На главную сайта   Все о Ружанах

ИСТОРИЯ 50-й РАКЕТНОЙ АРМИИ
I. СОЗДАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ (1959-1964 гг.)

Назад.

Оглавление.

Далее.

Операция «Туча».

Постановка на боевое дежурство в 50-й ракетной армии первых наземных ракетных комплексов с ракетами Р-12 создало возможность Верховному Главнокомандованию более гибко осуществлять планирование поражения стратегических целей на Западном театре военных действий с использованием ракетных средств.

Летом 1961 года обстановка в Европе резко обострилась, возникла напряженность на рубеже противостояния двух военных блоков. Со стороны агрессивных кругов стран НАТО все чаще стали исходить открытые угрозы применения силы, которые продолжали сопровождаться реальными военными приготовлениями и усилением подрывной деятельности с территории Западного Берлина.

В этот период Советский Союз при поддержке всех стран-участниц Варшавского Договора принял необходимые меры к повышению обороноспособности: было приостановлено сокращение Вооруженных сил, намеченное на 1961 год, увеличились расходы на оборону. Германская Демократическая республика, в свою очередь, после консультаций с лидерами стран Варшавского Договора установила на границе с Западным Берлином, которая была до этого открытой, пограничный контроль. В последующем была построена Берлинская стена. Советский Союз, со своей стороны, решительно заявил, что будет защищать ГДР, как суверенное государство, от любых на нее посягательств.

Оценивая боевые возможности ракетных частей РВСН, вставших на боевое дежурство у западных границ государства, Верховное Главнокомандование искало пути увеличения радиуса досягаемости ракетных средств, вплоть до западного, атлантического, побережья Европы, для поражения целей стратегического характера. Принятые на вооружение ракеты Р-12 с дальностью 2000 км не перекрывали всю территорию Западной Европы, а ракетные комплексы с ракетами Р-14 с дальностью полета до 4000 км находились еще в стадии строительства.

В сложившейся военно-политической обстановке руководство страны приняло решение выдвинуть некоторое количество ракетных средств на передовые рубежи Западного театра военных действий (ТВД), т.е. на территорию ГДР. По-видимому, это решение было согласовано как между лидерами обеих стран, так и среди руководителей стран Варшавского Договора. С этой целью, в 33 рд на базе 369 ракетного полка (пос. Житковичи Гомельской обл.) в середине 1961 г. в соответствии с директивой Генерального Штаба ВС начал разворачиваться отдельный ракетный полк, командиром которого был назначен полковник В.Е. Александров. Начиналась подготовка операции «Туча».

Полковник В.Е. Александров пишет: «Для получения задачи 15 сентября 1961 года мы прибыли в Главкомат РВСН и представились генерал-полковнику Никольскому М.А., который ввел нас в сложившуюся обстановку. На Западном ТВД, — сказал он, — назревает тревожная политическая обстановка, вызванная необходимостью изменения статуса Западного Берлина в этом году. В связи с этим возникла необходимость повысить оборонную мощь нашей страны на этом направлении. На нас возлагается ответственная государственная боевая задача: развернуть на территории Германской Демократической республики стационарно-полевой боевой порядок отдельного ракетного полка (орп) ракет Р-12 с двумя ракетными дивизионами; сформировать полк, передислоцировать его в ГДР, поставить его там на боевое дежурство и быть готовым к «прямому выстрелу». Затем он представил нас Главнокомандующему ракетными войсками Герою Советского Союза Маршалу Советского Союза Москаленко Семену Кирилловичу для участия в служебном совещании по организации выполнения этой задачи.

Входим в кабинет, представляемся. Навстречу из-за стола поднимается Главком. Он выше среднего роста, подвижен в движениях. Лицо открытое, седеющие русые волосы на голове, серые проницательные глаза. Говорит глухо, но выразительно. Пригласил нас сесть за приставной столик у своего стола. Мы осмотрелись. За столом для заседаний сидят также первый заместитель Главкома генерал-полковник Толубко В.Ф., Член Военного совета РВ генерал-лейтенант Ефимов П.И., начальник управления боевой подготовки генерал-майор Тонких Ф.П., начальник оперативного управления ГШ РВ генерал-майор Попов А.Я., начальник Тыла РВ генерал-майор Пономарев М.И., начальник инженерной службы генерал-майор Маслов Ф.А., начальник автослужбы полковник Марасанов И.А. и еще несколько незнакомых нам офицеров.

Открыв совещание и разъяснив обстановку, Главком поставил задачи своим заместителям и начальникам служб и установил сроки выполнения намеченных мероприятий. Обращаясь к нам, он сказал: «Вам, полковники Александров и Карпенко, поручается задача: убыть в штаб Группы советских войск в Германии (ГСВГ) (вас там ждут) для увязки всех вопросов размещения личного состава, боевой техники, компонентов ракетных топлив и строительства стационарно-полевого варианта БСП. Готовность к приему полка — к 15 октября 1961 года. Немедленно приступить в соответствии с поступившей к вам директивой Генерального Штаба к формированию отдельного ракетного полка (орп) и завершить по возвращении из ГДР. Отдельный ракетный полк (в/часть 54310) сформировать в составе двух отдельных ракетных дивизионов по четыре стартовые батареи Р-12 в каждом дивизионе, всего 8 ПУ. Средства транспортировки и заправки включить в штат стартовых батарей дивизионов. Вся организационная работа по формированию орп возложена на командующего 50-й РА генерала Добыша Ф.И. и командира дивизии генерала Осюкова Г.Л. Передовая группа ваших офицеров уже прибыла на место и приступила к работе. От Главного Штаба там имеются наши представители, которые окажут необходимую помощь по организации работ.

Далее Главком сказал, что Группой советских войск в Германии в настоящее время командует Маршал Советского Союза Соколовский Василий Данилович, а первый заместитель у него маршал бронетанковых войск Якубовский Иван Игнатьевич. Вам надлежит представиться Маршалу Соколовскому, а все распоряжения по организации работы, взаимодействию с управлениями и службами группы войск вести через Якубовского, который в курсе предстоящих дел и задач.

Далее он сказал, что там готовится и будет вскоре проведено большое командно-штабное учение (КШУ) с обозначенными войсками, с участием министров обороны стран Варшавского Договора и их начальников штабов. Вам предстоит на фоне этого учения обозначить действия ракетного полка, не раскрывая специфических секретов РВСН. При заслушивании в ходе оценки обстановки на КШУ, вам разрешается назвать дальность полета ваших ракет и время скорострельности (время подготовки между залпами полка). Ракеты, головные части и КРТ будут доставлены вам в полк после его передислокации силами и средствами РВСН.

Затем шла приказная часть — отдельный ракетный полк сформировать в составе: управление полка, 1-й ордн и тыл полка из состава Житковичского полка; 2-й ордн из состава Петриковского полка. Подвижную ремонтно-техническую базу (птрб) сформировать: управление и 2-ю сборочную бригаду из состава Петриковской ртб и 1-ю сборочную бригаду из состава Житковичской ртб. Готовность к передислокации отдельного ракетного полка по железной дороге к 1 ноября 1961 года.

Ваша задача облегчается тем, — уточнил Главком, — что в ГДР в районе Лихинского артиллерийско-танкового полигона 5-й гвардейской танковой армии, в 60 км северо-западнее г. Берлина, в военных городках Фюрстенберг и Фогельзанг, в 1959 году дислоцировалась 72-я инженерная бригада РВГК под командованием полковника Холопова А.И., и вам надлежит использовать оставленную инженерной бригадой базу этих военных городков и близлежащий лесной массив для размещения ваших частей и развертывания элементов БСП. Стационарно-полевой боевой порядок полка и подвижной ртб понимать следует так: личный состав, наземное оборудование, ракеты, головные части, материально-технические средства частей располагаются стационарно в жилых домах, казармах, хранилищах и складах военных городков. С объявлением боевой тревоги они выдвигаются по заранее определенным вами маршрутам и занимают свой боевой порядок на отстроенных площадках с твердым покрытием, соблюдая меры тщательной маскировки. Выдвижение в позиционные районы и комплексные занятия проводить только в темное время суток, под усиленной охраной БСП и маршрутов движения колонн.

Далее Маршал Москаленко С.К. предоставил слово своим заместителям и другим начальникам. В предельно краткой форме от каждого из них мы получили указания о поведении личного состава на территории ГДР, организации взаимодействия с начальниками управлений и отделов Группы войск, с командованием 5-й гв. ТА, в расположении которой будет дислоцироваться наш полк и пртб. Далее Главком приказал по окончании строительства, в середине октября месяца, прибыть в Главкомат и доложить о проделанной работе, получить дополнительные распоряжения о передислокации полка. Он пожелал нам успешного выполнения полученной задачи, всегда помнить о том, что мы представляем основной род Вооруженных сил СССР — Ракетные войска стратегического назначения — в центре Европы!

В этот же день мы поездом «Москва — Вюнсдорф» убыли в ГДР.

В штабе Группы войск нас встретил Герой Советского Союза подполковник Молоненков Константин Иосифович, старший офицер оперативного управления ГШРВ (в конце сентября ему было присвоено звание полковника), с ним были мой заместитель подполковник Виноградов Б.И. и начальник продслужбы полка капитан Зыков Н.В., прибывшие ранее в составе передовой группы. Приведя себя в порядок с дороги, мы направились в Главный штаб ГСВГ для представления руководству Группы.

Входим в кабинет заместителя главнокомандующего Группы войск дважды Героя Советского Союза маршала танковых войск Якубовского Ивана Игнатьевича. Докладываю. Навстречу из-за стола встал и вышел на середину кабинета высокий, спортивного, атлетического телосложения, с отрытым, крупными чертами лицом, маршал. На кителе сверкают две звезды Героя Советского Союза и множество орденских планок других наград. Он поздоровался с нами и предложил сесть. Сказал, что наши задачи он знает и внимательно отслеживает подготовку базы и строительство объектов полка, которое ведут строительные и саперные подразделения двух инженерно-саперных бригад Группы. Он также ввел нас в обстановку в ГДР и коротко рассказал о задачах Группы войск, о недавно начавшемся оперативно-стратегическом командно-штабном учении, на некоторых этапах которого мне предстоит участвовать как командиру ракетного полка, оснащенного ядерными зарядами, прибывшему на усиление ГСВГ.

Затем мы представились начальнику штаба. Я был приятно удивлен, когда прямо у двери кабинета встретился с генерал-лейтенантом Арико Г.И., который незадолго до этого был назначен на должность начальника штаба Группы с должности начальника штаба Белорусского военного округа. Я представился, мы поздоровались, и он сказал, что рад видеть здесь начальника Житковичского гарнизона, вовремя прибывшего на подмогу! Пригласил пройти в свой кабинет, где состоялась наша непродолжительная беседа о моем участии в предстоящем учении и по вопросам организации связи полка со штабами ГСВГ и ГШ РВ. Далее генерал Арико Г.И. сказал, что работы по организации связи уже ведутся, для чего будут использованы имеющиеся законсервированные ранее линии связи, а до стартовых позиций будут развернуты новые. Он также попросил заходить к нему для информирования о ходе подготовительных этих работ.

Следующим был визит к Главкому ГСВГ. Конечно, мы понимали, что у него мало времени для разговора с нами, ожидалось прибытие Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Малиновского Р.Я. и министров обороны стран Варшавского Договора. Но, несмотря на это, я незамедлительно был принят Маршалом Советского Союза Соколовским Василием Даниловичем, из чего я сделал вывод, что передислокации ракетного полка стратегических ракет в ГСВГ придается большое значение. Я вошел и доложил о прибытии. У нас состоялся короткий, деловой разговор о задачах полка. Маршал приказал все организационные вопросы решать с маршалом Якубовским, его заместителями по тылу, по строительству и расквартированию войск, начальником штаба и начальником инженерной службы. После этого пожелал успехов.

В здании штаба, в его кабинетах, холлах, в актовом зале было много генералов и старших офицеров из объединений и из Москвы, прибывших для участия в командно-штабном учении. Учение предполагало отработку вопросов оценки обстановки, уяснения задач, принятия решения и подготовки боевого приказа на наступление с использованием обычного вооружения и ядерного оружия, в случае применения его противником первым. Задачей учения ставилось разгромить противостоящие нашим войскам силы НАТО, выйти на западное побережье Франции, форсировать пролив Ла-Манш. По нашим оценкам, имевшаяся в то время группировка войск стран Варшавского Договора эту задачу вполне могла бы успешно выполнить!

Затем мы снова вернулись в кабинет маршала Якубовского, где он определил порядок и время доклада ему о ходе выполнения работ. Он позаботился о нашем размещении в гостинице штаба 5-й гв. ТА в г. Лихен. Для работы нам был выделен легковой автомобиль ГАЗ-69а и штабной автобус. Все это произошло быстро и произвело на нас хорошее впечатление, мы ощутили дружеское отношение к нам, представителям РВСН, желание помочь по всем вопросам нашей деятельности.

В проводимом КШУ я в полном его объеме не участвовал, но был приглашен на обсуждение обстановки и принятие решения на наступление. Когда меня спросили о дальности полета ракет и скорострельности полка, присутствующие в зале участники учения по достоинству оценили услышанное. Дело в том, что в ГСВГ были бригады с оперативно-тактическими ракетами, но о такой дальности стрельбы (2000 км), они услышали впервые. Генерал Арико Г.И. предупредил всех присутствующих, что эти сведения строго секретные и их нельзя ни записывать, ни тем более распространять.

В последующие дни и недели наша группа в составе меня — командира полка, начальника пртб полковника Карпенко С.К., моего заместителя подполковника Виноградова Б.И., заместителя главного инженера полка майора Метельникова А.И., начальника продовольственной службы полка капитана Зыкова Н.В., начальников штабов 1-го и 2-го ракетных дивизионов майоров Трофимова В.И. и Нестерова Н.В., при непосредственном участии старшего офицера оперативного управления полковника Молоненкова К.И. проделали работу по изучению местности, автомобильных дорог, лесных массивов, наличия водоемов, состояния жилищно-казарменного фонда, боевых сооружений в военных городках Фюрстенберг и Фогельзанг, расположенных в 20-25 км западнее г. Лихен. Город Лихен (в нашем понимании районный центр земли Бранденбург), располагался в 40 км северо-западнее Берлина. Здесь размещался штаб 5-й гвардейской танковой армии. Здесь же в гостинице мы и разместились.

В 18 км северо-западнее г. Лихен находился военный городок Фюрстенберг, а в 8 км западнее от него, в лесном массиве, была построена полевая боевая стартовая позиция БСП-1. В 15 км западнее г. Лихен находился военный городок Фогельзанг, а в 5 км западнее — БСП-2. Друг от друга БСП находились на расстоянии 10-12 км. Дирекционный угол для стрельбы был задан 45 град.

Осматривая местность и изучая возможности по заселению личным составом полка и пртб в жилых домах и казармах этих военных городков, размещению боевой техники в бывших сооружениях 72-й инженерной бригады РВГК, мы убедились, что они достаточно хорошо подготовлены и построены с немецкой аккуратностью; все помещения сохранены, закрыты, установлена охрана. На каждое здание и сооружение имелся ответственный смотритель здания — комендант. В каждом городке стоят трехэтажные жилые дома с отдельными квартирами для офицеров, были также дома-общежития для малосемейных офицеров и холостяков. Комнаты были отделаны обоями, имели плиты для приготовления пищи на сжиженном газе, а также дровяные водогрейные колонки. Мы увидели добротные солдатские казармы, офицерскую и солдатскую столовые, совмещенные в одном здании, здания штабов с клубом, котельную и коммуникации: водопровод, канализация, сети электроснабжения; крытые автостоянки и гаражи для спецавтотранспорта и агрегатов наземного оборудования, бетонированные стоянки для транспортных автомобилей; сооружения №2 — для размещения и хранения ракет (в этих сооружениях пришлось выше поднять окна, так как изделия 8К63 на транспортных грунтовых тележках можно было разглядеть извне); сооружения №20-21 для снаряжения и хранения головных частей.

В Фогельзанге имелась также ремонтная мастерская для специального вооружения и автотехники, склады материально-технического снабжения. На БСП-1 и БСП-2 были выполнены следующие работы: ограждение территории забором из колючей проволоки в два железобетонных кола; при въезде на БСП — построены здания из кирпича для караула, с двумя комнатами для КП полка и дивизионов; в непосредственной близости от зданий разместили бетонные площадки для штабных автомобилей и средств телефонно-телеграфной и радиосвязи. Сооружения №1 (стартовые площадки) имели бетонированные основания для размещения пускового стола и установщика, рядом находились деревоземляные капониры для дизель-электрических станций, электропреобразовательного агрегата, блиндаж с амбразурой для КП командира батареи; бетонированные площадки для специальных автомобилей стартовых и технических батарей; внутриплощадочные гравийно-щебеночные подъездные дороги. На позициях дивизионов не было складов для компонентов ракетных топлив (КРТ), поэтому склад КРТ полка был построен в 5-6 км от БСП дивизионов на территории склада ГСМ 5-й гв. ТА. Были также разведаны разгрузочные железнодорожные рампы, находящиеся на ж.д. путях, проходящих через военные городки. Для перевозки личного состава и вывода боевой техники на БСП предполагалось использовать существующую дорожную сеть с твердыми щебеночно-гравийным покрытием. Ее тщательно разведали, выставили таблички и указатели, подремонтировали дорожное полотно и усилили мосты. На обеих БСП провели маскировочные работы путем одернования бетонных площадок и сооружений N1; провели посадку привезенных из лесу деревьев с корнями и землей. Многое пришлось сделать заново, так как кое-что со времени нахождения здесь объектов 72-й инженерной бригады уже подгнило, а конфигурация самих площадок для нашего ракетного комплекса не совсем подходила.

Отрадно, что командиры двух инженерно-саперных бригад (к сожалению их фамилии не остались в моей памяти) и подчиненный им личный состав проделали громадную работу по строительству БСП, ремонту других объектов и дорог и подготовили базу для встречи полка и его размещения.

В дальнейшем я просил маршала Якубовского поощрить саперов и распространить их опыт работы в других частях Группы войск.

Охрана БСП была организована караулами, назначаемыми от оперативно-тактической бригады, расквартированной в этих военных городках. Сами городки Фюрстенберг и Фогельзанг — это военные поселения на краю артиллерийского полигона; гражданского населения здесь нет, и без соответствующих пропусков движение через них было запрещено. Силами вблизи расположенных войсковых частей 5-й гв. ТА и части национальной армии ГДР было также организовано действие подвижных патрулей, что способствовало воспрепятствованию появления в этом районе посторонних лиц.

Рассмотрев и взвесив все стороны организации службы полка и пртб в стационарно-полевых условиях, я принял решение о размещении полка следующим образом:

 — управление орп, 1-й рдн (в/часть 54310-1) и 1-ю сборочную бригаду (сббр) пртб разместить в военном городке Фюрстенберг, начальник гарнизона — командир орп;

 — управление пртб (в/часть 14276), 2-й рдн (в/часть 54310-2) и 2-ю сббр пртб разместить в военном городке Фогельзанг, начальник гарнизона — начальник пртб.

Одновременно я доложил, что для выполнения боевой задачи из постоянной боевой готовности в этих условиях полк может произвести пуск ракет через 6 часов. Это решение было рассмотрено и утверждено Главным штабом РВСН, разработаны графики пуска ракет.

В ходе работы приходилось встречаться и с заместителями главнокомандующего ГСВГ по тылу, строительству и расквартированию войск и с начальниками служб, с которыми мы увязывали вопросы обеспечения полка всеми видами довольствия, КРТ и ГСМ, автозапчастями, топливом, сжиженным газом, водой, электроэнергией и другими материально-техническими средствами. Со всеми службами мы нашли взаимопонимание, получили от них рекомендации какие документы подготовить и представить с прибытием полка в Группу, чтобы встать на все виды обеспечения.

О проделанных мероприятиях и выполненных работах я обстоятельно и подробно доложил в аппарат Министра обороны и в Главкомат РВСН генералу Никольскому М.А., при этом от последнего я получил распоряжение группу офицеров во главе с гвардии полковником Карпенко С.К. отправить обратно в полк, а самому прибыть к нему 14 октября 1961 года для получения дальнейших распоряжений и отработки отчетной карты расположения полка в ГДР.

Вечером 11 октября 1961 года поездом «Вюнсдорф — Берлин — Москва» мы убыли в Советский Союз. Ехали с чувством исполненного долга и удовлетворения от предварительно проделанной в ГДР работы. Впереди нас ждали ответственные задачи: окончание формирования отдельного ракетного полка и подвижной ремонтно-технической базы, подготовка к их дальнейшей передислокации в ГДР.

Я, как и было приказано, прибыл на Власиху, доложил о выполненных мероприятиях генералу Никольскому М.А., отработал необходимые документы и к 16 октября прибыл в полк.

Тем временем в Житковичском и Петриковском полках уже работала комиссия под председательством заместителя командующего 50-й РА генерал-лейтенанта Шмелева Ивана Тарасовича по формированию отдельного ракетного полка. В нее вошли командиры обоих полков, начальники и офицеры отделов и служб 50-й ракетной армии: полковники Кавкаев В.Г., Москалец И.Н., Рясков Н.Н., Веселов В.С., Мельниченко А.А., Ганжибайло Г.П., командир дивизии генерал-майор Осюков Г.Л., главный инженер дивизии полковник Ерохин И.С., начальник оперативного отделения дивизии полковник Буров А.П., главный инженер полка майор Кузьменко Д.Д.

К 1 ноября 1961 года орп (в/часть 54310) был сформирован на базе 369-го и 396-го ракетных полков в следующем составе.

Командование полка: командир полка полковник Александров Владимир Елладьевич (приказ Главнокомандующего РВСН о моем назначении датирован 7 октября 1961 года), первый заместитель подполковник Виноградов Борис Иванович, заместитель по политчасти подполковник Костин Василий Лукич (из Петриковского полка), начальник штаба — заместитель командира полка подполковник Киселев Александр Федорович, заместитель по ракетному вооружению майор Кузьменко Дмитрий Давыдович, заместитель по тылу подполковник Тарасов Василий Яковлевич (командир рдн из Петриковского полка), заместитель по техчасти подполковник Моисеев Лев Васильевич. Штатом предусматривалось, что командир отдельного полка по воинскому званию может быть полковником или генерал-майором.

Первый и второй отдельные ракетные дивизионы (ордн-1, в/часть 54310-1, и ордн-2, в/часть 54310-2) имели в своем составе управление, тыл, по четыре стартовых батареи, техническую батарею, роты охраны и эксплуатационно-технического обслуживания. Отдельный ракетный дивизион имел свою печать, свои лицевые счета на все виды довольствия, в том числе финансовое; в его штат был введен начальник финансовой службы, начальник продвещслужбы, заместитель командира дивизиона по материально-техническому обеспечению (МТО), помощник командира по инженерно-технической службе (итс). Заправочное оборудование было введено в штаты стартовых батарей в качестве четвертых отделений (заправки). В штат первых (стартовых) отделений был введен расчет транспортировки ракет. Такой ракетный дивизион имел возможность выполнять боевые задачи в отрыве от управления полка.

Командование 1-го отдельного ракетного дивизиона (ордн): командир подполковник Караковский Ефим Иосифович; заместитель майор Яциненко Анатолий Николаевич; заместитель по политчасти майор Глазунов Леонид Михайлович; заместитель по ракетному вооружению капитан-инженер Кринов Игорь Васильевич; начальник штаба майор Трофимов Валентин Иванович. Командование 2-го ордн: командир майор Китаев Борис Михайлович; заместитель майор Громов Николай Иванович; заместитель по политчасти майор Лавринов Валентин Ипполитович; заместитель по ракетному вооружению капитан-инженер Смирнов Геннадий Иванович; начальник штаба майор Почечуев Леонид Иванович (затем — Нестеров Николай Васильевич).

1-я сборочная бригада (из ртб г. Житковичи): начальник бригады подполковник-инженер Маляренко Леонид Иванович;

2-я сборочная бригада, начальник бригады подполковник-инженер Каганов Константин Николаевич.

Были сформированы подразделения боевого и материально-бытового обеспечения. В процессе формирования были заменены отдельные ненадежные агрегаты ракетного вооружения, часть автомобильной техники, имевшей большой износ или плохое техническое состояние, гусеничные тягачи АТТ и АТС — на автомобильные тягачи КрАЗ и МАЗ; для штабов полка и дивизионов выданы штабные автобусы, а для командира полка получен легковой автомобиль «Волга» в экспортном исполнении. Таким образом, коэффициент готовности автотранспорта был доведен до «единицы».

Комплектование полка было завершено проведением в ноябре-декабре 1961 года тренировочных и зачетных комплексных занятий в обоих полках, была заблаговременно отработана документация по железнодорожной перевозке подразделений полка. На железнодорожной ветке и погрузочно-разгрузочной площадке № 6 полка со всеми подразделениями были проведены показные и тренировочные занятия по погрузке и разгрузке личного состава и техники на подвижной железнодорожный транспорт.

Ракетные дивизионы и сборочные бригады сформированного отдельного ракетного полка и полевой ртб продолжали оставаться на местах прежней дислокации в ожидании приказа на погрузку и занимались в своих частях боевой службой и учебой.

Место предстоящей дислокации полка не разглашалось. Офицеры и сверхсрочнослужащие долгое время так и не знали, что предполагаемый маршрут их следования пересекал западную границу СССР и пролегал по территории ГДР. Многие офицеры отправили из гарнизонов свои семьи к родственникам, хотя за ними и сохранялась жилая площадь, продали мебель. На запасных путях железнодорожной станции г. Житковичи в течение месяца стоял подготовленный под погрузку железнодорожный состав под эшелон управления полка и подразделения боевого и тылового обеспечения.

Все томились в ожидании. Однако команды на погрузку так и не поступало. Я несколько раз обращался к командованию дивизии, армии и в штаб РВСН с докладом о нашей готовности к передислокации. Но каждый раз получал ответ: «Ждите! Повышайте выучку полка и его боевую готовность».

Вот уже наступил 1962 год. Наша учеба продолжалась на месте постоянной дислокации. Вскоре я узнал, что в связи с постановкой на боевое дежурство ракет Р-14 (8К65) с большей дальностью стрельбы, чем у наших ракет Р-12, необходимость в передислокации полка в ГДР отпала. Приказом ГК РВ от 12 июля 1962 года наш отдельный ракетный полк был расформирован, а его подразделения возвращены в состав 369-го и 396-го полков.

На этом и завершилась подготовка к так и несостоявшейся операции «Туча».

 

* * *

Назад.

Оглавление.

Далее.

 

* * *
Яндекс.Метрика