф. Толубко. Владимир Федорович имел за плечами богатейший опыт: с 1937 года служил в танковых войсках. В Великой Отечественной войне участвовал в должностях помощника начальника, затем начальника оперативного отделения, начальника штаба, командира танковой бригады, начальника оперативного отдела штаба механизированного корпуса. После войны был начальником штаба объединения, начальником управления боевой подготовки Группы Советских войск в Германии (ГСВГ), командующим армией. С 1960 г. — первый заместитель ГК РВ, с 1968 г. — командующий войсками Сибирского, затем дальневосточного военного округа, с апреля 1972 г. — Главнокомандующий РВСН.

Трудно переоценить вклад Главного маршала артиллерии В.Ф. Толубко в развитие и повышение эффективности оперативной подготовки руководящего состава ракетных войск, в отработку и совершенствование способов боевого применения РВСН как в условиях внезапного ракетно-ядерного нападения противника, так и в условиях ведения войны, начавшейся обычными средствами с последующим переходом к применению ядерного оружия. При этом большинство командно-штабных учений и оперативных сборов руководящего состава маршал артиллерии В.Ф. Толубко проводил лично. Не случайно, именно по его настоянию перед Генеральным Штабом ВС на все мероприятия по оперативной подготовке вместе с командованием армий стали привлекаться начальники оперативных отделов.

Из всех мероприятий по оперативной подготовке, которые проводил генерал армии В.Ф. Толубко мне особенно запомнился оперативный сбор на базе штаба Владимирской армии в начале 1976 года, на котором я впервые участвовал в должности начальника отдела. В большом помещении, типа спортзала, разместились оперативные группы всех ракетных армий, полигонов, НИИ, военной академии им. Ф.Э. Дзержинского. От 50-й РА на предстоящую военную игру привлекались: Командующий армией генерал-полковник К.В. Герчик, Член Военного Совета генерал-лейтенант С.М. Хренов, начальник штаба генерал-майор Б:А. Лавровский, заместитель командующего по РВО генерал-майор Н.А. Жуков, заместитель командующего по тылу генерал-майор Б.А. Мкртычан, начальник отдела боевой готовности и стрельбы полковник В.А. Носков. Заблаговременно, незадолго до начала военной игры, каждой оперативной группе было выдано учебное задание, которое содержало информацию об общей военно-политической обстановке в мире и о некоторых очагах ее обострения во взаимоотношениях между отдельными государствами. Требовалось оценить обстановку и выводы из оценки доложить.

Необходимо отметить, что в то время все более значительное место в оперативной подготовке стало занимать изучение военного потенциала блока НАТО — нашего вероятного противника, особенно его стратегических ракетно-ядерных сил наземного, морского и воздушного базирования; тактико-технических характеристик ракет и другой военной техники, находящихся на вооружении сил блока НАТО и других государств, их количества, мест базирования, районов боевого патрулирования атомных подводных лодок ракетоносцев, подлетного времени различных типов ракет с точки старта до нашей территории; боевых возможностей и тактики действий разведывательно-диверсионных групп войск специального назначения; возможностей разведывательных искусственных спутников Земли по обнаружению объектов ракетных войск.

Итак, все участники военной игры заняли свои рабочие места, разложив на столах учебные карты с районами дислокации войск армии, задание на игру, подсобные и справочные материалы. Руководитель военной игры Главный маршал артиллерии В.Ф. Толубко, после небольшого вступления, поставил первый вопрос: доложить военно-политическую обстановку и выводы из ее оценки. В зале воцарилась мертвая тишина. Всех замиранием сердца следили, как руководитель игры, взяв список участников, медленно ведет взгляд сверху вниз по фамилиям и вдруг называет: «Полковник Носков Вячеслав Александрович, начальник отдела боевой готовности и стрельбы 50-й ракетной армии». А я только недавно был назначен на эту должность и ему, очевидно, было интересно услышать вновь назначенного им офицера.

Обстановку я по памяти, без шпаргалок, доложил, но он не удовлетворился моим докладом, так как не услышал самого главного — выводов из оценки обстановки. Потом Главный маршал задал тот же вопрос Командующему Омской армией, начальнику штаба Оренбургской армии, одному из Членов Военного Совета и, не добившись требуемого ответа, дал собственную оценку обстановки и сделал из нее глубокие выводы.

На последующих этапах этой военной игры Главнокомандующий сформулировал основные положения по содержанию решения Командующего (командира), которое должно было содержать: выводы из оценки противника; состояние своих войск, их готовность к выполнению боевых задач; меры, которые необходимо принять по повышению боевой готовности и обеспечению боевых действий.

В целом военная игра прошла очень динамично и поучительно. Были от нее и некоторые практические результаты. В частности, командование, органы управления оперативного и тактических звеньев стали более предметно заниматься изучением вероятного противника, средств его разведки и нападения. Большую работу по сбору и анализу разведывательных данных о силах и средствах вероятного противника, а также по информированию генералов и офицеров управления армии проделали офицеры оперативного отдела подполковники С.М. Ильин и А.Г. Ковальчук. Обобщая информацию, полученную из разных источников, они систематически доводили ее до соединений и частей.

Другим результатом военной игры стало внедрение в практику действий Командующего (командира) методики оценки обстановки и подготовки решения. При подготовке выводов из оценки противника стали использоваться определенные признаки обострения военно-политической обстановки и повышения боевой готовности, по которым проводилось установление ее степени и определение возможного срока начала военных действий. Решение, как правило, включало: меры по восстановлению боевой готовности пусковых установок, пунктов управления и других элементов, влияющих на выполнение боевых задач: меры по повышению живучести частей и подразделений (вывод полков и дивизионов на полевые позиции или их смену, вывод в полевые районы подвижных запасных пунктов управления, а также резервов сил и средств); меры по обеспечению боевых действий (инженерное обеспечение, защита от оружия массового поражения, охрана и оборона, тыловое обеспечение и другие). После этой военной игры Главнокомандующим РВСН было принято решение об изменении названия отдела боевой готовности и стрельбы на «Оперативный отдел», что стало соответствовать другим видам Вооруженных Сил.

Со второй половины 70-х годов руководящий состав армии стал чаще привлекаться на учения, проводимые Министром Обороны. Практически каждые 2-3 года Командующий армией и его заместители принимали участие в стратегических командно-штабных учениях, проводимых по плану Министра Обороны.

В 1977 году оперативная группа ГК РВ, в состав которой входило и командование 50-й РА: генерал-полковник К.В. Герчик, генерал-лейтенант С.М. Хренов, генерал-майор Б.М. Лавровский, генерал-майор Н.А. Жуков, генерал-майор Б.А. Мкртычан участвовали в командно-штабном учении на базе Группы Советских Войск в Германии, которым руководил Маршал Советского Союза В.Г. Куликов, как Главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами стран-участниц Варшавского Договора. С задачами, поставленными в ходе учения, командование нашей армии справилось, что и было отмечено Главнокомандующим РВСН при подведении итогов КШУ.

В 1979 году Главнокомандующий РВСН организовал большой сбор руководства ракетными войсками, армиями, дивизиями на базе 32-й ракетной дивизии (г. Поставы). С целью скрытности и отвлечения внимания агентуры иностранных разведок все участники сбора прибыли в гражданской одежде, на автомобили были установлены общесоюзные номера, в общем, максимально старались прикрыться. В ходе этого сбора командующим, командирам и начальникам был показан весь объем действий ракетного полка — от свертывания на стационарной позиции, совершения марша до подготовки и имитации пуска ракет. На следующий год подобное занятие было проведено на базе 8-й ракетной дивизии в Кировской области. Были показаны способы преодоления ракетным полком водной преграды, развертывание в населенном пункте, а также порядок подъема опрокинутой пусковой установки.

К середине 80-х годов создание группировки соединений с самоходными пусковыми установками в составе 50-й РА было завершено. Был накоплен некоторый опыт командирами и штабами всех уровней в вопросах боевого применения и вождения ракетных полков и дивизионов СПУ».

В связи с происходящими процессами перевооружения в рассматриваемый период вопросы организации и совершенствования боевого управления и боевого дежурства в ракетной армии, частях и соединениях приобретают все большее значение, им уделяется первостепенное внимание.

Ведущим отделом в штабе и управлении армии по этим вопросам являлся оперативный отдел, возглавляемый полковником Носковым В.А.

Состав отдела в 1976-1978 гг.:

Заместитель начальника оперативного отдела полковник Морозов Иван Федорович. Старшие офицеры и офицеры отдела: подполковники Хомяков В.С., Трифонов Ю.Ф., Пушкарев В.П., Почечуев В.И., Давыдов П.С., Копытов О.Д., майоры Громов В.Н., Кузнецов Г.П., Перепечин А.А. и сменивший его в 1976 году майор Алферов Н.А. (33-я рд), прибывшие из войск армии майоры Анодин И.И. (24-я рд), Холод В.Н. (23-я рд), Шатохин Е.А. (23-я рд), подполковники Ильин С.М., Александрович (Ермолаев) В.Г. (31-я рд), Кирин А.Г. (40-я рд), Царьков В.Г. (7-я рд). Многие из этих офицеров в дальнейшем имели продвижение по службе в Главном штабе РВСН и в ВВУЗах РВСН. Подполковники Почечуев В.И. (в марте 1977 года) и Копытов О.Д. (в октябре 1978 года) были уволены в запас по возрасту.

Оперативным отделом в 1976 году был разработан и утвержден Главнокомандующим РВСН «Перспективный план совершенствования боевой готовности 50-й РА», в котором определен комплекс мероприятий по повышению эффективности и оперативности работы органов и средств боевого управления и связи.

Во исполнение этого плана в армии в интересах обеспечения боевой готовности войск и совершенствования методов работы отделов и служб управления армии продолжается наращивание работы по автоматизации процессов боевого управления с использованием электронно-вычислительной техники, имеющейся в ВЦ объединения.

Офицеры оперативного отдела в 1977 году (полковник Морозов И.Ф., подполковники Хомяков В.С., Почечуев В.И., майоры Кузнецов Г.П., Громов В.Н.) провели большую работу по оснащению всех элементов и боевых постов на КП армии, дивизий, полка средствами механизации штабного труда. В объединении и соединениях освоено комплексное применение автоматизированных систем управления, связи и электронно-вычислительной техники.

В 1980 году продолжается настойчивая работа по повышению эффективности использования ВЦ объединения в повседневной деятельности отделов и служб управления армии, при проведении учений и тренировок, а также при управлении соединениями и частями в ходе боевых действий. Оперативным отделом совместно с ВЦ РА решены задачи оповещения пунктов управления соединений и частей о пролете ИСЗ — разведчиков и составления радиограмм для ведения маскирующего радиообмена. В интересах боевого управления на ЭВМ решаются задачи, по контролю правильности обработки боевым расчетом КП получаемой информации, по учету потерь личного состава, основных видов вооружения и техники от обычных средств поражения, по анализу состояния органов и средств боевого управления, по обеспечению правильности расчетов полетных заданий при переприцеливании пусковых установок, по раскодированию оперативных донесений, составляемых с использованием документов скрытого управления войсками для передачи по радио.

Совершенствуется документация боевых постов пунктов управления (полковник Морозов И.Ф., подполковники Давыдов П.С., Пушкарев В.П., майор Кузнецов Г.П.), уточняется содержание и структура боевых, учетно-отчетных и рабочих документов и карт. Разработаны образцы планов подготовки и ведения боевых действий для армии, дивизии, полка и дивизиона, на одном листе (в виде склейки из 10-12 листов), использование которых позволяло более оперативно и конкретно осуществлять контроль действий подразделений и частей при подготовке и выполнении боевых задач. Разработаны единые формы учета в группах боевого расчета КП и ЗКП РА и доведены до соединений.

В армии ведется настойчивый поиск повышения живучести ракетных комплексов с ракетами Р-12 и обеспечению надежности системы боевого управления. Ракетными полками отрабатывается задача рассредоточение пусковых установок ракетного дивизиона при выходе на полевые боевые позиции и применение ракет с отдельных стартов. Учитывая сложность вопроса управления стартовыми батареями Р-12Н при выполнении боевых задач в этих условиях, оперативный отдел подготовил и провел по 2-3 специальных командно-штабных занятия с ПКП рдн и пунктами управления батарей по гарантированной передаче установленных приказов (сигналов) и боевых распоряжений.

Оперативный отдел совместно с офицерами командного пункта армии выработал рекомендации, по которым на всех командных пунктах были оборудованы пункты восстановления сигналов боевого управления и организована соответствующая подготовка личного состава для работы на них. Это способствовало тому, что в ходе учения «Импульс-76» до 98% передаваемых сигналов в условиях сильных помех были приняты (восстановлены) в установленные сроки.

В 1976 году оперативным отделом проводятся исследования вопросов использования самолетов в целях повышения надежности управления после нанесения противником ракетно-ядерных ударов: организация связи с уцелевшими пунктами управления, организация разведки и т.д.

В целях повышения живучести системы боевого управления создаются скрытые командные пункты (СКП) соединений. О создании одного из таких СКП в 32-й рд рассказывает начальник штаба этой дивизии полковник В.И. Барышев33: «...В середине 70-х годов дивизия получила задачу по выбору места размещения и оборудования скрытого КП рд (СКП). Командир дивизии лично провел рекогносцировку местности в 15-20-км зоне от КП рд. Местом дислокации СКП была выбрана окраина деревни, на берегу озера. Договорились с председателем колхоза о построении в этом месте зоны отдыха для офицеров (жилой дом, баня, бассейн и т.д.). Была подготовлена группа офицеров, сержантов и солдат. Общее руководство поручили начальнику ВШМС. Разработали схему расположения СКП. Провели расчеты на приобретение материалов, оборудования, приборов и систем. На СКП предусматривалось: подземное сооружение для оперативной группы с главным залом, мест размещения автономного источника электропитания, запасов ГСМ, продовольствия, систем жизнеобеспечения, скрытого размещения антенн приемопередающих радиостанций и др. Строительство шло около года. При рытье котлована председатель колхоза все удивлялся: «Зачем вам такой огромный бассейн?». Контроль хода работ осуществлял командир дивизии или я. На поверхности поставили дом для отдыха офицеров и членов их семей, в котором был «спрятан» вход в помещение СКП. Рядом с домом построили баню с бассейном и душем. По окончании строительства провели испытания на возможность приема сигналов боевого управления. Для поддержания всей зоны в надлежащем состоянии был подготовлен местный житель, которого оформили на работу как сторожа и поставили в штат УС рд. Этот сторож охранял СКП и зону отдыха, регулярно проветривал помещения СКП и докладывал по телефону о состоянии дел. В зону отдыха регулярно по графику выезжали офицеры с семьями на отдых, рыбалку.

При посещении дивизии начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Вишенков В.М. осмотрел СКП, сделал ряд замечаний, но в целом остался доволен его состоянием, оборудованием и готовностью к работе...».

На всех учениях и тренировках отрабатываются различные варианты управления армией с КП дивизии, а полком — с КП (ПКП) дивизиона. Отработана последовательность приема управления армией командирами дивизий при выходе из строя всех пунктов управления РА. Разработаны сигнальные таблицы для ведения переговоров между КП (ПКП) полков, КП (ПКП) дивизионов, КП батарей (на ПБСП) и между КП дивизии (полка) и отрядами, выведенными в полевые районы. Оперативным отделом совместно со штабами соединений разработаны и заложены на КП полков, дивизионов учетно-отчетные и справочные документы в объеме, необходимом для управления дивизией (полком) в случае выхода из строя ее пунктов управления. Установлен порядок восстановления управления по радио при полной потере связи с вышестоящими штабами (КП).

В 1977 году освоена аппаратура «Чайка», повысившая оперативность и надежность боевого управления по радиоканалам с ВзПУ РВ.

Надежность приема сигналов в радиосетях ЦБУ в этот период составила 100%. На учениях и тренировках практически все доклады, представляемые в радиосетях, имели не более 10-12 групп, а на их передачу затрачивалось не более 1-2 минут.

 

* * *

 

В 1977 году личным составом вычислительного центра была проделана большая работа по вводу информационно-вычислительного комплекса (ИВК) 50-й РА в строй, как самостоятельной единицы боевого управления. По итогам 1977 учебного года вычислительный центр армии разделил 1-2 места среди вычислительных центров объединений.

Инженерно-технический состав центра сумел самостоятельно ликвидировать имевшие место многочисленные технологические неувязки по стыковке аппаратуры сопряжения ЭВМ с каналами связи и обеспечить автоматизированный ввод информации непосредственно с КП соединений. При этом заметно вырос уровень профессионального мастерства. 39 офицеров и прапорщиков стали классными специалистами, из них 26 — специалистами 1-го и 2-го классов.

Была проделана большая работа по выполнению спецтребований, направленных на защиту от возможной утечки секретной информации за счет магнитных излучений. С этой целью были перенесены за пределы контролируемой зоны ВЦ магистральная радиолиния и воздушная линия электропередачи, установлены помехоподавляюшие фильтры в цепь первичного питания ВЦ, установлены канальные фильтры на входе и выходе информации и др.

Силами личного состава был установлен телекодовый абонентский пункт на ЗКП и станция индикации данных СИД-1000 на КП армии, позволявшая получать различные формы документов непосредственно из ЭВМ. Эта работа была проделана личным составом ВЦ первыми среди ВЦ объединений Ракетных войск, что способствовало дальнейшему внедрению средств ЭВТ в боевое управление.

В 1977-1978 годах были успешно проведены испытания технических и программных средств, обеспечивающих обмен информацией между ЭВМ ВЦ армии и ЦВЦ РВ, а затем и ВЦ ЗЦКП РВ. Вычислительный центр стал активно участвовать в проводимых КШТ и КШУ.

Еще в 1976-1977 гг. оперативным отделом совместно с офицерами ВЦ подполковником Южаниным Б.И., майором Сытенковым Э.В. и штаба были разработаны и решались следующие задачи для ЭВМ:

— сбор, отработка и выдача данных о потерях личного состава, основных видов вооружения, выхода из строя КП, ЗКП, ПКП ПДРЦ в ходе боевих действий (задача № 4342);

— выдача карты—схемы о состоянии элементов боевого порядка позиционного района соединения в ходе боевых действий (задача № 4342А);

— анализ и оценка работы КВ радиосредств;

— учет и анализ укомплектованности личным составом по ВУС;

— контроль выполнения приказов и директив. Успешно разработанные и проверенные в войсках армии задачи по анализу и оценке работы КВ радиосредств, а также задачи боевого управления № 4342 и № 4342А были рекомендованы для реализации в других объединениях РВСН.

К началу 1979 года в ВЦ поступило централизованным порядком одиннадцать задач для решения на ЭВМ в интересах боевого управления, контроля повседневной, боевой деятельности и обеспечения ракетной армии, кроме того, для этих же целей было разработано десять задач своими силами.

Использование ЭВМ вычислительного центра армии позволило облегчить проведение оперативных расчетов и улучшить методы управления войсками при решении задач всех видов боевого обеспечения, восстановления боеспособности, при подготовке и проведении последующих пусков ракет, в том числе с применением ПКП дивизий в условиях потери управления с основным КП.

Главным направлением деятельности личного состава вычислительного центра в 1979 году было обеспечение активного внедрения ЭВТ в деятельность штаба, отделов и служб управления. Этот год для вычислительного центра явился особым. Начиная с 1 августа, вычислительный центр перешел на круглосуточное дежурство. Это явилось важной ступенью, новым шагом в боевом совершенствовании, в становлении вычислительного центра, как одного из элементов системы боевого управления войсками. Была проделана большая работа по подготовке личного состава к заступлению на дежурство. Это — подбор состава смен, организация сдачи зачетов на допуск к несению дежурства, проведение дополнительных занятий и инструктажей, повышение индивидуальных знаний и навыков, разработка и оформление соответствующей документации.

К этому времени весь личный состав добился присвоения классной квалификации, причем 70% — повышенной классности, а прапорщику Григорченкову А.Г. была присвоена классная квалификация «Мастер».

В конце 1979 года — начале 1980 года в вычислительном центре армии впервые в Вооруженных Силах СССР были проведены войсковые испытания аппаратуры пространственного зашумления «Град», позволяющей резко ограничить возможную утечку секретной информации за счет электромагнитных излучений. Испытания закончились успешно и в апреле 1980 года аппаратура «Град» была принята в эксплуатацию.

Большая работа была проделана в дежурных сменах по организации партийно-политической работы и социалистическому соревнованию между сменами. В результате проделанной работы весь личный состав вычислительного центра выполнил свои социалистические обязательства, взятые в честь 20-летия Ракетных войск стратегического назначения. Восемь человек добились звания «Отличник боевой и политической подготовки» И двенадцать человек получили звание «Ударник коммунистического труда».

Среди лучших были отмечены офицеры и прапорщики Б.И. Южанин, В.М. Трубчанинов, В.Ф. Титарчук, В.В. Самсонкин. В.И. Фильченков, Ю.И. Михайлов, В.В. Зайцева, В.Н. Акимов, К.Н. Яковлев, А.Г. Григорченков и другие.

 

Практическая подготовка войск и оперативная подготовка звеньев боевого управления. В 1976-78 гг. оперативный отдел совместно с офицерами штаба приступил к разработке и внедрению в войска моделей боевых действий с возможной динамикой действий сторон и соответствующих алгоритмов боевого управления соединениями и частями, изучению командирами и штабами вероятного противника, его стратегических, оперативно-тактических ракетно-ядерных средств и средств общего назначения. Особое внимание в эти годы уделяется управлению организованным приведением соединений, частей и подразделений в готовность к ведению боевых действий: занятие боевых постов, подготовка сил и средств к выполнению боевых задач с БСП и ПБСП. Разработана методика и распределение функциональных обязанностей дежурных боевых смен пуска и дежурных боевых смен КП РП и рдн групповых ПУ при выполнении задач без усиления дежурных боевых смен.

На сборах группы командующего РА, куда были привлечены и командиры полков, подготовленных оперативным отделом и проведенных в апреле и октябре 1976 г., главное внимание было обращено на изучение основ советского военного искусства, повышение уровня профессионального мастерства и организаторских способностей руководящего состава. Заключительными этапами сборов явились проведение классно-групповых упражнения по теме: «Управление соединениями и частями при подготовке и ведении боевых действий в начальный период войны и при перерастании ее во всеобщую ракетно-ядерную войну».

Всем командирам, начальникам штабов и служб на сборах была показана организация параллельной работы, преимущество и оперативность этой системы и значение предварительно отдаваемых распоряжений при постановке задач с последующей выработкой и доведением окончательно принятых распоряжений.

По результатам оперативно-стратегического командно-штабного учения, проведенного Министром обороны СССР в июле 1977 года, в соответствующей июльской директиве Главнокомандующего было обращено особое внимание на вопросы боевого управления войсками, на повышение живучести и боеготовности войск, как в угрожаемый период, так и в ходе ведения войны обычными средствами поражения с перерастанием действий противника с применением оружия массового поражения.

Практические мероприятия по этой директиве отрабатывались в армии на учении с 29-й рд в ходе ее итоговой проверки комиссией Главнокомандующего РВ.

На 1-ом этапе учения (в угрожаемый период) отрабатывались мероприятия по скрытному повышению готовности дивизии к выполнению боевых задач с усилением охраны и обороны БСП, КП и УС, подготовки ПКП, отрядов и подразделений к выходу в полевые районы и маршрутов движения, по выводу ракетных дивизионов Р-12 на полевые стартовые позиции.

На 2-м этапе учения (в условиях ведения войны обычными средствами поражения) части дивизии переводились в полную боевую готовность (кроме наземных ПУ), проводились мероприятия по повышению живучести в условиях воздействия авиации и диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) противника с выводом боезапаса 2-го пуска (ракет, ГЧ, КРТ), ПКП, отрядов и материальных средств в полевые районы, с развертыванием лазарета рд и полковых медицинских пунктов (ПМП) в полевых районах, осуществлялся маневр ракетными дивизионами Р-12 со сменой полевых боевых стартовых позиций и использованием выжидательных районов.

На третьем этапе учения (в условиях ядерной войны) осуществлялся перевод групповых ПУ в 5-минутную боевую готовность, проводились пуски ракет немедленно, отрабатывались план-графики восстановления боевой готовности.

Это учение носило поучительный характер и поставило перед командованием и штабом армии принципиально новые вопросы боевого применения ракетных дивизионов Р-12Н, которые предстояло освоить войскам в последующем.

 

В августе 1977 года Главнокомандующий РВ провел опытное учение с 7-й рд по вопросам восстановления боевой готовности дивизии. Результаты учения привели к выводу о необходимости создания в дивизии в ходе подготовки к ведению боевых действий нескольких отрядов восстановления боевой готовности, формируемых из состава групп испытаний и регламента ПУ технической ракетной базы, и целесообразности их рассредоточенного размещения в полевом районе на расстоянии друг от друга не менее 5-8 км. По результатам этого учения управлением армии и командованием дивизии были отработаны соответствующие методики, определена необходимая техническая документация для отрядов восстановления боевой готовности и внесены изменения в боевые документы.

 

В августе этого же года подготовлена и. проведена 8-я военно-научная практическая конференция объединения по теме: «О борьбе военных кадров объединения за высокое качество и эффективность организаторской работы по повышению боевой готовности соединений и частей в свете требований решений XXV съезда КПСС». С докладами выступили командующий армией генерал-полковник Герчик К.В. и член Военного Совета — начальник политического отдела генерал-лейтенант Хренов С.М. В работе конференции приняли участие руководящий состав управления армии, командиры, начальники политических отделов, начальники штабов соединений и учебных центров, командиры ракетных полков и начальники ртб. В ходе конференции основное внимание было уделено практическому показу качественного решения задач, обсуждению и выработке приемлемых рекомендаций, решений по совершенствованию боевой готовности, наращиванию качественных показателей в боевой и политической подготовке. На конференции была подробно изучена и обсуждена разработанная оперативным отделом методика перехода на новую систему формирования и подготовки дежурных сил к заступлению на БД, организации и выполнения штатных функциональных обязанностей боевыми расчетами пуска и КП и организации их взаимодействия при выполнении боевых задач. Главная идея в новой системе организации БД состояла в принципе единства людей, смен, расчетов на командных пунктах (КП), узлах связи (УС), стартах, в дежурных сменах охраны и обороны от КП РА до рдн (сбатр) включительно.

Заключительным этапом конференции явилось окончательное обсуждение на пленарном заседании выработанных рекомендаций и предложений по вопросам борьбы за высокую эффективность организаторской работы и руководства по повышению качества боевой выучки, освоения оружия и боевой техники. Эти рекомендации явились основой для постановки конкретных задач командирам соединений и частей и разработке конкретного плана их реализации.

Непосредственному проведению конференции предшествовал большой подготовительный этап (до 3-х месяцев), в течение которого офицеры оперативного отдела: полковник Носков В.А., полковник Морозов И.Ф., подполковник Трифонов Ю.Ф., подполковник Копытов О.Д., подполковник Хомяков В.С., подполковник Давыдов П.С., подполковник Почечуев В.И., майор Анодин И.И., определили цели, задачи конференции, состав ее участников, порядок проведения, разработали план реализации рекомендаций и др. В результате такой кропотливой работы на конференции не было пассивных, каждый имел заранее определенную задачу, ее проработку и возможность внести свои рекомендации и предложения. Такой метод подготовки конференции, является наиболее практичным и целесообразным.

В 1976-1978 годах в армии поддерживается высокая интенсивность проведения командно-штабных (КШТ) и частно-штабных (ЧШТ) тренировок, продолжается совершенствование организации и методики проведения тактико-специальных учений (ТСУ), на которых создается сложная обстановка, приближенная к боевой. В 1976 году проведено 26 КШТ, в 1977 г. — 17, в 1978 г. — 20 командно-штабных тренировок КШТ, частных штабных тренировок в 1976 г. — 36, в 1977 г. — 26, в 1978 г. — 28 ЧШТ. Проведено по 7-10 выходов подвижных командных пунктов (ПКП) ракетных дивизий и отрядов в полевые районы. На учебные стартовые позиции (УСП) было выведено в 1976 году 20 дивизионов в полном составе, 544 стартовые батареи, в 1977 году — 21 рдн, в 1978 г. — 27 дивизионов и 346-й рп СПУ на ПУБСП.

В 1978-1979 годах в объединении повысилось качество отработки замыслов учений и тренировок. В основу их разработки положены рекомендации оперативного сбора Главного штаба РВ и требование Министра обороны СССР: «учить войска выполнению задач в самых трудных условиях, которые могут создаваться на войне». На учениях и тренировках в полном объеме отрабатываются вопросы управления соединениями, частями и подразделениями на всех этапах подготовки и ведения боевых действий (угрожаемый период, безъядерный период ведения боевых действий, подготовка к проведению 1-го пуска, восстановление боевой готовности и проведение последующих пусков ракет), практикуется передача управления с одного пункта на другой. В штабах соединений и объединения ведется учет конкретных показателей работы на учениях (ТСУ) и тренировках, на этой основе выявляются узкие места в работе штабов, боевых расчетов КП, УС и принимаются конкретные меры к их устранению.

В среднем в объединении за счет улучшения организации работ отделений на стартах и повышения натренированности номеров расчетов в выполнении операций боевого графика, внедрения средств механизации трудоемких работ, достигнуто сокращение временных нормативов:

— перевода из БГ постоянной в БГ повышенную на 20-30 минут;

— перевода из БГ постоянной в БГ полную на 20-35 минут;

— перевода из БГ повышенной в БГ полную на 5-10 минут;

— пуска из БГ постоянной на 10-30 минут;

— пуска из БГ повышенной на 5-10 минут.

В 1978 г. штабом и оперативным отделом армии особое внимание продолжало уделяться повышению роли штабов в повышении боевой готовности, улучшению организации боевого дежурства, решению вопросов, непосредственно влияющих на поддержание высокой готовности системы управления и пусковых установок, практической отработке в частях требований новых директив МО СССР Главнокомандующего РВ по боевым готовностям: постоянная — повышенная — военной опасности и полная, исследованию и практической отработке мероприятий по расширению боевых возможностей войск, повышению живучести соединений и частей.

В апреле 1978 г. штабом армии было подготовлено и проведено опытное учение с 49-й рд по действиям ракетной дивизии в условиях войны, начавшейся без применения ядерного оружия. Руководил учением командующий армией генерал-полковник Герчик К.В.

Учение проходило в 5 этапов:

На 1-м этапе — приведение рд в боевую готовность повышенную, отработка мероприятий по скрытному переводу частей и подразделений в высшие степени БГ, усиление дежурных смен, по подготовке отрядов и подразделений рд, рп к выходу в полевые районы, по усилению охраны и обороны позиционного района рд, а также вывод 50% рдн Р-12Н на ПБСП.

На 2-м этапе — приведение рд в БГ военной опасности с проведением мероприятий по скрытной подготовки дивизии к выполнению боевых задач: занятие всех пунктов управления боевыми расчетами, вывод ПЗКП рд, отрядов рд и рп с резервом боезапаса и материальных средств в полевые районы, дополнительный вывод 25% рдн Р-12Н на ПБСП и занятие исходного положения боевой готовности военной опасности.

На 3-м этапе — приведение рд в боевую готовность полную, несение боевого дежурства (БД) в условиях войны обычными средствами с проведением мероприятий по повышению живучести в условиях воздействия авиации и ДРГ противника, отработка действий частей и подразделений рд по борьбе с ДРГ, при налетах авиации с применением фугасных бомб, отравляющих и зажигательных веществ, смена ПБСП, приведение рп в максимальную готовность к пускам с занятием полной боевой готовности, управление частями дивизии с ПЗКП рд.

На 4-м этапе — отрабатывалась подготовка к пуску ракет Р-12 с переводом в 5-ти минутную боевую готовность и проведению условного пуска.

На 5-м этапе проводилась оценка состояния войск после ядерных ударов противника и мероприятия по восстановлению боеспособности рд с испол ьзованием имеющихся сил и средств дивизии, а также поставок ракетной техники из центра.

Выводы из результатов учения:

1. Боевые и технические возможности ракетных комплексов с групповыми пусковыми установками позволяют эффективно использовать их в различных вариантах складывающейся боевой обстановки, осуществляя маневр имеющимися силами и средствами.

2. В ходе учения проверена возможность использования отрядов обеспечения боевых действий (ООБД) в новом составе, способном подготовить полевую боевую стартовую позицию (ПБСП) к развертыванию дивизиона без личного состава стартовых отделений. Общее руководство ООБД возлагалось на заместителя командира дивизиона. Это позволило сократить время занятия боевой готовности стартовыми батареями на новой ПБСП.

3. Штатная численность ракетного полка, оснащенность его средствами боевого управления и связи, средствами транспортировки и обеспечения жизнедеятельности не обеспечивала одновременного вывода двух ракетных дивизионов (рдн) на ПБСП и отрядов — в полевые районы. Этот маневр дивизионами и отрядами должен осуществляться раздельно по времени с последовательным использованием необходимых сил и средств полка.

 

В этот период офицеры оперативного отдела армии во главе с начальником полковником Носковым В.А. и его заместителем полковником Морозовым И.Ф. ПОДПОЛКОВНИКИ Ермолаев В.Г., Кирин А.Г. с участием офицеров оперативных отделений соединений полковниками Михайловым В.Б., Стрекаловым, Селяниным Г.Н., Колпаковым В.А., подполковниками Третьяком И.Е., Терентьевым В.Т., майорами Ковалевым В.А., Морозом А.Л., Родичкиным В.А., Демкиным В.А. ведут большую работу по организации практической отработки во всех частях мероприятий по переводу в высшие боевые готовности, предусмотренных соответствующей директивой Главнокомандующего РВ 1977 года, и дежурство в них с учетом требований этой директивы.

Многие офицеры оперативного отдела армии, приобретя опыт работы в отделе, получили повышение по службе (подполковник Кирин А.Г. — дежурным офицером командного пункта армии, подполковник Царьков В.Г. — начальником оперативного отделения 23-й рд, подполковник Давыдов П.С. — старшим преподавателем академии им. Ф.Э. Дзержинского, подполковник Пушкарев В.П. —начальником специальной службы армии, майоры Громов В.Н. и Анодин И.И. — старшими офицерами служб штаба армии), а отдел пополнился лучшими офицерами из войск: подполковник Большаков В.В. (начальник штаба 41-го рп 7-й рд), майор Родичкин В.А. (с должности старшего офицера оперативного отделения 32-й рд), майор Ковальчук А.Г. (начальник штаба 1-го рдн 346-го рп 32-й рд), капитан Быцюк О.И. (с должности оперативного дежурного 24-й рд), капитан Чепиков В.М. (зам. начальника ОПД 44-го рп 31-й рд).

Оперативный отдел в составе начальника полковника Носкова В.А., его заместителя полковника Морозова И.Ф. и офицеров подполковников Ильина С.М., Ермолаева В.Г., Кузнецова Г.П., Холода В.Н., Большакова В.В., майоров Алферова Н.А. Шатохина Е.Н., Родичкина В.А., Ковальчука А.Г., Быцюка О.И. и капитана Чепикова В.М., руководствуясь задачами, поставленными Министром обороны СССР в приказе на 1978 год, и организационными указаниями Главнокомандующего РВСН на 1979 и 1980 гг., активно работал над накоплением опыта боевого применения полков РСД-10 в различных условиях начала и ведения войны, над совершенствованием организации боевого дежурства, по отработке мероприятий по расширению боевых возможностей войск, повышению живучести соединений и частей, повышению роли штабов в обеспечении боевой готовности.

 

Накопление опыта боевого применения подвижного ракетного комплекса «Пионер». В 1978 году в армии ведется интенсивная работа по накоплению опыта боевого применения подвижного ракетного комплекса «Пионер» 346-го рп, заступившего на боевое дежурство 13 декабря 1977 года, организации и несения боевого дежурства в звене дивизион-полк, освоение его боевых и технических характеристик. С начала года начинают проводиться плановые тактико-специальные занятия и учения дивизионов полка внутри боевой стартовой позиции полка, для чего на БСП создается маршрут для перемещения дивизионной колонны и площадки для развертывания пусковых установок и остальных боевых агрегатов дивизионов. Одновременно ведется напряженная работа по созданию позиционного района полка, выбираются полевые стартовые позиции для каждого дивизиона, готовятся маршруты перемещения.

Ветеран 32-й рд генерал-лейтенант В.Ф. Лата пишет34: «... Имевшиеся учебные и боевые позиции для выхода ракетных дивизионов совершенно не удовлетворяли требованиям для нового ракетного комплекса. А если говорить откровенно, то и новые требования только-только зарождались в головах операторов Главного штаба. Тогда еще не было принципов и способов боевого применения РК «Пионер». Они зарождались и совершенствовались в процессе постановки полков на боевое дежурство. Поэтому полевые позиции пришлось выбирать по несколько раз.

Идеологом в разработке способов боевого применения нового ракетного комплекса в Главном штабе был заместитель начальника 2-го направления Оперативного управления, полковник Сальницкий И.Т., участник ВОВ, один из первых командиров ракетных полков. Его очень хорошо знали в ракетных дивизиях и полках, он держал под личным контролем выбор полевых позиций.

В дивизии за выбор полевых позиций отвечал заместитель командира дивизии полковник Шаварин В.Я. Он являлся председателем комиссии, в состав которой входили:

— начальник оперативного отделения дивизии (заместитель председателя);

— заместитель начальника службы ракетного вооружения;

— начальник инженерной службы;

— начальник связи;

— начальник службы КП и АГО;

— начальник штаба соответствующего полка.

Работа по выбору полевых боевых стартовых позиций, а затем и подготовка маршрутов к ним требовали титанического труда. Выбирая полевые позиции, члены комиссии должны были практически пешком обойти вдоль и поперек целые области — Минскую, Витебскую, Гомельскую и Литовскую ССР.

Владимир Яковлевич лично обучал командиров полков и начальников штабов. На этапе перевооружения дивизии он не менее 200 дней в год проводил в позиционных районах полков и занимался выбором ПБСП. Мне пришлось с ним освоить не одну тысячу километров за рулем УАЗ-469 и не одну сотню километров пройти по лесу пешком. Это была и сложная и, в то же время, интересная работа. В позиционном районе 200 х 200 км мы знали местное население, все колхозные хозяйства и их руководителей, состояние дорог и мостов, маскировочные емкости лесных массивов. Руководители местных органов власти и хозяйств Белоруссии считали наши задачи и проблемы как свои и всегда старались по мере возможности нам помочь. Такого доброжелательного отношения, как в Белоруссии, наши ракетные дивизии не встречали ни в одном регионе, даже на Украине.

Очередной тяжелой, задачей, которая также впервые встала перед нами, была оценка грузоподъемности мостов. Грузы весом в 90 т не только в РВСН, но и в Министерстве обороны СССР по шоссейным дорогам и мостам до этого не перемещали. Крупногабаритную технику в РВСН при постановке полков МКР перемещали, но это не было заботой командиров, этим занимались в основном военные строители. Нам впервые вплотную пришлось заняться проблемой оценки грузоподъемности уже существующих мостов. Это была кропотливая работа инженерной службы с местными руководителями организаций, эксплуатирующих мосты. Грузоподъемность моста при строительстве определялась статической нагрузкой на него. Причем для своей личной гарантии главный инженер проекта (ГИИ) эту проектную нагрузку снижал еще на несколько тонн. Вот эта нагрузка ориентировочно и являлась показателем грузоподъемности вновь построенного моста. В дальнейшем эксплуатационные службы в зависимости от срока эксплуатации моста и от наличия повреждений в период эксплуатации эту грузоподъемность, опять же на глазок, по интуиции сокращали.

Работу по оценке грузоподъемности мостов проводила инженерная служба дивизии, возглавляемая подполковником Кокиным Г.С., совместно с инженерной службой РВСН, которую возглавлял полковник, а затем и генерал-майор Спиридонов В.И. Для проверки мостов использовались грузомакеты на базе МАЗ-543, а также созданная в РВСН лаборатория. На первый взгляд это могла быть обычная работа, но реально это не так. Это была исключительно ответственная и достаточно опасная работа. Не просто было посылать на мост с ограничением 50 или 60 т грузомакет весом 90 тонн, в котором за рулем сидит водитель и старший машины, у которых дома остались жены и дети. Более того, эти испытания не были узаконены правительством СССР, и вся вина за возможную поломку моста и перекрытие трассы, порой государственного значения, легла бы на нас. На большинство мостов на маршрутах выхода не имелось документации, а значительная часть могла нести нагрузку, не превышающую 20 тонн.

Существо проблемы заключалась также в том, что необходимо было заменить десятки мостов, оборудовать дороги и съезды на маршрутах боевого патрулирования, которые не были предусмотрены под такую нагрузку и габариты, как СПУ. Эта задача легла на плечи инженерной службы дивизии, которая успешно решила не только эту проблему, но и оборудовала несколько сот километров маршрутов выхода ракетных полков и сотни боевых позиций ракетных дивизионов. Подготовку маршрутов движения к ПБСП осуществляли инженерно-саперные взводы ракетных полков, а с формированием отдельного инженерно-саперного батальона и его личный состав. Не менее сложной оказалось задача поднятия линий электропередач на маршрутах выхода ракетных полков и дивизионов на ПУБСП и ПБСП. По ГОСТ их высота должна быть не менее 5,5 метра, но, к сожалению, практически во всех деревнях они были на высоте не более 3 — 4 метров. Очень сложно сегодня оценить тот объем работы. Сотни сел и деревень находились на маршрутах, десятки линий в каждом из них необходимо было поднимать. Работа выполнялась под легендой, в гражданской одежде, специальной группой офицеров и прапорщиков. Возглавлял эту работу в дивизии энергетик дивизии майор Лисовецкий В.С. Необходимо заметить, что служба главного инженера дивизии полковника Завистовского Э.С. и трб дивизии с этой задачей справилась успешно и в установленные сроки.

Справедливости ради, необходимо отметить исключительно важную и крайне необходимую работу, которая выполнялась геодезическими взводами по привязке ПБСП. Имевшаяся на то время топографическая информация не удовлетворяла требованиям для нового РК «Пионер». Поэтому, прежде чем привязывать ПБСП, необходимо было нарастить возможности топографической сети. Геодезические взвода несколько месяцев выполняли эту задачу, без семей, на сухом пайке, в полевых условиях.

Разработка документов планов боевого применения ракетных полков не менее важная и ответственная задача, которая тогда стояла перед дивизией. Эта задача выполнялась под непосредственным руководство начальника штаба полковника Барышева В.И., начальника и заместителя начальника оперативного отделения дивизии полковника Коловетова И.И. и подполковника Третьяка И.Е., начальника ОПД дивизии. Это был самый напряженный и ответственный участок работы дивизии. Без разработанных с должным качеством документов, без ввода боевых задач в СПУ полк даже теоретически не мог заступить на боевое дежурство. Ошибки в решении этой задачи полностью исключались. Такие объем и ответственность потребовали круглосуточной работы штабов ракетных полков дивизии и самоотверженности офицеров, и, прежде всего, начальников штабов дивизионов, которые в своем большинстве не имели достаточного опыта штабной работы.

Полагаю необходимым еще раз обратить внимание, что первым в дивизии и вторым в РВСН на боевое дежурство заступил 346-й ракетный полк, который одновременно стал школой подготовки для личного состава остальных ракетных полков, который принимал участие в постановке полка на боевое дежурство и оказывал помощь в решении отдельных задач...»

Для решении этих задач были привлечены дополнительные силы и средства не только дивизии, но и армии. Это позволило уже в середине 1978 года начать проведение ТСЗ и ТСУ с выходом дивизионов, а затем и всего полка за пределы БСП на маршруты движения с занятием ПУБСП и организацией на них боевого дежурства. Начинается практическая отработка приемов и способов боевого управления, организации связи, боевого обеспечения на марше, разведки, охраны и обороны колонн и боевых стартовых позиций, маскировки, всех видов обеспечения, организации длительного несения боевого дежурства в полевых условиях.

Значение этого периода трудно переоценить, начиналась закладка основ боевого применения ракетных частей с подвижными грунтовыми ракетными комплексами (ПГРК) и дивизии в целом.

Последовательная очередность постановки ракетных полков 32-й ракетной дивизии на боевое дежурство позволяла использовать накапливаемый опыт и проводить заблаговременно, с упреждением необходимые мероприятия по освоению новой ракетной техники, по подготовке к несению боевого дежурства, созданию учебно-материальной базы, разработки боевых документов, выбору и подготовки позиционных районов полков и др. Все это обеспечивало высокую динамику становления ракетной дивизии. Для этого многие офицеры и должностные лица последующих полков непосредственно участвовали в полевых поездках по выбору ПУБСП дивизионов и ПБСП ПКП, в разработке документации, подготовке новой учебно-материальной базы, проведении учений, приобретая необходимые знания и опыт.

Отрабатывая вопросы боевого управления, с 10 по 13 января 1978 года впервые проведен выход всего 346-го ракетного полка (командир подполковник Потапов Е.С., начальник штаба подполковник Мандик С.В.) на полевую учебно-боевую стартовую позицию (без пусковых установок). А уже в мае этого же года полк в полном составе, с пусковыми установками был выведен на ПУБСП, где было организовано несение боевого дежурства. Этим самым был сделан первый шаг в реализации главного качества ПГРК — мобильности, а несение боевого дежурства в полевых условиях стало неотъемлемым свойством создаваемой ракетной группировки.

27 октября 1978 года после переподготовки на 4-м Государственном центральном полигоне и приема техники заступил на боевое дежурство 428-й рп (командир подполковник Чеботарев А.А., г. Сморгонь). В этот же день в дивизии заступили на боевое дежурство 597-я техническая ракетная база (трб) (командир подполковник Костюченко В.Л.) и отдельная группа регламента средств боевого управления и связи (огрсс). Тем самым были заложены основы поддержания подвижных ракетных комплексов и средств боевого управления и связи в готовности к боевому применению.

В июне 1979 года командующим армией назначается генерал-лейтенант Яшин Юрий Алексеевич. Интенсивность подготовки войск еще более возрастает. Повышается уровень требовательности ко всем звеньям управления, придается динамизм процессам овладения новой ракетной техникой, изыскания способов повышения живучести ракетных комплексов, освоения широкого маневра ракетными полками и дивизионами. К исследованию вопросов боевого применения ракетных комплексов «Пионер» на Западном ТВД подключается Главный штаб РВСН, НИИ-4, ВВУЗы РВСН.

В ноябре 1979 года с целью более подробного ознакомления с боевой эксплуатацией ПГРК «Пионер» 32-ю рд посещает президент Академии наук СССР академик Александров А.П.

 

Верховное Главнокомандование в этот период уделяет особое внимание развертыванию мобильной ракетной группировки на Западном театре военных действий, практической оценке ее стратегических возможностей. В мае 1979 года Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Д.Ф.Устинов и Начальник Главного политического управления СА и ВМФ генерал армии А.А. Епишев с группой офицеров Генерального штаба прибывают в 32-ю ракетную дивизию и принимают участие в учебно-методическом сборе руководящего состава РВСН, а также в большом опытно-исследовательском учении, проходившем в период с 29 мая по б июня, которым руководил Главнокомандующий РВ генерал армии В.Ф. Толубко. Всего присутствовало 230 генералов и офицеров. На учении отрабатывались боевые действия ракетной дивизии в условиях войны, начавшейся с применением обычных средств поражения. Основные цели учения:

1. Проверить принятую систему боевого управления в дивизии с самоходными пусковыми установками и практическую слаженность всех звеньев управления.

2. Определить возможности и готовность дежурных смен полка к выполнению задач, связанных с маневрированием ракетного полка в позиционном районе дивизии.

3. Проверить уровень подготовки боевых расчетов пуска, КП и ПКП рп.

4. Отработать мероприятия по повышению скрытности совершения марша на полевые учебно-боевые стартовые позиции.

5. Отработать вопросы повышения эффективности и надежности охраны и обороны дивизионов, ПКП и подразделений, выводимых в полевой район, на марше и полевых позициях.

На учения привлекались 346-й рп (командир подполковник Потапов Е.С., начальник штаба — подполковник Мандик С.В.), 428-й рп (командир подполковник Чеботарев А.А., начальник штаба — майор Салычиц А.И.), части и подразделения управления 32-й рд.

В целом поставленные учебные цели опытного учения были в основном выполнены.

Учение и показные занятия, проведенные в ходе сбора, явились большой практической школой, и способствовали повышению уровня подготовки руководящих кадров. Учение также подтвердило возможность за срок 10-12 дней интенсивной тренировки и совершения 100-120 км марша добиться необходимой полевой выучки личного состава.

Главнокомандующий РВСН генерал армии В.Ф. Толубко в своем выступлении на разборе результатов учения выразил благодарность Военному Совету 50-й РА за большую и плодотворную работу, обеспечившую качественное проведение учения и сборов, и признательность всему личному составу, принимавшему участие в опытном учении. Он особо отметил старание всех солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров, их трудолюбие при выполнении поставленных задач, высокую дисциплину и поддержание порядка. Всему личному составу 1-го и 3-го дивизионов 346-го ракетного полка он объявил благодарность. Вместе с тем, привлек внимание к имевшему место случаю невыполнения учебно-боевой задачи 2-м дивизионом 346-го рп (командир рдн капитан Кирпичников В.Ф.), который не вышел в назначенный ему район переправы из-за неопытности, нерешительности и слабой подготовки командования дивизиона.

В подготовке и проведении опытного учения и сборов проявили творчество и инициативу генералы и офицеры управления объединения: командующий генерал-лейтенант Ю.А. Яшин, генерал-майор Куринной И.И., генерал-майор А.П. Волков, генерал-майор Ю.А. Жуков, генерал-майор Н.А. Жуков, генерал-майор А.С. Лапшин, полковник Г.Б. Воронин, полковник В.А. Носков, полковник И.Ф. Морозов, майор В.Н. Холод, майор Г.П. Кузнецов, майор В.А. Родичкин и другие офицеры, а также начальники отделов и служб объединения.

В июле 1979 года на боевое дежурство становится 402-й рп (командир полковник Куликовский И.Ю., пос. Ветрино). В это же время в дивизии, после завершения формирования и получения техники, ставится на боевое дежурство 206-я отдельная вертолетная эскадрилья с базированием в г. Поставы (командир подполковник Г.Г. Тимофеев).

А всего через месяц после заступления 402-го рп на боевое дежурство, в конце августа 1979 года командование армии провело с ним опытное тактико-специальное учение по действиям ракетного полка при подготовке и проведении пуска ракет с полевых позиций. Руководил учением заместитель командующего армией по боевой подготовке генерал-майор А.С. Лапшин. Офицеры оперативного отдела полковник И.Ф. Морозов, подполковник В.Г. Царьков, майор В.А. Родичкин приняли активное участие в разработке документации, подготовке и проведении учения. Его проведение подтвердило необходимость дальнейшей отработки способов боевого применения СПУ с целью максимального использования боевых возможностей ракетного комплекса.

После переподготовки на 4-м государственном центральном полигоне и приема ракетной техники 12 сентября 1979 года на боевое дежурство с РК «Пионер» заступает очередной — 249-й рп (командир — подполковник И.Н. Лыга, г. Полоцк).

В 1979 году штабом армии проведено 8 тактико-специальных учений с ракетными дивизиями, а также две командно-штабных тренировки с участием управлений дивизий и полков, проведен вывод на полевые боевые стартовые позиции (ПБСП) 36 ракетных дивизионов, 152 стартовых батарей с ракетами Р-12. В течение года на ПУБСП выводилось 100% дивизионов РСД-10 и все ПКП полков СПУ.

 

* * *

 

В 1980 году продолжается интенсивная работа по совершенствованию боевой готовности соединений и частей, их способности выполнить поставленные задачи в любых условиях начала и ведения войны, проводится серия учений в ходе итоговых и внезапных проверок боевой готовности, опытно-исследовательских тактико-специальных учении, КШУ и КШТ по управлению войсками, частных штабных и других тренировок, проводимых главнокомандующим РВСН, командующим армией, командирами соединений и частей35.

В результате значительно улучшилась подготовка штабов всех степеней по руководству соединениями, частями и подразделениями при подготовке и ведении боевых действий в сложных условиях обстановки.

Январь 1980 года начинается с итоговой проверки армии комиссией ГК РВ с проведением напряженного командно-штабного учения по управлению войсками армии при. проведении ответного ракетно-ядерного удара из боевой Готовности военной опасности, восстановление боеспособности войск армии для проведения последующих пусков ракет.

Основной отличительной особенностью учения являлась высокая насыщенность практическими действиями войск при отработке учебных задач. В ходе учения выводились на полевые позиции и неоднократно перемещались два полка СПУ 32-й рд (346-й и 428-й рп, командиры подполковники Потапов Е.С. и Куранков Н.В.); два дивизиона Р-12Н 40-й рд (1-й рдн 303-го рп, г. Кингисепп, командир подполковник Гнездилов В.И. и 1-й рдн 647-го рп, г. Остров, командир подполковник Калашников В.М.), части и подразделения специальных войск и тыла с боезапасом ракет, ГЧ, КП, ПЗКП; авиационные части; производилась разгрузка ракет поступающих из арсеналов. Выводы по результатам итоговой проверки и учения: проверенные соединения и части боеготовы и способны выполнять поставленные им боевые задачи, планы боевых действий в основном реальны и выполняются.

В марте подобное 4-х суточное учение было проведено с 23-й рд в полном составе, что позволило командирам и штабам представить в полном объеме сложность и напряженность действий частей и подразделений на всех этапах учения и оценить их готовность к выполнению боевых задач в комплексе.

В ходе учения отрабатывались задачи управления на ступень выше штатной, КП рд принимал управление войсками армии. Для организации разведки состояния частей и подразделений и восстановления боевого управления использовались самолеты ОСАЭ армии.

Учение повысило уровень оперативно-тактической подготовки руководящего состава дивизии, определило направление работы командиров, штабов и служб дивизии и ракетных полков по совершенствованию боевой и мобилизационной готовности, дальнейшему повышению надежности боевого управлении.

Принципиально новые вопросы боевого применения, отрабатывавшиеся в 1980 году соединениями и частями:

— прием боезапаса подаваемого из Центра (арсеналов) с реальной выгрузкой и доставкой его в войска (в 32-й и 40-й рд);

— подготовка СПУ к последующему пуску с использованием учебно-тренировочной ракеты (в 32-й од);

— маневр полка с СПУ с совершением 160 км марша транспортно-перегрузочного агрегата с учебно-тренировочной ракетой (в 32-й рд);

— отмобилизование формирований военного времени, с реальным призывом приписного состава и техники из народного хозяйства (в 32-й, 40-й и 23-й рд);

— участие 23-й рд на учении в полном составе и управление войсками армии с ее командного пункта.

Руководящий состав армии, командиры и штабы в 1980 году показали возросшую способность управлять войсками как при переводе их с мирного на военное положение, так и в условиях начавшегося ядерного нападения противника.

В 1980 году значительно повысился уровень освоения способов и особенностей управления полками и дивизионами СПУ, а также средств боевого управления и связи. Применение этих средств стало более гибким с учетом условий местности, расстоянии и особенностей размещения ракетных дивизионов и ПКП на полевых позициях. Практически отработаны различные варианты перемещения дивизионов ПКП и СПУ.

Работа по совершенствованию боевого управления войсками идет в направлении повышения его устойчивости и живучести, комплексного использования автоматизированных систем управления и электронно-вычислительной техники в безъядерный период, эффективного использования радиосредств после ядерного воздействия противника.

С целью повышения надежности боевого управления в армии создается оперативная группа из генералов и офицеров штаба, управлений, отделов и служб, направляемая в войска для контроля выполнения боевых распоряжений командующего и плана боевых действий, оказания помощи в более эффективном решении задач, способная в случае выхода из строя КП и ЗКП РА принять управления армией на себя.

В течение года были последовательно проведены учения с остальными ракетными дивизиями, а также опытные тактико-специальные учения с ракетными полками: с 44-м рп 31-й рд, (командир подполковник Прокопович, г. Малорита), с 346-м и 428-м рп 32-й рд, (командиры подполковники Потапов В.С. и Куранков Н.В.) с длительным несением боевого дежурства на полевых учебно-боевых стартовых позициях (ПУБСП) с задачей определить временные нормативы по выводу полков на полевые учебные боевые стартовые позиции (ПУБСП), при их смене и выходом на полевые боевые стартовые позиции (ПБСП) с переводом в высшие степени боевой готовности.

При этом исследовались также возможности и порядок организации, планирования и проведения боевой и политической подготовки в ходе длительного несения боевого дежурства на ПУБСП. В ходе этих учений накапливался опыт проведения мероприятий по скрытому управлению вывода полка на ПУБСП, их смены, эффективности маскировки на полевых позициях, по организации и усилению боевого охранения рдн и ПКП полка на марше, их охраны и обороны на ПУБСП, по организации взаимодействия дежурных сил рдн и ПКП полка с дежурной технической сменой дивизии другими частями и подразделениями дивизии при проведении регламентов и устранении неисправностей на технике в полевых условиях. Исследовались вопросы обеспечения боевых действий на полевых позициях в зимних условиях. Определялся оптимальный состав дежурных сил рдн и ПКП полка при несении БД на ПУБСП.

Эти учения тщательно готовилось штабами армии и дивизий, отрабатывался план их проведения, учебно-боевые документы, план мероприятий по противодействию иностранным техническим разведкам, планы проигрыша вводных, имитации действий противника, обеспечения мер безопасности.

Перед началом учения были проведены проверки готовности к тактико-специальному учению личного состава полков, состояние вооружения; техники, средств боевого управления и связи.

На учении с 428-м рп к контролю эффективности мероприятий по противодействию технической разведки привлекался узел комплексного технического контроля (УКТК), вертолеты ОВЭ 32-й дивизии, самолеты-лаборатории ВИКИ имени А.Ф. Можайского. Учебные цели тактико-специальных учений в основном были выполнены. Учения показали, что к командирам и штабам необходимо предъявлять более высокую требовательность к улучшению планирования боевых действий, совершенствования боевой выучки и боевого слаживания частей и подразделений.

В сентябре 1980 года в 32-й рд и с привлечением 346-го рп проведено опытное тактико-специальное учение по радиоэлектронному прикрытию дивизии. Руководил учением генерал-майор Молоненков К.И.

Штабом армии уделяется внимание тщательной подготовке командно-штабных тренировок. Две из них, продолжительностью двое с лишним суток, с реальным выводом ракетных дивизионов СПУ и Р-12Н на полевые позиции, способствовали повышению оперативно-тактической подготовки командиров, штабов и служб, совершенствованию методики оценки состояния войск после РЯУ противника, повышению боевой выучки боевых расчетов КП и дали практику управления войсками, передаче управления с основных на запасные пункты управления. Боевые расчеты показали достаточную слаженность в работе, оперативность в представлении докладов и донесений, знание своих функциональных обязанностей на боевых постах.

На одном из оперативных сборов была разработана и проведена военная игра на макете местности, которая оставила определенный след в практике проведения занятий по оперативной подготовке. Это позволяло создать любую обстановку при ведении боевых действий в ходе обычной и ядерной войны и вырабатывать более конкретные решения при управлении в звене ракетный дивизион — дивизия. Проведение таких военных игр, с использованием макета местности, значительно повысило уровень и качество подготовки командиров, штабов и начальников служб по овладению способами боевого применения ракетной дивизии (ОС, СПУ, дивизионов Р-12Н) и методикой подготовки и ведения боевых действий. При разработке такой игры отличились офицеры оперативного отдела полковник Носков В.А.,. подполковники Ильин С.М., Ермолаев В.Г., Кузнецов Г.П.. майоры Алферов Н.А. и Шатохин Е.А.

В 1980 году практически отработано взаимодействие с другими видами Вооруженных Сил по непосредственному прикрытию позиционных районов соединений и частей, оповещению о воздушном противнике, ядерных ударах, радиоактивном, химическом и биологическом заражении местности, борьбы с воздушными и диверсионно-разведывательными группами противника.

Определенную роль в повышении эффективности и качества работы командиров, штабов, политорганов и служб по совершенствованию управления войсками в ходе подготовки и ведения боевых действий сыграла 9-я научно-практическая конференция, которая была проведена в сентябре 1980 г.

Участники конференции заслушали доклады командующего объединением генерал-лейтенанта Яшина Ю.А., начальника штаба объединения генерал-майора Волкова А.П. и первого заместителя начальника политического отдела объединения полковника Линкина И.А.

Материалы конференции были обобщены оперативным отделом и высланы в соединения.

Постановкой на боевое дежурство 25 декабря 1980 года 835-го рп (командир подполковник Куценко Н.И., начальник штаба подполковник Макаров В.И., г. Сморгонь) завершается перевооружение 32-й рд.

По уровню подготовки в лучшую сторону среди оперативных отделений соединений отмечается 7-я рд (начальник оперативного отделения подполковник Борисов А.В.), 24-я рд (начальник оперативного отделения полковник Худяков А.А.) и 32-я рд (начальник оперативного отделения подполковник Третьяк И.Е.).

Таким образом, к началу 80-х годов в армии была создана основа для совершенствования боевого применения подвижных грунтовых ракетных комплексов, поднялись на качественно новую ступень боевые возможности армии и уровень боевой готовности соединений и частей, что было связано, прежде всего, с освоением новых ракетных комплексов, развитием идеологии их применения и возросшим мастерством личного состава войск армии. Повысилась полевая выучка и маршевая подготовка, организация боевого управления на марше и при выполнении боевых задач с полевых боевых стартовых позиций.

50-я ракетная армия вступает в наиболее ответственный для нее и насыщенный событиями период первой половины 80-х годов.

Интенсивность проверок ракетных дивизий командующим армией и проведения с ними учений в первой полугодии 1981 года не спадает. На них с каждым разом отрабатываются разнообразные модели действий и боевого управления соединениями и частями в начальный период войны, все новые и новые практические задачи и вопросы: проведение мобилизационных мероприятий в полном объеме и использование формирований военного времени для ликвидации последствий применения ОМП; организация взаимодействия с силами и средствами военного округа по противодесантной и противовоздушной обороне ракетной дивизии; управление с различных пунктов управления армии и дивизий, в том числе на ступень выше штатной; переброска ракетного полка на значительные расстояния в новый позиционный район и проведение пусков ракет с вновь подготовленных полевых позиций за счет резерва боезапаса; восстановления боевой готовности и др.

В это время командующим армией проведена серия дивизионных учений с 31-й рд (г. Пружаны), 24-й рд (г. Гвардейск), 29-й рд (г. Шяуляй) и 40-й рд (г. Остров). В ходе этих учений командиры и штабы показали возросшую способность управлять частями и подразделениями как при переводе их с мирного на военное положение, так и в условиях начавшегося обмена ядерными ударами. Положительно решены вопросы работы со стартовыми батареями по радио, усиления оперативными группами пунктов управления, взявших управление на ступень выше штатной, возросла выучка боевых расчетов КП и оперативных групп к управлению на ступень выше.

В мае 1981 года, в связи с назначением генерал-лейтенанта Яшина Ю.А. первым заместителем главнокомандующего РВСН, в командование 50-й РА вступает генерал-лейтенант Котловцев Н.Н., до этого командовавший 53-й ракетной армией (г. Чита) в течение семи лет. Назначение такого опытного командарма на эту должность, по-видимому, имело особый смысл, подчеркивая, тем самым, важное значение, которое придавалось в то время Верховным Главнокомандованием развитию ракетной группировки РВСН на Западном ТВД и стоящим перед нею стратегическим задачам. В это время 50-я ракетная армия ведет интенсивную подготовку к масштабному стратегическому командно-штабному учению министра обороны СССР Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова «Запад-81».

Период командования генералом Н.Н. Котловцевым 50-й РА так описывается в книге «Военачальники РВСН»36: « В мае 1981 года генерал-лейтенант Н.Н. Котловцев был назначен командующим 50-й ракетной армией. Это самое крупное объединение в РВСН с разнообразными БРК, от новейших до весьма устаревших, от шахтных ОС до РСД Р-12 наземного варианта. Армия имела в своем составе девять ракетных дивизий, два учебных центра, дислоцировалась на территории Белоруссии, Прибалтийских республик, Смоленской, Новгородской, Калининской и Калининградской областей. Управление армии поддерживало деловой контакт с руководством и штабами Московского, Ленинградского, Белорусского и Прибалтийского военных округов.

Командование армии: член военного совета генерал-майор И.И. Куринной, первый заместитель генерал-майор Ю.А. Жуков, начальник штаба генерал-майор А.П. Волков, заместитель по боевой подготовке генерал-майор В.В. Субботин, заместитель по РВО полковник В.А. Прокопеня, заместитель по тылу генерал-майор Н.И. Кириленко.

Дивизиями командовали: дивизией ОС — генерал-майор Е.С. Иванов, дивизиями РСД-10 генералы В.А. Муравьев, В.Я. Шаварин, дивизиями с БРК — РСД Р-12 генералы С.Н. Ермак, Г.Ф. Ерисковский, И.Л. Шаталов, полковники Б.И. Журавлев, Г.М. Поленков, Б.И. Кондрашов; начальники учебных центров: генерал-майор А.С. Максимов и полковник Г.Б. Воронич.

В армии была напряженная обстановка, и весь армейский аппарат работал с перегрузками. Они создавались за счет большого количества мероприятий, которые нужно было своевременно подготовить и провести в одиннадцати соединениях.

Это обязывало военный совет, командование, управления и службы армии постоянно совершенствовать свою организаторскую и политико-воспитательную работу в войсках, максимально конкретизировать стиль работы по качественному влиянию на систему боевого дежурства, организацию и проведение регламентов, боевую и политическую подготовку личного состава, укрепление воинской дисциплины и наведение и поддержание порядка в соединениях и частях армии. В связи с этим командарм настойчиво требовал повседневно анализировать сделанное и совершенствовать стиль и методы работы, добиваясь глубокой проработки и продуманности вопросов качественной подготовки и проведения запланированных мероприятий, направленных на совершенствование боевой выучки и боевой готовности соединений и частей.

Войска армии систематически подвергались проверкам комиссий главкома, министра обороны и всегда получали положительные оценки, хотя это было очень трудно. Лучшими соединениями являлись дивизии, которыми командовали генералы В.П. Храмченков (сменивший Иванова), В.А. Муравьев (ныне генерал-полковник, заместитель главкома), В.Я. Шаварин, С.Н. Ермак.

В связи с тем, что армия дислоцировалась на Западном ТВЦ она часто привлекалась на оперативно-стратегические учения, проводимые министром обороны, Генеральным штабом и главкомом РВСН. Так, в ходе стратегического учения Запад-81, на котором присутствовал руководящий состав Министерства обороны, командующие военными округами и руководящий состав армий стран Варшавского договора, был показан подвижный БРК — РСД-10 на марше и на боевой позиции, где была проведена имитация пуска. Но всех участников это произвело огромное впечатление и значительно повысило авторитет РВСН. Министр обороны Д. Ф. Устинов тепло поблагодарил всех участников этого замечательного показа.

Много разных мероприятий пришлось проводить армии, в том числе опытные учения по оперативной маскировке элементов боевого порядка ракетной дивизии с подвижным комплексом РСД-10 а также по радиоэлектронной борьбе. В ходе учений фронтовой разведчик СУ-24У не мог найти пусковые установки и сфотографировать их. Это говорило о том, что ракетная дивизия располагает эффективными средствами и способами маскировки. На учениях командующего армией заслушивали начальник Генерального штаба маршал Н.В. Огарков, министр обороны Д.Ф. Устинов, и Н.Н. Котловцев неизменно получал высокие оценки. Как хорошо зарекомендовавшего себя в выполнении поставленных задач во многих ответственных ракетных делах после успешного одиннадцатилетнего командования двумя ракетными армиями на важнейших стратегических направлениях, учитывая весьма эффективные организаторские способности в обучении и воспитании войск, хорошее знание ракетного дела, генерал-полковника Н.Н. Котловцева назначили в ноябре 1985 года начальником прославленной Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского.».

 

Большой практический опыт нового командующего позволил ему не только быстро врасти в обстановку в армии, но и сходу включиться в подготовку ее соединений и частей к этому важному учению. С этой целью в конце июня в 32-й рд (г. Поставы) проведено опытно-исследовательское учение по накоплению опыта организации длительного несения боевого дежурства полками дивизии на полевых боевых позициях в боевой готовности полной с нанесением ответно-встречного удара и проведением последующих пусков ракет. На учение привлекались боевые расчеты КП, ПЗКП, ВзПУ рд, 249-й (г. Полоцк), 346-й (г. Поставы), 428-й и 835-й рп (Г. Сморгонь), управление рп с частями специальных войск и тыла. При этом совершалось четыре маневра одного из полков по смене полевых боевых позиций, развертывалась полевая техническая позиция трб, отрабатывались вопросы перезарядки пусковых установок и другие мероприятия ракетно-ядерного, технического и тылового обеспечения. На учении было задействовано свыше 4 тыс. человек и 650 единиц техники. Оно позволило отработать целый ряд задач по дальнейшему совершенствованию способов боевого применения полков СПУ и получить практический опыт организации тактико-специальной подготовки частей и подразделений, боевого слаживания расчетов, смен и подразделений; подготовки дежурных сил при длительном несении боевого дежурства в высших степенях боевой готовности, изысканию рациональной схемы взаимодействия рп (рдн) с дежурной технической сменой трб по устранению неисправностей, а также при несостоявшемся пуске, обеспечению скрытия мест расположения боевого порядка рдн путем комплексного применения средств маскировки, создания ложных позиций и задымления, обеспечения боевого управления рдн и ПКП рп с использованием телефонных каналов Министерства связи; надежности боевого управления в звене рд — рп с использованием тропосферных радиостанций Р-412. Отработан способ оперативного доведения нарушений маскировки на БСП до командиров частей по радиосредствам, установленным на вертолете.

На учении практически отработан вопрос использования самолетов ОСАЭ армии и вертолетов из 7-й рд, вертолетов и ВзПУ 32-й и 49-й рд для решения задач разведки позиционных районов и восстановления связи после РЯУ противника.

 

В начале августа 1981 года Главнокомандующим РВ было проведено большое командно-штабное учение (КШУ) с итоговой проверкой войск армии. На учении отрабатывалось ряд вопросов управления и действий соединений и частей ракетной армии в операции РВСН, задача боевого управления войсками с запасного КП армии. КШУ отличалось насыщенностью, реальной отработкой большого круга практических задач в сложной боевой обстановке.

Войска армии на учении показали способность организованно привести себя в высшие степени боевой готовности и выполнить поставленные задачи, как со стационарных, так и с полевых позиций. Лучше стали решаться вопросы организации занятия частями и подразделениями высших степеней боевой готовности, вывода их в полевые районы. Возросла маршевая подготовка частей и подразделений специальных войск и тыла 24-й (г. Гвардейск), 31-й (г. Пружаны) и 32-й (г. Поставы) ракетных дивизий. Было отмечено, что направленность в работе руководящего состава армии, соединений и частей обеспечивает выполнение задач по поддержанию и повышению боевой готовности войск, совершенствованию оперативной подготовки, боевого дежурства, повышению живучести и надежности боевого управления и совершенствованию боевого применения соединений с новыми ракетными комплексами. Повысилось качество контроля за несением боевого дежурства, улучшилось оборудование постов, качество подготовки КДС.

Учение «Запад-81» проходило в середине сентября 1981 г. Оно преследовало не только цели практической подготовки органов управления и войск, но и носило в определенной степени политический характер. На это учение были приглашены министры обороны стран Варшавского договора, а также привлечен весь руководящий состав Вооруженных сил СССР.

К учению привлекались войска Белорусского военного округа, отдельные соединения и части всех видов ВС СССР. От Ракетных войск участвовала 32-я ракетная дивизия и ее 402-й и 428-й ракетные полки. 402-й ракетный полк в составе ПКП полка (майор Шпычак А.Г.) и двух ракетных дивизионов (майоры Падалка В.А., Вахонин В.М.) действовал на Дретуньском полигоне БВО (в районе н.п. Жихари), а 428-й ракетный полк принимал участие в подготовке парада войск под Минском.

За умелые действия и проявленную доблесть на учении «Запад-81» 402-й полк был награжден Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть», а личному составу 1-го и 3-го дивизионов министром обороны была объявлена благодарность. Вымпел вручал по поручению министра обороны начальник Главного штаба РВСН генерал-полковник Вишенков В.М. Командир 32-й рд полковник Шаварин В.Я. за особые отличия, мужество, самоотверженность и высокое воинское мастерство, проявленные при подготовке и проведении маневров «Запад-81» был награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР II степени».

 

Проведенные учения показали высокие боевые возможности новой ракетной техники дивизии при решении стратегических задач на Западном ТВД, а четкие и организованные действия ракетчиков на учениях не только заслужили отличных оценок, но и в значительной мере подняли авторитет 50-й ракетной армии, Ракетных войск стратегического назначения в глазах наших союзников. Видимо, последовавшее за этим решение НАТО о развертывании ракет «Першинг-2» в Европе было вызвано ответом нашего противника не допустить складывавшегося паритета стратегических ядерных сил.

С 1980 года на ПГРК «Пионер» начинает перевооружаться 49-я (г. Лида) ракетная дивизия. Одновременно проводятся организационно-штатные мероприятия, в результате которых из боевого состава исключаются два ракетных полка Р-12: 306-й рп (г. Слуцк) — в 1980 году и 142-й рп (г. Новогрудок) — в 1981 году, а в боевой состав, по мере перевооружения, вводятся новые ракетные полки 31-й (г. Пружаны) ракетной дивизии: 638-й (г. Слоним) рп — в 1980 году, 56-й (н.п. Засимовичи) и 403-й (г. Ружаны) рп — в 1984 году. В 1981 году в 49-й ракетной дивизии на боевое дежурство заступают сразу три ракетных полка: 170-й (п. Минойты) рп — 27 марта, 376-й (п. Гезгалы) и 638-й (г. Слоним) ракетные полки — 25 мая 1981 года.

В этот период командование армии, штаб, управления и службы проводят интенсивную работу по передаче в 49-ю рд накопленного в 1977-1981 годах опыта освоения РК РСД-10 «Пионер», приема ракетной техники в эксплуатацию, организации боевого дежурства боевого применения.

 

О тематике и направленности учений и тренировок и отрабатываемых на них задачах достаточно подробно сказано в предыдущем разделе. Мы остановимся только на некоторых конкретных вопросах, которым уделялось особое внимание при планировании оперативной подготовки в армии.

Главные усилия в оперативной подготовке в 1981 году были направлены на обеспечение постоянной готовности командиров и органов управления к руководству войсками при их развертывании и ведении боевых действий. Отрабатывались принципиально новые вопросы:

— вывод 32-й рд (в составе 2-х полков) в скрытый запасной позиционный район на расстояние 240 км;

— подготовка и проведение (условно) второго пуска ракет СПУ (с применением учебно-тренировочных ракет и контейнеров) в 32-й рд;

— вывод ракетных полков на ПУБСП без заблаговременного перекрытия магистральных дорог — в 32-й рд;

— одновременный вывод на полевые позиции и в полевые районы 4-х рп СПУ, всех частой и подразделений специальных войск и тыла — в 32-й рд.

В 1982 году особое внимание в планировании оперативной подготовки было обращено на углубленное изучение и практическое освоение положений «Основ подготовки и ведения операций ВС СССР».

Отрабатывались задачи:

— повышение живучести пусковых установок Р-12Н за счет рассредоточенного размещения вооружения и боевой техники стартовых батарей на полевых позициях, рекогносцировка и перевыбор ПБСП;

— скрытое и быстрое перемещение пунктов управления 58-й и 29-й рд в новые полевые районы;

— проведение реального призыва военнообязанных и техники из народного хозяйства и организация их боевого слаживания;

— отработка планов взаимодействия и его совершенствование с войсками военных округов.

В то же время командованием и штабом армии продолжает поддерживаться высокая интенсивность подготовки войск путем проведения учений с соединениями и ракетными частями в различных вариантах боевого применения:

— в январе 1982 года — с 24-й рд (г. Гвардейск), 25-м (г. Советск) и 330-м (г. Знаменск) рп — в ходе которого была проверена готовность частей и подразделений к решению поставленных боевых задач, уровень подготовки и способность командиров и штабов организовать непрерывное управление частями и подразделениями и проводить мобилизационные мероприятия в сложных условиях боевой обстановки, а также умение управлять дивизионами и полками на ступень выше штатной.

— в феврале 1982 — с 40-й рд (г. Остров), 303-м (г. Кингисепп) и 647-м (г. Остров) рп — в ходе которого отрабатывались вопросы управления подразделениями и частями с различных пунктов управления, проверялось умение организовать взаимодействие с войсками ПВО, управлять силами и средствами войск округа, выделенными для борьбы с ДРГ и десантами противника, а практическая выучка по проведению пуска ракет с полевых позиций с рассредоточенным размещением боезапаса и агрегатов наземного оборудования. Учение способствовало повышению уровня оперативно-тактической подготовки руководящего состава дивизий и полков и боевой выучки личного состава подразделений.

— в апреле 1982 года — с 58-й рд — 42-м (г. Кармелава) и 324-м (г. Укмерге) рп — в ходе которого исследовались вопросы сохранения боеспособности частей в условиях применения противником химического оружия и зажигательных средств, отрабатывались способы быстрого и скрытого перемещения пунктов управления в новые, в том числе в незапланированные районы, решались практические задачи отмобилизования отдельной инженерно-технической роты в 637-м рп (г. Таураге) и призыва офицеров запаса в ВШМС рд, а также вопросы применения в целях управления самолета-ретранслятора, приданного из ОСАЭ армии, проверялась выучка боевых расчетов в проведении пусков ракет из боевой готовности полной и последующих пусков за счет боезапаса, поступившего из Центра.

— в июне 1982 года — с 23-й рд и 305-м рп (г. Выру), в ходе которого отрабатывались задачи применения рассредоточенного варианта размещения техники стартовой батареи Р-12Н на полевой стартовой позиции как одного из способов маскировки, исключения поражения техники батареи одним налетом авиации, и дезинформации противника об исходном положении пусковой установки для проведения пуска,

— в августе 1982 года — с 29-й рд и 344-м рп — (г. Приекуле), в ходе которого решались задачи восстановления боевой готовности пусковых установок, находящихся на регламенте.

 

В 1982 году получили дальнейшее развитие и применение такие формы и методы управления частями:

— представление донесений и подтверждений о полученных приказах, распоряжений с помощью документов СУВ, СКТ по телефонным каналам Министерства связи при нахождении ПКП и рдн на марше и на ПУБСП;

— использование радиостанций Р-140 при управлении дивизией с ПЗКП рд и ПКП рп;

— использование вертолета с установленной на нем радиостанцией Р-111 для управления колоннами на марше и восстановления управления полками при потере связи;

— организация радиосетей восстановления на радиостанциях Р-111 Р-123 в каждом рдн для управления с ВзПУ рд.

На всех пунктах управления созданы центры боевого управления (командир; начальник штаба, начальник политотдела, главный инженер, офицеры-операторы, дежурный по КП и его помощники), группы: информации, боевого, специально-технического и тылового обеспечения, ведется освоение методики их работы в соответствии с положениями новых документов Генерального штаба ВС по подготовке и ведению операций. Центр боевого управления — основа боевого расчета командного пункта, предназначенного для обеспечения работы командира и руководящего состава в ходе оценки обстановки и принятия решений по управлению войсками. К работе центра боевого управления привлекаются необходимые специалисты управлений и служб армии.

Группа информации осуществляет сбор, анализ, обобщение и отображение текущей информации, ее обработку, распределение по предназначению и оперативную передачу соответствующим должностным лицам по боевым постам.

Группы боевого, специально-технического и тылового обеспечения осуществляют руководство действиями подразделений специальных войск и тыла по всестороннему обеспечению боевых действий.

В 1982 году продолжается работы по расширению применения ВЦ армии в боевом управлении. В целях сокращения количества типовых формализованных донесений все ранее решаемые на ЭВМ задачи переведены на одну универсальную задачу автоматизированного формирования документов на ЭВМ, что позволило расширить на 20% число форм, выдаваемых в информационный центр боевого расчета КП армии.

Командование армия настойчиво работает по освоению «Основ подготовки н ведения операций ВС СССР» и внедрению в практику войск положений Боевого устава РВСН, повышает оперативный кругозор командования соединений и частей и уровень их подготовки к управлению войсками при ведении боевых действий.

Главнокомандование РВСН в 1983-1985 гг. продолжает уделять большое внимание уровню и состоянию боевой готовности 50-й РА.

В 1983 году Главнокомандующий РВ провел три дивизионных учения: с 49-й рд (г. Лида, командир полковник Новиков В.И.), с 7-й рд (п. Выползово, командир полковник Храмченков В.II.) и с 58-й рд (г. Кармелава, командир полковник Хохлачев В.М.) при внезапной проверке боевой готовности армии, а также двухсуточное командно-штабное полевое занятие с органами управления 24-й дивизии (г. Гвардейск).

В 1983 году по планам оперативной подготовки проводились:

— опытное несение боевого дежурства и выполнение боевых задач сокращенным составом стартовой батареи по новой организационно-штатной структуре рп Р-12Н (в 58-й и 24-й рд);

— вывод на ПБСП рп Р-12Н в полном составе в две и в одну ночь (в 24-й и 40-й рд);

— выполнение боевых задач дивизионами Р-12Н, не запланированных к выходу на ПБСП, с применением выжидательных позиций (в 24-й и 31-й рд);

— поиск и исследование наиболее оптимальных вариантов маневра рд СПУ в удаленный секретный запасной полевой район (СЗПР) с организацией переправы через водную преграду с помощью отдельного понтонно-мостового батальона ОПОМБ.

Командованием и штабом армии были разработаны и проведены исследовательское учение с 32-й рд (г. Поставы, командир полковник Шаварин В.Я.) по повышений скрытности и надежности боевого управления, специальное ТСУ с батальоном РЭБ 49-й рд (г. Лида) по радиолокационному прикрытию ее боевых порядков и зачетное тактико-специальное (ТСУ) с ПЗКП «Выбор» 32-й рд в ходе его приема на 4-м ГЦП.

 

В начале июля 1983 года Министром обороны СССР проводится исследовательское КШУ по ведению боевых действий ракетной армией в начальном периоде войны в условиях применения противником высокоточных средств поражения, а в конце июля 1983 года 835-й рп (г. Сморгонь) привлекается к научно-экспериментальному исследованию по оценке возможности обнаружения комплекса 15П653 фотографическими, тепловыми и радиолокационными воздушно-космическими средствами.

Учения позволили исследовать вопросы дальнейшего совершенствования боевой готовности войск армии с учетом наметившегося качественного скачка в развитии военного дела, появления разведывательно-ударных комплексов (РУК) и высокоточного оружия у вероятного противника, новых способов внезапного развязывания им войны.

По армейскому плану в течение 1983 года проводится также ряд учений с ракетными дивизиями. В результате всех этих мероприятий руководящий состав и штабы армии получили значительный опыт решения практических задач по управлению войсками, в организации и осуществления взаимодействия с войсками других видов ВС с учетом возможностей и характера решаемых задач соединениями и частями ПВО, ВВС, ВМФ, фронтов и военных округов военного времени. Непосредственно взаимодействие с самолетами тактической и стратегической авиации ВВС позволило глубже понять и оценить возможности противника по поражению объектов рд, рп, выявить сильные и слабые стороны ракетных комплексов, их демаскирующие признаки, более квалифицированно определить пути повышения скрытности действий рп.

В войсках армии продолжается отработка метода управления частями и подразделениями в поле в режиме полного радиомолчания, с представлением докладов только по проводным каналам связи. С целью повышения скрытности боевого применения в армии проведены войсковые испытания и исследовательские работы по применению аппаратуры быстродействия «Зорька» и логопериодических антенн к радиостанциям Р-137, вводится новая система представления докладов после РЯУ противника «Поиск 7777».

Важнейшей задачей в 1984 году явилось дальнейшее углубленное изучение и практическое освоение «Основ подготовки и ведения операций ВС СССР» в их новой редакции и положений Боевого устава РВ СН.

Решались практические задачи:

— скрытное приведение войск в высшие степени БГ без объявления тревоги, в распорядительном порядке;

— марш рп СПУ в 49-й рд в полном составе на 410 км с занятием боевой готовности на промежуточных позициях («дневках») и реальным переприцеливанием всех ПУ полка после совершения марша;

— преодоление полком СПУ в полном составе в 49-й рд (376-й рп) водной преграды шириной 115 м по мостовой переправе, наведенной средствами приданного ОПОМБ;

— исследование эффективности способов маскировки рп СПУ в 49-й рд на ПБСП при одновременном создании ложных позиций с использованием для контроля самолетов-разведчиков фронтовой авиации ВВС, оснащенных современными средствами обнаружения;

— реальный поиск в ходе учения команд, имитирующих действия нескольких (до 24 групп) ДРГ противника, в позиционный район 49-й рд и управления армии;

— исследование возможностей противника по перехвату и пеленгации излучений радиосредств ракетных комплексов приграничной дивизии, с привлечением постов и средств стратегической, оперативной и тактической радиоразведки ГШ ВС СССР;

— вывод на полевые позиции и выполнение боевых задач рп Р-12Н в полном составе с сокращенной численностью офицеров и личного состава) в соответствии с новой оргштатной структурой;

— проверка эффективности методов защиты ПУ ОС от высокоточного авиационного оружия с привлечением для имитации действий противника самолетов ударной авиации ВВС;

— управление войсками армии с ВзПУ армии после нанесения противником ракетно-ядерного удара.

Осуществляя заблаговременную подготовку РВСН к летнему оперативно-стратегическому учению Генерального штаба ВС, Главнокомандующий РВ в январе 1984 года в ходе итоговой проверки управления армии, 32-й и 40-й рд и внезапной проверки 7-й рд провел оперативно-тактическое учение.

В конце июня по плану Министра обороны СССР начинается оперативно-стратегическое учение «Запад-84», в котором от РВСН принимает непосредственное участие и 50-я РА.

В результате проведенного учения повысилась подготовка органов управления, исследованы способы скрытого повышения боевой готовности и развертывания армии, пути повышения защиты и живучести войск в условиях применения противником высокоточного оружия, а также боевое применение новых ракетных комплексов с головными частями в обычном снаряжении. Командование, штабы и части армии свои задачи на учении решали успешно. В практическом плане на учении отработаны совершенно новые вопросы боевого применения полков РСД-10 — маневр дивизии СПУ в скрытый запасной позиционный район с реальным совершением марша ракетным полком, преодоление полком СПУ водной преграды, маскировка на полевых позициях, организация длительного несения боевого дежурства в высших степенях боевой готовности.

Доклад генерал-полковника Котловцева Н.Н. министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д.Ф. Устинову с решением командующего на повышение боевой готовности и живучести войск армии получил высокую оценку. Из воспоминаний Н.Н. Котловцева: «... Летом 1984 года на Западном театре военных действий проходили крупнейшие оперативно-стратегические учения под условным наименованием «Запад-84». Штаб руководства учениями находился на территории Германской демократической республики в городе Вюнсдорф.

Руководил учениями лично Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Устинов Д.Ф.

В это время войска 50-й ракетной армии проверялись Главнокомандующим РВСН и участвовали в этих оперативно-стратегических учениях, представляя все РВСН.

В ходе учений, на одном из их этапов, я, вместе с другими командующими — участниками из других видов Вооруженных Сил, получил распоряжение прибыть в штаб руководства для доклада решения командующего армией по создавшейся обстановке.

Получив это распоряжение, уяснив задачу, оценив обстановку и заслушав предложения соответствующих должностных лиц; я оперативно принял решение по сложившейся обстановке, а штаб армии оперативно отработал карту-решение командующего 50-й РА.

Утром следующего дня, вместе с Главкомом Главным маршалом артиллерии Толубко В.Ф., я своевременно прибыл в штаб-квартиру руководства.

Заслушивание началось с утра и продолжалось целый день. Докладывать мне пришлось в самом конце дня, и все это время, присутствуя в зале, я слушал доклады командующих фронтами, флотом, некоторых главкомов Видов Вооруженных Сил. Из этих обстоятельных докладов я извлек много полезных уроков, понял, что докладывать следует не торопясь, максимально сжато, без лишней детализации с минимальным количеством цифр.

Министр обороны терпеливо выслушивал докладчиков, никого резко не перебивал, но иногда останавливал и просил более детально пояснить или обосновать то или иное утверждение докладчика. Иногда он задавал вопросы. Все это проходило ровно, в доброжелательной деловой обстановке, но кое с кем из докладчиков он не соглашался и делал свои существенные замечания.

Наконец, наступила очередь и моего доклада. Карта-решение командующего 50-й РА уже была вывешена для всеобщего обозрения, и я был вызван для доклада.

Я вышел, представился и, получив разрешение, коротко, по карте последовательно доложил все предусмотренные элементы, входящие в понятие решения командующего.

После небольшой паузы Министр обороны попросил повторить сколько и каких типов ракетных комплексов и количество пусковых установок стоит на вооружении в армии. Какое количество боевых блоков поднимает армия в одном пуске. После моего ответа он, уже обращаясь к присутствующим, подчеркнул:

«Смотрите, какая ядерная мощь армии, а ведь это боевые возможности только одной ракетной армии, а у их шесть».

Затем Министр задал вопрос: «Почему вы меняете полевые позиции подвижными БРК только ночью? Ведь из космоса все хорошо видно как днем, так и ночью». И сам же ответил, что это делается, скорее всего, чтобы скрыть факты перемещения от любопытных доморощенных зевак. После этого он, как бы рассуждая вслух, сказал, что не понимает ракетчиков которые «останционарили» мобильный ракетный комплекс, специально созданный для круглогодичного дежурства в поле. «Вы что, не хотите дежурить в поле?»

В меру своего понимания, я ответил, что если круглогодично всеми подвижными полками дежурить в поле одновременно, то мы очень быстро выработаем ресурс двигателей, а это дорого и недопустимо.

Далее я доложил, что в РВСН отработана система при которой каждый ракетный полк в полном составе два раза в год по одному месяцу зимой и летом несет боевое дежурство в поле. При этом отрабатываются маршевые нормативы и совершенствуется полевая выучка всех категорий военнослужащих. А для поддержания высокой профессиональной подготовки водителей ракетоносцев специальными графиками предусмотрено систематическое вождение треножной техники, на которой смонтирована емкость по виду, габаритам и весу идентичная реальной пусковой установке.

Больше вопросов не последовало. Замечаний к доложенному решению также не было, и оно было утверждено руководителем учений.

В тот же вечер вместе с Главкомом РВСН мы вернулись в Смоленск. Армия продолжала свое участие в учениях и получила хорошую оценку.

Дмитрий Федорович Устинов произвел на меня неизгладимое впечатление. Это — личность. Цельный и целеустремленный, натура с живым аналитическим умам, талантливый и исключительно компетентный государственный руководитель. Он умел слушать и слышать. Будучи жестко требовательным, прежде всего к себе, он вместе с тем оставался доступным простым и обаятельным человеком. Когда позволяла обстановка, он улыбался, шутил, заражая окружающих оптимизмом и верой в свои силы.

Так кратко это было при заслушивании и при других встречах с Министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Дмитрием Федоровичем Устиновым...»

 

В 1984 году продолжалось совершенствование управления частями и подразделениями на полевых позициях в режиме радиомолчания, а также применение аппаратуры быстродействия Т-014 «Зорька», аппаратуры медленного действия «Иртыш», тропосферной связи и связи на УКВ средствах с пониженной мощностью излучения, с применением логопериодических антенн.

Насыщенность 1984 года мероприятиями, актуальность и исследовательский характер решаемых задач, требовавших изучения и анализа новейших достижений в развитии вооружений, военной науки и оперативного искусства способствовали возрастанию уровня профессиональной подготовки руководящего состава и органов управления. Все органы управления армии и дивизий за действия на проведенных мероприятиях оценивались «хорошо», в лучшую сторону отмечаются группы боевого управления КП и ЗКП армии, 58-й (г. Кармелава) и 40-й (г. Остров) рд.

В 1984 году отрабатывалось решение неплановых, отличных от укоренившегося шаблона задач перевода войск с мирного на военное положение, что вызвало необходимость развития у командиров, штабов и начальников служб оперативного мышления, творческой активности и инициативы, поиска новых форм обеспечения живучести войск, создало возможность значительного расширения области поиска и применения способов обеспечения скрытности их действия.

Основной особенностью оперативной подготовки в 1985 году являлась работа командиров и штабов при скрытом развертывании и приведение войск в высшие степени боевой готовности распорядительным порядком.

По плану Министра обороны СССР в июле 1985 года командование армии привлекалось к участию в оперативно-методическом сборе руководящего состава ВС СССР, что явилось хорошей школой повышения командирского и штабного мастерства боевого управления войсками.

Поддерживая высокую активность войск, Главнокомандующий РВ в феврале 1985 года провел внезапную проверку боевой готовности 32-й рд с привлечением 402-го (п. Ветрино) и 428-го (г. Сморгонь) рп, а в июле 1985 года — итоговую проверку боевой готовности армии 24-й (г. Гвардейск) и 49-й (г. Лида) рд и КШУ по отработке задач боевого управления.

В свою очередь, по плану командующего было проведено ряд учений с дивизиями: с 31-й рд (г. Пружаны) в ходе итоговой проверки, с 7-й (п. Выползово), 24-й (г. Гвардейск) и 58-й (г. Кармелава) рд — в ходе внезапных проверок боевой готовности.

В результате проведенных мероприятий в 1985 году боевая готовность, органов управления получила дальнейшее развитие. С созданием ПЗКП армии возросла живучесть системы управления армейского звена. Дивизионы полков СПУ и Р-12Н реально в 1985 году выполняли задачи по занятию первоочередных ПБСП. Командование и штабы практически освоили действия по скрытному приведению войск в высшие степени боевой готовности в распорядительном порядке. Возросла слаженность групп боевого управления армейских пунктов управления при выработке решения и руководства выполнением войсками поставленных задач, ЗКП армии по качеству решения задач управления войсками вышел на уровень основного КП.

В ноябре 1985 года генерал-полковник Котловцев Н.Н. назначается начальником Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского, а командование армии переходит к генерал-лейтенанту Козлову Г.В.

 

Боевое дежурство. Боевое дежурство, как одно из основных видов боевой деятельности ракетных войск стратегического назначения, по сути, является непрерывным процессом содержания специально выделенных сил и средств (дежурных сил) в готовности к выполнению поставленных боевых задач, а, значит, и поддержания пунктов управления войсками и ракетным оружием в готовности к приему и передаче боевых приказов и распоряжений и их выполнению по заранее разработанным алгоритмам (планам боевых действий). Ему уделяется постоянное и неослабное внимание со стороны руководства РВСН, командиров и штабов всех степеней, обеспечивая постоянное развитие и совершенствование боевого дежурства на всех этапах строительства ракетных войск. Новое содержание в этот процесс привнесло поступление на вооружение ракетных комплексов МКР и мобильных РК с системами управления, построенных на основе использования бортовых и наземных вычислительных технологий и машин, а также оснащение пунктов управления современными средствами боевого управления и связи.

Проведя большую аналитическую работу по обобщению опыта организации боевого дежурства, накопленного в ракетных войсках более чем за 15 лет их существования и практическую проверку в ракетных частях, Главный штаб РВСН приказом ГК РВ от 3 декабря 1976 года осуществил переход на единую систему несении боевого дежурства в масштабе Ракетных войск. Были установлены общие для всех дни и единый порядок подготовки, заступления и смены с боевого дежурства, оптимальные составы дежурных смен и расчетов, режим несения боевого дежурства.

Новая система организации и несения боевого дежурства предусматривала единую продолжительность несения боевого дежурства в течение 3-4 суток всеми дежурными сменами: на ЦКП РВСН, КП ракетных армий, КП ракетных дивизий, КП ракетных полков и КП ракетных дивизионов. Продолжительность несения боевого дежурства на боевых постах для всех дежурных смен ЦКП РВСН, КП ракетных армий, КП ракетных дивизий, КП ракетных полков, КП ракетных дивизионов с групповыми и самоходными ПУ устанавливалась 6-12 часов, на УКП и КП ракетных полков ОС — 6-8 часов.

В результате перехода на единую систему боевого дежурства в масштабе РВСН повысилась ответственность всех командиров дежурных сия за несение боевого дежурства личным составом» его дисциплину, улучшились организация и качество подготовки к несению боевого дежурства, повысилась эффективность контроля за его подготовкой и несением.

С целью дальнейшего совершенствования боевого дежурства ракетными полками РСД-10 («Пионер») в 1979 году приказом Главкома РВ вводится в действие «Положение по боевому дежурству на полевых учебно-боевых стартовых позициях (ПУБСП)».

В боевой готовности постоянной для несения боевого дежурства в полку и дивизионах создаются по 3 дежурных боевых смены. Каждая смена состояла в полку — из 2-х расчетов, в ракетных дивизионах (рдн) — из 3-х расчетов.

Состав дежурных сил ракетного полка РСД-10:

— дежурные силы рдн;

— дежурная боевая смена КП полка; — дежурная смена связи полка;

— дежурная смена ПКП полка;

— дежурная смена боевого обеспечения полка;

— дежурная смена охраны и обороны — караул основной позиции полка.

Состав дежурных сил дивизионов: —дежурная боевая смена пуска (б человек, на боевых постах 3 человека);

— дежурная смена охраны и обороны — караул;

— дежурный расчет СЭС и водителей боевых машин;

— расчет обеспечения.

Дежурные силы рдн на боевое дежурство назначались, как правило, из состава одной штатной группы подготовки и пуска.

Дежурная смена ПКП полка состояла из:

— дежурной боевой смены ПКП; — дежурной смены связи;

— дежурной смены охраны и обороны — караула;

— дежурного расчета СЭС и водителей боевых машин;

— расчета обеспечения.

Дежурные силы рдн и дежурная смена ПКП полка были способны самостоятельно свернуть комплекс 15П645 на БСП соответственно: рдн за 45 минут, ПКП рп за 35 мин и совершить марш на любую полевую позицию.

В процессе совершенствования боевого дежурства в эти годы ведется постоянный поиск оптимальных форм и способов несения боевого дежурства. Так, в течение декабря 1981 года и января 1982 года во исполнение директивы ОС РВ ракетные части 32-й рд несли опытное боевое дежурство со сменой дежурных смен через 7 суток. Дежурство дежурной боевой сменой пуска было организовано тремя сменами по три расчета, дежурная смена связи — двумя сменами по два расчета. Подготовка к несению боевого дежурства проводилась в среду и четверг, прием боевых постов и смена боевого дежурства — в пятницу. Офицерам, сменившимся с боевого дежурства предоставлялся отдых в течение 2-х суток — в субботу и воскресенье. Однако переход на 7-суточное боевое дежурство вызвал ряд затруднений, что не позволило в дальнейшем внедрить эту схему:

— возросло количество дней на боевом дежурстве для командиров групп, их заместителей, начальников командных пунктов рп, рдн, на заместителей начальников штабов, оперативных дежурных полка, старших помощников заместителя командира полка по ракетному вооружению, начальников расчетов связи рдн, начальников служб полка, что вызвало большие трудности с планированием их служебной деятельности (командировок, нарядов и других работ) и отпусков;

— на б—7-ые сутки боевого дежурства стали проявляться признаки детренированности сердечно-сосудистой системы (учащается пульс, повышается артериальное давление);

— возросло количество ошибок на аппаратуре «Сигнал»;

— резко возросла нестабильность смен в дивизионе.

В дежурных силах армии находилось ежедневно свыше 4500 человек, в том числе около 200 чел. в дежурных сменах боевого управления, около 1500 чел. в дежурных сменах охраны и обороны. Дежурство осуществлялось по схеме единой продолжительности 3—4 суток, со сменой расчетов 6—12 часов.

Командование и штабы соединений и частей ведут настойчивую работу по повышению качества подготовки дежурных сил, улучшению учебно-материальной базы, усиливается контроль за учебным процессом в дни подготовки к заступлению на боевое дежурство.

Офицеры оперативного отдела и штаба армии разрабатывают и внедряют, начиная с 1978 года, методику комплексной подготовки дежурных сил в масштабе ракетного полка. Особое внимание уделяется дежурным боевым расчетам в полках СПУ, их подготовке к действиям по выходу на полевые позиции.

Большое значение в деле совершенствования организации и несения боевого дежурства на командных пунктах соединений, частей и подразделений имел смотр-конкурс, проведенный комиссией армии под председательством начальника командного пункта в декабре 1976 года.

Результаты смотра-конкурса показали, что в войсках армии проделана большая работа по совершенствованию организации и несения боевого дежурства на КП и УС, улучшилась политико-воспитательная работа, повысился уровень подготовки дежурных смен и качество отработки учебно-боевых задач и нормативов.

По результатам смотра конкурса первое место было отдано командным пунктам 29-й рд (начальник штаба подполковник Тягнибок И.А., начальник командного пункта подполковник Дубровин Г.Ф.), второе место — 32-й рд (начальник штаба полковник Барышев В.И., начальник КП подполковник Боровиков В.Н.). Значительный вклад в дело повышения качества организации и несения боевого дежурства и выполнении учебно-боевых задач был сделан введением в штат управления армии в апреле 1976 года дежурных офицеров штаба, а в нюне 1977 года — дежурных офицеров штабов соединений.

Первыми дежурными офицерами штаба армии были назначены: подполковники Лихолетов В.Н., Семкин В.И.. Хлюпин Н.И., которые активно приступили к исполнению своих служебных обязанностей.

В сентябре 1976 года с вновь назначенными дежурными офицерами штабов армий в академии им. Ф.Э. Дзержинского были проведены сборы под руководством Начальника ЦКП полковника Резникова Н.Г. Сборы завершились приемом зачетов и изданием приказа ГК РВ на допуск к несению боевого дежурства на КП РА.

В 1977 г. на командных пунктах всех частей проводится большая работа по их эстетическому оформлению, переоборудованию боевых постов и переработке документации с целью выполнения требований и приведения в полное соответствие Временной инструкции по боевому дежурству на КП армии, дивизии, полка и дивизиона.

Однако проведенный в ноябре 1977 г. смотр-конкурс Главным штабом РВ на лучший командный пункт армии показал, что на КП 50-й РА не все вопросы были решены на высоком уровне, и ему было определено только 4-е место в РВ. Были выявлены недостатки в работе систем жизнеобеспечения, в решении некоторых вопросов несения дежурства.

Это потребовало дополнительного внимания командования и политического отдела совершенствованию боевого дежурства и боевого управления, решению задач по сокращению сроков доведения приказов (сигналов), особенно в звене полк— дивизион—пусковая установка (особенно при выполнении учебно-боевых задач на ПБСП).

Оперативным отделом армии разрабатываются и направляются в войска Методическое пособие, по подготовке дежурных смен КП и Методическое пособие по повышению живучести и надежности боевого управления. В разработке этих методических документов активное участие принимали дежурные офицеры штаба подполковники Лихолетов В.Н., Семкин В.И., оперативные дежурные КП подполковники Махров М.И. и Тарантин А.Д.

Пособия определяли пути и способы дальнейшего совершенствования подготовки дежурных смен КП и мероприятия, направленные на повышение надежности боевого управления, сокращения сроков доведения сигналов и приказов до ПУ, выполняющих задачи на ПБСП.

Проведенные учения и тренировки показали, что в результате совершенствования работы расчетов КП, заблаговременной подготовки таблиц и документов скрытого управления войсками (СУВ) сроки доведения сигналов в звене полк—дивизион— пусковая установка (поле) были сокращены вдвое и составляли 40-60 секунд.

На командном пункте армии приказом командующего был определен единый состав дежурных боевых смен КП. За каждой сменой закреплены строго определенные должностные лица, назначаемыми командирами дежурных сил, дежурными по КП, заместителями дежурного по КП и помощниками. Создано 3 постоянных смены и резерв, который использовался для несения дежурства при убытии в отпуск основного состава одной из смен.

В 1978 г. продолжается работа по совершенствованию и развитию запасных командных пунктов армии и 7-й рд, подвижных запасных командных пунктов соединений. На основании приказа командующего переоборудуется ЗКП армии. На нем устанавливается табло отображения состояния ПУ, перерабатывается документация, совершенствуется связь, устанавливается автоматизированная системе передачи приема приказов по радио «Вьюга».

В дивизиях совершенствуется организация боевого управления с ПЗКП, где заблаговременно оборудуются в инженерном отношении учебные районы (по единой схеме), совершенствуется методика приема управления ПЗКП на себя, сокращаются сроки принятия управления до 15-20 мин.

На командных пунктах полков и дивизионов устанавливается и становится на боевое дежурство автоматизированная система передачи и приема приказов по радио. В 1977 году она установлена на КП полков и дивизионов 49-й рд, в 1978 г. в 40-й, 23-й, 29-й, 58-й, 24-й и 31-й рд; в 1978 г. на КП 32-й рд.

Постановка автоматизированной системы «Вьюга» значительно повысила гарантирование приема приказов и в целом надежность системы боевого управления.

1979 год стал годом дальнейшего повышения уровня подготовки дежурных смен боевого управления к несению боевого дежурства на командных пунктах всех звеньев управления. Улучшение подготовки дежурных смен осуществлялось в основном по двум важным направлениям: повышение эффективности и методического уровня подготовки дежурных смен боевого управления и совершенствования учебно-материальной базы, т.е. создание учебных командных пунктов (УКП) набором всех средств боевого управления и связи и оборудованных боевых постов.

К 1979 году в войсках армии утвердилась комплексная подготовка дежурных сил в масштабе соединений. Эта новая. высшая, форма подготовки позволила поднять профессиональный уровень подготовки дежурных сил соединений, частей и подразделений на более высокий качественный уровень, ибо в системе этой подготовки все дежурные силы, в том числе и дежурные смены боевого управления, решали все учебно-боевые задачи и нормативы в динамичной максимально приближенной к реальным условиям обстановке. Лучше решались эти вопросы на командных пунктах 7-й рд (п. Выползово, начальник КП подполковник Беляев Н.М.), 29-й рд (г.Шяуляй, начальник КП подполковник Козлов В.П.), 24-й рд (г.Гвардейск, начальник КП подполковник Кондратов Г.Ф.).

В этих дивизиях на комплексной подготовке дежурных сил практиковались выводы подвижных пунктов управления (до ПКП стартовых батарей включительно) в учебные полевые районы с реальным установлением радиосвязи во всех звеньях и отработкой нормативов по передаче приказов (сигналов, боевых распоряжений) по радио с использованием документов скрытого управления войсками (СУВ), особое внимание при этом уделялось выполнению нормативов доведения приказов на проведение пуска и шифра КБУ до стартовой батареи включительно.

В лучшую сторону в этих вопросах отмечались пункты управления 31-й рд (г. Пружаны. начальник штаба полковник Гайнутдинов Р.С. и начальник КП дивизии подполковник Узе Н.М).

В 1979-1980 гг. командный пункт армии возглавлял полковник Лихолетов В.Н., высоко подготовленный в профессиональном отношении, требовательный и образованный офицер, приложивший много сил и энергии в деле совершенствования боевого дежурства на всех пунктах управления. Усилиями начальника КП и дежурных офицеров штаба подполковников Тарантина А.Д., Боровикова В.Н., Панова В.А., дежурных по КП подполковников Махрова М.И., Горева В.М., Константинова К.В., Киселева В.Ф., значительно улучшилось качество несения боевого дежурства на КП армии, снизилось количество ошибок, допускаемых при работе на АСУ «Сигнал» и «Вьюга», а также при представлении докладов, в том числе и формализованных.

Улучшению качества несения боевого дежурства на КП армии постоянное внимание уделяли, особенно при несении боевого дежурстве в качестве командира дежурных сил, командующий армией генерал-лейтенант Яшин Ю.А., первый заместитель командующего генерал-майор Жуков Ю.А., начальник штаба генерал-майор Волков А.П., заместитель командующего по боевой подготовке генерал-майор Лапшин А.С., заместитель начальника штаба полковник Воронин Г.Б., начальник оперативного отдела полковник Носков В.А. и его заместитель полковник Морозов И.Ф.

В соединениях большое и постоянное внимание уделяли вопросам совершенствования боевого дежурства и лично несли боевое дежурство командир 7-й рд генерал-майор Иванов Е.С., командир 23-й рд генерал-майор Мороз В.В., командир 32-й рд генерал-майор Михтюк В.А., командир 40-й рд генерал-майор Шаталов И.Л.

В 1979 г. были сделаны первые попытки провести комплексную подготовку дежурных смен боевого управления в масштабе объединения. Много усилий для ее проведения проявили начальник штаба армии генерал-майор Волков А.П. и начальник КП полковник Лихолетов В.Н.

Эти первые попытки показали, что подготовка дежурных смен боевого управления в масштабе армии дает положительные результаты, однако отсутствие достаточного количества учебных (отдельных) каналов связи, соединяющих все учебные КП в единую систему, не позволило решить эту задачу до конца.

Большой вклад в качество подготовки дежурных смен боевого управления в армии внесли ежеквартальные сборы офицеров, привлекаемых к несению боевого дежурства на КП. К проведению занятий с офицерами привлекались начальники отделов и служб, отчего качество подготовки офицеров значительно улучшилось. Значительный вклад в подготовку офицеров, привлекаемых к несению боевого дежурства на КП, внесли начальник штаба армии генерал-майор Волков А.П., начальник КП полковник Лихолетов В.Н., начальник оперативного отдела полковник Носков В.Н., начальник отдела управления главного инженера армии полковник Смирнов Г.И., дежурные офицеры штаба подполковники Тарантин А.Д. и Боровиков В.Н.. дежурные по КП подполковники Махров М.И., Киселев В.Ф. и другие.

В 1980 г. продолжалось дальнейшее совершенствование методов и способов подготовки дежурных смен боевого управления. О достигнутых результатах говорит тот факт, что в мае 1980 г. на базе КП армии, КП 7-й, 32-й и 29-й рд, были проведены учебно-методические сборы начальников КП объединений и соединений Ракетных войск под руководством начальника центрального Командного пункта РВ СН генерал-майора Н.Г. Резникова. Оборудование командных пунктов, а также все занятия, включая показные и практические; проведенные на командных пунктах объединения и соединений, получили высокую оценку, как со стороны руководителей сборов, так и со стороны всех участников.

Большое внимание со стороны командования армии и дивизий, офицеров командных пунктов в 1979-1980 г. уделялось созданию учебно-материальной базы, т.е. оборудованию и введению в строй учебных командных пунктов. На УКП созданы и введены в строй в первую очередь тренажеры АСУ «Сигнал» и «Вьюга», много усилий приложено по оборудованию боевых постов и укомплектованию учебной документацией боевого управления. Много и плодотворно поработали при создании тренажеров в объединении полковник Лихолетов В.Н., подполковники Боровиков В.Н., Тарантин А.Д., Константинов К.В., Киселев В.Ф.

Лучшие учебные командные пункты были созданы в 32-й, 7-й, 24-й, 29-й рд, где начальниками КП были офицеры Сорокин АД., Беляев Н.М. Кондрашов Г.Ф. и Козлов В.П.

 

В эти годы в армии ведется большая работа по оснащению командных пунктов новыми средствами связи, реконструкции командных пунктов, что в целом улучшало условия боевого дежурства и в значительной мере способствовало повышению его качества. Реконструируются командные пункты дивизии, 376-го и 638 рп 49-й рд (п Лида), 428-го и 835-го рп 32-й ракетной дивизии. Завершается реконструкция передающих радиоцентров (ПДРЦ) 249-го и 428-го рп в 32-й рд. Оснащается средствами тропосферной радиосвязи и радиопередатчиками аппаратуры «Брелок» командный пункт 32-й рд (г. Поставы). На ПДРЦ и тропосферных станциях ведутся работы по установке мачт для антенн радиостанций Р-412.

На всех командных пунктах рд, рп и рдн установлены радиостанции Р-111, что повысило надежность и живучесть системы боевого управления пусковыми установками и подразделениями в полевых районах.

В декабре 1980 года введен в строй ПДРЦ 7-й рд, что значительно повысило возможности дивизии по связи с высшими звеньями управления. В 1981-1982 годах ведутся строительные работы передающего радиопункта (ПДРП) для ЗКП этой дивизии.

В 1982 году в управлении армии сформирован штатный воздушный пункт управления, первый начальник ВзПУ подполковник Киселев В.Ф. Состав ВзПУ: заместитель начальника ВзПУ — подполковник Ткач В.А., начальник смены подполковник Самсонов В.Ф., старшие офицеры— операторы: подполковник Родичкин В.А., подполковник Козлов Ю.М., майор Иванников В.А., подполковник Миронов Б.Д., майор Чепиков В.М., офицеры ШО: капитан Зайцев А.С., лейтенант Лопатин И.Н., начальник бортового узла связи майор Фролов А.В. и его заместитель капитан Самсонов В.В. Боевой расчет ВзПУ возглавил заместитель начальника штаба полковник Тягнибок И.Л. Для ВзПУ начинается строительство наземного служебного здания с наземным узлом привязки. Завершается прокладка подземного кабеля связи на ВзПУ РА, продолжаются работы по повышению защищенности сооружения ЗКП РА и расширение его возможностей по управлению войсками.

В декабре 1983 года введен в строй переоборудованный КП 49-й рд, проходит опытную эксплуатацию ПЗКП «Выбор» 32-й рд. проведены войсковые испытания аппаратуры быстродействия Т-014 «Зорька».

На КП армии и дивизий созданы боевые посты ПВО. для приема информации, передаваемой в радиосетях оповещения ПВО военных округов, с отображением воздушной обстановки, На КП армии пост возглавляет начальник РЭБ полковник Кузнецов В.С., а на каждом КП соединения подготовлено по 5-6 планшетистов из личного состава УС.

В 1983 году КП, УС и ВЦ РА заняли 2-ое место в РВ; а КП в полку полковника Калашникова В.М. занял 1-е место среди КП полков армии.

В 1984 году закончено создание и оснащение соответствующим оборудованием ПЗКП РА, проведено боевое слаживание группы боевого управления ПЗКП, которое возглавил заместитель командующего РА по боевой подготовке генерал-майор Новиков В.И.

Завершены работы по повышению защищенности и автономности ЗКП РА. Развернуты строительные работы по переносу ВЦ армии на территорию КП армии для непосредственного сопряжения ЭВМ с аппаратурой АСУ «Сигнал».

Введены в эксплуатацию: подвижная станция космической связи в 49-й рд, стационарная и подвижная станция космической связи в 32-й рд. Идет накопление практического опыта несения БД ПКП «Выбор» в 32 рд.

К концу рассматриваемого периода подготовка командиров дежурных сил (КДС) и офицеров дежурной смены боевого управления по результатам итоговых и внезапных проверок, комиссиями ГК РВ и Командующего армией оцениваются «хорошо», а в соединении полковника Храмченкова В.П. — «отлично». Отличными являются: КП соединений полковника Соколых Ю.М. и полковника Храмченкова В.П., КП полков, где командирами полковник Калашников В.М., подполковник Макаров В.И., подполковник Куранков Н.В., подполковник Руденко В.С.

В 1985 году завершена реконструкция БРК 510 рп под комплекс командных ракет системы «Периметр» в интересах повышения надежности боевого управления Ракетных войск, поставлен на опытно-боевое дежурство ПКП «Выбор» 7-й рд, введен в строй пункт постоянной дислокации ПКП «Выбор» в 32 рд. Поставлены на боевое дежурство 403-й и 56-й рп в 49-й рд.

_____________________________

27. «По материалам книги «Главный штаб РВСН», под ред. С.В. Хуторцева, ЦИПК РВ 2002 г.

28. «Военный энциклопедический словарь РВСН». М. 1999 г.

29. По материалам книги «Главный штаб РВСН», под ред. С.В. Хуторыева, ЦИПК РВ 2002 г.

30. Из выступления на III-й военной научно-практической конференции в г.Смоленске в 2004 г. по книге «50-я ракетная армия, кн. 6. О времени и о себе», г. Смоленск 2005 г.

31. «Военный энциклопедический словарь РВСН». М. 1999 г.

32. «50-я РА. Кн. 6. 0 времени и о себе. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков», г. Смоленск 2005 г. Из выступления на III военной научно-практической конференции «Роль и место РВСН в системе стратегической стабильности и национальной безопасности России» 19.11.2004 г.

33. В.Ф. Лата «32-я Херсонская Краснознаменная ракетная дивизия» (Они защищали отечество) г. Москва 2007 г.

34. В.Ф. Лата «32-я Херсонская Краснознаменная ракетная дивизия» (Они защищали отечество). г.Москва 2007 г.

35. По материалам диссертации Ясакова А.И. «История зарождения, становления и развития оперативных объединений РВСН».

36. «На важнейших стратегических направлениях» (О Н.Н. Котловцеве.) Рыженков Г.К. Из книги «Военачальники РВСН» Сборник очерков. Выпуск 2. ЦИПК 1999 г.

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика