На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
IV. ПЕРЕВООРУЖЕНИЕ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ
МОБИЛЬНОЙ РАКЕТНОЙ ГРУППИРОВКИ (1977-1985 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Глава 12. Тыловое и автотехническое обеспечение.

К середине 70-х годов тыл 50-й РА накопил большой практический опыт всестороннего и бесперебойного тылового обеспечения повседневной деятельности соединений и частей.

Управление тыла возглавлял генерал-майор Н.И. Кириленко, а его заместителями были полковники В.В. Погосов, а затем И.Т. Павловский. В продовольственной службе работали подполковники В.А. Гордов, П.С. Ковбаса, И.М. Егоров, в вещевой службе — И.Т. Смолиговец, В.М. Тепляков, А.Н. Синев, в службе снабжения ГСМ и спецтопливом — В.А. Котов и А.В. Мартынов, в службе военных сообщений — П.Ф. Чепурной и И.Д. Дробот, в инженерно-технической службе полковники В.И. Сучков, В.Ф. Лисунов, В.П. Шнпилов, подполковник А.Г. Воликов, КЭО — подполковники Н.А. Воронов и Ю.М. Маров, в медицинской службе — полковник В.В. Королев, подполковники В.М. Старков, А.А. Приютов, Н.А. Жук, М.Г. Буравлев, а также и другие офицеры тыла.

В работе тыла продолжало уделяться внимание улучшение быта военнослужащих, их питания, обустройства и обмундирования, как важных элементов поддержания высокого-морального духа, укрепления воинской дисциплины и обеспечения постоянной боевой готовности соединений и частей.

Основные усилия продовольственной службы были направлены на своевременное и качественное питание по установленным нормам довольствия, улучшению материально-технической базы службы.

Большое внимание было обращено на хранение, освежение и учет продовольствия «НЗ» в защитных сооружениях. Овощехранилища обеспечивались контейнерами и ящиками для хранения продукции сезонной заготовки. Внедрено в практику строительство учебных пунктов, кормоцехов. Все солдатские столовые прошли капитальный ремонт, заменена внутренняя теплосеть, обеспечены холодильным и механическим оборудованием и посудой из нержавеющей стали. В 50% столовых 10-и местные столы заменены 6-и местными столами. Для дежурных смен закуплено дополнительное оборудование и посуда, переоборудованы места приема пищи.

С офицерами службы были проведены учебно-методические сборы по организации заготовок картофеля и закладки овощей на длительное хранение.

С 1976 года подготовка поваров для офицерских и солдатских столовых, поваров-инструкторов, начальников столовых, начальников складов была организована в школах ракетных войск. Это значительно повысило профессиональное мастерство младших специалистов службы. В связи с тем, что полевые средства приготовления горячей пиша типа очажных и автоприцепных кухонь КП-2-48 (49) были недостаточно совершенны для приготовления пищи для большого количества офицеров и военнослужащих срочной службы, участвующих в регламенте БРК «ОС», в 7-й рд были приняты к использованию ВС-20 (вагон-столовая на 20 посадочных мест), а также походные кухни нового образца: КП-125 и КП-130, а также ВД-1 (вагон-душевая) для помывки личного состава. Это оборудование было поставлено и в самый северный 24-й ракетный полк (п. Кнца).

Большая работа была проделана по замене на кухнях огневых плит на электрические и газовые (примерно на 85%), что также способствовало улучшению качества приготовления пищи, полностью заменена алюминиевая посуда на более гигиеничную из нержавеющей стали. Большую инициативу в решении этих вопросов проявили офицеры продовольственной службы: 58-й рд (г. Кармелава) — майор П.Г. Дунь, 40-й рд (г. Остров) — майор И.В. Соболев, 24-й рд (г. Гвардейск) — майор Н.П. Антонюк, 23-й рд (г. Валга) — майор Н.А. Радивилов.

С 1976 года в армии развернулось строительство хозяйственным способом объектов тыла. За это время было построено около 20 животноводческих комплексов на 500 голов каждый. 25 свинарников на 100—150 голов каждый, более десятка птичников на 500 голов каждый, около 10 овощехранилищ на 1000 тонн, реконструировано около 140 столовых. В каждом ракетном дивизионе и полку имелись парники для выращивания зелени и некоторых овощей к солдатскому столу. Это позволяло разнообразить питание военнослужащих, особенно дежурных смен и караулов.

На начало 1981 года в армии имелось более 200 продовольственных складов, около 100 солдатских бань.

В военторгах соединений и их филиалах широко внедрялись прогрессивные методы торговли, с 1971 года в армию начали поступать заводского изготовления солдатские чайные «Смолянка», изготавливавшиеся по заказу тыла армии на Смоленском заводе торгового оборудования. Они нашли широкое применение в воинских частях. Много усердия и старания в усовершенствовании материально-технической базы и улучшении торговли внесли начальники военторгов №19 — майор В.С. Чепенко и № 437 — майор В.Э. Любин.

Для улучшения торгово-бытового обслуживания военнослужащих, членов их семей, рабочих и служащих СА было построено 6 новых смешанных магазинов, 3 комбината бытового обслуживания, 11 овоще- и фруктохранилищ и 2 гаража.

По линия вещевой службы продолжало улучшаться снабжение вещевым имуществом и, в первую очередь, обмундированием. По линии военторга совершенствовалось качества пошива обмундирования офицерского состава. В практику итоговых проверок вошли строевые смотры личного состава частей и подразделений, на которых проверялось состояние обмундирования военнослужащих и соблюдение установленных сроков носки, полнота экипировки военнослужащих срочной службы. Практически во всех частях были созданы комплекты рабочей и специальной одежды, что способствовало сохранению опрятного вида военнослужащих. Вводились в эксплуатацию прачечные. Для ремонта вещевого имущества в армии работало около 40 мастерских, 10 полевых механизированных химчисток. В каждом подразделении был подготовлен сапожник и парикмахер, закуплено соответствующее оборудование (машинки для стрижки волос, инвентарь для ремонта сапог и т.д.).

Весомый вклад в решение задач тылового обеспечения сделала инженерно-техническая служба, которая была передана в подчинение тыла в феврале 1979 года. Это повысило возможности в решении вопросов поддержания и ремонта объектов тыла и совершенствования быта военнослужащих. Большой вклад в развитие ИТС внесли

 

С 1975 года на объектах началась замена котлов ВГД на котлы новой модификации Е-1. а с 1978 года — реконструкция котельных с заменой секционных котлов на котлы ДКВР. В решении этих вопросов много сделали офицеры ИТС: в 32-й рд (г. Поставы) — помощник командира дивизии по ИТС подполковник Л.К. Кочетков и начальник инженерно-технического отделения майор Г.В. Подмарев; в 29-й рд (г. Шяуляй) — помощник командира дивизии по ИТС подполковник П.Ф. Семенов; в 58-й рд (г. Кармелава) — подполковник Н.И. Букреев.

С целью улучшения эксплуатации жилого фонда было создано при дивизиях 4 квартирно-эксплуатационных части (КЭЧ) в 32-й рд (г. Поставы), в 31-й рд (г. Пружаны), 49-й рд (г. Лида) и 40-й рд (г. Остров).

Наряду с этим активно осуществлялись практические мероприятия по решению задач в условиях, приближенных к реальной боевой обстановке, отрабатывались различные варианты перевода частей и подразделений тыла с мирного на военное положение. Тылом армии продолжали совершенствоваться способы и методы подготовки органов тыла и тыловых подразделений к действиям в высших степенях боевой готовности, с целью повышения живучести в условиях боевой обстановки отрабатывались задачи рассредоточения частей и подразделений, органов управления, сил и средств тыла в полевых районах. Основные усилия при этом направлялись на заблаговременную подготовку запасов материальных средств для их вывоза автомобильным и железнодорожным транспортом. В целях сокращения сроков вывоза материальных средств в полевые районы часть запасов была затарена в контейнеры или заранее загружена на автотранспорт, увеличен фронт погрузки на складах, а в 32-й рд (г. Поставы), 49-й рд (г. Лида) и 7-й рд (п. Выползово) оборудованы специальные эстакады.

В этот период были проведены мероприятия по разработке соответствующей планирующей документации тыла, по подготовке командного состава тыловых подразделений действиям по занятию полевых районов и организации тылового обеспечения в высших степенях готовности. Установлено взаимодействие с военными округами по техническому прикрытию при пропуске боезапаса, поступающего на станции выгрузки.

С целью повышения живучести частей армии проводится ряд практических мероприятия по службе военных сообщений (ВОСО).

В 1978 году в 7-й рд на учениях отработана задача выбора запасных выгрузочных станций для рассредоточения материальных средств дивизии, вывода материальных средств в полевой район железнодорожным транспортом, а также управление воинскими перевозками с использованием проводной связи МПС и радиосвязи с применением радиостанций ЖР-3Н, находящихся на вооружении железнодорожной роты дивизии.

В 1979 году в проведены работы по выбору и рекогносцировке 22 станций выжидания для получения резерва боезапаса всех видов, поставляемого из Центра в готовности «военная опасность».

К концу 1980 года совместно с другими службами на этих станциях создан запас сборно-разборных аппарелей, произведена подготовка дорог, выгрузочных мест и районов выжидания техники.

В то же время, при расформировании и переформировании ракетных полков только за 1978 — 1980 годы службой ВОСО обеспечена перевозка грузов с использованием свыше 1400 вагонов и около 300 цистерн. Для решения, задач по перевооружению ракетных дивизий созданы службы ВОСО 32-й рд в 1978 году и 49-й рд — в 1980 году.

Со службой военных сообщений Белорусского военного округа согласована поставка железнодорожного транспорта для 32-й рд и 49-й рд в боевой готовности «Военная опасность», практически отработана и показана руководящему составу соединений и частей в марте 1984 года при проведении дивизионного тылового учения. Впервые в Ракетных войсках в 32-й рд была проведена опытная погрузка агрегатов комплекса на неподготовленном заранее участке и успешно выполнена их передислокация железнодорожным транспортом на новое место.

Для ускорения вывоза запасов материальных средств в собственность 32-й рд был выделен железнодорожный транспорт, который содержался в постоянной готовности к загрузке.

Службой ГСМ за счет правильного хранения и высокого уровня организация контроля качества КРТ были значительно увеличены сроки хранения топлив, с сохранением стандартного качества, что позволило повысить боеготовность частей, и дало большую экономию денежных средств.

Для оборудования полевых складов горючего в частях был создан запас стальных резервуаров Р-25, Р-10. Базы материально-бытового обеспечения (БМБО) были обеспечены емкостями для горючего на 1000 м3, полки Р-12Н — емкостями на 500 м3, а дивизионы Р-12Н — на 150 м3. Для быстрой погрузки в автотранспорт стальные резервуары были установлены на эстакады, а резинотканевые резервуары загружены на прицепы.

Начало перевооружения ракетных дивизий на ракетный комплекс РСД-10 «Пионер» поставило перед тылом армии и дивизии ряд новых задач по тыловому обеспечению ракетных полков при несении боевого дежурства на стационарных и полевых боевых позициях, при совершении маневренных действий в различных условиях обстановки, а также глубокого маневра при выводе дивизии из-под ударов противника с занятием удаленного секретного позиционного района (СЗПР). В составе ракетного комплекса появилась специальная техника тылового обеспечения: машины обеспечения боевого дежурства (МОБД) — машина-столовая (15Т117) и машина-общежитие (15Т118) на базе многоосных шасси МАЗ-543. В каждом дивизионе и на подвижном командном пункте полка (ПКП) была сформирована батарея боевого обеспечения (ББО), в состав которой входил хозяйственный взвод. Это значительно повысило возможности тыла полка при решении задачи питания дежурной смены и всего личного состава подразделений.

Главное внимание в работе тыла армии в этот период было сосредоточено на совершенствовании способов тылового обеспечения соединений и частей РСД-10, наращивание и развитие материально-технической базы и повышение живучести системы тылового обеспечения.

В ходе перевооружения 32-й рд была сформирована база материально-бытового обеспечения (БМБО). военный госпиталь дивизии, расширена емкость складов, что положительно сказалось на организации тылового обеспечения.

О некоторых особенностях работы службы тыла ракетной дивизии, вооруженной подвижным грунтовым комплексом «Пионер» рассказывает начальник тыла 32-й рд в 1980-1986 гг. полковник В.А. Котов87: «Знакомство с 32-й ракетной дивизией у меня началось необычно. 17 июля 1979 года в 428-й ракетный полк (г. Сморгонь) дивизии прибыла группа офицеров тыла управления 50-й РА. Возглавлял группу начальник тыла — генерал-майор Кириленко Н.И. с задачей — оказание помощи командованию дивизии и полка в подготовке встречи министра обороны СССР Маршала Советского Союза Устинова Д.Ф. с ведущими конструкторами ракетного комплекса «Пионер». Предстояла напряженная работа по подготовке полка.

Через несколько дней в полк прибыли главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии Толубко В.Ф. с группой офицеров Главного штаба РВСН и командующий 50-й РА генерал-полковник Яшин Ю.А. с офицерами армии.

Это накладывало большую ответственность на командование дивизии, и особенно на офицеров тыла полка, не только за организацию и качество питания руководящего состава РВСН, но и за состояние всех объектов тыла: солдатской столовой, общежития, казарм, медицинского пункта, бани и других объектов, куда могли зайти «гости». Я не могу сказать, что внезапная задача тогда поставила меня в тупик, но определенное волнение было. К этому времени у меня уже был достаточный опыт работы. Я уже прошел должности начальника службы ракетных топлив и горючего в 23-й ракетной дивизии и армии, а до этого у меня за плечами уже был достаточно солидный практический опыт работы офицера тыла, начальника организационно-планового отделения, заместителя командира полка по тылу. Поэтому к решению такого рода задач я уже был готов.

23 июля 1979 года министр обороны Маршал Советского Союза Устинов Д.Ф. с группой офицеров и генералов из Минска (он присутствовал там на проводимых учениях) двумя вертолетами прибыл в полк, а вслед за ним прибыли ряд конструкторов во главе с генеральным конструктором комплекса «Пионер» Надирадзе А.Д.

Помню, в тот день сама природа нам помогала и способствовала успеху сборов. До приезда участников сбора в полк стояла жара, жарко было даже в рубашках. Главкомом РВСН было принято решение — с ближайших полков вызвать машины 8Т311 (нейтрализационно-обмывочные машины) и рано утром дороги в местах, где будут проходить занятия, обильно полить водой, чтобы машины не поднимали пыль.

Трудно передать нашу радость, когда накануне вечером вдруг пошел проливной дождь и за ночь решил все проблемы, а утром, в день прилета министра обороны СССР, погода стояла пасмурная, и жары как не бывало. Министр был одет в китель, с портупеей, и всем участникам сборов пришлось иметь соответствующую форму одежды. Закончились сборы большим совещанием, где решались вопросы дальнейшей судьбы ракетного комплекса «Пионер».

В офицерской столовой был приготовлен хороший обед, но, к сожалению, министр обороны задержался на совещании до 16.00 и улетел, не имея возможности по времени принять пищу в полку. Но за час до отлета мною были доставлены на аэродром холодная закуска, бутерброды, и мы все же накормили министра обороны и всех участников сборов.

С большим уважением вспоминаю командира 428-го ракетного полка полковника А.А. Чеботарева и его заместителя по тылу подполковника М.М Линиченко, которые, конечно же, не без нашей помощи в короткие сроки привели тогда войсковое хозяйства полка в образцовое состояние, что позволило в дальнейшем на базе этого полка много раз проводить итоговые сборы но планам командующего армией.

Моя служба в 32-й ракетной дивизии началась в сентябре 1980 года в должности заместителя командира дивизии по тылу — начальника тыла. Тыл дивизии числился на хорошем счету. Руководил им опытный, грамотный, настоящий хозяйственник полковник Николай Наумович Руцкий. Возглавляемый им коллектив офицеров тыла дивизии приложил максимум старания, настойчивости, умения в реализации задач по тыловому обеспечению полков в период перевооружения на новый комплекс «Пионер» и накопил хороший опыт. И мне оставалось только продолжить и нарастить эту работу. К сожалению, я не застал Николая Наумовича (он к этому времени был уволен) и мне знакомиться с тылом каждого полка пришлось самостоятельно. Службы тыла дивизии возглавляли опытные офицеры: начальник организационно-планового отделения, молодой, грамотный выпускник Академии тыла и транспорта капитан Е.П. Демичев, начальник службы горючего капитан А.В. Мартынов, начальник продовольственной службы — майор Г.В. Иванов, начальник вещевой службы майор Н.Е. Майборода, начальник службы ВОСО — майор Н.А. Велинтейчик, начальник медицинской службы подполковник Н.В. Майстренко, которого позже сменил подполковник П.Д. Виевник. В состав тыла дивизии входили: база материально-бытового обеспечения и военный госпиталь, которые возглавляли, соответственно, подполковник Г.Н. Хуцураули и подполковник Н.Л. Барулин.

Особо теплое воспоминание у меня осталось от общения с начальником инженерно-технической службы заместителем начальника тыла подполковником Владимиром Антоновичем Павленко. Его глубокие знания по своей специальности, исключительное трудолюбие, уважительное отношение к подчиненным во многом помогали решать сложные задачи по обеспечению надлежащего быта и организации учебы личного состава дивизии.

Всегда с уважением вспоминаю начальников тыла полков, с кем решали в полном объеме задачи тылового обеспечения дивизионов самоходных пусковых установок (СПУ) как на полевых боевых стартовых позициях (ПБСП), так и на стационарных. Это начальник тыла 346-го рп подполковник А.И. Патрах (в последующем он стал старшим преподавателем в ВАТТ и получил воинское звание полковник); начальник тыла 402-го рп подполковник П.Н. Шандрин (в последующем начальник тыла Новосибирской рд, старший преподаватель ВАТТ — полковник); начальник тыла 249-го рп подполковник В.А. Медведский (в последующем начальник тыла 32-й рд — полковник); начальник тыла 835-го рп майор В.С. Гришин (в последующем начальник штаба тыла 50-й РА, к сожалению, рано ушел из жизни, светлая ему память), в последующем тыл полка возглавлял подполковник С.Н.. Шинкарев; начальник тыла 428-го рп подполковник А.В. Зарьков (в последующем начальник тыла рд); начальник тыла трб подполковник Е.А. Павлюкевич (в последующем стал кандидатом военных паук, начальником кафедры ВАТТ, полковником). Этими людьми я горжусь, их труд был достойно оценен, и все они были выдвинуты на вышестоящие должности.

Служба на должности начальника тыла дивизии интересная и сложная, поэтому не могу не остановиться на некоторых эпизодах моей службы в 32-й рд.

Первые месяцы моего пребывания в должности начальника тыла дивизии были насыщены сложными задачами, поставленными командиром дивизии, — обеспечить постановку нового 835-го рп на боевое дежурство. Сложность заключалось в том, что в полку отсутствовали установленные запасы горючего, которые необходимо иметь при заступлении на боевое дежурство в полку. Без них полк физически не мог быть поставлен на боевое дежурство, этого жестко требовали руководящие документы.

А причина была в том, что строители не успевали закончить строительство склада горючего при заправочном пункте, на котором должны храниться запасы горючего (отсутствовали резервуары). Изучив обстановку, я предложил использовать резервуары, оставшиеся от старой системы заправки. Полк базировался на комплексе со стационарной заправкой ракет, и на БСП находились обвалованные емкости из-под КРТ на 75 куб.м. Они были нейтрализованы после компонентов ракетного топлива — гептила, оставалось только привести их в порядок, зачистить, укомплектовать болтами крышки, и тогда можно было их использовать по новому назначению. Эта задача была успешно решена.

Вторым и незабываемым эпизодом службы было, конечно, «Запад-8 ».

Большая работа проводилась в период подготовки к учениям. Строились трибуны на каждой учебной точке, а их было три, вместимостью до трехсот человек. Мы оборудовали «зону тыла», на которой было установлено две палатки. Одна — КМП (каркасно-медицинская палатка), которая использовалась для организации питания главнокомандующего РВСН с группой генеролов, командующего 50-й РА с группой офицеров управления армии, которые находились в районе в течение более 10 дней до начала учений. Кто организовывал питание в полевых условиях для «высокого» руководства, тот имеет представление, что это не все так просто. Одно дело организовать обед один раз в полевых условиях, а если это уже система в течение 10 дней, то это очень ответственно и хлопотно.

Мы даже организовали праздничный обед в палатке в честь 55-летия командующего 50-й РА генерал-полковника Николая Никифоровича Котловцева, на котором присутствовали главнокомандующий РВСН, начальник политуправления и другие генералы и офицеры. Обед удался, и все были довольны.

Другая палатка 8Ю12 была позаимствована в ТРБ. В ней мы развернули столовую на двести пятьдесят посадочных мест.

Одно из невторостепенных мероприятий была установка двух туалетов. Для этого была зарыта трехкубовая цистерна, которая обеспечивала автоматическую подачу воды. Туалеты были оборудованы зеркалами, электросушителями для рук. Один из высоких начальников в шутку сказал: «Туалеты оборудованы, как в хорошей звездной гостинице».

Основная нагрузка в подготовительный период легла на командование и личный состав 402-го рп, (командир полка полковник И.Ю. Куликовский, заместитель командира по тылу подполковник П.И. Шандрин), которые с честью справились со сложной задачей обеспечения этих мероприятий.

Показ нашей ракетной техники участникам учения был спланирован на конец рабочего дня. Участникам сборов показали также две машины обеспечения боевого дежурства (МОБД) — 15Т117 и 15Т118. После осмотра машин обеспечения боевого дежурства командующие военных округов (ВО) обратились с просьбой к министру обороны выделить на управление ВО хотя бы по одному комплекту таких машин для обеспечения проводимых своих учений, на что министр обороны только улыбнулся и развел руками. А у нас МОБДы имелись в каждом дивизионе полка СПУ «Пионер».

В ходе показа был объявлен перерыв, и главнокомандующий РВСН пригласил министра обороны всех участников на «чай к ракетчикам».

В палатке КМП были накрыты столы на пятьдесят человек для руководства учением: министр обороны со своими заместителями, главнокомандующие видов ВС СССР и гости — министры обороны стран Варшавского Договора со своими переводчиками. От РВСН были главнокомандующий и начальник политуправления. Для остальных участников учений были накрыты столы в «большой» палатке. Никаких горячих блюд не было, были в термосах кофе, чай, разнообразные напитки, холодные закуски, бутерброды в изобилии. «Чай у ракетчиков» очень понравился, и все остались довольны.

За всеми этими «банальными» строками стоит титаническая, кропотливая работа офицеров и прапорщиков тыла по обеспечению проведенного учения, за что я им искренне благодарен.

По мере освоения нового ракетного комплекса СПУ «Пионер» нарастала интенсивность проведения различных проверок, учений, в том числе проводимых под руководством командующего 50-й РА, главнокомандующего РВСН. Возрастал объем и сложность решаемых задач тылом дивизии.

Одной из новых задач полков СПУ было обеспечение их при совершении длительного марша на большие расстояния в скрытый запасный позиционный район (СЗПР), для чего требовалось по-новому решать задачи по обеспечению дозаправки боевых машин горючим в ходе марша.

На одном из учений, проводимых командующим 50-й РА, с дивизией отрабатывались три способа по дозаправке СПУ горючим. Один — с использованием грузомакета с цистерной емкостью в 30 кубов на шасси МАЗ-547, который предназначался для обучения практическому вождению, механиков-водителей.

Емкость в повседневной деятельности заливалась водой. Мы предложили заполнить ее дизельным топливом. После некоторой модернизации у нас получился солидный склад горючего на колесах, который с успехом использовался для транспортировки и заправки боевой и другой техники полка.

Второй способ заключался в том, что мы эффективно использовали полевой заправочный пункт ПЗП-20, который позволял одновременно заправлять все боевые машины МАЗ-547, МАЗ-543 дивизиона в максимально короткие сроки. И третий способ заправки с соблюдением мер маскировки заключался в том, что на топливозаправщиках удлинили шланги до 50 м, и, практически находясь на некотором удалении от боевой техники, соблюдался не только режим скрытности, но и меры противопожарной безопасности.

Большая, кропотливая работа проводилась начальниками служб тыла дивизии по улучшению условии жизни и быта личного состава, совершенствованию материально-технической базы тыла и накапливанию запасов материальных средств по каждой службе.

Так, начальником службы горючего дивизии майором Мартыновым А.В. (впоследствии начальник тыла 12-го ГУ МО РФ, генерал-майор) была проведена большая работа по совершенствованию заправочных пунктов в ракетных полках. Были построены хозяйственным способом четыре типовых заправочных пункта. Под его руководством была увеличена емкость склада горючего в дивизии за счет использования емкостей старых ракетных комплексов. Впоследствии на базе этого склада были проведены сборы с начальниками служб РТ и горючего армий и дивизий начальником службы РТ и горючего РВСН полковником Пустотиным А.С. Вышеуказанные три способа заправки ракетной техники были также предложены майором Мартыновым А.В. Это был специалист высокого класса, трудоголик, как о таких говорят люди. Впоследствии он прошел должности начальника службы РТ и горючего армии, заместителя, а затем и начальника службы РТ и горючего РВСН, начальника штаба тыла РВСН, где получил звание генерал-майора.

По службам вещевого и продовольственного обеспечения много было потрачено усилий на переоборудование складов дивизии под запасы материальных средств с использованием освобожденных казарм и хранилищ строителями.

Оперативно были созданы установленные войсковые запасы дивизии по службам тыла, опробован вывоз этих запасов в полевой район на одном из учений, проводимых ГК РВСН. Для вывоза запасов продовольствия использовались переоборудованные тележки из-под головных частей. По вещевой службе использовали мягкие контейнеры (в то время это была новинка, полученная для этих ученый на складах военного округа). Один контейнер вмещал полную экипировку на 25 военнослужащих.

Совершенствовалось медицинское обеспечение в полевых условиях. На базе дивизии было проведено показное учение по развертыванию военного госпиталя в полевом районе с коечной емкостью на тысячу раненых (при норме 500). При организации подготовки и проведения этого учения хорошие организаторские способности показали начальник медицинской службы дивизии подполковник П.Д. Виевник и начальник госпиталя подполковник Г.Н, Хучураули. Командованием были отмечены высокие профессиональные навыки всего личного состава госпиталя, особенно женского персонала. Учение было высоко оценено вышестоящим руководством.

Совершенствовалось торгово-бытовое обеспечение военнослужащих и членов их семей.

Активная добросовестная работа всех начальников служб тыла дивизии над состоянием объектов войскового хозяйства позволила участвовать дивизии в смотре-конкурсе МО СССР на «Лучший военный городок». Дивизия заняла почетное 3-е место в ВС СССР и была награждена грамотой министра обороны».

С вводом в действие «Основ подготовки и ведения операции ВС СССР» в целях повышения боевой готовности частей и подразделений тыла и живучести тыла были проведены мероприятия:

— переработаны Планы организации тылового обеспечения боевых действий;

— проведены мероприятия по механизации погрузочно-выгрузочных работ и на этой основе сокращено время на вывоз запасов материальных средств в полевые районы на 15%;

— согласованы с тылом Белорусского, Ленинградского военных округов планы взаимодействия по вопросам материального, технического, транспортного и медицинского обеспечения;

— пункты управления БМБО в 32-й рд, 49-й рд и 7-й рд укомплектованы спецаппаратурой П-240Т и радиостанциями Р-137 для обеспечения связи в полевых районах;

— на командных пунктах, пунктах управления и в убежищах созданы запасы продовольствия, укомплектованы посудой и средства приготовления пищи.

Большая нагрузка в период освоения новой мобильной техники лежала на службе снабжения горючим. Вспоминает генерал-майор А.В. Мартынов, который в то время был начальником службы горючего 32-й рд в 1981-1987 гг.88: «... в процессе перевооружения дивизии, как это у нас практически повсеместно бывает, в первую очередь строились объекты материально-технической базы, которые непосредственно обеспечивали постановку и несение боевого дежурства. Все остальные объекты, в т.ч. инфраструктуры тыла, и, прежде всего; службы горючего, оставались от старой системы и, естественно, не соответствовали предъявляемым требованиям на новом комплексе.

Кроме того, появились совершенно новые, ранее не существовавшие критерии и требования, связанные с особенностями применения нового оружия. Это, прежде всего, обеспечение необходимой мобильности комплекса, более высокий расход горючего и, как следствие, необходимость содержания повышенных его запасов и увеличение емкости существующих складов и пунктов заправки техники горючим. В десятки раз расширилась номенклатура сортов горючего, масел, смазок, специальных жидкостей, применяемых при эксплуатации вооружения. Более того, потребность в них исчислялась до десятков тонн, многие из которых отсутствовали в довольствующих службах военных округов, чрезвычайно возросли требования к вопросам качества горючего и многие другие проблемы.

Весь комплекс этих важнейших вопросов зачастую приходилось решать методом «проб и ошибок», так как по многим вопросам отсутствовала необходимая нормативно-правовая база и шли тяжелейшие процессы наработки опыта эксплуатации нового вооружения и техники, обучения личного состава, обустройства инфраструктуры дивизии.

При этом решение главной задачи — несение боевого дежурства, в том числе, два раза в год по сорок пять суток каждым ракетным полком в полевых условиях, должно быть безукоризненно службой горючего обеспечено. Наряду с главной задачей, не менее ответственными были и другие: завершался процесс перевооружения дивизии, выбирались новые районы боевого патрулирования, в т.ч. удаленные от пунктов постоянной дислокации, совершенствовалась полевая и маршевая выучка личного состава. Ежедневно в дивизии было в движении около 150 — 200 машин различных марок, от УАЗ-469 до МАЗ-547. Вполне естественно, что обеспечение решения этих задач топливом возложено было на службу горючего дивизии.

В этот период практически во всех воинских частях дивизии проводились масштабные работы по совершенствованию материальной базы службы. По планам капитального строительства строились склады горючего дивизии и ряда ракетных полков, при этом дополнительно силами личного состава проводилась работа по увеличению их резервуарной емкости. Создавались группы передвижных резервуаров дл, вывоза войсковых запасов горючего в полевые районы, в том числе переоборудованным под вывоз горючего бортовым автотранспортом.

Большой объем работ проводился для размещения запасов авиационного горючего, гарантированного обеспечения его качества при заправке вертолетов.

За пять лет в соединении была создана материальная база службы, соответствующая требованиям и обеспечивающая гарантированное выполнение задач, возлагаемых на службу. Были построены, в том числе хозяйственным способом, то есть силами личного состава, четыре склада горючего и шесть пунктов заправки, физико-химическая лаборатория, обеспечивающая проведение полных анализов всех горюче-смазочных материалов, применяемых в технике дивизии.

Логическим завершением этой работы являлся сбор руководящего состава службы ракетного топлива и горючего Ракетных войск, который в 1986 году был успешно проведен на базе нашей дивизии.

Сегодня, по прошествии более 10 лет, вспоминая тот период, хочется сказать, что это было прекрасное время! И не только потому, что все мы были молоды, полны сил и жизненной энергии, но также и потому, что мы понимали, что делаем крайне важное и нужное дело для государства.

Поэтому подавляющее большинство военнослужащих дивизии трудилось с большой отдачей, зачастую не считаясь с личным временем и бытовыми семейными проблемами.

Считаю необходимым отметить, что я, как начальник службы тыла дивизии, постоянно получал большую помощь и поддержку в решении служебных задач от начальника тыла дивизии полковника Владимира Александровича Котова. Под его руководством за эти годы сложился дружный, работоспособный коллектив офицеров тыла дивизии и ракетных полков. Не могу не вспомнить таких военнослужащих, как П.Д. Виевник, Г.Н. Хуцураули, А.А. Грайпель, З.П. Секираш, Е.П. Демичев, Г.В. Иванов, Г.П. Тронин, Н.Е. Майборода, В.А. Павленко, В.С. Гришин, Ф.С. Гич, Г.Г. Гизатов, А.В. Филимонов, Е.П. Заболотнов, В.Н. Федоренко, Ю.В. Мельников, В.А. Александров»

В 49-й рд в 1980 году формируется база материально-бытового обеспечения (БМБО), а в 1981 году 6718-й лазарет переформировывается в 2005 военный госпиталь на 150 коек.

 

Основные усилия медицинской службы армии, возглавляемой полковником медицинской службы В.В. Королевым, были направлены на дальнейшее повышение качества и эффективности работы всех звеньев медицинской службы, совершенствование системы медицинского обеспечения частей в условиях применения противником оружия массового поражения.

Продолжалась работа по дальнейшему улучшению профилактической и лечебно-диагностической работы во всех лечебных учреждениях объединения и медицинских пунктах частей. В лучшую сторону отмечались медицинская служба 7-й рд (пгт. Выползово) — начальник медслужбы дивизии подполковник Процких Н.И., госпиталь 32-й рд (г. Поставы) — начальник медслужбы дивизии подполковник м/с Майстренко Н.В.

Основное внимание было направлено на выработку у офицеров медицинской службы морально-психологической стойкости, твердых профессиональных навыков для работы с тяжелыми и крайне тяжелыми контиигентами раненых и больных, требующих сложных и трудоемких мероприятий по оказанию медицинской помощи и лечению. С 1979 по 1980 гг. 100% врачебного состава прошли первичную специализацию и усовершенствование в 42-й интернатуре, интернатурах округов, на академических курсах ВМА им. С.М. Кирова.

Военные госпитали и лазареты стали центрами лечебно-профилактической работы в войсках, оказывая методическую и практическую помощь войсковой медицинской службе.

Медицинская служба армии, проводила настойчивую работу по обучению медицинского персонала и личного состава практическим действиям в боевых условиях. На каждом учении, проводимом с полками и дивизиями осуществлялся вывод медицинских пунктов полков в полевые районы, развертывание госпиталей и лазаретов, задачи эвакуации, приема и оказания медицинской помощи раненым. Так, на учениях «Запад-82» военный госпиталь 32-й рд выполнял задачи в условиях двойной перегрузки. Были организованы и проведены лечебно-эвакуационные мероприятия в очагах массовых санитарных потерь. Отрабатывались приемы эвакуации раненых с применением вертолетов.

Совершенствовалась система лечебно-эвакуационного, санитарно-гигиенического и противоэпидемического обеспечения. Много сделал эпидемиолог армии подполковник м/с Приютов А.А.

В войсках продолжали накапливать переходящий, 3-х месячный запас медицинского имущества. В каждом соединении для военного госпиталя, лазарета были выделены хранилища и по пять автомобилей с прицепами, на которые было загружено медицинское и санитарное имущество первой очереди в готовности к немедленному вывозу.

В результате проведенных лечебно-профилактических и оздоровительных мероприятий состояние здоровья личного состава войск армии обеспечивало поддержание высокой боевой готовности частей. Повышение качества и эффективности лечебно-профилактической работы способствовало снижению общей заболеваемости личного состава, уровень госпитализации и трудопотерь в этот период был стабильным и не превышал средних показателей по Ракетным войскам.

Об особенностях работы медицинской службы полка в период перевооружения на новую технику рассказывает начальник медицинской службы 170-го рп (г. Лида) 49-й рд майор медицинской службы Б.А. Левый89: «... В 1980 году наш 170-й ракетный полк начал перевооружаться на ракетный комплекс с самоходными пусковыми установками (СПУ), представлявший собой мощное ракетно-ядерное оружие нового поколения. При переформировании полка перед медицинской службой возникли непростые задачи, связанные с ее участием в подборе личного состава для работы по новым военно-учетным специальностям. Необходимо было совместно с ведущими специалистами штаба, службы ракетного вооружения, связи, автомобильной службой выработать соответствующие критерии, которым должен был отвечать тот или иной специалист, насколько позволяло время изучить кандидатов и дать заключение и рекомендации по их дальнейшему использованию. Прежде всего, подлежали изучению кандидаты для назначения на подвижные командные пункты дивизионов, на подвижный и стационарный командные пункты полка в качестве командиров дежурных сил, операторов системы боевого управления, связистов в сетях боевого управления, личного состава в дежурные смены охраны и обороны — караулы. Совершенно новая категория это механики-водители самоходных пусковых установок — прапорщики. Здесь в первую очередь, мы не имели права на ошибку в подборе кандидатур, поскольку должна была быть обеспечена 100% гарантия безаварийности при перемещении СПУ в любых дорожных, ночных и погодных условиях. Большая ответственность возлагалось на нас и при приеме молодого пополнения. Подводя итог проведенной работы в тот период, можно сделать вывод, что мы не допустили ошибок ни в процессе комплектования полка, ни в дальнейшем, когда полк уже нес боевое дежурство, выполняя многочисленные и разнообразные боевые задачи.

Основа работы медицинской службы полка в проведении психопрофилактики строилась на глубоком знании состояния дел в том или ином воинском коллективе, путем личного общения с военнослужащими, а также тесного контакта с командирами подразделений, их заместителями по политической части (помощниками по воспитательной работе в последующем), секретарями партийных и комсомольских организаций (в наше время).

Непосредственное общение с военнослужащими проходило в виде личных бесед... Как показал многолетний опыт практической работы, индивидуальную психопрофилактическую беседу не могут заменить, ни самые сложные современные приборы и аппаратура, ни самые замысловатые математические формулы и различные тесты... Вполне понятно, что положительные конечные результаты зависят не от количества проведенных бесед, а от их качества. Можно провести целую серию таких бесед, можно знать о военнослужащем все, а желаемого эффекта не будет! И наоборот, иногда бывает достаточно провести несколько бесед — и положительные результаты достаточно очевидны. Это объясняется умением быстро найти в характере военнослужащего то место, где точка индивидуального психологического воздействия может дать самые высокие результаты. Несомненно, в изучении этих тонких и сложных особенностей личности военнослужащего лидером должен быть, только врач, обладающий достаточными знаниями в вопросах военной психоневрологии...

Объектом пристального ежедневного внимания врача, как, впрочем, и любого другого должностного лица является подготовка личного состава к несению службы в карауле — т.е. важнейшей задачи, выполняемой с оружием в руках. Ведь одно дело, когда у военнослужащего, страдающего какой-либо душевной травмой, оружия под рукой нет, и совсем другое дело, когда оно — есть! Поэтому, кроме обычных медицинских осмотров перед заступлением личного состава в караул, большое значение имеет и выявление различных психатравмирующих факторов у того или иного военнослужащего, которые могут повлечь за собой непредсказуемые действия этого военнослужащего...

Другая группа военнослужащих, на которых было сосредоточено внимание медицинской службы полка — это лица, неблагополучные в нервно-психическом отношении. В руководящей директиве Главнокомандующего того времени был четко определен контингент лиц, подлежащих динамическому врачебному наблюдению. Эта категория военнослужащих нуждается в особом подходе, как со стороны врача, так со стороны командира и его помощника по воспитательной работе. С этим контингентом мы проводили профилактические беседы не реже 1 раза в месяц, а иногда и чаще, чтобы своевременно принять соответствующие упредительные меры.

К сожалению, многие командиры подразделений считают, что психопрофилактикой в войсках должен заниматься только врач, и относятся к этому вопросу скептически, не желая понять, что психопрофилактика — это целый комплекс мероприятий, направленных на укрепление и сохранение нервно-психического здоровья личного состава, предупреждение многих заболеваний и создание благоприятных условии не только для психической деятельности военнослужащего, но и для успешного выполнения боевых и повседневных задач.

Приходилось наблюдать, что требования руководящих документов по вопросам психопрофилактической работы такие командиры игнорировали, заявляя, что у них имеются свои методы психопрофилактики. Естественно, что при таком отношении, врачу части предупредить все виды психических травм в процессе учебы и боевой подготовки было невозможно. Чаще всего в таких случаях врачу приходилось иметь дело не с самой причиной, вызвавшей расстройство нервно-психической сферы военнослужащего, а с результатом длительного воздействия этой причины.

При работе с молодым пополнением проводилось всестороннее изучение анамнеза жизни и состояния здоровья молодых солдат, ранее выявление лиц с нервно-психическим неблагополучием и было направлено на предупреждение адаптационных реакций у отдельных лиц, на выработку у них положительной направленности к военной службе...

Начальнику медицинской службы полка приходилось сталкиваться и с серьезными недостатками в работе отдельных командиром по руководству и воспитанию подчиненных, унижением их человеческого достоинства, неумением наладить контакт и здоровую обстановку в возглавляемом им коллективе. Одним словом, эти офицеры не владели и пренебрегали методами психопрофилактической работы, что приносило отрицательные результаты их деятельности...

Немаловажное значение в нашей работе являлись также и вопросы совершенствования военно-полевой выучки личного состава медицинской службы. Постоянная боевая готовность была одной из важнейших задач медицинской службы полка. И её решению всегда придавалось исключительно важное значение. Кроме задач по медицинскому обеспечению подразделений полка в различных степенях боеготовности, особенно в полевых районах, особое внимание уделялось и психологической подготовке личного состава. Ведь когда солдат своими глазами увидит что в полевом районе развернут медицинский пункт полка со всеми функциональными подразделениями, то он будет уверен, что, в случае необходимости, ему всегда здесь будет оказана медицинская помощь, и он смелее пойдет в бой, успешно выполнит поставленную перед ним боевую задачу!

Поэтому из года в год учебно-материальная база медпункта полка постоянно наращивалась и совершенствовалась. Я тоже внёс несколько рационализаторских предложений по улучшению работы медицинского пункта на марше и в полевых условиях.

Объем задач, решаемых начальником медицинской службы полка в интересах обеспечения и контроля за условиями труда и состояния здоровья военнослужащих, был чрезвычайно широк. В порядке перечисления, он должен был организовать:

1. Учет личного состава, работающего с профвредностями;

2. Проведение медицинского освидетельствования личного состава дежурных сил;

3. Медицинские осмотры перед каждым заступлением лиц, заступающих на боевое дежурство;

4. Выявление вредных факторов, влияющих на здоровье военнослужащих;

5. Медицинское обеспечение всех опасных работ, проводимых в полку;

6. Плановые медосмотры всего личного состава полка;

7. Психофизиологическое обследование личного состава дежурных смен;

8. Медицинские осмотры механиков-водителей и ежедневные медосмотры водителей рейсовых автомобилей;

9. Диспансеризация личного состава 2-й и 3-й группы здоровья военнослужащих;

10. Повседневное медицинское наблюдение за состоянием здоровья военнослужащих полка и за условиями его жизнедеятельности;

11. Систематический анализ заболеваемости и травматизма личного состава полка с докладом командиру полка и начальнику медицинской службы дивизии, доведение результатов анализа на партийных собраниях.

Одновременно проводилась также и большая работа по повышению уровня подготовки личного состава, полка по военно-медицинской подготовке, наращивать знания по поражающим факторам оружия массового поражения. Весьма ценным пособием в этом плане было руководство: «Нормативы по проведению медицинских тренажей личного состава частей и подразделений РВСН», которое разработал и внедрил в практику РВСН полковник медицинской службы В.П. Компаниченко.

Медицинская служба армии и дивизии планомерно обучала всю медицинскую службу грамотным и умелым действиям в боевой обстановке, проведению ранней диагностики боевой травмы, оказанию медицинской помощи раненым и пораженным в очагах массовых потерь и на всех этапах эвакуации. Начмед полка должен был уметь оперативно организовать временное укрытие раненых и оказание неотложной медицинской помощи, их эвакуацию в ближайшее медицинское учреждение. При проведении первичной медицинском сортировки раненых и пораженных, поступивших на полковой медицинский пункт нужна было уметь определить характер и степень тяжести поражения, необходимость и очередность) эвакуации в лазарет или военный госпиталь, вид транспорта и т.д. Эти задачи с развертыванием полевого полкового медицинского пункта отрабатывались на различных учениях, проводимым с полком... »

Много знаний, практического опыта и труда вложили в работу медицинской службы армии начальник медслужбы полковник м/с В.В. Королев., старший офицер медслужбы подполковник В.М. Старков, старший хирург полковник м/с Ю.А Винокуров, старший терапевт подполковник С.И. Дорофеев, начальник медслужбы 32-й рд подполковник м/с Н.В. Майстренко, начальник госпиталя дивизии подполковник Г.Н. Хуцураули, эпидемиолог подполковник Н.А. Жук, начальник инфекционного отделения госпиталя 7-й рд участник Великой Отечественной войны полковник м/с А.И. Велентеенко. Он в 1985 году в ознаменование 40-летней годовщины Победы был награжден орденом «Отечественной войны» II степени.

Начальнику медицинской службы армии полковнику В.В. Королеву — за личный вклад в дело укрепления здоровья военнослужащих и главному хирургу армии полковнику Ю.А. Винокурову —за личный вклад в дело совершенствования хирургической работы в лечебных учреждениях были присвоены почетные звания «Заслуженный врач РСФСР».

Назначены в Центральный аппарат медицинской службы Ракетных войск: заместителем начальника медицинской службы — полковник Н.И. Павленко, главным терапевтом — полковник В.П. Кобзев («Заслуженный врач РСФСР»); главным реаниматологом — полковник Н.А. Герасютенко («Заслуженный врач РСФСР»; начальником военного санатория «Фрунзенское» — полковник В.М. Брацун.

 

* * *

 

Автотехническое обеспечение, как вид специально-технического обеспечения боевых действий представляет собой, как известно, комплекс мероприятий, проводимых в мирное и военное время с целью поддержания автомобильной техники в исправном состоянии и постоянной готовности к применению по назначению, обеспечению надежной ее работы, быстрого восстановления и возвращения в строй поврежденных и неисправных машин. Основными его задачами являются: своевременное укомплектование соединений и частей автомобильной и бронетанковой техникой; организация эксплуатации, ремонта и восстановления готовности к применению поврежденной и неисправной техники; обеспечение технического замыкания колонн на марше; планирование и организация работы ремонтных подразделений, организация их размещения, перемещения, охраны, обороны и защиты от ОМП; своевременное обеспечение автомобильным и бронетанковым имуществом, а также создание, пополнение и хранение технических материальных средств. 90

Автомобильный парк соединений и частей армии составлял несколько тысяч (до 15 тыс. единиц) машин различных марок, видов, предназначения и годов выпуска. Ежесуточно, днем и ночью, по дорогам Европейской части Советского Союза двигались сотни машин, управляемые военнослужащими срочной службы в возрасте 18-23 лет, выполняя боевые (учебно-боевые) задачи и осуществляя перевозки личного состава и многочисленных грузов различного назначения.

Автомобильная служба армии, возглавляемая полковниками Л.И. Гребенюком, а затем Н.А. Шеливерстом и укомплектованная опытными и грамотными офицерами-автомобилистами: подполковниками Андреенко А.Е., Терентьевым В.Ф., майорами Абрамовым В.А., Воротниковым В.В., Чередниченко В.А., Дубровиным Н.Г. и др., автомобильные службы дивизий (начальники служб подполковники Андреев С.А., Цехомский В.В. — 7-я рд; Никитенко С.П., Голованев К.Г. — 23-я рд; Марков М.В.. Ткаченко В.А. — 24-я рд; Бушелев Е.М., Мешков В.Д. — 31-я рд; Перепечин Г.В., Толстых Г.Г. — 32-я рд; Бабаков Н.И., Стрельцов Н.Г. — 29-я рд; Евсюков П.А., Фетисов С.С. — 40-я рд; Турко И.Г., Береза А.Б. — 49-я рд; Красюк А.В., Сплендер К.А. — 58-я рд) — умело решали задачи по обеспечению подвижности войск, и поддержанию автомобильной техники, технических средств и организации автотехнического обеспечения войск армии.

В сферу деятельности автомобильной службы входило также своевременное обеспечение соединений и частей автомобильной техникой и имуществом, контроль за их использованием по назначению, организация и осуществление правильной эксплуатации автомобильной техники, обслуживания и хранения. Автомобильные службы войск армии большое внимание уделяли вопросам обучения и воспитания водительского состава, специалистов автомобильной службы, старших машин, автомобильной подготовке офицеров боевых расчетов и других подразделений.

Ежедневно в полках с ракетами Р-12 выходило в рейс до 30-40 машин для перевозки личного состава и обеспечения хозяйственной деятельности, не считая комплексных занятий с использованием боевой техники, на расстояния 100-200 км. А любое перемещение автомобилей, как средства повышенной опасности, постоянно связано с возможностью дорожно-транспортных происшествий. Поэтому вопросы подбора, расстановки, подготовки водительского состава и старших машин, предрейсовой подготовки, проверки технического состояния автомобилей перед выходом в рейс, организации контроля на маршрутах службой военной автомобильной инспекции (ВАИ) являлись одной их основных задач всех автомобильных служб. Вопросы безаварийной эксплуатации автотранспорта всегда жестко ставились в повседневной деятельности войск, постоянно находились в центре внимания всех командиров и начальников, командования и Военного совета армии. На заседаниях Военного совета рассматривались планы конкретных мероприятий по безаварийному использованию автомобильной техники, поддержанию уставного порядка в автопарках, улучшению подготовки и воспитания водителей.

Все это давало положительные результаты, и по этим вопросам 50-я РА занимала ведущие места в РВСН. В армии на высоком организационном и техническом уровне проводились технические обслуживания автомобилей (ТО-1 и ТО-2) с использованием средств технического обслуживания и ремонта (МТО-АТ, ПАРМ-1). Полугодовые и годовые регламентные работы техники во всех полках проводились поточно-постовым методом. Текущий ремонт автомобилей всех марок выполнялся в авторемонтных мастерских полков (АТРМ), средний ремонт автомобилей и гусеничных тягачей — в авторемонтных мастерских соединений (ПАРМ-3). Капитальный ремонт автомобилей ЗИЛ-157 и КРАЗ-214 осуществлялся в 1444-й базе по ремонту и хранению автомобильной техники и имущества в г. Гомеле (начальник подполковники Абатуров А.И., Борисов П.А., Харахнов И.А.. Юденков Е.Е., Мешков В.Д.).

В эти годы возросла интенсивность эксплуатации автомобильной техники) связанной со значительным увеличением числа выходов ракетных дивизионов Р-12 для дежурства на полевых боевых стартовых позициях (ПБСП) и количества учений с ракетными полками по отработке их маневренных действий. Кроме того, увеличилась интенсивность автомобильных перевозок в связи с проводимыми в армии организационно-штатными мероприятиями по расформированию и переформированию ракетных полков в связи с перевооружением на новую технику.

О задачах автомобильных служб армии и дивизий в ходе приема мобильных ракетных комплексов «Пионер» в 32-й и 49-й рд, связанных с освоением эксплуатации многоосных шасси МАЗ-547 и МАЗ-543, с обеспечением их технической исправности, с особенностью подбора и обучения механиков-водителей этих машин, было сказано выше.

Регламентированное техническое обслуживание МАЗ-547 и МАЗ-543 ракетных дивизионов и подвижного командного пункта полка проводилось в едином технологическом цикле ракетного комплекса на базе пункта технического обслуживания (ПТО) технической позиции трб, и осуществлялось личным составом третьего отделения группы регламента. В регламенте участвовали также представители Минского завода-изготовителя, входившие в состав группы гарантийного надзора (ГТН) министерства оборонной промышленности. Они оказывали помощь личному составу трб и водителям при выполнении технического обслуживания, принимали участие в устранении неисправностей и оперативной поставке (при необходимости) вышедших из строя агрегатов, узлов и деталей непосредственно с завода, а также участвовали в их обучении. Устранение неисправностей на шасси при несении боевого дежурства осуществлялось расчетами дежурной технической смены (ДТС) дивизии, с привлечением, при необходимости, специалистов группы технического надзора (ГТН) от промышленности.

Одной из главных боевых характеристик ракетного комплекса РСД-10 была его мобильность. Поэтому в этих дивизиях постоянно отрабатывались с ракетными дивизионами действия по выходу для дежурства на ПБСП, проводились учения по развертыванию полков и специальных частей дивизии в полевых районах, отрабатывались задачи всестороннего боевого и специально-технического обеспечения. В ходе этих учений автомобильными службами дивизий был накоплен большой опыт организации автотехнического обеспечения на маршрутах боевого патрулирования, действий группы технического замыкания на марше, развертывания подразделений и ремонтных средств авторемонтных подразделений в полевых районах для восстановления автомобильной техники.

Командующий генерал-лейтенант Ю.А. Яшин уделял большое внимание вопросам совершенствования боевого применения ракетных комплексов «Пионер», их мобильности, как одному из условий повышения живучести в предбоевой и боевой обстановке. По его указанию в 1980 году управлением главного инженера армии совместно с автомобильной службой была проведена рекогносцировка одного из ракетных дивизионов Р-12, снятых с боевого дежурства в 33-й рд, в районе нп. Борщевка, что 60 км западнее г. Гомеля, а также сделаны экономико-технические расчеты, с целью развертывания при 1444-й брхти цеха по ремонту многоосных шасси МАЗ-547 и МАЗ-543 и восстановлению технического ресурса ходовых двигателей. Но эти предложения не нашли поддержки в Главном штабе РВСН. Однако в армии во многих учениях, проводимых с 32-й рд и 49-й рд, отрабатывались вопросы организации войскового ремонта многоосных шасси в ходе ведения боевых действий. С этой целью на полевых технических позициях разворачивалась на базе автомобильной ремонтной мастерской дивизий зона ремонта и оборудовались посты для выполнения ремонтно-восстановительных работ.

 

* * *

 

Как и в прежние годы, автомобильная служба проводила огромную работу по подготовке автомобильной техники к участию в уборке сельскохозяйственной продукции. Исправность автомобильной техники и мастерство водительского состава, тщательно организованная работа по техническому обслуживанию автомобильной техники и ее ремонту способствовали успешному решению всего комплекса поставленных командованием задач. Об особенностях организации партийно-политической работы в подразделениях, работавших на уборке урожая в 1976-1977 годах, рассказывает ветеран 49-й рд майор в отставке М.П. Тыртых91: «Лично мне пришлось участвовать в должности заместителя командира автомобильной роты по политчасти дважды: в 1976 и 1977 гг. Надо сказать, что организация политико-воспитательной работы в этих подразделениях имеет значительные отличия от той, которую проводят в штатных подразделениях на постоянном мосте дислокации, с налаженными видами обеспечения и быта, устойчивой штатно-должностной структурой и неизменным набором решаемых задач. Здесь же обстановка была сродни той, с которой сталкивались командиры и политработники во время войны, когда формировался десант, ударная группа, подразделение для действия в разведке и т.д. Поэтому опыт Великой Отечественной войны имел непреходящее значение. Да и в ракетных войсках уже был накоплен к тому времени тоже большой опыт.

Тщательно подбирали личный состав, офицеров, прапорщиков и солдат (сержантов) срочной службы, как правило, подлежащих увольнению в запас в конце года. Кандидатуры офицеров на должности командиров подразделений рассматривались и утверждались в дивизии, а командиры батальонов — на Военном Совете в армии. Подбор личного состава не всегда находил поддержку у командиров штатных подразделений, потому что отрыв солдат от своих подразделений требовал от них дополнительных усилий для сохранения боеготовности боевых расчетов и несения боевого дежурства. Силовым приемом отбиралась также и автомобильная техника. Личный состав срочной службы в основном с пониманием и желанием относились к своему назначению в формируемые подразделения, так как это означало перемены в их размеренной и однообразной службе (учебные и комплексные занятия, караулы, наряды, хозяйственные работы, казарменный быт со строгим распорядком дня), а также сулило увольнение в запас сразу после возвращения в полк. Однако отбор проходили не все из них, недисциплинированные военнослужащие практически не имели на это шансов.

Я, как заместитель командира по политической части видел перед собой следующие задачи:

— участие в тщательном подборе офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов по моральным качествам;

— изучение каждого кандидата, его семейного положения, откуда призван;

— создание партийной и комсомольской организации, выборы секретаря партийной организации, и комсомольского бюро;

— какие есть просьбы и пожелания, что является причиной отказа от командировки на уборку урожая;

— проведение индивидуальных бесед о важности и значении предстоящего задания по уборке урожая и т.д.

Все это дало в дальнейшем положительный результат.

Подготовка личного состава и техники в подразделениях завершалась слаживанием формируемых подразделений с выводом их в полевой лагерь и тщательной проверкой командованием полка и дивизии. Большую помощь в подготовке оказывали заместитель начальника политотдела подполковник Измалкин С.Е. и начальник автомобильной службы дивизии подполковник Береза А.Б. Подразделения проверялись также армейской оперативной группой по руководству формированиями.

В первую мою командировку в 1976 году нас направили в Пензенскую область, Кандольский район. Закончив работу, мы в полном составе, без потерь личного состава и техники вернулись в Лиду, привезя с собой Знамя, врученное Кандольским райкомом партии, и благодарственный адрес.

Наступил 1977 год — юбилейный, 60-ти летие Октября. Естественно, что страна готовилась встретить этот праздник значительными достижениями в труде. Поэтому уже в середине года в дивизии развернулась подготовка подразделений для уборки урожая.

Обычно офицеры на уборку урожая ездили по одному разу. И я был удивлен, когда меня вызвали к командиру дивизии полковнику Жукову Юрию Аверкиевичу. В своей беседе со мной он проявил высокую человечность и заботу. Он расспросил меня о моих проблемах, возможностях, поинтересовался — какая у меня квартира, есть ли машина, о здоровье семьи. В заключении он сказал: «Я не приказываю, а прошу Вас поехать на уборку урожая во второй раз, потому что этот год юбилейный, приближается 60-я годовщина Октября, и задание нужно выполнить с большой ответственностью и с высокими результатами». Я ответил, что все это хорошо понимаю, объективных причин отказаться у меня никаких нет, и готов вновь ехать на уборку урожая.

С командиром роты подполковником Болдыревым обсудили, как оборудовать палаточный городок, где будет размещаться личный состав роты, и что для этого необходимо. Учтя прошлую нехватку материалов и краски для оборудования лагеря, мы решили заработать их на месте в г. Лида. Поехали на Лидский лакокрасочный завод к заместителю директора Божок Владимиру Ивановичу. Выслушав нас, он сказал, что мы приехали вовремя. На заводе скопилось большое количество пустой возвратной тары, а мыть и очищать ее на заводе не в состоянии. Пустых бидонов на площадке у завода скопилось очень много, рабочих рук не хватает. Он предложил нам собрать эту тару, погрузить на наши машины, перевезти к месту отправки и погрузить ее в вагоны. Мы с большим энтузиазмом взялись за эту работу и за 10 дней выполнили порученное задание. Таким образом, мы заработали нужное нам количество краски различных цветов.

Все это нам очень пригодилось, когда, приехав в Краснодарский край, развернули палаточный городок, полевой автопарк, столовую для солдат и сержантов, для офицеров, ленинскую комнату, соорудили умывальник и туалет. Вот тут-то и пригодились нам заработанные на заводе материалы. Весь палаточный городок, автопарк сияли соответствующими красками, и даже самому личному составу приятно было смотреть на свое месторазмещение. Многие жители села приходили смотреть на наш городок, молодежь частенько приходила на вечернюю поверку, чтобы послушать, как у нас исполнялись строевые песни.

Мы установили тесные контакты с райкомом партии Белоглинского района и оказывали им большую помощь. Перед началом уборки к нам с проверкой приехали представители нашей опергруппы и, сравнивая с другими подразделениями, отдавали нам предпочтение. Проверка прошла практически без замечаний.

Наши военнослужащие работали очень хорошо в напряженном ритме, проявляли высокую организованность, ответственность и воинскую дисциплину. Тем самым они выделялись перед другими организациями, привлекавшимися в помощь сельскому хозяйству. В соседнем колхозе работали военнослужащие, призванные из запаса. Их за манеру поведения и внешний вид в народе называли «партизанами». Наши пути частенько пересекались на колхозных полях, на элеваторе. В один из дней в расположение нашего подразделения прибыл участковый милиционер для выяснения номера одной автомашины. Когда мы показали номера всех наших автомобилей, то он успокоился и поведал о цели своего прибытия. В этой местности у населения очень много гусей в личных подворьях. И вот под вечер, когда гуси самостоятельно возвращались домой, у дома, где сидела пожилая бабушка, затормозил самосвал, из него выскочил неопрятный водитель и запустил в гусиную стаю заводную рукоятку. Три гуся остались лежать на земле. Бабушка вскочила и запричитала: «Что ж ты делаешь, сукин сын?». А он ей нагло в ответ: «Да не волнуйся, бабуля! Я их покатаю и привезу обратно!» Женщина от удивления смолкла, а водитель, хлопнув дверцей кабины, скрылся из глаз. Отношения наших солдат и офицеров с сельскими жителями были уважительными, и жалоб на их поведение не было.

Для связи с командованием батальона и взводами мы были снабжены радиостанциями Р-102 и Р-104. В один из погожих жарких дней мы получили радиограмму о том, что Главнокомандующий РВСН Главный маршал артиллерии Толубко В.Ф. знакомится с размещением автомобильных подразделении и результатами их работы Конечно, мы испытывали большое волнение от этого известия и начали к нему тщательно готовиться. Никто не хотел удариться в грязь лицам.

На встречу с Главкомом мы решили пригласить первого секретаря райкома партии и председателя колхоза «Россия» Героя Социалистического труда Звягинцева. Он был удостоен этой награды за отличную работу и высокий урожай в 1976 году. Он неоднократно навещал нас, приезжая на «Волге». Мы обсудили с ним, куда ему подъехать и где остановиться.

И вот прибыл В.Ф. Толубко с сопровождающими его лицами и командиром нашего автобатальона подполковником Петялиным. Личный состав роты выстроился на линейке, командир роты подполковник Болдырев подал команду «Смирно» и доложил высокому гостю, как положено по уставу Он поздоровался с военнослужащими, услышал четкий и дружный ответ: «здравия желаем, товарищ Главнокомандующий!» и стал, не спеша, знакомиться с солдатами...

Главком продолжал знакомиться с нашим подразделением. Затем поблагодарил за хорошую работу и пожелал дальнейших успехов в выполнении правительственного задания. В заключении подразделение прошло мимо Главнокомандующего РВСН торжественным маршем. Эта встреча надолго осталась в памяти всех военнослужащих, ведь приятная встреча с военачальником такого ранга приключается не с каждым солдатом за все время его службы, да и не каждый офицер может похвастаться тем, что ему приходилось запросто беседовать со своим Главкомом и обменяться с ним рукопожатием.

Правительственное задание нами было выполнено с честью, наше подразделение было награждено Красным знаменем райкома партии, многие военнослужащие — грамотами. Домой мы возвратились с чувством исполненного долга без чрезвычайных происшествий, без аварий и в полном составе».

 

В 1981 году из состава соединений и частей армии были сформированы 1357-й отдельный автомобильный батальон (оаб) и 1358-й оаб под командованием полковников В.С. Сенько и Ю.М. Соколых. Управление оперативной группы «Урожай-1» возглавил полковник А.П. Сонин. Личный состав автомобильных подразделений, проявив высокое чувство ответственности, трудолюбие и патриотизм с честью выполнял поставленные задачи на полях Ростовской и Тамбовской областях.

Всего было перевезено около 3 млн. тонн различных с.х. грузов, совершено около 20 млн. тонн-километров.

За достигнутые успехи по перевозке зерна и других сельскохозяйственных грузов отличившиеся подразделения были награждены 4 переходящими Красными Знаменами обкомов и облисполкомов и 15 райкомов и райисполкомов.

В 1982 году эти же батальоны под командованием подполковника В.М. Колесникова и полковника М.П. ,Балашенко выполняли задачи по уборке урожая в Ростовской и Белгородской областях. Управление оперативной группой возглавлял полковником Ю.М. Соколых.

Большую роль в повышении производственных показателей сыграло посещение автомобильных подразделений Главнокомандующим Ракетными войсками генералом армии В.Ф. Толубко, который дал высокую оценку их труда. Воины с глубоким пониманием отнеслись к их выполнению. Было перевезено 3,5 млн. т. с.х. грузов, выполнено 25 млн. тонно-километров.

За достигнутые успехи автомобильные подразделения награждены переходящими Красными Знаменами: Министерства сельского хозяйства — 1; обкомов и облисполкомов —3; райкомов и райисполкомов —7.

В 1983 году выполняли задание по уборке урожая 1357-й оаб под командованием полковника В.С. Заровного и 1358-й оаб полковника Пронина Г.И. Оперативной группой командовал полковник М.П. Балашенко.

Лучшие результаты в подборе личного состава и подготовки техники для комплектования автобатальонов имели 40-я рд (командир полковник Шаталов И.Л.) и 32-я рд (командир генерал-майор Шаварин В.Я.)

Большое значение для подготовки к работе в полевых условиях имел выводы убывающих подразделений, в палаточные городки и полевые парки, где отрабатывались элементы по сколачиванию взводов и рот, органов управления и жизнедеятельности в отрыве от постоянных мест дислокации.

Выполняя задачи по уборке урожая в Ростовской, а затем в Кустанайской области Казахской ССР, личный состав, проявил трудолюбие, инициативу и настойчивость. Было перевезено 4 млн. тонн с.х. грузов, выполнено 25 млн. тонно-километров.

Отличившимся подразделениям вручены Переходящие Красные Знамена: Министерства сельского хозяйства РСФСР — 1; обкомов и облисполкомов — 4; райкомов и райисполкомов — 12.

В 1984 году в армии был сформирован 1357-й оаб под командованием полковника Н.В. Злобина. Оперативную труппу возглавил полковник И.Ю. Куликовский. Задачи по перевозке сельскохозяйственных грузов выполнялись в Алтайском крае в сложных дорожных условиях горной местности. Было перевезено около 1 млн. тонн различных сельскохозяйственных грузов и выполнено 5 млн. тонно-километров.

Отличившиеся подразделения были награждены Переходящими Красными Знаменами: Алтайского Крайкома и Крайисполкома — 1; райкомов и райисполкомов — 9.

В 1985 году 1357-й оаб под командованием подполковника А.Н. Копейкина выполнял задачи в Ростовской, а затем в Кустанайской областях. Было перевезено около 2 млн. тонн грузов и выполнено свыше 10 млн. тонно-километров. В период работ поддерживался высокий коэффициент технической готовности автомобильной техники от 0,95 до 0,98.

Отличившиеся подразделения награждены переходящими памятными Красными Знаменами: обкомов и облисполкомов — 1; райкомов и райисполкомов — 13. Награждено медалью ВДНХ — 10 чел.

В 1981-1985 года за успехи, достигнутые на уборке с.х. продукции награждено орденами «Трудового Красного Знамени» — 3 чел., «Знак Почета» — 41 чел., медалями «За трудовые отличия» — 34 чел., «За трудовую доблесть» —23 чел., медалью ВДНХ — 54 чел.

________________________

87. По книге В.Ф. Латаа «32-я Херсонская Краснознаменная ракетная дивизия (Они защищали отечество)» М. 2007.

88. По книге В.Ф. Лата «32-я Херсонская Краснознаменная ракетная дивизия. (Они защищали отечество)» М: 2007

89. «50-я ракетам армия. кн. б. О времени и о себе. Сборник воспоминаний ветеранов-ракетчиков». г. Смоленск. 2005 г.

90. «Военный энциклопедический словарь РВСН». М. 1999 г.

91. «50-я ракетная армия. кн. 6. О времени и о себе. Сборник воспоминаний ветерановв-ракетчиков. г Смоленск. 2005 г.

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика