На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 1. Международная обстановка в конце 70-х — середине 80-х годов. Проблемы внешней и внутренней политики советского правительства.

 

Обстановка в мире в конце 70-х — середине 80-х годов XX-го столетия продолжала определяться противостоянием двух общественно-политических систем — социалистической, во главе которой стоял Советский Союз, и империалистической, лидером которой являлись Соединенные Штаты Америки, взаимоотношениями между ними, экономическими и политическими разногласиями между ведущими капиталистическими государствами, а также все усиливающейся активизацией на мировой арене развивающихся стран и стран, освободившихся от колониального гнета.

Несмотря на усилия Советского Союза, других социалистических стран и прогрессивной мировой общественности по обеспечении международной безопасности, ничего не изменилось в политике империализма и в первой половине 80-х годов. XXVII съезд партии отметил, что по-прежнему локомотивом милитаристской политики империализма остаются США, что империализм является генератором агрессивного курса в международных отношениях.

В области политической этот курс сводился к реализации несбыточной цели завоевать военное превосходство США над СССР, стран агрессивного блока НАТО над странами-участницами Варшавского Договора. Именно в этот период в адрес Советского Союза со стороны американской администрации сыплется немало угроз: «Согнуть русских в дугу», «Оставить марксизм-ленинизм на пепелище ракетно-ядерной войны и т.д.». Вслед за высказыванием президента США Рейгана, все средства массовой информации начали усиленно повторять призыв о «крестовом походе на Восток». По дипломатической линии администрация США начала курс на консолидацию всех империалистических сил, расширение сфер деятельности блока НАТО, насаждение враждебных отношений между странами Ближнего и Среднего Востока, на Севере и Юге Африки, приобщение Японии к агрессивным планам против социализма. В этот же период серьезным очагом напряженности по вине США стала Центральная Америка.

В области экономической администрацией Соединенных Штатов, а затем странами НАТО был взят курс на милитаризацию экономики. Непомерно растут военные расходы США. Если за 35 послевоенных лет (1946-1980 гг.) они составили 2 млрд долларов, то только за первую половину 80-х годов (1980-1985 гг.) — 1,2 млрд. долларов. В США было намечено к реализации около 450 военных программ. К этим программам последовательно приобщалось большинство стран НАТО и Япония.

Наибольшую опасность из них, открывающую новый виток гонки вооружений, являлась подготовка к размещению ядерного орудия в космосе, к так называемым «звездным войнам» в рамках стратегической оборонной инициативы американской администрации.

В области военной была принята и реализовывалась целая программа перевооружения и довооружения армий США и стран агрессивного блока НАТО.

Она предусматривала принятие на вооружение так называемой триады стратегических наступательных сил, включающую 100 межконтинентальных баллистических ракет «MX», производство и развертывание малогабаритной межконтинентальной баллистической ракеты «Меджитмен», ввод в строй 100 стратегических бомбардировщиков B-1B, увеличение производства крылатых ракет дальнего действия до 4300 единиц, ускоренную разработку принципиально нового типа самолета-невидимки «Стелс», строительство и принятие на вооружение атомных подводных лодок типа «Огайо» с 24 межконтинентальными баллистическими ракетами «Трайдент-2» на борту.

В первой половине 80-х годов практически реализована программа размещения в Западной Европе 108 американских ракет средней дальности (ФРГ) и 464 крылатых ракеты (ФРГ, Италия, Англия и страны Бенилюкса), расширяется военное присутствие США в Европе, на Ближнем и Среднем Востоке, в Индийском и Тихом океанах. С конца 1983 года на ракеты «Першинг-2» начинает перевооружаться 56-я бригада сухопутных войск США в Европе. Подлётное время до объектов, размещенных в центре Европейской части СССР» стало составлять всего 8-10 минут, что делало их очень опасным оружием первого удара.

Агрессивной империалистической политике Запада противостояла Программа мира, выдвинутая еще на XXIV съезде КПСС, главный смысл которой заключался в том, «чтобы, опираясь на мощь, сплоченность и активность мирового социализма, на его крепнущий союз со всеми прогрессивными и миролюбивыми силами, добиться поворота в развитии международных отношений. Поворота от «холодной войны» к мирному сосуществованию государств с различным общественным строем. Поворота от напряженности, угрожавшей взрывом, к разрядке и нормальному взаимовыгодному сотрудничеству».1

Главным очагом напряженности оставалась Европа, где скрещивались основные политические интересы двух общественно-политических систем и были сосредоточены огромные военные группировки стран североатлантического альянса НАТО и вооруженных сил стран Варшавского Договора.

Неспокойной оставалась обстановка на Ближнем Востоке, которая была вызвана последствиями израильской агрессии против арабского народа, враждой против Египта, Сирии и Ирака. Обстановка накалялась в результате оккупации Израилем, поддерживаемым западными странами, палестинских земель, и борьбой палестинского народа за создание своего национального государства.

В Африке на развале колониальной системы строили свою независимость ряд государств: Гвинея-Бисау, Острова Зеленого Мыса, Мозамбик, Ангола, Гвинейская республика, Народная Республика Конго, Сомалийская Демократическая Республика, Нигерия, которые находили поддержку стран социалистического содружества.

Пытаясь создать противовес американской экспансии на Ближнем Востоке и Африке, Советский Союз заключает договоры о дружбе и сотрудничестве с Анголой, Эфиопией, Мозамбиком, Народной Демократической Республикой Йемен, Афганистаном, Сирией, оказывая в рамках этих договоров экономическую и военно-техническую помощь. По данным книги П. Швейцера в 80-х годах в Южном Йемене находилось около 1500 советских военных советников, в Северном Йемене — 500, в Сирии — 2500, в Эфиопии —1000, в Ираке — 1000.2

В Азии у Советского Союза складывались непростые взаимоотношения с Китаем, который проводил свою политику, расходящуюся по многим вопросам сохранения мира, борьбы за разоружение и международную разрядку, с усилиями социалистических стран, провоцируя вражду и недоверие между государствами.

В этот период одним из главных направлений во внешней политике Советского Союза оставалось всемерное укрепление социалистической мировой системы, как решающего фактора в борьбе с международным империализмом.

С этой целью Советский Союз проводил целенаправленную и последовательную деятельность, охватывающую все сферы отношений между социалистическими странами.

В области политической решались задачи, связанные с укреплением единства и развитием сотрудничества с братскими странами: Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, ГДР, КНДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, Чехословакией, Югославией. В этом направлении произошло ряд важнейших событий. Победа вьетнамского народа в борьбе против империалистической экспансии, которая открыла путь к свободе в Лаосе и Камбоджи. Международное признание суверенитета Германской Демократической республики, ее вступление в ООН, подтверждение в мировом масштабе нерушимости западных границ ГДР, Польши и Чехословакии — как предпосылки для устойчивого мира и добрососедского сотрудничества в Европе. Укрепление международного положения и авторитета Кубы, как первого социалистического государства в западном полушарии. Активное функционирование Политического консультативного комитета Варшавского Договора — как важной формы сотрудничества руководителей компартий и стран. Его инициативы легли в основу решений крупных международных форумов и важных межгосударственных актов.

В области идеологической совместные усилия направлялись на повышение идейно-воспитательной работы с целью более успешного противостояния в идеологическом противоборстве двух социальных систем, на изучение и обобщение опыта строительства социализма в каждой отдельно взятой социалистической стране с учетом национальных особенностей, внимательное отношение к идеологическим взглядам братских партий на конкретные пути развития социализма в рамках общей коммунистической идеологии, дружеские встречи руководителей по проблемам социалистического строительства.

В области экономической делался упор на расширение экономического сотрудничества, дальнейшее развитие на основе взаимной выгоды и социалистического интернационализма по основным направлениям, определенным долговременной программой социалистической экономической интеграции, принятой Советом экономической взаимопомощи (СЭВ): совместное освоение природных ресурсов и строительство крупных промышленных комплексов; развитие кооперации между предприятиями и целыми отраслями; разработка и выполнение долгосрочных целевых программ с целью обеспечения быстро растущих потребностей в энергии, топливе, сырье, а также в удовлетворении спроса на продовольствие и промышленные товары народного потребления, развитии транспорта и повышения уровня машиностроения.

В области военной продолжалось развитие военной организации Варшавского договора путем совершенствования структуры объединенных вооруженных сил, проведения совместных учений и тренировок, оснащения современным вооружением и техникой.

Реализуя Программу мира, Советский Союз главным в своей политике по отношению к капиталистическим странам считал борьбу за утверждение принципов мирного сосуществования, за ослабление и устранение опасности возникновения новой мировой войны. И переход от «холодной войны», от взрывоопасной конфронтации двух миров к разрядке напряженности в начале-середине 70-х годов был связан, прежде всего, с изменениями в соотношении сил на мировой арене. Это, в первую очередь, коснулось Европы, где позиции социализма были особенно сильны.

Успешно развивалось сотрудничество с Францией, в сближении позиций обеих стран по ряду внешнеполитических вопросов, начатое еще президентом Де Голлем и продолженное сначала Жоржем Помпиду, а затем Жискаром д'Эстэном. Положительный сдвиг наблюдался в советско-западногерманских отношениях в вопросах сотрудничества в экономике и других областях, в урегулировании обстановки вокруг Западного Берлина. В интересах разрядки положительную роль сыграло общеевропейское совещание в Хельсинки, закончившееся подписанием 1 августа 1975 года Заключительного акта. В нем принимали участие руководители более 35 государств Европы, а также США и Канада. На совещании была коллективно поддержана нерушимость сложившихся границ, разработан свод принципов межгосударственных взаимоотношений, отвечающих требованиям мирного сосуществования.

Однако в отношениях с рядом капиталистических государств продолжали оставаться сложности, связанные с нежеланием реакционных влиятельных сил отрешиться от «холодной войны», раздувать недоверие и враждебность к странам социализма, вести оголтелую антикоммунистическую и антисоветскую пропаганду, а в практическом плане — наращивать вооруженные силы бундесвера и НАТО.

Несмотря на то, что при президентах Никсоне и Форде, удалось добиться некоторого улучшения советско-американских отношениях, в США все большее влияние начинает приобретать жесткая внешняя политика под лозунгом защиты национальных интересов с целью расширения своего влияния на мировые процессы в различных регионах планеты. К власти в Белом Доме приходит администрация Дж. Картера, которая заявляет о новых подходах к советско-американским отношениям и, в первую очередь, о ревизии достигнутых ранее договоренностей в области сокращения стратегических наступательных вооружений. Член Президиума ЦК КПСС, министр иностранных дел А.А. Громыко вспоминает: «...Одним из самых наглядных проявлений откровенного империалистического курса Вашингтона, находящегося в резком противоречии с интересами народов, служит произвольное объявление тех или иных районов мира «сферами жизненных интересов» США. В частности, администрация Картера приняла решение об учреждении «сил быстрого развертывания» для оперативного военного вмешательства во внутренние дела стран Азии, Африки и Латинской Америки. Так в конце XX века откровенно попираются общепризнанные нормы международного права.

«Крестным отцом» этой опасной для дела мира и свободы народов концепции стал Картер. И в годы его президентства она получила конкретное выражение в тех акциях, которые предпринимались США в международных делах...».3

 

Очередным поводом для нагнетания международной обстановки послужили события в августе 1975 года в Анголе и в 1977-1978 гг. в Эфиопии, где национально-патриотические силы в борьбе с антинародными режимами, подталкиваемыми США и их союзниками, нашли твердую поддержку Советского Союза, Республики Куба и других социалистических стран.

В связи с этим вновь подули ветры холодной войны, которые привели к похолоданию международного климата и осложнению отношений между СССР и США по всем направлениям.

На XXVI съезде КПСС, который состоялся в феврале-марте 1981 года, говорилось, что «...отчетный период был временем сложным и бурным. Оно было отмечено, прежде всего, интенсивной борьбой двух направлений в мировой политике. С одной стороны, курс на обуздание гонки вооружении, укрепление мира и разрядки, на защиту суверенных прав и свободы народов. С другой стороны, курс на подрыв разрядки, взвинчивание гонки вооружений, политика угроз и вмешательства в чужие дела, подавления освободительной войны... резко возросла агрессивность политики империализма — и, прежде всего, американского.

В условиях, когда к началу 80-х годов на международном горизонте сгустились тучи, Советский Союз настойчиво продолжал борьбу за устранение военной угрозы, за сохранение и углубление разрядки, на практике развивал взаимовыгодное сотрудничество с большинством стран мира».4

А.А. Громыко пишет: «...Как не раз бывало в истории советско-американских отношений, противники их нормального развития вновь извлекли на свет миф о «советской угрозе», широко пустили в политический оборот тезис, будто напряженность, враждебность и противоборство являются чуть ли не естественным состоянием для отношений между США и СССР. Воздействие этих сил начало сказываться на всем внешнеполитическом курсе США, придавая ему все более противоречивый, непоследовательный характер, с приходом к власти в Вашингтоне в 1977 году администрации Картера. Сам президент на протяжении срока своего пребывания в Белом доме шаг за шагом сползал к линии конфронтации с Советским Союзом.

Наша страна в этих условиях добивалась сохранения, а по возможности и развития всего положительного, что в предшествующие годы с немалым трудом накапливалось совместными усилиями сторон в советско-американских отношениях. Особое значение придавалось продолжению переговоров между СССР и США о заключении нового соглашения по ограничению стратегических наступательных вооружений — договора ОСВ-2.

Уже первые контакты с администрацией Картера по этому вопросу выявили, что она намерена отойти от советско-американских договоренностей, в частности, достигнутых в ходе встречи на высшем уровне во Владивостоке, и добиться подписания такого договора, который давал бы США преимущества, причем значительные, над СССР в стратегических ядерных вооружениях. Именно такой подход Вашингтона изложил государственный секретарь США Сайрус Вэнс, прибывший в Москву в марте 1977 года. Вэнс встречался с Брежневым. Между ними состоялся в принципиальном плане обмен мнениями по проблеме ядерных вооружений. Имел место ряд моих встреч с американским гостем, на которых эта проблема обсуждалась достаточно детально. Ему с цифрами и фактами в руках я разъясняя: Главное требование администрации США — о необходимости ликвидации половины советских «тяжелых» ракет (наземных МБР) — является не только неприемлемым, но и абсурдным. Мы решительно выступаем против того, чтобы расшатывался фундамент Владивостокской договоренности, на выработку которой СССР и США потратили столько усилий. Этот фундамент нужно уберечь от разрушения и на его основе довести до конца дело заключения между СССР и США второго соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений».5

США продолжают увеличивать свое военное присутствие в Западной Европе, наращивать силы на территориях военных баз, размещенных в других странах вдоль границ с Советским Союзом, побуждать страны, входящие в НАТО, усиливать силы и средства, выделяемые в состав блока.

Группировка сил общего назначения США в Европе к началу 80-х годов насчитывала свыше 355 тыс. чел., в ней находилось около 30% личного состава регулярных сухопутных войск США, 3/4 от общего количества пусковых установок оперативно-тактических ракет США (до 150 ПУ), 3400 танков, 2500 орудий полевой артиллерии и минометов, свыше 1000 вертолетов, более 750 боевых самолетов» в т.ч. свыше 400 истребителей-бомбардировщиков средней дальности и др. Концентрация такого количества войск и вооружений, вкупе с силами других стран, входящих в НАТО, постоянно генерировала напряженность в центре Европы и заставляла страны Варшавского Договора принимать необходимые меры с целью обеспечения безопасности.

США делает новый рывок с целью наращивания своего ядерного потенциала и приступает к оснащению межконтинентальных ракет и ракет на подводных лодках многозарядными боеголовками индивидуального наведения. В результате к 1978 году число ядерных зарядов американских МБР и БПРЛ возросло в 4,25 раза.

Динамика наращивания стратегических наступательных вооружений США, а также шаги СССР по сохранению достигнутого в 70-е годы паритета приведены в графике и таблице 1.6

График 1

Соотношение стратегических наступательных вооружений
(носителей и боеголовок) СССР и США

 

Таблица 1

Стратегические средства (носители)

 

годы

1965

1970

1975

1980

1985

США

Бомбард.

600

550

400

340

241

МБР

850

1054

1054

1050

1028

БРПЛ

400

656

656

656

648

КР ВБ

 

 

 

1080

 

Всего

1850

2260

2110

2046

2997

СССР

Бомбард.

250

145

135

156

143

МБР

200

1300

1527

1398

1398

БРПЛ

25

300

784

1028

924

КР ВБ

 

 

 

 

200

Всего

475

1795

2446

2528

2665

Ядерные заряды стратегических средств (боеголовки)

США

ракетные

1050

1800

6100

7300

8000

бомбы, КРВБ

4500

2200

2400

2800

3000

Всего

5550

4000

8500

10100

11000

СССР

ракетные

225

1600

2500

5500

8000

бомбы, КРВБ

375

200

300

500

1000

Всего

600

1800

2800

6000

9000

 

Советский Союз, принимая необходимые меры по обеспечению своей безопасности и безопасности своих союзников, укреплению позиций стран социалистического содружества, ведет активную внешнеполитическую деятельность, направленную на обуздание гонки вооружений, оздоровление международной обстановки.

В число первоочередных задач в своей внешней политике на XXV съезде КПСС выдвигается следующая программа действий7:

— Неуклонно укрепляя единство братских социалистических государств и развивая их всестороннее сотрудничество в построении нового общества, наращивать активный совместный вклад в укрепление мира.

— Добиваться прекращения растущей, опасной для мира гонки вооружений и перехода к сокращению накопленных запасов оружия, к разоружению. В этих целях:

а) делать все возможное для завершения подготовки нового соглашения между СССР и США об ограничении и сокращении стратегических вооружений, для заключения международных договоров о всеобщем и полном прекращении испытаний ядерного оружия, о запрещении и уничтожении химического оружия, о запрещении создания новых видов и систем оружия массового уничтожения, а также воздействия на природную среду в военных и иных враждебных целях;

б) предпринять новые усилия для активизации переговоров о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе;

в) добиваться, чтобы на смену постоянному росту военных расходов многих государств пришла практика их систематического сокращения;

г) принять все меры к скорейшему созыву Всемирной конференции по разоружению.

— Сосредоточить усилия миролюбивых государств на ликвидация остающихся военных очагов, на осуществлении справедливого и прочного урегулирования на Ближнем Востоке.

— Делать все для углубления разрядки международной напряженности, ее воплощения в конкретные формы взаимовыгодного сотрудничества между государствами. Активно вести линию на полное претворение в жизнь Заключительного акта общеевропейского совещания, развитие мирного сотрудничества в Европе. В соответствии с принципами мирного сосуществования последовательно продолжать развитие отношений долговременного взаимовыгодного сотрудничества в различных областях — в политике, экономике, науке и культуре — с США, Францией, ФРГ, Великобританией, Италией, Канадой, а также Японией и другими капиталистическими государствами.

— Вести дело к обеспечению безопасности в Азии на основе совместных усилий государств этого континента.

— Стремиться к заключению всемирного договора о неприменении силы в международных отношениях.

— Считать одной из важнейших международных задач полную ликвидацию всех остатков системы колониального угнетения, ущемления равноправия и независимости народов, всех очагов колониализма и расизма.

— Добиваться устранения дискриминации и любых искусственных препятствий в международной торговле, ликвидации всех проявлений неравноправия, диктата, эксплуатации в международных экономических отношениях.

Учитывая всё возрастающий военный потенциал стран НАТО и ФРГ и его нацеленность на страны социалистического содружества. Советский Союз, с целью обеспечения своей безопасности и безопасности своих союзников, приступает с середины 70-х годов к модернизации своих стратегических ракетно-ядерных средств средней дальности. К этому времени ракетные комплексы СС-3 и СС-4 (с ракетами Р-12 и Р-14 наземного и шахтного базирования), поставленные на боевое дежурство в 50-й и 43-й ракетных армиях в начале 60-х годов, по своим боевым характеристикам (выработка технического ресурса шахтных сооружений для размещения ракет, значительное время подготовки к пуску, громоздкость и малая подвижность, уязвимость от воздействия авиации и стрелкового оружия и т.д.) стали недостаточно эффективны. Начинается развертывание мобильных БРК СС-20 (типа «Пионер), обладающих прекрасными боевыми и эксплуатационными характеристиками: боевой мощью головной части с разделяющимися тремя боевыми блоками, большей точностью поражения объектов, высокой мобильностью и меньшей уязвимостью, с достаточно малым временем автоматической подготовки ракеты к пуску и др.

В западной части Советского Союза на ракетный комплекс «Пионер» перевооружаются три ракетные дивизии в Белоруссии (33-я рд, г. Мозырь — из состава 43-й РА, 32-я рд, г. Поставы и 49-я рд, г. Лида — из состава 50-й РА). На восток, где также создается новая группировка ракетных комплексов «Пионер», передислоцируются 23-я рд (г. Валга) в г. Канск и 29-я рд (г. Шяуляй) в г. Иркутск, 35-я рд (г. Орджоникидзе) в г. Барнаул.

Развертывание мобильных ракетных комплексов «Пионер» в Белоруссии в значительной мере усилило боевую мощь стран Варшавского Договора в Европе в их противостоянии НАТО.

Динамика модернизации ракетных средств РВСН средней дальности 8

 

1976 г.

1978 г.

1980 г.

 1982 г.

1984 г.

 1985 г.

Всего РСД

561

576

567

591

508

517

Р-12

456

404

316

224

112

112

Р-14

87

73

35

25

16

 

РСД-10

18

99

180

216

171

153

РСД-10М

 

 

36

135

225

252

 

27 декабря 1979 года правительство Советского Союза принимает непростое решение о вводе советских войск в Афганистан. Этот акт в качестве интернациональной помощи был предпринят в соответствии с Договором между нашими странами о дружбе и сотрудничестве 1978 года и в ответ на неоднократные обращения афганского руководства о непосредственной военной помощи: Советский Союз и Афганистан связывали давние дружественные отношения, когда Советская Россия еще в 1919 году оказала поддержку в борьбе против Англии. Укреплению независимости Афганистана способствовали советско-афганские договора 1921, 1926 и 1931 года. Принимая это решение, советское руководство учитывало необходимость стабилизации обстановки на южных границах страны, где, как пишет генерал армии Ю.П. Максимов: «...нельзя было не замечать повышенного интереса к этому региону и со стороны США, и со стороны Ирана, и со стороны Пакистана. Вполне логично было думать и о возможном стремлении США компенсировать именно здесь потерю своих позиций в Иране, свергнувшем шахский режим. Нельзя было не учитывать в перспективе и тенденций распространения идеи панисламизма, пользующейся серьезной поддержкой со стороны Саудовской Аравии, Египта и других строи мусульманского мира, и утверждения исламского фундаментализма в регионе.

Для нас также было небезразлична, в докам направлении будут развиваться события в Афганистане. В случае установления там недружественного по отношению к нам режима открывалась опасность создания еще одного фронта у южного «подбрюшья» нашей страны (Иран, Афганистан, Пакистан), откуда при наличии соответствующей группировки вполне можно будет наносить удар, рассекающий Советский Союз пополам, с выходом к важнейшим промышленно-экономическим районам. Это представлялось еще более важным на фоне той обстановки, которая сложилась к концу 1979 года. Жесткое противостояние двух противоположных общественно-политических систем, двух военно-политических блоков, двух сверхдержав — США и СССР, недоверие и подозрительность в отношениях между ними, война Китая против Вьетнама, вызвавшая определенное напряжение на советско-китайской границе, воинственные заявления лидеров Пакистана по отношению к Советскому Союзу, растущее напряжение в отношениях с Ираном и непредсказуемость развития событий в этом регионе — все заставляло, очевидно, весьма взвешенно подходить к принятию решения о мерах в отношении Афганистана...»9.

Однако вскоре началось постепенное втягивание наших войск в активные боевые действия для проведения совместные боевых действий против вооруженных бандформирований.

Ввод 40-й армии на территорию Афганистана» а также непосредственное участие советских спецслужб в устранении правителя Афганистана X. Амина и приведении к власти нового генерального секретаря ЦК НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана) Бабрака Кармаля, надолго определили отрицательное отношение многих государств к нашей стране, к нашим словам и нашим делам. Воспользовавшись этим, западная пропаганда сделала все,, чтобы блокировать Олимпийские игры, проводившиеся в 1980 году в Москве, развернуть широкую компанию против внешней и внутренней политики социалистических стран, к наращиванию международной напряженности и конфронтации.

Десять долгих лет длилось военное присутствие 40-й общевойсковой армии ВС СССР, ее непосредственное участие в вооруженных конфликтах на территории Афганистана. Необъявленная война принесла огромные потери с обеих сторон, легла тяжелым бременем на экономику Советского Союза, подорвала международный авторитет нашей страны и ее руководства. Поэтому многие отечественные политологи и историки последнего времени считают действия Советского Союза в то время, как серьезный политический просчет советского руководства.10

Экономика страны, обремененная огромными затратами по обеспечению паритета с США в области стратегических ядерных вооружений, программой переоснащения ракетных средств средней дальности и взятыми обязательствами по поддержке независимых развивающихся государств, начинает давать сбои.

Экономическая реформа в Советском Союзе намечалась еще в середине 60-х годов, у истоков которой стоял А.Н. Косыгин — опытный хозяйственник-производственник, сначала как Председатель Госплана (1959-1960 гг.), а затем заместитель (1960-1964 гг.) и Председатель Совета Министров СССР (1964-1980 гг.). Вопросам экономической реформы был посвящен сентябрьский (1965 г.) Пленум ЦК КПСС. Её суть состояла, прежде всего, в совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства за счет расширения хозяйственной самостоятельности предприятий, укрепления хозрасчета, усиления материальной заинтересованности работников и улучшения работы предприятий. Помимо этого реформа предусматривала совершенствование организации управления промышленностью посредством выдвижения новых требований к хозяйственному руководству, проведения в жизнь новой системы планового руководства промышленностью.

По словам близкого к А.Н Косыгину академика Дж. Гвишиани, Алексей Николаевич возлагал большие надежды на реализацию программных решений Сентябрьского (1965 г.) Пленума ЦК КПСС. Он считал, что в любом государстве система управления на всех уровнях должна постоянно видоизменяться и совершенствоваться, что в нашей стране реформа должна быть не единовременным актом, а непрерывным процессом, при условии последовательного анализа происходящих изменений, конкретных результатов, которые убеждали бы в ее целесообразности. Он был убежден, что единственно верный ответ на радикальные изменения, которые принесла научно-техническая революция в мир, где сложилась новая экологическая реальность, возник дефицит ресурсов, родились другие глобальные проблемы содержится только в капиталистической системе производства; не верил, что «невидимая рука» рынка, по образному выражению Адама Смита, автоматически обеспечит их решение. Он считал беспочвенными иллюзии, что неподготовленный переход от планирования к рыночному регулированию обеспечит оптимальное развитие нашей экономики, не обострив социальную напряженность. Свести нежелательные последствия к минимуму можно только при условии тщательной продуманности реформ, компетентного управления всеми процессами изменений.

Разрабатывая реформу, А.Н. Косыгин высказывал множество интереснейших мыслей о стиле работы руководителя, принципах коллегиальности и единоначалия, централизации и децентрализации в управлении, его экономических рычагах, о сочетании отраслевого и территориального управления и пр. Кое-что из этих его мыслей звучало в речах, выступлениях, однако далеко не полностью, потому что все мы, в том числе и он, были связаны необходимостью выполнять идеологические установки, ограничивавшие свободу мышления и, тем более, публичных высказываний.

В официальных выступлениях советских руководителей непременно повторялись общепринятые восхваления социалистического способа производства, его принципиальные отличия от капиталистического хозяйствования, и лишь в откровенных дружеских беседах они, уступали место деловому анализу не только различий, но и общих черт управления общественным производством в условиях социализма и капитализма.

Алексей Николаевич считал необходимым для разумной организации управления, особенно по мере роста масштабов общественного производства, углубления специализации и кооперации, объективного усиления роли управления, непредвзятый подход ко всему мировому опыту, в первую очередь к опыту тех стран, которые превзошли нас в экономическом и техническом отношений.11

Однако, как писал обозреватель газеты «Известия» И.А. Карпенко, развитие инициативы и самостоятельности предприятий шло в разрез с командно-волюнтаристской системой управления страной. Суть тогдашнего отхода от новых принципов экономической реформы была в том, что экономические методы управления неизбежно отводили на второй план партийное руководство на всех его уровнях. И это сразу поняли райкомы и обкомы в своих взаимоотношениях с производственными коллективами, включившимися в экономический эксперимент.

Второе, не менее важное обстоятельство — быстро и резко усиливалась власть министерств и ведомств, начинавших жить по собственным законам, становящихся своеобразными государствами в государстве. Таким образом, интересы партийных органов и ведомств смыкались как субъективно, так и объективно.

Еще одна причина, предопределившая конец реформы: новые условия развития экономики требовали решительного омоложения кадров, выведения на передний план экономистов, владеющих математическими методами планирования и программирования, коммерческих директоров, молодежи. Но в стране практически на всех уровнях управления прочно сидели бессменные руководители с 30-40 летним партийным стажем.12

Как пишет Н.Г. Егорычев, бывший в те годы заместителем министра тракторного и с/х машиностроения, к середине 70-х годов стало ясно, что экономическая реформа в стране оказалось свернутой, и управление народным хозяйством вновь стало осуществляться партийно-государственным административно-командным аппаратом, при котором возможности плановой социалистической экономики шли не на благо, а во вред народу, Советский Союз все более милитаризуется, его огромные природные ресурсы варварски эксплуатируются, распродаются, сельское хозяйство разваливается, а помощь другим странам становится просто непосильной.13

Страна стремительно катилась вспять, проигрывая уже не только Западу, но и самой себе и в темпах развития, и в уровне жизни. В экономике это был период ликвидации последствий реформы, возврата к привычной системе команды, мелочной опеки, регламентации каждого шага предприятий. От полного краха страну уже тогда удерживали лишь новые месторождения нефти и золота, нещадная эксплуатация национальных ресурсов.

Таким образом, попытки создать очередную модель экономики социализма, модель, детали которой легко могли менять руководители разного ранга по своим идеологическим соображениям, не имели должного успеха. От съезда к съезду провозглашались направления развития народного хозяйства, перед экономикой ставились все новые и новые задачи, имитирующие ее развитие. Но экономических способов и методов их решения уже не было.

В отчетном докладе XXVI съезду КПСС Л.И. Брежнев вынужден был отметить: «... Мы далеки от того, чтобы рисовать картину современного социалистического мира сплошными праздничными красками. Бывают в развитии наших стран и сложности. Переход к интенсивному развитию экономики, реализация крупных социальных программ, формирование коммунистического сознания — все это дается не сразу. Тут нужны и время, и неустанные творческие поиски...». И далее: « ...решать созидательные задачи в последние годы нашим странам приходится в осложнившихся условиях. Сыграли свою роль ухудшение мировой экономической конъюнктуры, резкие скачки цен. Торможение процесса разрядки, навязываемая империализмом гонка вооружений ложатся немалым бременем и на нас. Фактом является и заметное обострение идеологической борьбы. Для Запада она не сводится к противоборству идей. Он пускает в ход целую систему средств, рассчитанных на подрыв социалистического мира, его разрыхление...».14

 

Разрабатывая планы экономического развития страны в XI-й пятилетке (1981-1985 гг.), руководство страной должно было считаться с рядом проблем, таких как все возрастающие трудности со снабжением населения продовольствием (в первую очередь мясными и молочными продуктами), с обеспечением страны зерном, огромным дефицитом товаров народного потребления и низким качеством продукции, с отставанием научной и конструктивной базы ряда отраслей (легкой, пищевой. медицинской промышленности, сельскохозяйственного машиностроения и др.), с вопиющей бесхозяйственностью и расточительством финансовых и материальных ресурсов. К ряду факторов, усложняющих экономическое развитие страны в этот период, относились такие, как сокращение прироста трудовых ресурсов, увеличение затрат в связи с освоением Востока и Севера, рост расходов на охрану окружающей среды, существование значительного количества старых предприятий, требующих коренной перестройки, плохое состояние дорог, отставание развития транспорта и связи от нужд экономики и др.

А.А. Громыко пишет: «Экономическое положение страны было очень сложным, а в некоторых отношениях тяжелым. По справедливости тогдашний период назван застойным. Он был застоем в экономике, науке и технике, социальной сфере. Имели место разного рода комбинации с цифрами, не отражающими истинного положения в промышленности и сельском хозяйстве. Узкие места и недостатки часто затушевывались.

Всегда перед съездами партии и пленумами ее ЦК руководство проходило через мучительную стадию раздумий о том, в каком виде представить итоги развития страны. С этой же трудностью ЦК КПСС и правительство встречались каждый год при подведении итогов за минувший период. Хозяйство находилось в состоянии стагнации. Это была суровая действительность. А приходилось говорить о мнимых успехах. Полностью вся правда обнажилась позднее.

Страна тогда закупала за рубежом много промышленного оборудования. С его освоением наша промышленность не справлялась. Положение усугублялось и тем, что импортируемое иностранное оборудование не устанавливалось в нормативные сроки. Пролежав годы, устаревало с точки зрения технологии и становилось фактически непригодным к работе еще и по этой причине...».15

В то же время, с приходом в Белый дом очередного президента Р. Рейгана США начинают массированное наступление в советско-американских отношениях. В мае 1981 года на Политбюро ЦК КПСС отмечалось, что новое правительство в Вашингтоне «проявляет крайне реваншистские тенденции», ведет дело к опасной дестабилизации в мире». Рейган проводит политику «дальнейшей эскалации гонки вооружений... и стремится к подрыву советской экономики». Новый президент «не заметил, что общая расстановка сил в мире не благоприятствует капитализму». Он хочет «нивелировать достижения международного социализма, используя методы провокации..., и экономической войны». Действительность подтвердила эти оценки.

Уже в начале 1982 года администрация Рейгана начала разрабатывать стратегию, основанную на атаке на главные, самые слабые места политической и экономической советской системы. Цели и средства этого стратегического наступления были обозначены в серии секретных директив по национальной безопасности (NSDD), подписанных президентом Рейганом в 1982 и 1983 годах, — официальных документах президента, направленных советникам и Департаментам, касающихся ключевых проблем внешней политики. Эти директивы по многим аспектам означали отказ от политики, которую еще недавно проводила Америка. Подписанная в марте 1982 года «NSDD-32» рекомендовала «нейтрализацию» советского влияния в Восточной Европе и применение тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе. Принятая Рейганом в ноябре 1982 года «NSDD-66» в свою очередь объявляла, что цель политики Соединенных Штатов — подрыв советской экономики методом атаки на базовые средства, являющиеся основой советского народного хозяйства. Наконец, в январе 1983 года, Рейган подписал «NSDD-75», в которой предусматривалось фундаментальное изменение отношений с советской системой. Эти и другие директивы имели своей целью проведение Америкой наступательной политики, направленной на ослабление социалистического строя, а также ведение экономической войны и войны за ресурсы.16

В практическом плане это реализовывалось в следующих направлениях:

— Понижение мировых цен на нефть, как источника доходов советской экономики, воспрепятствование импорта газа из Советского Союза путем всемерного торможения строительства газопровода из Уренгоя в Западную Европу. 29 декабря 1981 года президент Р. Рейган объявил эмбарго, запрещавшее США участвовать в строительстве этой транспортной энергетической системы.

— Целенаправленный и хорошо срежиссированный подрыв доверия западных финансовых кругов к странам социалистического содружества, создание затруднений с предоставлением кредитов и ужесточение условий их обслуживания и погашения.

— Беспрецедентная дискриминация по вопросам предоставления социалистическим странам передовых технологий и современного промышленного оборудования.

— Разжигание внутринациональной розни в Афганистане, тайная военная и финансовая поддержка афганских моджахедов, направленная на изматывание Советской Армии, поставки вооружений в Афганистан через третьи страны.

— Рост вооружения и поддержание их на высоком техническом уровне, что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис ресурсов.

— Прямая политика подрыва политического строя в странах Восточной Европы, и в первую очередь в Польше. Объявление военного положения в этой стране стало сигналом для широкомасштабных идеологических диверсий под видом оказания помощи оппозиционному движению «Солидарности». Администрацией США в течение нескольких месяцев были подписаны тайные директивы, направленные на ослабление мощи Советского Союза и стран социалистического содружества и развертывание широкомасштабной экономической войны.

Через Ватикан и израильскую разведку ЦРУ начало устанавливать контакты с оппозицией, чтобы иметь доступ к сбору информации о внутреннем положении в Польше. План финансирования «Солидарности» предусматривал:

— передачу основных средств на содержание движения. Средства могли передаваться наличными, как в американских долларах, так и в польских злотых;

— доставку современных средств связи с целью создания эффективной сети для «Солидарности» в подполье. Это должно было облегчить движению связь даже в условиях военного положения;

— обучение отдельных людей, участвующих в движении, пользованию современными средствами связи;

— использование источников ЦРУ, которые могли бы служить глазами и ушами, а также предоставление в случае необходимости существенных разведданных.

По этому плану в кассу «Солидарности» ежегодно поступало нелегально свыше 8 миллионов долларов, огромное количество антиправительственной литературы. Через центр американских профсоюзов «Солидарность» получала печатные станки, пишущие машинки и другую множительную технику.

Ожесточенная идеологическая борьба, развернутая против стран социалистического содружества и, в первую очередь против СССР, повышение активности и эффективности пропагандистских средств классового противника оказывали разлагающее воздействие на сознание советских людей. ЦК КПСС в апреле 1979 года принимает специальное Постановление о задачах улучшения идеологической, политико-воспитательной работы, ставя вопрос о коренной перестройке многих участков и сфер идеологической работы.

Однако переломить ситуацию в идеологической борьбе под грузом накопившихся в стране экономических и социальных проблем в полной мере не удается. Страна объективно подходит к новому этапу в своей истории, начавшемуся с пресловутой «перестройки», непродуманно начатой новым Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С. Горбачевым, завершившемуся полным крахом социалистической мировой системы и развалом Советского Союза, как единого государства.

В этот сложнейший для страны период широкого наступления империализма на социалистические завоевания Вооруженные Силы СССР и стран Варшавского договора продолжают активно совершенствовать свое боевое мастерство и надежно защищать социалистические страны от вооруженного вмешательства и столкновения со странами НАТО. В рассматриваемый период Генеральный штаб Вооруженных Сил Советского Союза проводит ряд широкомасштабных стратегических учений, в том числе на Западном ТВД, имеющих целью отработки совместных действий армий стран Варшавского договора по решению стратегических задач и воспрепятствованию возможной агрессии.

РВСН и войска 50-й ракетной армии, получая на вооружение новые ракетные комплексы, активно привлекаются Генеральным штабом и Министром Обороны к этим учениям, решая конкретные стратегические задачи.

______________________

1. Материалы XXV съезда КПСС. 1976 г.

2. П. Швейцер «Победа». Издательство СП «Анвест». Минск. 1995 г.

3. А.А. Громыко. «Памятное».

4. Материалы XXVI съезда КПСС 1981 г.

5. А.А. Громыко. « Памятное»

6. Н.Ф. Червов. «Ядерный круговорот: что было, что будет».

7. Материалы XXV съезде КПСС 1976 г.

8. По книге «Ракетный щит Отечества» под ред. В.Н. Яковлева Москва, 1999 г.

9. П. Максимов «Записки бывшего главкома стратегических». ЦИНК, 2004 г

10. Более подробно см. Д. Гай, В. Снегирев «Вторжение» Москва СП «Икла». 1991 г.

11. Дж. М. Гвишиани. Человек, который был мне дорог. Сборник «Премьер известный и неизвестный». Воспоминания о А.Н. Косыгине. М. Изд. «Республика», 1997 г.

12. И.А. Карпенко «Косыгинская реформа» Сборник «Премьер известный и неизвестный» Воспоминания о А.Н. Косыгине. М. Изд. «Республика» 1997 г.

13. Н.Г. Егорычев. «Он шел своим путем». Сборник «Премьер известный к неизвестный» Воспоминания о А.Н. Косыгине. М. Изд. «Республика». 1997 г.

14. Материалы XXVI съезда КПСС 1981 г.

15. А.А.Громыко «Памятное».

16. Более подробно о тайной стратегии администрации Р. Рейгана против Советского Союза и социалистических стран можно прочесть в книга П. Швейцера «Победа». Издательство СП «Анвест». Минск. 1995 г.

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика