На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
III. НАРАЩИВАНИЕ БОЕВОЙ МОЩИ (1970-1976 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Приложения

...

Технические характеристики баллистических ракет
50-й РА в 1965-1975 гг.

 

Тип
ракеты

Год принятия
на
вооружение

Длина,
м

 Диаметр
корпуса,
м

Стартовая
масса,
т

Дальность
стрельбы,
км

 Двигатель

Система
наведения

Боевой
заряд

Р-12

Наземный старт 1959

22,77

1,65

42

2000

 ЖРД, одна ступень

Инерциальная

Ядерный
1х1 Мт

Р-12У (8К63У)

ШПУ 1964

22,77

1,65

42

2000

ЖРД, одна ступень

Инерциальная

Ядерный
1x1 Мт

Р-14 (8К65)

Наземный старт 1961

24,5

2,4

78

4100

ЖРД, одна ступень

Инерциальная

Ядерный
1x2/6 Мт

Р-14У (8К65У)

 ШПУ 1964

24,5

2,4

78

4100

ЖРД, одна ступень

Инерциальная

Ядерный
1х2/6 Мт

Р-16

Наземный старт 1961, ШПУ 1963

32,4

3

148

10000/
13000

ЖРД, две ступени

Инерциальная

Ядерный
1х5 Мт,
1х10 Мт

УР-100 (8К84)

ШПУ 1969

19

2

50

10000/
12000

ЖРД, две ступени

Инерциальная

Ядерный
1х950 кт

МР-
УР-100 (15А15)

ШПУ 1975

24

2,5

72

10000

ЖРД, две ступени

Инерциальная

Ядерный
MIRV
4х100 кт

МР-
УР-100У (15А16)

ШПУ 1978

24

2,5

72

10000

ЖРД, две ступени

Инерциальная

Ядерный
MIRV
4x500 кт

 

Комплексы
межконтинентальных баллистических ракет 60

 

Ракета Р-16, 8К64
(SS-7, Saddler — по западной терминологии)

 

Р-16 — двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для наземных стартовых комплексов. Разработана в ОКБ-586 под руководством Михаила Кузьмича Янгеля. Проектирование начато 17 декабря 1956 года. Первый успешный испытательный пуск проведен на полигоне Байконур 2 февраля 1961 года. Испытания завершены в феврале 1962 года. Комплекс для наземного старта поставлен на боевое дежурство 1 ноября 1961 года. Принят на вооружение 15 июня 1963 года.

Первая ступень оснащена маршевым двигателем РД-218 (8Д712), состоящим из трех двухкамерных модулей РД-217. Вторая ступень оснащена двухкамерным маршевым двигателем РД-219 (8Д713). Двигатели спроектированы в ОКБ-456 под руководством Валентина Петровича Глушко. Рулевой двигатель первой ступени имел четыре поворотных камеры сгорания. Рулевой двигатель второй ступени — четырехкамерный. Стартовое устройство — стационарная наземная пусковая установка — создано под руководством главного конструктора КБ Новокраматорского машиностроительного завода В.И. Капустинского и главного конструктора Ленинградского ЦКБ-34 Евгения Рудяка. Способ старта — газодинамический. Компоненты топлива — горючее НДМГ и окислитель АК-27И. Автономная инерциальная система управления разработана в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова и в НИИ-692 под руководством Бориса Коноплева и Владимира Сергеева. Ракета имела моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Ядерный боезаряд создан под руководством Самвела Кочарянца. Серийное производство ракет развернуто в 1961 году на Государственном союзном заводе № 586 в Днепропетровске и Омском авиазаводе № 166.

 

Максимальная дальность стрельбы с "легкой" ГЧ, км

— 13000

Максимальная дальность стрельбы с "тяжелой" ГЧ, км

— 10500

Максимальная стартовая масса, т

— 140

Масса топлива, т

— 130

Масса приборов системы управления, кг

— 440

Масса головной части, т

— 1,4-2,1

Длина ракеты, м

— 34,3

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м

— 3

Максимальный диаметр корпуса второй ступени, м

— 2,7

Тяга маршевой ДУ 1 ступени у земли, тс

— 226

Уд. импульс тяги ДУ 1 ступени у земли, кгс.с/кг

— 246

Время работы маршевого двигателя первой ступени, с

— 90

Тяга маршевого двигателя второй ступени, тс

— 90

Удельный импульс тати маршевой ДУ второй ступени, кгс-с/кг

— 293

Время работы маршевого двигателя, второй ступени, с

— 125

 

Групповая шахтная стартовая позиция "Шексна" 8П764 состояла из трех пусковых установок с ракетами и подземного командного пункта котлованного типа. Первый испытательный пуск Р16У из ШПУ состоялся 13 июля 1962 года на полигоне Байконур. В мае 1963 года произведен одновременный пуск трех ракет из ИЩУ на полигоне Байконур.

Из истории создания ракетного комплекса

17 декабря 1956 года вышло постановление правительства «О создании межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 (8К64) с началом летно-конструкторских испытаний в июне 1961 года. Разработка этой первой МБР на высококипящих компонентах топлива поручена ОКБ-586, возглавляемому Михаилом Янгелем. Эскизный проект выполнен в ноябре 1957 года. В январе 1958 года эскизный проект был одобрен правительственной экспертной комиссией во главе с академиком Мстиславом Келдышем.

25 августа 1958 года было завершено строительство завода № 586 в Днепропетровске. Завод принят в эксплуатацию. 28 августа этого же года постановлением правительства ОКБ-586 поручено в кратчайшие сроки завершить работу над Р-16.

13 мая 1959 года для ускорения разработки межконтинентальной Р-16, а также ракеты средней дальности Р-14 ОКБ-586 освобождено от выполнения тематики Военно-морского флота, а завод № 586 — от изготовления морских ракет. Ранее завод был также освобожден от серийного производства зенитных и авиационных крылатых ракет. Все силы ОКБ и предприятия были брошены на создание нового ракетного оружия.

В августе 1960 года начаты огневые стендовые испытания двигателей первой и второй ступеней Р-16 в Загорском НИИ-229. В сентябре 1960 года на полигон Байконур для проведения летно-конструкторских испытаний прибыла первая летная ракета. К этому времени на полигоне было завершено строительство наземных стартовых и технических позиций на площадках 41 и 42. При подготовке ракеты к первому испытательному пуску 24 октября 1960 года произошла катастрофа.

Летно-конструкторские испытания Р-16 были отложены на несколько месяцев. Первый после аварии успешный испытательный пуск состоялся 2 февраля 1961 года с площадки № 43 полигона Байконур. Завершились ЛКИ в феврале 1962 года. По данным НПО "Энергомаш", решение о постановке ракеты на боевое дежурство принято 2 октября 1961 года. По данным ГКБ "Южное", МБР Р-16 для наземных стартовых комплексов была принята на вооружение 15 июня 1963 года.

Двигатель первой ступени РД-21 ракеты Р-16 состоял из трех двухкамерных модулей РД-217. Рулевой двигатели первой ступени имел четыре поворотных камеры сгорании. Вторая ступень оснащалась двухкамерным двигателем РД-219. Рулевой двигатель второй ступени — четырехкамерный. Каждый двигатель-модуль имел один ТНА, газогенератор и автоматику. Запуск маршевого двигателя втором ступени осуществлялся при достижении расстояния между разделившимися ступенями 10-15 м. Маршевые ЖРД разработаны в ОКБ-456 под руководством Валентина Глушко. Двигатели изготовлялись на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске, Омском моторостроительном заводе и Красноярском машиностроительном заводе.

"Первоначально стартовый комплекс на базе МБР Р-16 проектировался как наземный подвижной, однако проработки показали, что этот вариант крайне сложен и громоздок. Было принято решение о создании комплекса наземного стационарного базирования. Именно в таком варианте комплекс и был принят на вооружение в 1961 г. Наземный стартовый комплекс для МБР Р-16 (условное обозначение "Шексна-Н") включал в себя боевые стартовые позиции, на которых располагались по два стартовых устройства с общими командным пунктом и хранилищем ракетного топлива. Для комплекса были установлены готовности, в основном подобные тем, что применялись для комплексов с ракетами Р-12 и Р-14. Высшей степенью боевой готовности являлась полная готовность. Только при этой степени готовности ракета заправлялась компонентами ракетного топлива". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения. Под ред. Е.Б. Волкова. — М.: РВСН, 1996. С. 114).

В состав наземного стартового комплекса "Шексна-Н" входили два открытых стартовых устройства, командный пункт, ремонтно-техническая база и хранилища компонентов топлива, Транспортно-установочное оборудование ракетного комплекса разработано Московским КВТМ под руководством Владимира Петрова.

Р-16 — это первая МБР, оснащенная двигателями на высококипящем хранимом топливе и автономной системой управления. Ракета имела гарантийный срок хранения в заправленном состоянии 30 суток. Для торможения корпуса второй ступени ракеты при отделении ГЧ использовались пороховые ракетные двигатели.

1 ноября 1961 года первые два ракетных полка Р-16 с пусковыми установками наземного типа поставлены на боевое дежурство в Юрье Кировской области, один полк — под Нижним Тагилом и боевая стартовая станция на Байконуре. В этом же году под Плесецком началось строительство наземных боевых стартовых комплексов для МБР Р-9А и Р-16. На вооружении полка с ракетами Р-16 для наземных стартовых комплексов имелись три пусковые установки.

 

8К84, Ур-100
(SS-11, Sego — по западной терминологии)

 

8К84 — двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета для ШПУ ОС. Разработана в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея, а также в филевском Филиале № 1 ЦКБМ под руководством Виктора Бугайского. Проектирование начато 30 марта 1963 года. Первый пуск с наземной ПУ на полигоне Байконур произведен 19 апреля 1965 года. Первый пуск из ШПУ состоялся 17 июля 1965 года. Испытания завершены 27 октября 1966 года. Комплекс поставлен на боевое дежурство в РВСН 24 ноября 1966 года. Принят на вооружение РВСН 21 июля 1967 года.

Первая ступень ракеты оснащалась маршевыми двигателями РД-0216 и РД-0217. Двигательная установка состояла из четырех однокамерных ЖРД с поворотными камерами сгорания. ЖРД разработаны в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга и Александра Конопатова. Серийное производство развернуто на Воронежском механическом заводе. Однокамерный маршевый ЖРД 15Д13 второй ступени и рулевой четырехкамерный двигатель 15Д14 созданы главным конструктором Ленинградского ОКБ-117 Сергеем Изотовым. Компоненты топлива — НДМГ и азотный тетраоксид. Тормозные двигатели разработаны в КБ-2 завода № 81 под руководством Ивана Картукова. Стартовое устройство создано в КБ общего машиностроения (КБОМ) под руководством Владимира Бармина. Способ старта — газодинамический. ТПК спроектирован в Филиале № 2 ЦКБМ под руководством Владимира Барышева. Система автономного управления разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Командные приборы изготовлены в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова. Ракета имеет моноблочную ядерную отделяемую в полете головную часть. Атомный боезаряд разработан в НИИ-1011 (Челябинск-70).

Серийное производство ракет развернуто в 1963 году на Московском Машиностроительном заводе имени М.В. Хруничева, в Омском ПО "Полет" и Оренбургском ПО "Стрела".

 

Максимальная дальность стрельбы, км

— 10600

Максимальная стартовая масса, т

— 42,3

Масса головной части, т

— 0,8-1,5

Длина ракеты, м

— 16,8

Максимальный диаметр корпуса, м

— 2

Длина ТПК, м

— 19,5

Наружный диаметр ГПК, м

— 2,9

Внутренний диаметр ТПК, м

— 2,7

Масса ТПК, т

— 14,4

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, тс

— 80

Тяга маршевого двигателя первой ступени в пустоте, тс

— 87

Уд. импульс тяги маршевой ДУ 1 ступени у земли, кгс.с/кг

— 274

Уд. импульс тяги маршевой ДУ 1 ступени в пустоте, кгс-с/кг

— 306

Удельный импульс тяги маршевой ДУ 2 ступени, кгс.с/кг

— 320

 

Из истории создания ракетного комплекса

Разработка МБР 8К84 в ЦКБ машиностроения под руководством Владимира Челомея начата в соответствии с постановлением правительства от 30 марта 1963 года. Предстояло создать легкую ампулизированную массовую ракету на высококипящих хранимых компонентах топлива. МБР 8К84 должны были размещаться только в шахтных установках одиночного старта. Ракета должна была иметь гарантийный срок эксплуатации не менее пяти лет и сохранять высокую боевую готовность на протяжении всего срока эксплуатации. Комплекс должен быть простым и надежным, шахта прочной и живучей, управление пуском должно осуществляться дистанционно.

Разработка маршевого ЖРД на высококипяших компонентах топлива для первой ступени 8К84 начата в КБ химавтоматики под руководством Семена Косберга в 1963 году. После смерти Косберга работы продолжены под руководством Александра Конопатова (ныне КБ возглавляет Владимир Рачук). Для первой ступени были созданы двигатели РД-0276 и РД-0217. Двигательная установка первой ступени состояла из четырех автономных однокамерных ЖРД с поворотными соплами и турбонасосной системой подачи компонентов топлива. Число оборотов турбины — 31000 об/мин. Каждый двигатель мог отклоняться для управления полетом ракеты.

Однокамерный маршевый неподвижно установленный ЖРД 15Д13 второй ступени и рулевой четырехкамерный ЖРД 15Д14 созданы главным конструктором Ленинградского ОКБ-117 Сергеем Изотовым.

Для разделения ступеней на первой и второй ступенях ракеты размещались тормозные пороховые ракетные двигатели. Двигатели разработаны под руководством главного конструктора КБ-2 Московского завода № 81 Ивана Картукова.

В апреле 1963 года постановлением Правительства ГСКБ Спецмаш, возглавляемое Владимиром Барминым, было назначено головным разработчиком шахтной стартовой позиции ракеты 8К84.

"Стартовый комплекс для ракет УР-100 состоял из 10 рассредоточенных боевых стартовых позиций, на каждой из которых размещалась одна шахтная пусковая установка. Вблизи одной из боевых стартовых позиций размещался командный пункт боевого ракетного комплекса, связанный кабельными линиями системы боевого управления и связи со всеми стартовыми позициями". (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения/ Под. ред. Е.Б. Волкова. — М.: РВСН. 1996. С. 151).

Из книги "Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева":

"С командного пункта проводились постоянный и периодический контроль технического состояния ракеты и систем пусковой установки и управления пуском ракет, при этом предстартовая подготовка к пуску проходила в автоматическом режиме от автономных источников электроснабжения. Ракеты, для обеспечения их высокой боеготовности, находились в заправленном состоянии. Применение жидких ракетных топлив на ракете УР-100 потребовало решения сложнейшей проблемы обеспечения длительного — в течение 7-10 лет — нахождении ее в заправленном состоянии". (Государственный космический научно-производственный центр имени М.В. Хруничева. 80 лет. — М: Военный парад, 1996. С. 58).

Из книги "Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин":

"Предусматривалось проведение не реже одного раза в год регламента технического обслуживания пусковой установки с привлечением боевого расчета и подвижных средств позиционного района Процесс боевого дежурства пусковой установки и ракеты, а также пуск ракет осуществлялся без присутствия на них боевого расчета. Предложенная пусковая установка представляла собой сооружение, состоящее из шахтного ствола и оголовка, закрытых сверху откатывающейся крышей защитного устройства. В ней размещались технологическое оборудование и спецтехнические системы, обеспечивающие длительное содержание, подготовку к пуску и пуск ракеты. В стволе шахты были размещены: пусковое устройство, элементы стыковки кабельных и газовых коммуникаций с ракетой, элементы газоотводящего аппарата, средства откачки грунтовых вод и другое оборудование. В оголовке пусковой установки была размещена аппаратура для подготовки ракеты к пуску и ее пуска, элементы системы дистанционного контроля и управления, аппаратура электроснабжения спецтоками, средства снабжения ракеты сжатыми газами и другое оборудование". (Корнеев Н.М., Неустроев В.Н. Генеральный конструктор, академик Владимир Павлович Бармин. Основные этапы жизни и деятельности. М., 1999. С. 67).

Командный пункт котлованного типа разработан в ЦКБ-34 под руководством Евгения Рудяка. Защитное устройство и установщик разработаны в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина. Защитное устройство для ШПУ имело время открывания 30 секунд и было выполнено в виде сдвижной железобетонной плиты, открывающейся по наклонным рельсовым путям. "Установщик был предназначен для бескрановой перегрузки контейнера с ракетой в шахтное сооружение и установки на пусковое устройство.

Транспортно-пусковой контейнер ракеты разработан в Филиале № 2 ОКБ-52 (ныне — ГНИП "ОКБ Вымпел") под руководством главного конструктора Владимира Барышева. Разработка начата в январе 1965 года. Основной задачей конструкторов было обеспечение решения главного принципа Челомея: "завод — пусковая установка". Выполнение этой задачи во многом и определялось созданием транспортно-пускового контейнера.

Контейнер герметизировался специальной пленкой. Автономный комплекс постоянно находился в состоянии полной боевой готовности. Шахта выдерживала давление до 2 кг/см2. Это равнозначно энергии взрыва ядерного боеприпаса мегатонной мощности, произведенного на расстоянии 1300 метров.

Система управления разработана в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Николая Пилюгина, командные приборы — в НИИ-944 под руководством Виктора Кузнецова.

8К84, вместе с Р-36, была одной из первых МБР, оснащенных комплексом средств преодоления ПРО. Ракета оснащалась комплексом средств преодоления противоракетной обороны противника "Пальма". Комплекс разработан в НИИ-108 (ныне — ЦНИРТИ) под руководством Виталия Герасименко.

Ядерное оснащение 8К84 впервые создавалось не в Арзамасе-16, а в НИИ-1011 (Челябинск-70, ныне — Российский федеральный ядерным центр — ВНИИ технической физики, г. Снежинск Челябинской области). Научные руководители работы — Е.Н. Забабахин, главные конструкторы — Б.В. Литвинов, А.Д. Захаренков, О.Н. Тиханэ.

Первые пуски 8К84 по программе летно-конструкторских испытаний на полигоне Байконур проводились с наземной пусковой установки. В 1964 году начато строительство ШПУ ОС. Для испытаний на полигоне были построены десять шахт глубиной 32 метра и один командный пункт. Первый пуск с наземной ПУ проведен 19 апреля 1965 года. Первый пуск из ШПУ — 17 июля 1965 года. Всего по программе ЛКИ произведено 60 пусков Испытания завершены 27 октября 1966 года.

В 1964 году Московский Машиностроительный завод имени М.В. Хруничева приступил к производству МБР 8К84. Серийное производство было также развернуто на Омском авиазаводе № 166 (ПО "Полет") и Оренбургском авиазаводе № 47 (ПО "Стрела").

Предполагалось строительство более тысячи шахтных пусковых установок. Вот как описывает работу рекогносцировочной группы специалистов, производивших выбор позиционных районов РВСН, генерал-лейтенант в отставке Евгений Евстигнеев: "О работе рекогносцировочного отряда (группы) Минобороны на территории военного округа знал только командующий, а из местного руководства — первый секретарь обкома (крайкома) КПСС и председатель КГБ области (края). Продолжительность рекогносцировочных работ составляла от трех до шести месяцев, так как они включали в себя и инженерно-геологические изыскания. Эти отряды (группы) Минобороны строго легендировачись под различные гражданские геологические партии и строительные отряды. Выезжая для контроля работ рекогносцировочных отрядов с общесоюзным паспортом в кармане и в соответствующей гражданской одежде, я также испытывал массу трудностей, связанных с режимом секретности. По легенде был я и начальником геодезического отряда, и начальником геолого-разведывательного управления, и заместителем управляющего Уралгаз, и даже пчеловодом-консультантом. Ездил в поездах в общих вагонах, на попутных машинах, добирался на лошадях, ночевал в Доме колхозника — и нигде не мог сказать, что я генерал из Москвы". (Ветераны-ракетчики вспоминают. — ЦИПК, 1994. С.87). В 1965 году началось массовое строительство шахт в будущих районах дислокации МБР 8К84.

24 ноября 19бб года первые полки с МБР 8К84 в ШПУ ОС поставлены на боевое дежурство под населенными пунктами Дровяная Читинской области, Бершеть Пермской области, Татищеве Саратовской области, Гладкая Красноярского края. 21 июля 1967 года ракетный комплекс 8К84 принят на вооружение.

Учебно-боевые пуски ракет производились с позиционного района дивизии, дислоцированной в Бершети. Позже было решено все пуски производить только с полигона Байконур, так как траектории полетов ракет, запускаемых из-под Перми, пролегали над населенными пунктами.

Разрабатывая МБР 8К84, Владимир Челомей применил в конструкции ряд новшеств. Главными особенностями ракеты были ее постоянное содержание в транспортно-пусковом контейнере и ампулизация. Газодинамический старт производился из транспортно-пускового контейнера, который защищал ракету от высокой температуры газовой струи работающих двигателей. О сложности проведенных работ по ампулизации ракеты говорит лишь одна цифра — на протяжении всех лет хранения под влиянием крайне агрессивных компонентов топлива должны были находиться более двадцати тысяч (!) разъемных соединений различных типов.

К решению проблемы были привлечены десятки крупнейших научно-исследовательских и конструкторских организаций страны.

Первоначально был установлен гарантийный срок дежурства ракеты с заправленными и ампулизированными топливными баками пять лет. Позже он увеличен до семи, затем — до десяти лет. В ходе эксплуатации первоначально установленный срок был увеличен более чем в два раза.

Следует отметить еще одно качество ШПУ МБР 8К84. Стоимость ее создания, по свидетельству специалистов, значительно ниже стоимости ШПУ американских ракет "Минитмен", разработанных в то же время, построенных в большом количестве и имевших равную степень защищенности.

«В процессе проектирования и разработки МБР УР-100 были реализованы научно-технические конструкторские идеи и решения, которые позволили создать уникальную для того времени ракету, значительно отличавшуюся от конструкций межконтинентальных ракет, как принятых на вооружение, так и находившихся в стадии разработки». (Межконтинентальные баллистические ракеты СССР (РФ) и США. История создания, развития и сокращения / Под. ред. Е.Б Волкова. — М.: РВСН, 1996. С. 143).

 

15А15, МР-УР-100 (РС-16)
(SS-17, Spanker — по западной терминологии)

 

Максимальная дальность стрельбы ракеты с РГЧ ИН, км

— 10200

Максимальная дальность стрельбы с моноблочной ГЧ, км

— 10300

Максимальная стартовая масса, т

— 71

Масса головной части, т

— 2,5

Длина ракеты, м

— 21

Максимальный диаметр корпуса первой ступени, м

— 2,25

Максимальный диаметр корпуса второй ступени, м

— 2,1

Тяга маршевого двигателя первой ступени у земли, с

— 117

Удельный импульс тяги ДУ 1 ступени у земли, кгс.с/кг

— 296

Первоначально установленный гарантийный срок, лет

— 10

 

МР-УР-100 — двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета. Оснащалась РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками и моноблочной ГЧ. Создана в КБ "Южное" под руководством Михаила Янгеля и Владимира Уткина. Разработка проекта начата в 1967 году. Постановление правительства вышло 2 сентября 1969 года. Летно-конструкторские испытания проводились с 26 декабря 1972 года по 17 декабря 1974 года на полигоне Байконур. Комплекс принят на вооружение 30 декабря 1975 года. Поставлен на боевое дежурство б мая 1975 года.

Пусковая установка спроектирована в Ленинградском КБ специального машиностроения под руководством Алексея Уткина. Способ старта — минометный. Унифицированный КП повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина.

Первая ступень оснащена маршевым однокамерным неподвижно установленным ЖРД РД-268, выполненным по замкнутой схеме. Рулевой двигатель имеет четыре поворотных камеры сгорания. Маршевый ЖРД первой ступени создан в КБ Энергомаш под руководством Валентина Глушко. Вторая ступень оснащена однокамерным неподвижно установленным двигателем 15Д169, разработанным в КБ-4 КБ "Южное" под руководством Ивана Иванова. Управление второй ступенью обеспечивается вдувом газа в закритическую часть сопла и четырьмя рулевыми соплами. Компоненты топлива — НДМГ и азотный тетраоксид. Разведение боевых блоков осуществляется с помощью твердотопливного ракетного двигателя. Система управления автономная, инерциальная. Разработана в НИИ АП под руководством Николая Пилюгина. Гироскопические приборы разработаны в НИИ прикладной механики под руководством Виктора Кузнецова. Твердотопливные заряды пороховых аккумуляторов давления созданы под руководством главного конструктора ЛНПО "Союз" Бориса Жукова. Ракета оснащена комплексом средств преодоления ПРО, разработанным в ЦНИРТИ. Для ракетных комплексов МР-УР-100, Р-36М и УР-100Н Ленинградским НПО "Импульс" была разработана унифицированная автоматизированная система боевого управления.

Серийное производство ракет развернуто на Южном машиностроительном заводе в 1973 году.

Из истории создания ракетного комплекса

В 1967 году, после принятия на вооружение комплексов 8К84 и Р-36, конструкторские бюро Михаила Янгеля и Владимира Челомея занялись проработкой проектов модернизации этих комплексов. Предполагалось размещать будущие ракеты в шахтах, которые будут высвобождаться после снятия с боевого дежурства выработавших гарантийный срок ракет 8К84 и Р-36.

Для модернизированных УР-100Н Владимир Челомей предложил использовать традиционный газодинамический (горячий) способ старта. Михаил Янгель предложил использовать минометный (холодный) способ старта.

На сторону Владимира Челомея встали главные конструкторы Владимир Сергеев, Владимир Бармин, Владимир Барышев и Виктор Кузнецов. Их поддерживали министр обороны Андрей Гречко и министр общего машиностроения Сергей Афанасьев. За предложение Михаила Янгеля выступили директор ЦНИИ машиностроения Юрий Мозжорин, заместитель министра общего машиностроения Георгий Тюлин, главные конструкторы Валентин Глушко и Николай Пилюгин. Эту группу поддерживали секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов и председатель ВПК Леонид Смирнов.

Для решения вопросов была образована комиссия во главе с Президентом АН СССР Мстиславом Келдышем. Комиссии не удалось выработать окончательное решение, и вопрос был вынесен на заседание Политбюро ЦК КПСС, затем на Совет Обороны. Решением проблемы пришлось заняться лично Леониду Брежневу. Итоговое совещание Совета Обороны СССР состоялось 28 августа 1969 года. Было принято паллиативное решение. Разработка ракеты УР-100Н с газодинамическим стартом поручена коллективу Владимира Челомея. Разработка ракеты МР-УР-100 с минометным стартом поручена коллективу Михаила Янгеля.

Постановление правительства о разработке ракетных комплексов Р-36М, МР-УР-100 и УР-100Н, оснащенных РГЧ ИН, вышло 2 сентября 1969 года. Главным конструктором ракеты МР-УР-100 был назначен Владимир Уткин. Ракета, оснащенная четырьмя боевыми блоками, должна была иметь массу и габариты, близкие к моноблочной 8К84, и размещаться в шахтах этих ракет, созданных в ГСКБ Спецмаш под руководством Владимира Бармина. ШПУ СМ-СП-ЗО ракеты МР-УР-100 разработана в Ленинградском КБ Спецмаш под руководством Алексея Уткина и Б.Г. Бочкова.

В августе 1970 года Совет обороны СССР одобрил предложение КБ «Южное» о модернизации ракетных комплексов и создании МР-УР-100 с последующим размещением в ШПУ повышенной защищенности. В сентябре 1970 года вышел приказ МОМ о разработке комплекса с МБР условно легкого класса МР-УР-100.

Бросковые испытания ракеты с целью отработки минометного старта начаты в январе 1971 года. Летно-конструкторские испытания комплекса МР УР-100 начаты на полигоне Байконур 26 декабря 1972 года. Испытания были завершены 17 декабря 1974 года.

В 1973 году Южный машиностроительный завод развернул серийное производство ракет. 30 декабря 1975 года комплекс МР-УР-100 принят на вооружение в варианте, оснащенном РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками, а также в моноблочном варианте.

Первые полки, дислоцированные вблизи поселка Выползово Калининской области, заступили на боевое дежурство 6 мая 1975 года. Размещавшиеся здесь ранее МБР УР-100 были сняты с боевого дежурства.

Как и Р-36М, МР-УР-100 была первой шахтной МБР так называемого холодного или минометного старта. Маршевый двигатель первой ступени запускался в воздухе, после того как ракета выходила из шахты под действием избыточного давления, создаваемого пороховым аккумулятором давления.

С апреля по ноябрь 1977 года на стенде филиала Пермского моторостроительного завода имени Я.М.Свердлова была проведена доработка двигателя РД-268 первой ступени с целью устранения причин выявленных высокочастотных колебаний при запуске. Последнее стендовое испытание проведено 19 августа 1980 года. Серийное производство двигателей РД-268 осуществлялось на Опытном заводе КБ Энергомаш.

Для ступени разведения боевых блоков использованы РДТТ конструкции КБ "Южное". Первоначально было три боевых блока, затем удалось увеличить их количество до четырех.

Унифицированный командный пункт повышенной защищенности шахтного типа разработан в ЦКБ ТМ под руководством Николая Кривошеина и Бориса Аксютина. Автономная инерциальная система управления разработана в НПО АП под руководством Николая Пилюгина. Шахтная пусковая установка разработана в Ленинградском КБ специального машиностроения под руководством Алексея Уткина.

 

15А16, МР-УР-100 УТТХ (РС-16Б)
(SS-17, Spanker)

 

МР-УР-100 УТТХ — двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета, Оснащалась РГЧ ИН с четырьмя боевыми блоками и моноблочной ГЧ. Разработана в КБ "Южное" под руководством Владимира Уткина. Разработка начата 16 августа 1976 года Летно-конструкторские испытания проводились с 25 октября 1977 года по 15 декабря 1979 года на полигоне Байконур. Комплекс поставлен на боевое дежурство 17 октября 1978 года. Принят на вооружение 17 декабря 1980 года.

Основные характеристики ракеты МР-УР-100 УТТХ аналогичны характеристикам МР-УР-100.

 

Биографии генеральных конструкторов
ракетно-космической техники

 

Янгель Михаил Кузьмич

 

Советский конструктор ракетно-космической техники дважды Герой социалистического Труда (1959, 1961 гг.), академик АН СССР (1969).

Михаил Кузьмич Янгель родился в 1911 году. Окончил с отличием Московский авиационный институт им. С. Орджоникидзе (1937). С 1938 г. помощник главного конструктора ОКБ Н.Н. Поликарпова, с 1940 г. — заместитель директора авиационного завода и ведущий инженер этого же ОКБ. Затем работал и.о. главного инженера авиационного завода ОКБ А.И. Микояна, ведущим инженером ОКБ В.М. Мясищева, ответственным работником аппарата Министерства авиационной промышленности. В 1948-1950 гг. — слушатель академии авиационной промышленности. 1952 г. — начальник отдела ОКБ С.П. Королева, 1951 г. — заместитель Главного конструктора, с 1952 г. — директор НИИ-88, с 1954 г. — начальник и Главный конструктор созданного ОКБ в г. Днепропетровске. Под его руководством разработаны ракеты различного назначения. В РВСН находились на вооружении ракеты средней дальности Р-12, Р-12У (8К63, 8К63У), Р-14У (8К65У), простоявшие на боевом дежурстве более 30 лет, межконтинентальные ракеты Р-16 (8К64) и Р-36 (8К67). В 1960 году присуждена Ленинская премия, в 1967 году — Государственная премия СССР. Награжден 4-мя орденами Ленина, орденом Октябрьской революции, медалями.

О своих впечатлениях о Михаиле Кузьмиче Янгеле рассказывает инженер-испытатель второго испытательного управления полигона Байконур М.И. Кузницкий61: «Важнейшей государственной задачей в конце 50-х — начале 60-х годов была разработка новой боевой межконтинентальной баллистической ракеты на высококипящих компонентах топлива ракеты Р-16, так как уже существовавший комплекс Р-7 отличался сложностью и громоздкостью конструкции всего стартового оборудования, низкой боевой готовностью к пуску из-за невозможности содержания ракеты в заправленном состоянии и дороговизной изготовления.

13 мая 1959 г. вышло Постановление ЦК и Совмина, которое определило головным разработчиком конструкторское бюро под руководством М.К. Янгеля. Для разработки двигателей и систем ракеты, а также наземной и шахтной стартовых позиций были привлечены КБ, возглавлявшиеся В.П. Глушко, В.И. Кузнецовым, Б.М. Коноплевым (затем после его гибели В.Г. Сергеевым), В.И. Капустинским, Е.Г. Рудяком, В.К. Филипповым и другими. На полигон пришёл мудрый Главный Конструктор с новыми взглядами в ракетостроении. Он блестяще определил главное направление при создании первого поколения межконтинентальных ракет (МКР): с автономной системой управления (СУ) вместо СУ с радиоуправлением, с применением высококипящих компонентов, которые при смешивании самовоспламенялись, что заметно упрощало процесс запуска двигательной установки, а также позволяло довести хранение компонентов в баках стоящих на боевом дежурстве ракет до десяти лет и более. Все это позволяло повысить боеготовность. В Ракетных войсках заговорили о Янгеле, понимая, что именно он способен создать более современную МБР, так как к этому времени его ОКБ создали исключительно надежную ракету средней дальности Р-12, простоявшую на боевом дежурстве до 1990 г. Правда, уже в то время были горячие головы, которые предлагали перейти на твердое топливо.

Хорошо, что мы не бросились тогда в погоню за Соединенными Штатами по созданию твердотопливных ракет: расходы были бы непосильными для экономики нашего государства.

Янгель как Главный конструктор уже тогда понимал, что стране необходимо сегодня и завтра. Действительно, придет время, и ОКБ Янгеля создаст твердотопливные ракеты для мобильного и шахтного комплексов. Но это произойдет, когда ОКБ и смежники смогут получить новые материалы, создать испытательную базу и новое производство.

Забегая вперед, можно утверждать, что успехи в созданнии стратегических ракет на высококипящих компонентах в ОКБ М.К. Янгеля предопределяли дальнейший путь развития отечественной ракетной техники.

Ракета Р-16 (изделие 8К64) двухступенчатая, стартовая масса 140,6 т, длина 34 м, диаметр первой ступени 3 м, диаметр второй ступени 2,4 м, компоненты: окислитель АК27И (азотная кислота), горючее НдМГ (несимметричный диметилгидразин — гиптил), дальность стрельбы 13 тыс. км, гарантийный срок в заправленном состоянии 30 суток, автономная система управления.

Переход на высококипящие компоненты (азотная кислота и гиптил) потребовал решения обширного круга проблем, связанных с повышением качества конструктивных материалов, изучением их стойкости в агрессивной среде, сохранением их характеристик при длительном нахождении в баках. Усилия направлялись на разработку ракеты, имеющей более высокую боевую готовность, способной доставлять к целям ядерные заряды большой мощности и обеспечивать длительное пребывание на боевом дежурстве в заправленном состоянии.

31 августа 1960 г. под председательством Главного маршала артиллерии Митрофана Ивановича Неделина состоялось первое заседание Государственной комиссии по испытаниям ракеты Р-16. Техническим руководителем был Михаил Кузьмич Янгель. Комиссия сделала вывод, что стартовая, техническая позиции, расположенные на площадках № 41 и 42, и другие объекты первой очереди находятся в готовности к испытаниям ракеты Р-16 после устранения согласованных замечаний. Пуск ракеты был назначен на 23 октября 1960 г. 21 октября ракета была установлена на пусковое устройство, и началась ее предстартовая подготовка, предусмотренная технической документацией. 24 октября по тридцатиминутной готовности к пуску произошел запуск основного двигателя второй ступени ракеты, что привело к взрыву и пожару на старте. В огне погибли 74 человека, из них 59 военных и 17 специалистов промышленности. 49 человек получили ранения различной тяжести.

М.К. Янгель отошел в это время метров на 150 покурить. Он видел весь ужас случившегося и помогал выбраться из зоны огня испытателям. Янгель нашел в себе силы и собственноручно написал сообщение, которое было немедленно передано в Москву.

Катастрофа не сломила его. Янгель со специалистами ОКБ продолжал работать напряженно. В мелочах никого не опекал, давал всем свободу действий, но линию свою держал уверенно. «Но если уж решение принято, если тебе поручено определенное дело, — любил повторять Михаил Кузьмич, — то будь добр, выполняй порученное и отвечай за него по самому высокому счету». Это доверие всегда окрыляло. Только так и надо работать, и если молодой инженер-испытатель хотел стать настоящим руководителем опытно-испытательных работ, он должен был, не щадя себя, не считаясь со временем, эффективно творить. Начальниками управлений и отделов во втором НИУ становились именно такие испытатели.

Сегодня, когда вспоминаешь о Янгеле, в памяти всякий раз всплывают технически сложные, тупиковые ситуации на испитаниях, из которых, казалось, не было выхода. И представляешь, как мог вести себя Главный, выслушав предложения и мнения, принимал решения, которые иногда были неожиданными, но время подтверждало их правильность. Будучи убежденным в своей правоте, он не боялся рисковать.

13 июля 1962 г. впервые в мире был произведен пуск МБР Р-16У из шахты стартового группового шахтного комплекса, положивший начало испытаниям ракеты в новом, защищенном варианте. Это было огромное достижение янгелевского ОКБ, всех смежников и испытателей полигона.

Проводившиеся впоследствии пуски подтвердили правильность конструкторского решения в целом. Надежность комплекса была подтверждена 18 мая 1963 г. залпом трёх ракет Р-16У. 15 июля 1963 г. он был принят на вооружение. В то время этот ракетный комплекс позволил решать стратегические задачи на любых театрах военных действий, включая и удаленные географические районы. Он имел высокую готовность к пуску, повышенную защищенность и длительное поддержание ракет в готовности к применению, характеризовался более высокой мощностью головной части и точности их попадания. Ракеты Р-16 и Р-16У стали базовыми для РВСН, основой боевой мощи страны.

Янгель придавал большое значение тому, чтобы коллектив хорошо понимал политику руководства страны, Академии наук. Поэтому зачастую он после совещаний на высшем уровне делился своими впечатлениями и мыслями, советовался с людьми. Такие беседы велись в свободной непринужденной обстановке, и это нравилось присутствующим.

Не знаю, хотел Янгель этого или нет, но он оказывал сильное влияние на коллектив испытателей и воспитывал у них активный творческий характер. Он считал, что каждый испытатель, работая с техникой, может быть творцом идей и дать оригинальные решения той или иной проблемы, поэтому внимательно всех выслушивал. Тот, кто работал, сотрудничал и общался с Михаилом Кузьмичам, становился его убеждённым и преданным сторонником.

Таким образом за семнадцать лет неимоверно тяжелого труда Янгеля, руководимого им ОКБ, всех смежных организаций, военных испытателей и специалистов был создан ракетный оборонный комплекс, хорошо защищенный от внезапного нападения противника, способный обеспечить боевое дежурство в шахтных пусковых установках многие годы. По своим возможностям янгелевские ракеты превзошли ракеты и у нас, и за рубежам. Главные конструкторы ракетно-космической техники по стилю работы, видимо во многом должны походить на Михаила Кузьмича Янгеля, ибо он был притягательной силы человек, а его техническая политика оказалась очень дальновидной. «Янгель и руководимое им ОКБ, взяв на себя в то время очень сложную задачу и решив вместе со своими смежниками ряд новых проблем по созданию высокоэнергетических двигателей, многолетнему хранению компонентов топлива в баках ракеты, созданию автономной системы управления с необходимыми характеристиками точности обеспечили себе приоритетные позиции в разработке перспективных межконтинентальных баллистических ракет», — писал доктор технических наук Ю.А. Мозжорин.

Янгель один из тех, кто обеспечил становление РВСН и привел их к современному облику».

 

Челомей Владимир Николаевич

 

Советский учёный в области механики и процессов управления, конструктор авиационной, ракетной и космической техники, дважды Герой Социалистического Труда (1959, 1963 гг.), академик АН СССР (1962).

Владимир Николаевич Челомей родился в 1914 году. Окончил Киевский авиационный институт (1937). С 1941 г. в Центральном институте авиационного моторостроения, с 1944 г. главный, с 1959 г. генеральный конструктор авиационной техники, с 1952 г. профессор МВТУ. Под руководством В.Н. Челомея созданы первый в СССР пульсирующий воздушно-реактивный двигатель, ряд образцов ракетной, космической и авиационной техники, в т. ч. ИСЗ «Протон» и «Полёт». Труды по теории колебаний, устойчивости упругих систем, динамике машин и др. Ленинская премия присуждена в 1959 году, Государственная премия СССР в 1967 и в 1974 гг.

В годы Великой Отечественной войны, будучи начальником группы Центрального института авиационного моторостроения (ЦИАМ), он занимался разработкой пульсирующих воздушно-реактивных двигателей. После смерти авиаконструктора Николая Поликарпова Челомей возглавил его опытный завод, где приступил к разработке аналога трофейного немецкого самолета-снаряда ФАУ-1. Работы продолжались около десяти лет. В.Н. Челомей предложил для Военно-морского флота принципиально новую разработку — крылатую ракету П-5. Ему удалось привлечь внимание заинтересованных ведомств и получить заказ. После этого он возглавил вновь образованное ОКБ-52 и получил в распоряжение небольшой механический завод, расположенный в подмосковном городе Реутове.

За первой П-5 последовала целая серия крылатых ракет морского и сухопутного базирования. КБ выросло и превратилось в мощную научно-конструкторскую организацию. В 1959 году Владимир Челомей приступил к разработке универсальных ракет, предназначенных для доставки на орбиту Земли средств противокосмической обороны, глобальной морской разведки, а также для доставки на территорию противника ядерных боезарядов.

В последующие годы Челомею удалось создать проекты целого ряда унифицированных ракет; УР-100, УР-200, УР-500, УР-700 (легкого, среднего, тяжелого и сверхтяжелого классов). Это была масштабная, глубоко продуманная и проработанная в деталях уникальная программа комплексного развития стратегических наступательных вооружений. Две ракеты — УР-100 и УР-500 были приняты и освоены в серийном производстве.

Межконтинентальная баллистическая двухступенчатая ракета 8К84 (УР-100) на жидком топливе была предназначена для шахтной пусковой установки типа «ОС». Постановка на боевое дежурство этих пусковых установок в РВСН в массовом порядке началась в 1966 году и к 1971 году составила 950 ПУ, т.е. 2/3 всего боевого состава МКР.

Ракета УР-500 в варианте космической ракеты-носителя успешно эксплуатируется до сих пор.

О Челомее рассказывает бывший заместитель главного инженера ОКБ-52 по испытаниям Александр Шехоян: "Это был настоящий ученый, прекрасный организатор и великий дипломат. Решая сложную проблему, он вызывал в кабинет по одному всех своих подчиненных и задавал им один и тот же вопрос. Выслушав мнение всех до одного, он принимал решение. Решения Владимира Николаевича всегда были взвешенными и продуманными".

Первой МБР, разработанной в КБ, была универсальная ракета-носитель УР-200, которую предполагалось использовать для решения ряда задач: К ним относились: выведение на орбиту вокруг Земли средств противокосмической обороны и глобальной морской разведки, доставка баллистических ядерных средств поражения к цели на дальность в 12000 и 14000 км и выведение маневрирующих авиационно-баллистических средств поражения на опорную орбиту. Разрабатывая проект УР-200, В.Н. Челомей предложил применить в конструкции разделяющиеся головные части.

Использовать РГЧ позволяла энергетика мощных двигателей.

При разработке МКР им было применено ряд блестящих технических решений, которые нашли в последующем широкое применение в практике ракетостроения.

 

Уткин Владимир Фёдорович

 

Владимир Федорович Уткин — крупный ученый, генеральный конструктор ракет, ракет-носителей и космических аппаратов, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, действительный член академий наук России и Украины, Международной академии астронавтики, президент Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского (1997-2000), доктор технических наук, автор свыше 200 научных трудов. Награждён шестью орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, 14 медалями, участник Великой Отечественной войны (1941-1945).

Он родился в 1923 г. В августе 1941 г. был призван в ряды Красной Армии. С 1942 г. и до конца войны воевал на различных фронтах, награжден боевыми орденами и медалями.

В 1946 г. поступил в Ленинградский военно-механический институт после окончания которого в 1952 г. был направлен в конструкторское бюро "Южное" в Днепропетровске. В 1960 г. он был назначен заместителем главного конструктора. В.Ф.Уткин прошел в КБ "Южное" все ступеньки от инженера до Главного.

После скоропостижной кончины главного конструктора КБ "Южное" Михаила Кузьмича Янгеля начальником и главным конструктором КБ Южное был назначен Владимир Федорович Уткин, что не было неожиданностью для коллектива предприятия. К этому времени В.Ф. Уткин более трех лет проработал первым заместителем Михаила Кузьмича, стал доктором технических наук, лауреатом Ленинской премии, Героем Социалистического Труда. Его кандидатура была безоговорочно поддержана во всех инстанциях, он успел завоевать авторитет в ОКБ и смежных организациях, и назначение его на место Михаила Кузьмича расценивалось всеми как логичное и естественное. Имея хорошую теоретическую подготовку и работоспособность Уткин отличался особой конструкторской «въедливостью», дотошностью, стремлением вникнуть во все мелочи.

С 1971 по 1990 г. В.Ф. Уткин возглавлял КБ Южное сначала в качестве главного, а затем генерального конструктора. За это время разработаны и сданы на вооружение четыре стратегических ракетных комплекса, создано несколько ракет-носителей. В числе последних разработок высокоэффективная, экологически чистая ракета-носитель «Зенит» твердотопливная ракета РС-22 (SS-24 "Scalpel"); не имеющая аналогов высокоэффективная стратегическая ракета РС-20 (SS-18 «Satan»).

В области космических исследований были реализованы различные программы запуска спутников оборонного и научного назначения. Всего на орбиты было выведено более трехсот аппаратов семейства "Космос" разработки КБ "Южное", составляющих значительную часть от общего числа спутников этой серии.

Главным содержанием его жизни было и оставалось ДЕЛО, его результаты. И в этом коренилось его глубокое родство с М.К. Янгелем. Став продолжателем научного и технического наследия первых руководителей конструкторского бюро «Южное». В.С. Будника и М.К. Янгеля, Владимир Федорович в качестве разработчика и руководителя научно-исследовательских работ принимал непосредственное участие в создании и постановке на боевое дежурство четырех поколений стратегических ракетных комплексов, обеспечивающих паритет отечественных ракетно-ядерных сил с соответствующими силами США. Разработки, выполненные под его руководством, поражают своей новизной и сегодня, вызывают восхищение у всех ракетостроителей в мире. Это высокоэффективная стратегическая ракета РС-20, не имеющая аналогов в мире; ее конверсионный вариант "Днепр"; экологически чистая ракета "Зенит", ставшая основой международного проекта "Морской старт" и способная выводить на околоземную орбиту до 12 тонн полезного груза; твердотопливная ракета РС-22, которая могла стартовать не только из шахты.

Наиболее известная из созданных МБР — РС-20 («Сатана») — является самой тяжелой ракетой с десятью боеголовками индивидуального наведения. Благодаря нетрадиционным конструкторским решениям и передовой технологии характеристики комплекса "Сатана" не превзойдены до настоящего времени. Если бы В.Ф. Уткин создал только одну эту ракету, то и этого было бы достаточно, чтобы имя его было вписано золотыми буквами в историю нашей страны. Уникальна и твердотопливная ракета мобильного базирования — РС-22 («Скальпель») — основа единственного в мире мобильного комплекса стратегического назначения.

С созданием этих комплексов нашей стране был гарантированно обеспечен паритет в области ракетно-ядерного оружия с Западом, что в конечном итоге привело к достижению международных договоренностей об ограничении стратегических вооружений, а затем и их кардинальному взаимному сокращению.

Стратегия генерального конструктора В.Ф. Уткина заключалась в нахождении альтернативных научно-технических решений при минимальных затратах. Именно эта позиция КБ "Южное" под его руководством привела к созданию разделяющихся орбитальных головных частей и систем преодоления ПРО вероятного проника, к разработке уникального минометного старта тяжелой ракеты из шахты, к решению комплекса научно-технических проблем, обеспечивающих непрерывное боевое дежурство жидкостных ракет в заправленном состоянии в течение многих лет, а также стойкость ракет при действии на них поражающих факторов и многим другим оригинальным и нетрадиционным решениям, которые и сегодня определяют облик ракетных комплексов.

Под руководством В.Ф. Уткина выросла большая плеяда талантливых инженеров и конструкторов, руководителей предприятий и организаций. Он всегда опирался на их творческий потенциал и незаурядные организаторские способности. Это была команда способная создать самые сложные и невероятные проекты. Она сейчас успешно трудится в украинских академических институтах, КБ, НИИ и на предприятиях космической отрасли Украины. Создавая самое грозное и разрушительное современное оружие, В.Ф. Уткин с другой стороны, чувствовал огромную ответственность перед миром и соотечественниками. Его философия конструктора и гражданина была полностью подчинена долгу и нравственному выбору ученого. И, может быть, поэтому и не произошло ракетно-ядерной катастрофы, а государства сели за стол переговоров о сокращении грозного оружия, что были такие ученые-патриоты, как Владимир Федорович Уткин.

С 1990 г. В.Ф. Уткин — директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМАШ) Российского авиационно-космического агентства. При непосредственном участии Владимира Федоровича разработана Федеральная космическая программа России. Под его руководством, как генерального конструктора, проводились НИОКР с целью создания экспериментальных аппаратов специального назначения, обеспечивается научно-техническое сопровождение ключевых проблем, связанных с международной космической станцией (МКС). Заслуги и опыт В.Ф. Уткина, авторитет в международных научных кругах во многом определили его назначение сопредседателем совместной с NASA экспертной комиссии — «комиссии Уткина-Стаффорда», осуществляющей взаимный контроль над проблемными вопросами создания МКС.

Владимир Федорович возглавлял координационный научно-технический совет РКА и РАН по исследованиям и экспериментам на пилотируемой станции «Мир» и российском сегменте МКС. В.Ф. Уткин — автор свыше 200 научных трудов и большого числа изобретений.

Скончался 15 февраля 2000 г. Похоронен на Троекуровском кладбище в Москве. В Рязани установлен его бюст, а в Касимове у школы, носящей его имя, сооружен мемориал В.Ф. Уткина.

В память о В.Ф. Уткине в России учреждена и вот уже четвертый год, начиная с 2001-го, ежегодно вручается Золотая медаль имени академика В.Ф. Уткина «За вклад в развитие экономики и укрепление обороноспособности страны». Проект "Золотая медаль" инициирован в Рязани, на родине В.Ф. Уткина, и реализуется как гражданская инициатива членов Общественного Комитета, в состав которого вошли известные деятели оборонного комплекса страны. Почетным председателем Общественного Комитета является Алексей Федорович Уткин, брат В.Ф. Уткина. За три года Золотой медалью награждено 34 человека. Состав и география лауреатов свидетельствуют о широкой поддержке идеи проекта элитой ОПК. Среди награжденных известные государственные и общественные деятели, крупные ученые и конструкторы ракетно-космических систем, руководители крупных российских оборонных предприятий. В региональной номинации Золотая медаль присуждается за вклад в развитие экономики Рязанской области и ею за три года награждено 4 человека.

Основной целью проекта "Золотая медаль" является увековечение памяти В.Ф. Уткина, создателя знаменитого ракетного комплекса РС-20 ("Сатана") и многих образцов боевого ракетного оружия. Наряду с этим присуждение Золотой медали крупным российским ученым и хозяйственникам призвано привлечь внимание общества к развитию российской оборонной промышленности, сформировать достойное отношение и уважение к именам творцов современной техники, содействовать сохранению лучших традиций отечественной научно-технической школы, в том числе преемственности поколений, высокой гражданской и профессиональной ответственности.

____________________

60. Журнал «Техника и вооружение» №№ 5-6 2001 г.

61. М.И. Кузницкий «Байконур. Королев. Янгель». ИПФ Воронеж. 1997 г.

 

* * *

 

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика