pict На главную сайта   Все о Ружанах pict
pict

Под общей редакцией А.П. Волкова

 

ВИННИЦКАЯ КРАСНОЗНАМЕННАЯ РАКЕТНАЯ АРМИЯ
(Исторический очерк)

Москва, Воентехиздат 2010

 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Назад Оглавление Далее

 

Участие войск армии в операции «Анадырь»

 

В октябре 1962 г. возник острейший кризис в районе Карибского моря, который впервые подвел мир вплотную к грани ядерной катастрофы. «Человечество заглянуло в ядерное жерло» – такой вывод сделал в своей книге «Тринадцать дней», посвященной этим драматическим событиям, президент США Дж. Кеннеди.

О Карибском кризисе и операции «Анадырь» написано уже немало исторических трудов и мемуаров. Драматические международные события 1962 г., вошедшие в историю как «Карибский кризис», не были случайными или спонтанными. Они стали одной из высших точек идеологического и военно-политического противостояния двух мировых систем, той гранью, за которой неминуемо должно было последовать ядерное столкновение.

Операция, получившая условное наименование «Анадырь», была единственной за послевоенную историю страны операцией, связанной с перевозкой и развертыванием на другом континенте группы войск с ядерным оружием.

На долю самого молодого вида Вооруженных Сил и непосредственно на 43-ю ракетную армию выпало решение сложной и ответственной задачи по предотвращению американской агрессии в отношении Республики Куба.

Список руководящего состава Группы войск был утвержден 7 июля 1962 г. лично Хрущевым Н.С. Командующим группой назначен генерал армии Плиев И.А. Генерал-лейтенант Данкевич П.Б. назначался первым заместителем командующего, генерал-майор Петренко П.М. – членом Военного совета, начальником политического отдела, генерал-лейтенант Акиндинов П.В. – начальником штаба, генерал-майор Гарбуз Л.С. – заместителем командующего по боевой подготовке, генерал-лейтенант авиации Гречко С.Н. – заместителем командующего по противовоздушной обороне, вице-адмирал Абашвили Г.С. – заместителем командующего по военно-морскому флоту, генерал-майор Пилипенко И.Р. – заместителем командующего по тылу, генерал-майор Дементьев А.А. – заместителем командующего и старшим группы советских военных специалистов, генерал-полковник Давидков В.И. – заместитель командующего по ВВС.

Итоговый документ «План подготовки и проведения мероприятия «Анадырь» был подписан начальником Генерального штаба, а впоследствии утвержден Министром обороны СССР.

Все вопросы переброски войск, вооружения и техники, включая и ядерного оружия, решались в масштабе операции «Анадырь» комплексно.

Для участия в операции «Анадырь» в Ракетных войсках на базе Роменской ракетной дивизии началось формирование 51-й ракетной дивизии. Командиром 51-й дивизии был назначен генерал-майор Стаценко И.Д., заместителем командира дивизии – полковник Бондаренко Б.А., начальником штаба - полковник Осадчий И.З., начальником политического отдела – полковник Пшеничный И.В., главным инженером дивизии – Тернов А.М., начальником тыла – полковник Пацар В.И.

В составе дивизии сформировано пять ракетных полков с пртб:

514 рп – командир полковник Сидоров И.С.

657 рп – командир полковник Черкесов Н.А.

539 рп – командир полковник Бандиловский Н.Ф.

546 рп – командир полковник Соловьёв Ю.А.

569 рп – командир полковник Коваленко А.А.

Большинство подразделений и частей, на базе которых создавались новые полки, в целом были хорошо обучены, боевые расчеты укомплектованы и успешно решали боевые задачи. Большинство боевых расчетов полков и ртб имели опыт подготовки и проведения учебно-боевых пусков.

Несмотря на большой объем предстоящих работ по подготовке к передислокации дивизии, самое пристальное внимание уделялось боевой подготовке. За месяц с небольшим в каждом полку, предназначенном для участия в операции «Анадырь», было проведено по 3-4 комплексных занятия и по два полевых выхода, объединенных общим замыслом. Это позволило восстановить в целом слаженность боевых расчетов в работе на ракетных комплексах и технических средствах.

В то время как в полках 51-й дивизии шла усиленная подготовка к операции, на территории Кубы так же напряженно работали рекогносцировочные группы, прибывшие туда заранее.

 


Офицеры штаба 51-й дивизии Куба, Бехуналь, 1962 г.

 

За сравнительно короткий срок, до прибытия частей на Кубу, они были обязаны выбрать позиционные районы полков, выбрать наиболее оптимальные порты выгрузки морских судов и районы сбора личного состава и техники, районы сосредоточения подразделений полков, пртб, частей специальных войск и тыла дивизии, определить наличие и состояние подъездных путей, возможности геодезического обеспечения ракетных полков.

Также необходимо было определить объем инженерных и маскировочных работ, санитарно-эпидемиологическое состояние выбранных районов, наличие линий связи и электропередачи и возможность их использования.

К моменту прибытия первых частей (9 сентября) все основные работы были закончены. Генеральный штаб ВС СССР утвердил следующие районы дислокации ракетных полков:

управление дивизии – г. Бехукаль (20 км южнее Гаваны);

514 рп – районы Ситьесито и Калабасар де Сагуа;

657 рп – районы Ремедьос и Силуэта;

539 рп – два района севернее Лос-Паласьоса;

546 рп – районы Крус-де-Лос-Пинос и Канделария;

569 рп – район Гуанхай (плато Эсперон).

 

 

Факт передислокации дивизии к новому месту продолжал оставаться абсолютной тайной для личного состава. Сама переброска войск в таких масштабах проходила в обстановке строжайшей секретности. Военнослужащие получали штатскую одежду. Погрузка в эшелоны легендировалась учениями по отработке погрузочно-разгрузочных работ и взаимодействия с железнодорожным и морским транспортом. Остановки железнодорожных составов производились на разъездах и полустанках. Название операции «Анадырь» наводило мысль о севере. Поэтому на некоторые суда для подтверждения этой легенды грузились лыжи, печки, теплое обмундирование.

Политическое руководство страны, Министерство обороны предполагали, что войска на Кубе будут находиться в течение двух лет, поэтому потребный минимум различных видов грузов только для одного полка с расчетом его автономной деятельности в течение двух лет составлял около 11 тыс. т. Это предполагало большие объемы перевозок как железнодорожным, так и морским транспортом. Всего для доставки личного состава от мест дислокации до портов отправления (Николаев, Севастополь, Балтийск) понадобилось 111 эшелонов (7171 вагон). Из порта Николаев, например, с частями и вооружением Ракетных войск было отправлено 21 судно.

Всего в этом порту на корабли было погружено 18 278 т грузов, 2488 единиц различной техники, в том числе 28 ракет Р-12,14 ракет Р-14, 25 установщиков. Отправлено личного состава 5473 человека, из них – 962 офицера. Ракетные полки грузились на сухогрузы: «Омск», «Оренбург», «Климовск», «Дивногорск», «Красноград», «Юрий Гагарин», «Уссурийск», «Охотск» и «Полтава», а часть личного состава – на теплоходы «Латвия», «Александр Невский», «Мария Ульянова», «Металлург Байков» и др. Ядерные боеприпасы доставлялись дизель-электроходом «Индигирка» и теплоходом «Александровск».

Переход через Атлантический океан (каждый транспорт совершал его за 15-20 суток) потребовал отличного состава напряжения всех физических сил и волевых качеств.

Для выгрузки прибывавших на Кубу частей были выбраны порты Мариель, Касильда, Матансас, Баня-Онда.

Всего за период с 9 сентября по 22 октября на Кубу прибыло и разгружено 24 судна. В числе прибывших грузов – 42 ракеты Р-12. Ядерные боеприпасы к ним доставлены дизель-электроходом «Индигирка» (прибытие – 4 октября).

657-й и 569-й ракетные полки (командиры полковники Черкесов Н.А. и Коваленко А.А.), вооруженные ракетами Р-14, были на подходе к Кубе, но после объявления президентом США блокады Кубы, не достигнув берегов острова, взяли обратный курс и были возвращены в порты Советского Союза. 23 октября 1962 г. Генеральный штаб разработал план передислокации 657-го и 569-го ракетных полков к местам прежнего размещения, а вновь формируемые ракетные полки в Луцкой ракетной дивизии подлежали расформированию. План предусматривал срок готовности возвращавшихся полков к заступлению на боевое дежурство к 1 декабря 1962 г.

Теплоход «Александровск» доставил 23 октября ядерные заряды к ракетам Р-14, но не разгружался и так, с головными частями, простоял в порту до 1 ноября.

Таким образом, на Кубу в составе 51-й ракетной дивизии прибыло: личного состава – 7956 человек, из них офицеров – 1404, сержантов и солдат – 6462, служащих СА – 90 человек; 42 ракеты Р-12 (из них 6 – учебных), 60 головных частей, в том числе 36 – к ракетам Р-12, полторы заправки компонентов ракетного топлива, 1695 машин, 72 радиостанции, 9425 т стройматериалов, более 1000 т продовольствия, снаряжения и обмундирования.

Началась интенсивная работа по развертыванию полков и приведению их в боевую готовность. Эта работа включала в себя оборудование стартовых позиций, подъездных путей, укрытие боезапаса, автотранспортной техники, организацию охраны и обороны боевых порядков, маскировку позиционных районов, обустройство личного состава.

 


Офицеры штаба дивизии на Кубе
Слева направо: подполковник Великий М.Г., подполковник Бурдо С.Д.,
подполковник Осипенко С.П., майор Мухаметшин М.Х., полковник Осадчий И.З.,
подполковник Гололобов А.А., подполковник Золотарёв В.А.,
подполковник Ананских В.В., подполковник Гавриков С.Ф.,
майор Земляникин П.Н., подполковник Боков И.Я., майор Демидов А.Е.
Куба, Бехукаль, октябрь 1962 г.

 

В ходе подготовки и проведения операции «Анадырь» был выполнен большой комплекс инженерных мероприятий по обеспечению скрытности перемещения 51 рд (начальник инженерной службы дивизии подполковник Подарин В.Н.) на Кубу и инженерному оборудованию позиционного района дивизии. Начальником инженерной службы Группировки советских войск на Кубе был назначен начальник инженерной службы 43 РА полковник Вахтин А.К., который вместе с начальниками инженерной службы дивизии и полков офицерами Подариным В.Н., Семыкиным В.В., Турчаненко М.П. и Котляровым В.Ф. в составе рекогносцировочных групп обследовал 107 районов общей площадью 620 кв. км и выбрал 22 позиционных района для ракетных дивизионов в центральной и западной частях острова. Неимоверными усилиями командиров, штабов, инженерной службы, личного состава, самоотверженной помощью кубинской армии в сложных условиях был подготовлен позиционный район дивизии для выполнения боевой задачи.

Главным элементом инженерного оборудования стартовой позиции являлась установка стартовой площадки СП-6, которая была создана инженерной службой РВСН лишь два года назад. Каждая стартовая батарея имела по одному комплекту СП-6. Для оборудования запасных позиций свободных площадок СП-6 не было, поэтому инженеры армии и дивизии разрабатывали проекты замены СП-6 бетонированием площадок с закладными элементами.


ПОДАРИН В.Н.
Подполковник

К исходу 25 октября все три полка с ракетами Р-12 были приведены в боевую готовность 24 пусковыми установками. Первым в боевую готовность (18 октября) был приведен 514-й ракетный полк (командир полковник Сидоров И.С.).

Обнаружение американской разведкой позиционных районов ракетных полков на Кубе произвело переполох в США.

Начались интенсивные дипломатические переговоры. Поступило сообщение о пресс-конференции в Белом доме, где президент США объявил о согласии Хрущева Н.С. на вывод с Кубы советских ракетных частей под контролем ООН. 28 октября 1962 г. командующий ГСВК довел до командира 51-й ракетной дивизии директиву Генерального штаба, в которой был изложен приказ Министра обороны СССР – демонтировать стартовые позиции и передислоцировать дивизию в Советский Союз.

29 октября личный состав приступил к демонтажу БСП, и 31 октября эта работа была закончена.

1 ноября командир дивизии получил приказ в первую очередь погрузить на имеющиеся корабли все ракеты и не позднее 10 ноября отправить их в Советский Союз. Задача была выполнена в срок.

К концу декабря 1962 г. все ракетные части были возвращены к местам своей постоянной дислокации.


Проводы управления дивизии на теплоходе «Балтика» в Советский Союз
На переднем плане в центре генерал-лейтенант Данкевич П. Б.,
слева от него генерал-майор Пилипенко Н.Р.,
справа – генерал-майор Стаценко И.Д.,
лейтенант Освальдо Фернандес, генерал-майор Акиндинов П.В,
полковник Осадчий И.З.
Куба, порт Гавана, декабрь 1962 г.

 

Дивизия в составе группировки советских войск на Кубе выполнила свое основное предназначение – стала главным сдерживающим фактором, который не позволил США пойти на прямую агрессию против Кубы и вовлечь мир в ядерную катастрофу. Соединенные Штаты Америки в условиях реальной возможности подвергнуться ракетно-ядерному удару от подсчета количества оружия перешли к подсчету возможного ущерба, который они оценили как неприемлемый. В результате обе стороны, пойдя на взаимные уступки и компромиссы, отказались от варианта силового разрешения противоречий с учетом нового понятия «критерий опасности».

 


Справа налево: первый заместитель
Главнокомандующего РВСН генерал-полковник Толубко В.Ф.,
командир 43 рд генерал-майор Стаценко И.Д. беседуют
с командирами частей по возвращении с Кубы
Город Лебедин, декабрь 1962 г.

 

За умелые, решительные действия при выполнении правительственного задания более 130 военнослужащих 43 РА и 51-й ракетной дивизии Указом Президиума Верховного Совета СССР награждены правительственными наградами, в том числе:

орденом Красного Знамени – генерал-майор Стаценко И.Д.;

орденом Красной Звезды – полковники Пшеничный И.В., Соловьёв Ю.А., подполковники Ананских В.В., Гавриков С.Ф., Подарин В.Н., Бурдо С.Д., Горзий А.К., Вареник А.В., Строй Н.И., Снимщиков Г.П., Хенов М.И., Артеменко И.П., Волков И.Л., майор Пянтковский В.М., капитаны Ястребов А.И., Здиорук Т.А., Москальцов В.И., Мельников В.М.;

медалью «За боевые заслуги» – подполковники Осипенко С.П., Шалимов Б.Т., майоры Земляникин П.Н., Арепьев А.Ф., старшина Церлюк В.М., ефрейтор Темирбулатов Н.Х., рядовой Аюпов В.С. и др.

 

.

* * *

Яндекс.Метрика