На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
II. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ (1965-1969 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Совершенствование оперативной подготовки

Командование армии в 1965-1969 гг. уделяет большое внимание совершенствованию оперативной подготовки руководящего состава армии и дивизий, командования ракетных полков и ртб. Ее задачи проистекали из существа процессов, происходивших в этот период в армии, и были связаны с совершенствованием боевого дежурства, мастерства боевых расчетов пуска и пунктов управления, необходимостью повышения боевой готовности, надежности и живучести ракетных комплексов.

Оперативная подготовка проводилась с целью совершенствования знаний и навыков командиров и штабов в управлении войсками в различных условиях обстановки.

Начальник оперативного отдела армии полковник В.А. Носков вспоминает: «Период шестидесятых, начала семидесятых годов характерен тем, что в это время происходило создание, становление и развертывание группировки РВСН и, в том числе, 50-й РА, разрабатывались основы боевого применения ракетных войск как нового вида Вооруженных Сил.

Задачи оперативной подготовки на этом этапе решались преимущественно внутри группировки РВСН и отражали суть происходящих процессов, связанных с совершенствованием боевого дежурства, мастерства боевых расчетов пуска и пунктов управления, повышением боевой готовности, надежности и живучести ракетных комплексов, развертыванием новых полков с одиночными стартами.

Оперативная подготовка в управлении армии проводилась по планам ГК РВ и командующего армией и имела целью совершенствование знаний и навыков руководящего состава в управлении войсками в различных условиях боевой обстановки.

Основными формами оперативной подготовки на этом этапе были участие руководящего состава в мероприятиях по плану Министра обороны, участие управления армии в учениях ГК РВ, командно-штабных учениях и тренировках, проводимых высшими звеньями управления, сборы руководящего состава, непременными элементами которых были военные игры, тренировки, упражнения на картах и другие подобного рода мероприятия.

Большинство сборов проводилось методом практического показа на базе полков, где готовились точки по тем или иным рассматриваемым вопросам, увязанным с темой проводимого сбора: инженерное оборудование и маскировка БСП и ПБСП, состав и оснащение боевых постов на командных пунктах различных рангов и на подвижных пунктах управления, организация регламента в полевых условиях, система охраны и обороны ПБСП и т.д. В ходе сбора руководители отмечали положительные и отрицательные стороны действий обучаемых, подробно разбирали ошибки, анализировали их причины, указывали, как надо поступать в каждом конкретном случае и почему.

В этот период руководящий состав армии мало привлекался на крупные, масштабные мероприятия Министра обороны. Происходило это по разным причинам, среди которых все еще не последнюю роль играла закрытость любых сведений о ракетных войсках, их боевом составе, характеристиках вооружения, степеням боевой готовности, пунктах дислокации и других, составлявших в то время государственную тайну.

Результатом деятельности руководящего состава и итогом оперативной подготовки на этом этапе явилось обобщение опыта боевого применения ракетных войск, что создало условия для выхода в свет Боевого Устава и Наставлений, закрепивших основы участия объединений РВСН в операциях стратегических ядерных сия и действия войск армии в различных вариантах начала и ведения войны. Командование армии, большинство управлений, отделов и служб принимали самое непосредственное участие в отработке этих основополагающих документов, внося свой посильный вклад в решение этой задачи. Особенно хочется отметить оперативный отдел тех лет, где усердно трудились полковники Катаев В.Г., Коробушин В.В., Казыдуб Г.И., Петухов Г.Г., подполковники Баштаненко Ф.А., Максимов Е., Добров В.П., Ляшенок, Хомяков В.С., Котельников Г.А., Почечуев В.И., Шаровников К.В., Рогозников С.И., майоры Кирин А.Г., Копытов О.Д., Кузнецов Г.Л., Ермолаев В.Г., Южанин Б.И. и др».

Немаловажную роль в оперативной подготовке войск играли учения с ракетными дивизиями и полками. На учения выносились наиболее актуальные вопросы боевого использования ракетного оружия при различных сценариях развития обстановки. Поэтому командование армии уделяло особое внимание качеству отработки замыслов и планов проведения учений. Командующий и начальник штаба требовали, чтобы замыслами учений предусматривалась сложная и поучительная обстановка с элементами повышенной трудности, разработанная с высокой штабной культурой. При проведении учений требовалось освободиться от условностей, послаблений и упрощенчества, приближая учебно-боевую деятельность частей и подразделений как по форме, так и по содержанию к реальным боевым условиям современной войны. Все это разрабатывалось в планах проведения учений. Замыслы учений с ракетными дивизиями разрабатывались, как правило, старшими офицерами оперативного отдела и отравлялись на утверждение Главнокомандующим Ракетными войсками.

В ходе учения офицеры оперативного отдела являлись начальниками штабов руководства учениями и добивались наиболее полной реализации замысла и плана учения. Они вручали в соответствии с планом тактические и технические вводные, оценивали принятые командирами и штабами решения и контролировали, совместно с привлекаемыми офицерами штаба и служб армии, практические действия личного состава участвовавших в учении подразделений и частей.

В армии традиционно уделялось особое внимание анализу проведенных учений и результатов проверки, обобщению приобретенного опыта, выработке рекомендаций и мероприятий по результатам анализа. Полковник Почечуев В.И. вспоминает: «Одним из наиболее сложных завершающих этапов работы являлась аналитическая работа над результатами учения и проверки, подготовка материалов разбора хода учения, определение новизны и перспективности практического решения тех или иных вопросов, подготовка доклада руководителю учения или проверки.

Командующий требовал краткости и четкости изложения мыслей с акцентом на положительные моменты в действиях войск, в боевом управлении, в работе личного состава боевых расчетов, в эксплуатации ракетного и специального вооружения, содержании боезапаса ракет и головных частей, а также на выявленные недостатки, обоснование причин их возникновения, определение путей и методов решения проблем.

Для этого было необходимо не только собрать, но и обобщить при дефиците времени материалы всех посредников и проверяющих, привести их к единому замыслу и стилю изложения, подготовить оценочные таблицы, схемы с анализом выполнения нормативов, различные сравнительные диаграммы и графики.

Работа заканчивалась составлением в Плана устранения выявленных недостатков боевой готовности».

Разбор учения это процесс обучения офицеров штабов и боевых подразделений, направленный на искоренение негативных явлений и исправление допущенных ошибок, поощрение инициативы и творчества, распространение передового опыта проверяемых и обучаемых.

Наибольшую сложность представляла подготовка разбора за всю дивизию, особенно если этот разбор проводил К.В. Герчик. В этом случае всему материалу нужно было к тому же придать некую наукообразность даже тогда, когда в этом не было никакой необходимости. Очень редко исполнители заслуживали его одобрения или положительной оценки. А над расшифровкой его личных пометок ломал головы не один десяток офицеров, работников шифровального отдела и машинисток.

Для обобщения результатов учения и проверки всегда назначались старшие офицеры оперативного отдела. Чаще всего эту работу выполняли в тот период подполковники Хомяков В.С., Котельников Г.А., Почечуев В.И., Шаровников К.В.

В целях проверки правильности выводов теоретических исследований проводились опытные и опытно-исследовательские учения, которые были направлены на совершенствование и повышение всех элементов боевой готовности, живучести ракетных комплексов и пусковых установок.

В свою очередь, каждое учение, как практика боевой деятельности войск, выдвигало новые вопросы теоретического исследования, требовало переосмысливания, анализа и последующего внедрения на более высоком уровне обучения и боевой деятельности.

Запомнилась серия опытно-исследовательских учений, которые тщательно готовились офицерами оперативного отдела совместно с управлениями и службами армии и соединений. После проведения учения в одном из ракетных полков по теме «Управление ракетным полком и ртб при выводе дивизионов и сборочных бригад на полевую боевую стартовую позицию (ПБСП)» встал вопрос о создании подвижных командных пунктов дивизионов, что в последующем было реализовано на практике во всех полках с ракетами Р-12.

При проведении другого опытно-исследовательского учения с выходом на ПБСП, заранее подготовленную в инженерном отношении, исследовались возможности защиты стартовой позиции, наземного оборудования и боезапаса в земляных укрытиях, а также отрабатывалось расположение дивизиона на ПБСП в рассредоточенном варианте пусковых установок (отдельные старты). Полученные в ходе учения рекомендации в дальнейшем использовались в качестве тактических приемов повышения живучести наземных стартов».

В армии в 1965-1966 годах проводится серия опытных учений с ракетными дивизиями, в которых наряду с выполнением боевых задач по приведению пусковых установок в высшие боевые готовности и проведению пусков ракет отрабатываются вопросы всестороннего боевого обеспечения:

— в июне 1965 г. учение в 29-й рд (г. Шяуляй): «Подготовка и проведение 1-го залпа и последующих пусков ракет ракетной дивизией в условиях начального периода войны. Исследование организации санитарно-гигенических и противоэпидемических мероприятий в ракетной дивизии при выполнении боевой задачи в условиях применения бактериологического оружия». В ходе учения под руководством начальника медицинской службы армии полковником Попудренко И.И. и главного эпидемиолога армии подполковника Приютова был развернут полевой госпиталь для условно пораженных бактериологическим оружием;

— в начале июня 1966 г. учение в 24-й рд (г. Гвардейск): «Организация боевого дежурства в полевом районе, исследование организации хранения головных частей в полевых условиях с использованием сборно-разборных защитных сооружений типа «Панцирь»;

— в конце июня 1966 г. учение в 40-й рд (г. Остров): «Подготовка и проведение 1-го залпа из постоянной боевой готовности и последующих пусков ракет в условиях применения противником оружия массового поражения». В ходе учения, которое готовили офицеры инженерной и химической служб армии под руководством полковников Веселова В.С. и Панфилова Б.С., проверялась штатная организация отдельной роты химической защиты и отдельной инженерно-технической роты, отмобилизованных при 647-м ракетном полку (г. Остров). В учении участвовали начальник химической службы РВ генерал-майор Манец Ф.И. и начальник инженерной службы РВ полковник Маслов Ф.А. В ходе учения был также снят кинофильм о работе инфекционного отделения госпиталя, развернутого в полевых условиях на базе дивизионного лазарета;

— в начале сентября 1966 года масштабное опытное учение с 23-й рд (г. Валга): «Проведение 1-го залпа из постоянной боевой готовности, и последующих пусков ракет при управлении рд с запасного командного пункта и выполнение задач частью ракетных дивизионов и полков из запасного полевого района». В качестве запасного командного пункта дивизии использовался командный пункт одного из полков. Учение показало возможность вывода ракетных дивизионов и полков, как в заблаговременно оборудованный, так и в необорудованный в инженерном отношении запасной полевой район, а также возможность управления дивизией командиром и штабом ракетного полка при наличии у них соответствующих документов боевого управления.

В 1968 году в соответствии с требованиями директивы Министра обороны СССР по оперативной подготовке Вооруженных Сил в армии на командно-штабных тренировках практически отрабатываются методы уточнения задач при изменении обстановки в ходе стратегической операции на театре военных действий. При этом создавался сложный оперативно-тактический фон тренировок, приближенный к условиям ракетно-ядерной войны. Так, на учениях с 33-й ракетной дивизией (г. Мозырь, командир генерал-майор Мерзляков Г.М., начальник штаба полковник Кармановский П.В.) отрабатывались действия в условиях начала войны обычными средствами (безъядерный период) с практическим решением вопросов обеспечения живучести пусковых установок и поддержания их в боевой готовности к нанесению ядерного удара.

Основные задачи, решаемые в армии в 1969 году, определялись приказами и директивами Министра обороны и Организационными указаниями Главнокомандующего РВ на 1969 год, и были направлены на поддержание и дальнейшее повышение боевой готовности, подготовку органов и средств боевого управления, а в оперативной подготовке - на обеспечение устойчивого управления соединениями и частями армии, повышение их готовности к проведению пусков ракет в установленные сроки с заданной точностью поражения объектов.

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика