На главную сайта   Все о Ружанах

«... и небо, и детей
носили на плечах»

Юрий БЕЛИЧЕНКО

Александр Долинин
(редактор и составитель)

Фёдор Пономаренко
(идея)

 

Слово о Приекульском полку

 

Москва 2012
© Александр Долинин, 2012.

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие редакции сайта.

Предисловие.

 Как первая любовь — ракетные войска!

ГЛАВА 1. Истоки.

ГЛАВА 2. «Изделия» Михаила Янгеля

ГЛАВА 3. Виктор Гуров. Красные маки в степи

ГЛАВА 4. Виктор Гуров. И стал полк полигоном

ГЛАВА 5.

Александр Долинин. «Зимние квартиры»

Фёдор Пономаренко. Наш Рио-де-Приекуле

Александр Долинин. С фамилией военной

Фёдор Пономаренко. Подранки войны

Фёдор Пономаренко. Делегат от Шяуляя

ГЛАВА 6. ВСПОМИНАЯ ОДНОПОЛЧАН

Игорь Деопик. Формирование и становление 344-го ракетного полка

Анатолий Лапшин. Записки командира

Иван Савчук. Когда за тобою полк

Вячеслав Белов. Меня воспитала казарма

 

Владимир Волков. После Кубы — в Приекуле

Юрий Беличенко. Капустин Яр. 1964

Вячеслав Тонких. Первые годы на иркутской земле

Александр Долинин. На секретном разъезде

Вадим Саюшев. О приекульцах знала страна

Александр Долинин. Дети большого дома

Герои полка

Строки «Красной звезды»

Беличенко — наш поэт

ГЛАВА 7. В СТИХАХ И ПЕСНЯХ

Р. Уткельбаев, А.Чарал. Песня «Гвардейский полк»

Тамара Дунаевская. Фронтовая поэзия. Госпиталь

Юрий Беличенко. «В лесной глуши дороги заросли»

«Сосновый край. Гнездовище озона»

Ракетные заставы (поэма)

ПОСЛЕСЛОВИЕ

ПРИЛОЖЕНИЯ

Руководящий состав дивизии и полка

Из истории 29-й ракетной дивизии и 344-го ракетного полка

Награды и почётные наименования дивизии

Документальные источники

Фотолетопись Приекульского полка «События и люди»
(на сайте не публикуется...)

 

Предисловие редакции сайта.

Вернуться к оглавлению.

Краткая история 344 ракетного полка.

 

344-й гвардейский ракетный Краснознаменный полк им. 50-летия СССР
(Приекуле, Латвия, в/ч 44008 (с 1987 — в/ч 52933))

Сформирован 1 июля 1960 года в Приекуле, Латвия, в составе 29-й гвардейской ракетной дивизии, на базе 122-го гвардейского артиллерийского полка. Полк состоял из трех дивизионов: один - 4 наземных ПУ Р-14 (SS-5) и два шахтных дивизиона по 3 ШПУ Р-14 на каждом.

1-й дивизион заступил на боевое дежурство 10 января 1962 года - 4 ПУ Р-14Н;

2-й дивизион заступил на боевое дежурство 10 марта 1964 года - 3 ШПУ Р-14У;

3-й дивизион заступил на боевое дежурство 1 декабря 1964 года - 3 ШПУ Р-14У.

В 1972 году полку присвоено почетное наименование «им. 50-летия СССР».

Все три дивизиона сняты с боевого дежурства 1 марта 1983 года, к 1 декабря 1983 года полк был переформирован на штат полка с ракетным комплексом «Пионер», а со 2 декабря 1985 года – на МКР «Тополь» и передислоцирован в г. Иркутск, войдя в состав 53 РА.

9 августа 1988 года полк заступил на боевое дежурство с 9-ю ракетами РТ-2ПМ (SS-25), продолжая оставаться в составе 29-й гвардейской ракетной дивизии. Новый номер вч - 52933.

 

1-й дивизион 344 рп.
Около г.Нигранде.

2-й дивизион (ШПУ) 344 рп.
Около г.Скрунда.

3-й дивизион (ШПУ) 344 рп.
Около г.Вайноде.




1-й дивизион 344 рп.

2-й дивизион 344 рп.

3-й дивизион 344 рп.

 

[От автора сайта]

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Как первая любовь — ракетные войска!

Вернуться к оглавлению.

1

Я край один запомнил наяву,

Где ветры примерзали к рукаву,

Где пять домов, глядящих на восток,

Составили военный городок.

Там пахла торфом талая вода.

Оттуда жёны рвались в города.

Но даже до районного села

Там ни одна дорога не вела.

Снегами до бровей запушены,

Там слушали движенье тишины,

Оберегая эту тишину,

все наши жизни слитые в одну.

Мне кажется порой, что в том снегу

К своей ракете я ещё бегу,

И времени отрывистый отсчёт

В обратном направлении течёт:

«Четыре», «Три»…» Движения точны.

Всё круче натяженье тишины.

Последний раз звучит сигнал «Готов!»

И все мы там, у пультов и щитов,

И этот снег, и тёмные леса

Уже — прифронтовая полоса.

Рука — на ключ. И холодно в груди.

И жить прожить — не поле перейти.

Остался шаг… Но вот издалека

Даёт «Отбой тревоги» комполка.

И время поворачивает бег.

И тает снег. На куртках тает снег…

Прекрасны вы, встающие с утра

На зов станка, валторны и пера

Прекрасны вы, встающие в ночи,

Чей зов — приказ, чьи руки горячи!

Прекрасны вы, лесные хутора.

Тропа домой. И варежки нора.

Поляна звёзд. И эта тишина,

В которую Земля погружена…

2

Невидимы для глаз, как подо льдом река,

Оберегают нас ракетные войска.

И дома, и в пути, и в ливень, и в пургу, —

Не надо забывать, что мы у них в долгу.

У тех. кто городов не строит на Земле

И к звёздам не летит на звёздном корабле,

Не вспашет борозды и не напишет книг.

Иная их судьба. Иная цель у них.

От городов вдали, от праздников вдали

Их чуткая рука на пульсе у Земли.

Я помню, как у схем, когда в глазах серо,

Нам снились наяву театры и метро,

Как пили в Новый год не водку, а чаёк,

У стартовых кругов дежуря свой черёд.

Как ладили очаг на воинских харчах,

И небо, и детей носили на плечах.

И в сотни рук сильней была моя рука.

И личная судьба — была судьбой полка.

 

Стихи, которыми начинаю сборник, принадлежат перу нашего однополчанина Юрия Николаевича Беличенко. Он один из первых ракетчиков, который в 1963 году служил в Паплаке, а много позже стал известным поэтом, четверть века возглавлял отдел литературы в Центральной военной газете страны «Красная звезда».

Ни он тогда не думал, ни мы не знали, что служба многих поколений «стратегов» на приекульской земле в Курляндском котле, где учились пускать баллистические ракеты, будет прославлена в стихах и поэмах, песнях и книгах. И сборник, который вы держите в руках, — один из них.

 

Глава 1
ИСТОКИ

Вернуться к оглавлению.

Замполит Приекульского полка Фёдор Фёдорович Пономаренко, который и живёт-то в 200 километров от бывшей части, в Риге, в переписке обронил как-то убеждённо: «Александр, надо написать книгу о полку. У всех ракетных полков и дивизий есть своя печатная история, а у нас — нет. Чем же мы хуже других».

Разве мог я, младший сержант Долинин, командир отделения заправки 4 батареи войсковой части 44008, позже — секретарь комсомольской организации 2 дивизиона (1973-1976гг.), не согласиться с предложением нашего замполита полка Ф.Ф. Пономаренко, делегата 25 съезда КПСС, полковника в отставке. Человека, который дал мне путёвку для поступления в Латвийский государственный университет на отделение журналистики, который дважды приезжал ко мне в дивизион и уговорил остаться в армии. Последовав его совету и примеру, за последующие 34 года службы я ни разу не пожалел о выборе пути. Сирота, он знал, что предлагал мне: и матери с сёстрами поможешь, и выучишься, и сам на ноги станешь. Всё так и вышло.

На латвийской земле наш ракетный полк появился со становлением Ракетных войск стратегического назначения.

Здесь уместно рассказать читателям, что наша 29 ракетная дивизия сформирована на базе 54-й бригады особого назначения (позже — 85-я инженерная бригада РВГК). С созданием РВСН она получила наименование — гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная.

В 1958-1959 годах по директиве Генерального штаба части бригады начали выдвигать из Капустина Яра для решения стратегических задач на театрах военных действий: управление бригады и 1-ый дивизион — в г. Таураге, Литва (северо-западный театр военных действий); 2-й дивизион — в пос. Перевальное, Крым (ближневосточный твд);

З-й дивизион в пос. Манзовка, Забайкалье (дальневосточный твд). С образованием РВСН дивизионы становятся базой для создания ракетных полков. Управление бригады, дислоцировавшееся в Таураге, формирует полки — в Таураге, Советске, Укмерге. В начале 60-ых годов Советский и Укмергский полки перешли в состав соседних дивизий со штабами в Гвардейске Калининградской области и Кармелаве (Литва). А на боевое дежурство в Шяуляйском соединении поставили части из других видов войск: в Плунге (Литва), Добеле, Елгаве, Паплаке и Приекуле (Латвия). Приекульская часть формировалась на базе 138 гвардейского Краснознаменного артиллерийского полка. Дата создания ракетного полка — 1июля 1960 года. Первым командиром был полковник Сергей Георгиевич Чистяков. В январе 1962 года мой родной 1-ый дивизион первым в РВСН заступил на боевое дежурство с ракетой Михаила Янгеля Р-14 наземного варианта. Подразделениям командовали капитан Н.И. Чегодаев, майоры А.И. Шелиханов, Б.С. Алексеев. Комплекс с дальностью полёта ракеты до 4.500 км мог решать стратегические задачи «на всю глубину западных театров военных действий», включая удаленные военно-морские базы пларб «Поларис». С неуязвимостью этих грозных ядерных средств было покончено. Еще неокрепший дивизион участвовал по плану министра обороны СССР в операции «Тюльпан», боевые расчеты с высокой точностью произвели 5 и 8 сентября 1962 г. пуски из Забайкалья по полигону на Новой Земле.

Управление дивизии разместилось в центре позиционного района — в литовском городе Шяуляе. В боевом составе дивизии находились разнообразные ракетные системы, и наземные, и шахтные: Р-12, Р-12 У, Р-14, Р-14 У, Р -5 М.

Эти ракеты определили судьбу многих поколений однополчан.

 

Глава 2
«ИЗДЕЛИЯ» МИХАИЛА ЯНГЕЛЯ

Вернуться к оглавлению.

На долю многих приекульцев выпало работать с ракетой Михаила Янгеля.

Р-14 (8К65). Конструктор приступил к её разработке взамен Р-12 с меньшей дальностью в пятьдесят восьмом. Испытания её проходили в Капустином Яре. Они начались 6 июля 1960 года, а завершились в феврале 1961. 24 апреля этого же года новую ракету приняли на вооружение.

Р-14 — одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности. Она имеет два маршевых двухкамерных ЖРД РД-216 общей тяги у земли 138 т. Двигатель разработан главным конструктором Валентином Глушко. Стартовое устройство — стационарная наземная пусковая установка. Серийное производство ракеты осуществили на Южном машиностроительном заводе в Днепропетровске и Омском объединении «Полёт».

Максимальная дальность полёта ракеты — 4500 км. Максимальная стартовая масса — 86 т. Масса головной части — 1,5 т. Мощность ядерного боезаряда — 2 Мгт. Масса топлива — 80 т. Длина ракеты — 24, 4 м. максимальный диаметр корпуса — 2,4 м. Ракета имела моноблочную ядерную отделяемую в полёте головную часть. Система управления автономная инерциальная. Способ старта — газодинамический. Топливо — гептил и азотная кислота. В 1962 году первые полки начали нести боевое дежурство на Украине и в Латвии, в том числе в 1-м дивизионе нашего полка.

В 1960-м Михаил Янгель приступил к разработке шахтного варианта Р-14 У. Для них конструктор Бармин разработал ШПУ группового типа «Чусовая». Характеристики ракеты аналогичны Р-14.

Ракетам средней дальности Михаила Янгеля довелось сыграть главную роль в Карибском кризисе 1962 года. По плану советского командования на кубинской территории должны были разместиться три полка Р-12 (24 пусковые установки) и два полка Р-14 (16 пусковых установок). К концу октября на Кубу скрытно доставили 36 ракет Р-12. Половину из них подготовили к заправке топливом и стыковке с ядерными боеголовками. Из-за американской морской блокады Р-14 доставить на Кубу не удалось, но имеющиеся Р-12 представляли значительную угрозу США. Суммарная мощность ядерных взрывов в случае применения была бы эквивалентна мощности более 3000 атомных бомб, одна из которых разрушила Хиросиму.

Боевые ракетные комплексы Р-14 всех модификаций несли дежурство в соединениях РВСН, дислоцированных в Нерчинске и Ясной (Оловянная), Читинской области, Джамбуле (Казахстан), Глухове (на Украине), Кармелаве (Литва), в Приекуле.

 

Глава 3.
Виктор Гуров
КРАСНЫЕ МАКИ В СТЕПИ

Вернуться к оглавлению.

Наши предшественники были одержимы и при постановке комплексов, и при несении боевого дежурства. Характерны их рассказы, они просто поражают.

Вот что вспоминает об этом времени ветеран дивизии, бывший заместитель главного инженера 50-й Смоленской ракетной армии полковник Виктор Александрович Гуров:

 — Наша 29-ая ракетная дивизия была уникальна. На вооружении её находились все типы ракет средней дальности того времени, как шахтного, так и наземного варианта. Размещение ее полков вблизи западной границы СССР определялось дальностью полёта ракет: Р-12 (до 2.000 км), Р-14 (до 4.500 км) и целями на Западном театре военных действий. 22 года она несла дежурство в лесах Литвы и Латвии.

Традиции дивизии закладывались ещё в 1952 году, когда формировалась после завершения лётных испытаний и принятия на вооружение ракет Королёва Р-1 и Р-2 среди шести бригад особого назначения наша, 54-я инженерная, затем преобразованная в 85-ю. После окончания факультета реактивного вооружения академии имени Дзержинского я и получил назначение в Кап. Яр, где она тогда дислоцировалась. Всё сохранилось в памяти. Морозы и жара, степные ураганы, привозная вода, жизнь в палатках, вспышки дизентерии, работа с токсичными компонентами ракетных топлив, противогазы и прорезиненная защитная одежда. Над всем царил его величество Норматив! Все должно было совершаться в точно заданное время в незыблемой последовательности, согласно жестким графикам, объединяя усилия и устремления десятков людей на стартовой позиции во имя одной задачи-пуска ракеты. На полигон прибывали на учёбу люди, расставленные кадровиками и «мобистами» по штатным клеточкам, а убывали сколоченными номерами боевого расчета.

Не забывается, как в изнуряющий зной от искр тягача частенько загоралась степь, и пламя огня, подгоняемое сухим ветром, угрожало технике, как в считанные секунды оно «сжирало» огромную палатку. Или, как в осеннюю дождину в непролазной солончаково-глинистой почве вязли заправочные цистерны, с трудом поддаваясь богатырской натуге спаренных тягачей.

Между тем мы напряжённо отрабатывали методику боевого применения ракет, шлифовали тактическую слаженность подразделений. Большой школой стало учение под руководством начальника штаба реактивных частей генерала Никольского. В ходе его мы, в частности, отрабатывали длительный марш дивизиона в ночных условиях с применением светомаскировочных устройств. Проверялась возможность обнаружения дивизиона с самолетов, оснащенных приборами ночного видения.

Генерал-лейтенант Никольский Михаил Александрович поражал своей интеллигентностью, уважительным отношением к подчинённым, чувством справедливости. Характерен такой эпизод.

В ходе учения в очередной раз вспыхнула степь, пламя перекинулось на ракетный поезд с ракетой для тренировок. В мгновение загорелись брезентовый тент грунтовой тележки и чехол на ракете. От сильного нагрева лопнул бак окислителя, обгорела тележка, получил повреждение тяжелый артиллерийский тягач… Мы ждали бурю гнева со стороны Никольского! Он же спокойно выслушал доклад, осмотрел поврежденную технику и деловито распорядился: ракету и тележку отправить на заводы-изготовители, тягач списать по истечении времени. Сам договорился с заводами о ремонте. Авторитет его среди руководителей промышленности был непререкаем.

Мне довелось также быть участником и сложного технического учения «Запад», проводившегося летом 1956 года. Бригада передислоцировалась в Казахстан. Оборудовали там стартовую и технические позиции. Одной из задач учения ставилась проверка методики расчета полётного задания при стрельбе с востока на запад. Это был первый пуск в ходе тактического учения с полевой позиции. Ракета, взметнувшаяся со старта, догнала лучи заходящего солнца и, как бы подхваченная ими, победно преодолев земное притяжение, уверенно устремилась к заданной цели. Долго оставалась она в поле нашего зрения… Зрелище было восхитительное! Многодневный изнурительный труд в сложных климатических условиях увенчался успехом.

Приезжал на учения и главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. На занятиях и пусках он присутствовал «без свиты». Вблизи стартовой позиции оборудовали место под тентом, с которого он наблюдал за работой боевого расчёта. Частенько просил принести фирменный напиток — охлажденную жидким кислородом воду.

Новую ракетную технику тогда предстояло не только осваивать, но и доказывать её право на существование, научиться показывать её возможности. В 1958 году Никита Сергеевич Хрущёв объявил о своем желании побывать на полигоне. Стали готовить технику, позиции, тренировать боевые расчёты. Показ планировалось завершить пуском ракеты.

Не обошлось без курьёзов. Место показа в разгар весны заполыхало от красных маков. Но Никита Сергеевич их не увидел, отложил приезд. Уже и зеленая травка поникла, появились сухие песчаные кочки, устланные верблюжьей колючкой и поросшие острой, точно иглы, травой. Под натиском сухих ветров начали гулять по степи проволочно-сплетённые клубки перекати-поля. Командование приняло решение «подправить природу» к приезду высокого гостя: верхний слой земли снять, площадки выровнять. Сняли, выровняли — и густые облака пыли поднялись над смотровой площадкой. Начали поливать землю водой из агрегатов 8Т311 (водообмывщиков), которую возили за десятки километров из Ахтубы. Ещё хуже стало: от жары и воды земля покрылась паутиной трещин. Что делать? Начальник полигона неумолимый и требовательный генерал-полковник Вознюк приказал, как отрезал: «Сгладить трещины! Чтобы и дамский каблучок не застрял». И стали «сглаживать». Уже и лето было на исходе, а мы продолжали бороться с природой и с чьей-то недальновидностью, а, может, и глупостью.

Показ состоялся — таки, 13 сентября 1958 года. Вступительный доклад сделал командир бригады полковник Колесов. Осмотр техники, доклады офицеров о ее боевых возможностях, успешные пуски ракет произвели большое впечатление на гостей.

Авиаконструктор Туполев, наблюдая за подъемом ракеты с помощью лафета, был удивлен простотой технологической схемы установки «изделия» на пусковой стол. Усомнился, может ли ракета устоять в вертикальном положении, опираясь четырьмя точками на тарели при сильном ветре. Офицер, дававший пояснения, постарался сомнения развеять. Хрущев поддержал военных, по-крестьянски подковырнув при этом Туполева.

Потом состоялось подведение итогов в гарнизонном Доме офицеров. Хрущёв поделился: руководству страны докладывали о работе по созданию и внедрению ракетного оружия, но до этого показа сложность применения нового оружия представлялась в Кремле плохо. Теперь, убедившись воочию в его возможностях, понятна стала значимость ракет для усиления обороны страны. Пообещал всестороннюю поддержку.

Вскоре после этого объявили о создании нового вида Вооруженных Сил — Ракетных войск стратегического назначения. (Другие войска стали резко сокращать, самолёты пускать под нож…Многие сухопутные офицеры становились председателями колхозов и директорами конезаводов. Помните, по известным фильмам? В муках рождалась стратегическая мощь Советского Союза. Но, будем справедливы, ракетчики своё отработали, а любовь Хрущёва к ракетам не назовешь слепой, как показало время. — А.Д.)

Неординарных задач мы решали много. С ноября 1957 года личный состав регулярно участвовал в парадах на Красной площади в Москве, с ракетами Р-5М. Первый парадный расчёт возглавлял командир 2-го дивизиона подполковник И.А. Кураков.

В начале 1959 года бригада убыла в Прибалтику. На полигоне для проведения пусков ракет Р-12 на заключительном этапе государственных испытаний осталась оперативная группа, командовать которой поручили мне, заместителю командира дивизиона по специальному вооружению. Мы успешно провели три пуска.

Это был первый случай в начавшейся ракетной истории, когда к самостоятельной работе по программе государственных испытаний допустили не полигонный, а боевой расчёт.

 

Глава 4.
Виктор Гуров
И СТАЛ ПОЛК ПОЛИГОНОМ

Вернуться к оглавлению.

С таким богатым опытом, поделился полковник в отставке Виктор Гуров, только что сформировавшаяся дивизия стала своеобразным полигоном проверки проектов стартовых позиций, школой практической отработки системы боевого дежурства. В этот период дивизию посещали Л.И. Брежнев, М.И. Неделин, министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. На нашей базе в начале 60-ых проводились показные учения для руководящего состава высших штабов и командиров вновь формируемых соединений с ракетами средней дальности. Полки дивизии с ракетами Р-12, Р-12В, Р-14, Р-14В в числе первых в РВСН заступили на боевое дежурство. В условиях жёстких директивных сроков.

Особенно запомнилась ветеранам постановка на боевое дежурство ракетного комплекса Р-14 наземного и шахтного вариантов в нашем 344-ом ракетном полку, войсковая часть 44008 — в Приекуле. С постановкой спешили. Р-14 нужна была Хрущёву срочно! Её предшественница Р-12, которой он напугает мировое сообщество через год во время Карибского кризиса, не обеспечивала поражение стратегических объектов на крайнем западе Европы (дальность в два с половиной раза меньше). А Хрущёв в это время решительно заявил о необходимости изменения статуса Западного Берлина — к концу 1961 года. С такими «ядерными дубинками», видимо, ему легче было решать политические вопросы.

В ходе монтажа и испытаний первых комплексов возникало много неувязок и непредвиденных осложнений, особенно в системе управления пусковым оборудованием. Оперативно дорабатывали их на месте. Дата окончательного ввода в строй была установлена сверху — 1 января 1962 года (почему-то все новые комплексы испытывались предновогодьем, что Р-14 в 1960-е, что Р-36 — «Воевода» в 1970-е).

«Вечером 31 декабря обнаружили очередной сбой в работе системы управления, — вспоминает В. Гуров, — Никто из военных и промышленников не думал даже о кратковременном перерыве, а о том, что Новый год на носу, и вовсе забыли. Командир дивизии полковник Колесов тоже был на боевом посту — из штаба ежечасно докладывал о ходе работ в Главный штаб РВСН.

В четвертом часу ночи мне, главному инженеру дивизии, и командиру полка Чистякову принесли на подземный командный пункт новогодний ужин — жареную картошку. О шампанском и речи не было. Неисправность устранили только к утру. Многому мы тогда научились в своем Курляндском котле.

Генерал Колесов ценил самоотверженность и профессионализм молодых офицеров, смело выдвигал их на высокие должности. Старшего лейтенанта Жукова назначил главным инженером полка. В короткий срок полк по состоянию техники вышел в передовики. В последующем Юрий Аверкиевич стал заместителем командующего Смоленской ракетной армией, начальником космодрома Байконур, генерал-лейтенантом.

Я, будучи капитаном, был заместителем Колесова, руководил службой ракетного вооружения бригады, а позднее дивизии. Должность полковника. Старший лейтенант Виктор Есин за короткий срок прошёл путь от начальника отделения в батарее до ведущего специалиста службы ракетного вооружения дивизии. Стал впоследствии начальником Главного штаба РВСН, генерал-полковником, чему мы не очень-то удивились, а только порадовались за успехи однополчанина. Его и в лейтенантские годы отличали глубокие технические знания, исключительное трудолюбие, подкупающая скромность, энциклопедичность ума, отсутствие показного эффекта в работе.

Старший помощник инженера старший лейтенант Александр Александрович Кокин стал командиром нашей дивизии, генерал-майором, закончил службу заместителем начальника Серпуховского военного училища.

Старший помощник инженера по электрооборудованию старший лейтенант Александр Николаевич Бессонов вырос до начальника одного из ядерных арсеналов, закончил службу генерал-майором, заместителем начальника Семипалатинского ядерного полигона».

Не менее удачно сложилась служба и у других офицеров, получивших закалку в 29-ой гвардейской Краснознаменной. Генералами стали Александр Грибов и Владимир Анциферов, например, служившие в полку. Генерал Грибов командовал дивизией в Бологое, а Владимир Анциферов был командующим армией, заместителем командующего РВСН по вооружению.

 

Глава 5.

 

Александр Долинин
«ЗИМНИЕ КВАРТИРЫ»

Вернуться к оглавлению.

«Полем» для ракетчиков стали в Прибалтике ракетные дивизионы со стартовым площадками в окрестностях Вайнеде, Эмбуте, Скуодаса, Скрунды, Нигранде, Павари — небольших поселений в Лиепайском районе Латвии.

Районный центр Лиепая известен миру по фильмам «Город под липами», «Хождение по мукам»…

Как ни лелеяли ракетчики легенды прикрытия (3-й дивизион — артиллерийский склад, например), местное население догадывалось о существовании в их лесах современных ракет. И ни ночные вывозы техники, ни ночные комплексные занятия секреты не защищали. Да что говорить: изначально предатель Пеньковский все секреты дислокации и ттд первых баллистических ракет выдал американцам. С учётом всего этого не удивительно, что водитель рейсового автобуса, проезжавшего неподалёку от кпп полка, уверенно объявлял на весь салон: «Ракетная база». Да разве ж всё утаишь, если молодые неженатые офицеры с местными барышнями ох как обходительны были. И становились те жёнами и не хотели при переводе офицера к другому месту службы ни в какую ехать с ними…Сколько ж семей разбилось по этой причине, сколько офицерских судеб порушилось.

… «Зимними квартирами» для офицеров и прапорщиков стали местечко Паплака — маленький гарнизон близ одноимённоё железнодорожной станции и посёлок Приекуле Лиепайского района. С самобытной, древней историей. В её анналах Приекуле впервые упоминается в 1483 году, когда здешние земли перешли во владение династии барона Корфа. Дворец их дожил до сих пор. В нём сейчас располагается школа. Сохранились и построенные в 1699 году Шведские ворота. Их изображение — на гербе города. Расцвет Приекуле пришёлся на 1871 год, когда десятилетием ранее в России рухнуло крепостное право, а в городе открылась железная дорога Лиепая-Вильнюс. В 1998 году она замерла, заросла травой. Теперь до Приекуле можно добраться автобусом от Лиепаи.

Во Вторую мировую войну из 450 домов в Приекуле осталось целыми около 40. Сразу после войны город был объявлен районным центром. На мемориальном кладбище погребено более 23 тысяч советских воинов.

В посёлке родилось немало известных людей. В 1939 году — известный латышский поэт, советский политический деятель и дипломат Янис Петерс.

Городок ракетчиков, кроме школы, сейчас почти полностью разрушен и зарос травой. Население посёлка составляет сегодня 2.592 человека.

Станция и посёлок Вайнёде (лат. Вайноде) тоже ярко запомнились нам.

Меня и моих товарищей, например, привезли сюда после Котовского учебного центра Одесской области в полк. Здесь на площадке перед вокзалом ждали нас 5 ноября 1973 года известные ракетчикам кунги.

Вайнёде, как гласят справочники, — посёлок на юго-западе Латвии в области Курземе. Центр Вайнёдского края. Станция на железнодорожной линии — Лиепая-Мажейкяй. В 60 км от Лиепаи и 185 — от Риги.

Первое упоминание о Вайнёде относится к 1253 году. В 1914-1916 годах возле посёлка размещались ангары для немецких дирижаблей. Позднее их использовали для крытого рынка в Риге.

Во времена СССР возле посёлка размещался крупный военный аэродром.

В посёлке жили авиаторы 27 полка ПВО и 54 авиационного полка истребителей.

В Вайнёде родился Христиан Мурниэк — один из первых создателей спецсвязи и разведки ВМФ. До сих пор в посёлке работает краеведческий музей, где до недавнего времени по недомыслию хранились неразорвавшиеся снаряды Великой Отечественной войны.

Освобождали посёлок во время этой войны бойцы и командиры 6 гвардейской армии Героя Советского Союза генерал-полковника Ивана Михайловича Чистякова, в состав которой входила 51-я гвардейская дивизия генерала Николая Тариэловича Таварткеладзе (будущая 29-я гвардейская). Этих прославленных генералов мне довелось увидеть на 35-летии Курской битвы, куда на юбилейные мероприятия отправил в Курск вместе с Юрием Рощупкиным и солдатами дивизии начальник политотдела Евгений Игоревич Пароль.

В Курляндском котле воевали наши предшественники. Многие захоронены на братском кладбище в Вайнёде. Не случайно Боевые Знамёна частей передали в руки ракетчиков, обосновавшихся в этих местах через 15 лет, с созданием первых частей РВСН.

Воевал в этих местах и молодой офицер, будущий генерал-полковник, командующий «неизвестными войсками» — Ракетно-космической обороны Всеволод Вотинцев.

9

 

Фёдор Пономаренко
НАШ РИО-де-ПРИЕКУЛЕ

Вернуться к оглавлению.

Фёдор Пономаренко, заместитель командира ракетного полка в 1973-1977 гг.

 

Прибыл я в Приекуле в ноябре 1973, а убыл в 1977 году. Вообще начал службу в Ракетных войсках, которых на ту пору как таковых не было, 1 сентября 1957 года, а закончил 12 ноября 1987 года. В Рижском командно-инженерном училище.

…Только я вошёл в свой замполитский кабинет, как зазвонил городской телефон. Кто-то из местных руководителей, хорошо зная телефон замполита ракетного полка, сообщил на ломаном русском: тут ваши лейтенанты, а дальше — непереводимое (смесь отборного русского с латышским). Без перевода понял: прибыли к нам служить лейтенанты-двухгодичники и, не доехав до части, попробовали горячительных напитков местного разлива.

За пять минут до построения, где меня должны были представить, пришлось сходу включаться в проблемы полка. Как говорится, из огня да в полымя.

Маленький, нешумный, чистый наш Рио-де-Приекуле. Асфальтовой дороги — метров 70 на весь город. Ни трамваев, ни автобусов. Население городка равно двум составам нашего ракетного полка.

Один большой магазин, один кинотеатр, вокзал площадью 50 квадратных метров. Больница и поликлиника — в маленьком двухэтажном здании.

Военный городок наш — тот же Приекуле по масштабам. Проживали в нём семьи офицеров и прапорщиков полка и школы младших специалистов ПВО.

В средней школе учились в основном дети военнослужащих. И преподавали в ней жёны военных.

Полк и ВШМС являлись шефами школы, заботились о ней. И занимала она по всем показателям 1-2 место в районе.

Исполком города возглавляла в ту пору женщина. Все четыре года, что я служил в Приекуле, в должности замполита полка участвовал во всех заседаниях городской исполнительной власти. Мы оказывали существенную помощь в поддержании общественного порядка, благоустройства.

Тесный контакт поддерживали и с партийным руководством Лиепайского района (в нескольких десятках километров находился наш гарнизон от города под Липами, известного даже по одноимённому фильму). Военнослужащие полка являлись делегатами комсомольских и партийных конференций района, участвовали во многих мероприятиях.

По всем вопросам взаимодействие с нами осуществлял второй секретарь райкома фронтовик В.Богданов. У него не было левой руки — так его отметила война. Но был он человеком деятельным, активным.

В то время в окрестностях Приекуле строился величественный мемориал в память павших в Великой Отечественной. На братском кладбище здесь захоронено более 23 тысяч советских воинов, павших в Курляндском сражении. Мы, военнослужащие, оказали существенную помощь в возведении мемориала, обустройстве братского кладбища.

На открытие мемориала съехались ветераны со всего Советского Союза.

Из желания отметить это событие по-особому мы сняли гаубицы, что стояли на входе перед штабом полка, заказали на окружном складе снаряды, доставленные по лендлизу американцами ещё в 1943 году, и устроили такой салют, что перепугали громом пушек не только детей, но и взрослых. Полчаса участники митинга не могли успокоиться. До тех пор, пока не взял слово В.Богданов. Он поблагодарил нас за помощь в организации мероприятия и пожал мне руку.

После всего во время праздничного застолья только и разговоров было, что о салюте.

Утром следующего дня командующий ракетной армией тоже «поздравил» меня:

— Здравия желаю, товарищ «министр обороны»! — начал он не предвещающим добра голосом, — Ты понимаешь, что разрешение на салют даёт только министр обороны! Ты что майором захотел стать (я тогда носил подполковничьи погоны)!

Выручил начальник политического отдела дивизии Евгений Игоревич Пароль. Ему и объявили взыскание по службе.

…Военный городок, в глубинке патриархального района. Забот хватало. Отопление, свет, содержание школы, детского сада. Всё было на наших плечах.

За товарами и продуктами иногда возили семьи в Лиепаю. По-семейному отмечали Новый год, 8 марта, День СА и ВМФ. Иногда арендовали в ВШМС зал на 200 человек. На вечерах отдыха особенно активны были офицеры-двухгодичники. Их энергия и творчество заражали всех. Такие стенные газеты выпускали! В два листа ватмана. Столько в них было юмора…

Художественную самодеятельность поддерживали. Создали девичий ансамбль (7-8 класс). Они и пели, читали, и на гитаре играли. Когда приезжали в дивизионы с концертами, залы были переполнены. Да и то сказать, увольнений у солдат и сержантов не было, а тут — симпатичные, талантливые артистки!..

…За время моей службы в Приекуле было у нас три командира полка. Подполковник А. Аверичев (с ним служил всего неделю), Иван Леонтьевич Тягнибок. Честный, трудолюбивый, порядочный человек, трудоголик. Его сменил Иван Васильевич Савчук. Весёлый, жизнерадостный, энергичный человек. Любил порыбачить на озере возле Эмбуте…

С И.Тягнибоком (живёт во Львове) и И.Савчуком (сейчас в Смоленске) до сих пор дружим семьями. Савчук менял Тягнибока на должности в дивизионе, потом на полку, и в Смоленске — на ОМУ…

Мастером своего дела был главный инженер полка М.Ф.Грачёв. Знал на память электросхему — 11-листку (кстати, я был пять лет начальником 3 отделения и тоже знал на память каждый контакт каждого реле 8К63).

Штаб возглавлял Владимир Митрофанович Казак (живёт сейчас в Санкт-Петербурге), знш — майор Ю.С.Дереза, пнш — капитан В.И.Волос. Начальником автослужбы был М.Ф. Левченко. Умница Вячеслав Ройзман возглавлял отдел подготовки данных…

Партполитаппарат: секретарь парткома майор Молоковский Олег Феодосьевич, пропагандист майор Щебет Юрий Матвеевич, секретарь комитета комсомола капитан Абаимов Алексей Григорьевич (из полка был переведён в Кармалаву, затем — старшим инструктором полиотдела армии в Смоленск, потом — пропагандистом дивизии в Бологое, в 54 года ушёл из жизни после операции).

В управлении полка было 40 офицеров. Сложился великолепный, дружный коллектив, в котором каждый мог выручить в трудную минуту. Никогда не возникало вопросов с заменой на боевом дежурстве в непредвиденных обстоятельствах. В полку было 256 офицеров, около 190 прапорщиков. Всего 1.716 военнослужащих — по данным 1974 года.

Полк был самым крупным в дивизии. За мою бытность в части (пять лет) школу его прошли свыше 7 тысяч военнослужащих срочной службы.

Хорошо помню многих офицеров и прапорщиков.

1-м дивизионом командовал подполковник Р. Аблязов, сменил его Г.Коротков. Аблязов убыл на службу в Москву, приезжал к нам позднее с проверкой, останавливался в гостинице дивизиона. Активный, резкий, с громким голосом. Можно вспомнить много курьёзных случаев с его участием.

Вот «воспитывает» он солдата:

— Солдат, посмотри на себя. Грамотный, симпатичный, а в глазах — ни одной марксистско-ленинской искорки.

Или, выступаю я перед офицерами дивизиона с лекцией. Он внимательно слушает и на мои размышления о житейской мудрости замечает (на всю аудиторию):

 — Вы, Фёдор Фёдорович, ещё не мудрый человек. Мудрость приходит с импотенцией. Вам мудреть рановато…

Замполитами дивизиона были Рудольф Петрович Сухарев, потом Михаил Егорович Омельченко, который был и секретарём комитета комсомола этого полка, и помощником начальника политотдела нашей дивизии по комсомолу.

Начальником штаба являлся Лев Иванович Чикин, замами командира дивизиона были Н.Н.Леонов (закончил службу в Главном штабе РВСН), майоры Г.Петренко, Г.Д. Нефёдов. Командир роты РЭЗМ в мою бытность — Н.Н. Бородавко. Батареями командовали старшие лейтенанты В.П. Крючков (закончил службу полковником, начальником ТРБ), Ю.Б.Нежинский, В.В.Бойков, выпускник Дзержинки майор В.А.Харченко (4 батарея; перевёлся в Гражданскую оборону).

2-й дивизион. Командир — подполковник Владимир Михайлович Поликарпов, замполит — Николай Михайлович Бурченко, заместители — В.П.Астафьев, В.М.Гуськов, С.Н.Соловьёв, В.В.Асташёв, Н.В.Андронов. Начальник штаба — майор Борис Михайлович Маширов. Командир РЭЗМ — А.И.Городний, командиры групп подготовки и пуска — В.Г.Ютрин, В.П.Юсов (закончил службу полковником, в Главном штабе РВСН), В.А.Таракин. Командир роты ЭРГ — Валерий Григорьевич Сытник, замполит — капитан А.П.Патрикеев (закончил службу подполковником, в Евпатории, в Военно-космических силах).

3-й дивизион. Размещался вместе с управлением полка. Командир — майор Николай Арсентьевич Попов, замполит — старший лейтенант Василий Алексеевич Поздняков (до него — старший лейтенант Николай Александрович Жильцов. Был помощником по комсомолу в дивизии. Служил в Главном политическом управлении. Был начальником политотдела в Бологое, первым заместителем начальника политического отдела ракетной армии в Смоленске. Закончил службу в отделе административных органов ЦК КПСС).

Заместители командира дивизиона — В.Н. Судиловский, Г.М. Мартьянов, С.Я. Костюкевич, замы по БУ — майоры Е.В. Павлов, И.М. Таран, П.Н. Рождественский.

На хорошем счету была группа регламента полка. Замполит — В.М.Лазунин. Именно её мастера готовили красивые сувениры для гостей. Их руками возведена была в Приекуле детская площадка: качели, перекладины, песочницы — всего 10 элементов. Очень радовались ей и дети, и родители.

Ярко, активно проявили себя секретари комсомольских организаций дивизионов — Николай Кокоуров (1 дивизион), Вячеслав Лепин-Жагар, Александр Долинин, Василий Лиманский (2 дивизион), Анатолий Сорока (3 дивизион), Валерий Червоненко (узел связи).

 

Александр Долинин
С ФАМИЛИЕЙ ВОЕННОЙ

Вернуться к оглавлению.

Генерал-майор Евгений Игоревич Пароль. Человек с самой что ни на есть военной фамилией. Евгений Игоревич был первым председателем ветеранской организации гвардейской ракетной Витебской ордена Ленина Краснознамённой дивизии. А в руководстве самого соединения он состоял в своё время 30 с половиной лет назад, будучи ещё майором.

Да, в советские времена таких назначений было немного: это чтобы в 35 лет офицер возглавил политический отдел ракетной дивизии! Да не какой-нибудь, а в боевом составе которой были десятки баллистических ракет средней дальности великого труженика Михаила Янгеля. И что уж совсем удивительно: пришёл он на должность начальника политотдела, утверждаемой тогда в ЦК КПСС, прямо из ракетного полка, минуя обязательную для обретения необходимого опыта ступень заместителя начальника партийно-политического органа. Везунчик, любимчик больших начальников, одарённый организатор-воспитатель этот Евгений Пароль? В той ли иной степени по-хорошему: и то, и другое, и третье. Но его ещё и люди любили и уважали. Даже бывшие подчинённые, ставшие генерал-полковниками впоследствии.

Знаете, какой определяющий принцип в работе с людьми исповедовал он? Быть ближе к подчинённым, идти с распахнутым сердцем. Романтик? Идеалист? Да нет, он был и принципиален, и строг, и жестковат. Разные возникали ситуации. Но никогда не повышал голоса на подчинённых. Когда уходил на повышение — в Ростовское ракетное училище — проводить его на вокзал в Шяуляе пришли целые семьи, офицеры с жёнами и детьми. Десятки благодарных ему по жизни и службе людей. Но это было много позже.

А когда он принимал дела в дивизии со штабом в прекрасном городе Шяуляй, с полками в Латвии и Литве, с десятками баллистических ракет Р-12 и Р-14 (тех самых, что несли боевое дежурство под кубинскими пальмами в подбрюшье Америки во время Карибского кризиса в 1962 году), с тысячами военнослужащих, дела в ней обстояли хоть и неплохо, но проблем хватало.

Но никто не удивился, когда дивизия во главе с молодым комдивом полковником Геннадием Ерисковским и «комиссаром» майором Паролем заняла первое место в Ракетных войсках. Главком-фронтовик Владимир Фёдорович Толубко «призовые» места за красивые глаза не раздавал.

Молодой начальник политического отдела Евгений Пароль приветствовал каждое творческое начинание, каждый полезный почин. Ему принадлежала идея создания хроникально-документального фильма о дивизии «Вёрсты мужества». Фильм, созданный военнослужащими дивизии, сам по себе стал культурным событием в 1977 году и удостоился лауреатского диплома на Всесоюзном фестивале. При этом достигнуто было главное: творчески и полно написана история старейшего в Вооружённых силах СССР воинского соединения, воспитавшего 32 Героя Советского Союза. Были налажены контакты с сотнями ветеранов по всей стране, завязана переписка. Дружба с ними стала тем духовным потенциалом, который послужил хорошим фундаментом для выполнения прибалтийскими «стратегами» прямых задач «на всей глубине западного театра действий».

Особого рассказа заслуживает деятельность Пароля на посту начальника политического отдела Командно-измерительного комплекса (КИКа) в подмосковном Краснознаменске. Очень ответственная должность. Чрезвычайно важные задачи стояли перед КИКом. Достаточно сказать, что подчинённые части были разбросаны по всей территории нашей огромной страны — в Енисейске, Усолье-Сибирском, в Латвии, Белоруссии, под Симферополем, в Малоярославце, Щёлково… Десятки тысяч военнослужащих этого уникального воинского формирования решали задачи «космического масштаба». Сопровождали спутники на орбите, поддерживали связь со станцией «Мир», отслеживали запуски боевых и пуски космических ракет… Их труд гарантированно обеспечивал работу всех центральных телеканалов, спутников метеонаблюдения. Без них мы не знали бы точного времени, не могли бы говорить по телефону. Немало и наших однополчан, попавших в части КИКа по рекомендации Евгения Игоревича, занималось космическими делами.

У него было много достойных учеников. Некоторые стали генералами, депутатами Государственной думы, самое главное — благодарными людьми, помнящими уроки своего наставника.

…Три года назад, отпраздновав 70-летие, Евгений Игоревич Пароль внезапно ушёл из жизни. Покоится он на Троекуровском кладбище в Москве.

 

Фёдор Пономаренко
ПОДРАНКИ ВОЙНЫ

Вернуться к оглавлению.

Родился я в канун Нового 1938 года — 30 декабря. В Керчи. До начала Второй мировой оставался год. Кто ж думал, что и меня накроет она чёрным крылом.

Отец — я его не помню — погиб в Великой Отечественной в 1943 году.

Во время войны меня угнали в Германию. Согласно немецких документов, был сначала в концлагере Макенгофен, потом — в Саарбрюкене. Чудом остался жив. Нас должны были сжечь. А держали в лагере как доноров.

Раз в неделю проводили расстрелы. На виду у всех за малейшее нарушение провинившихся расстреливали между бараками, не давая захоронить погибших.

В день освобождения была жуткая бомбёжка. Много детей погибли. Двор был усыпан трупами детей. Страшные крики, плач! Через два часа появились студебеккеры. Нас освободили американцы. Нам бросали в толпу печенье — началась драка, ужасная толкотня. Нет ничего страшнее голодной толпы!..

Из Германии вывозили на машинах через Польшу. По дороге многие погибли, из числа сопровождавших американских солдат — тоже. Довезли до границы СССР — и высадили в поле. Дальше каждый добирался на перекладных до родных мест.

В товарном вагоне с углём вернулся я в Керчь в октябре 1945 года. В 1948-м умерла моя мама. Остался я круглым сиротой в 9 лет. Жил с бабушкой (по маме). Была она совсем безграмотна. Строга, но добра. Мне, вероятно, помогали в жизни ангелы-хранители…

Был октябрёнком, пионером, комсомольцем, коммунистом. Как многие. Учился в трёх школах — в Керчи, окончил 10 классов в Ялте, техническое училище — в Аршинцево при Почтовом ящике 48. Получил специальность слесаря-монтажника, там строил военные корабли — тральщики.

Затем окончил первое и единственное на то время в Советском Союзе Камышинское артиллерийское техническое училище по специальности «эксплуатация и ремонт реактивного вооружения». Получил диплом с отличием. Училище было для меня раем. До поступления еду я видел раз в день, а тут — три раза, чистая постель, раз в неделю — баня… На первом курсе прибавил в весе 12 килограммов, вырос на 12 сантиметров. Человек, не видевший горя, редко ценит хорошее, я же радовался всему.

В 1973 году окончил Военную инженерную академию им. А.Ф.Можайского в Ленинграде по специальности «летательные аппараты и технологическое оборудование к ним», в 1978 году — полный курс трёхгодичного отделения Высшей партийной школы при ЦК КПСС.

Служил в Камышине, Поставах, Лиде, Приекуле, в Добеле и Риге… Был начальником 1, 2, 3 отделений, заместителем командира ракетной батареи. Потом перешёл на партийно-политическую работу: секретарь партийного бюро дивизиона, замполит дивизиона, замполит полка, замполит РТБ.

С 1977 по 1987 — в Рижском ВВПКУ имени Бюрюзова. Выпустил курс 1981-1985, потом два года трудился в учебном отделе… Так прошло 30 лет военной службы.

А сейчас я — прадедушка.

P.S. Наши однополчане Фёдор Пономаренко и поэт Юрий Беличенко — люди одного поколения. И судьбы их схожи. Маленький Юрий тоже натерпелся от фашистов. Его с матерью вели на расстрел, уже и к стенке поставили — отбили партизаны. Позже он напишет…

Я родился на берегу войны,

Где берега иные не видны.

Меня носили на руках солдаты,

И руки их качались, как челны…

Я помню день: окончилась война.

Была невероятная весна.

В краю, где неба больше, чем земли,

Обугленные яблони цвели.

Я переплыл те пять великих лет.

Жестоких лет. Неповторимых лет.

Я был неразговорчив и несмел

И людям улыбаться не умел.

Но научился радоваться дню,

Разжечь огонь и доверять огню,

Варить себе обед из лебеды

И строить дом из глины и воды.

Кем мог я стать в эпоху тишины?

Не знаю сам — спросите у войны.

 

Фёдор Пономаренко
ДЕЛЕГАТ ОТ ШЯУЛЯЯ

Вернуться к оглавлению.

Проходя службу в Приекуле, я был избран делегатом XXV съезда КПСС. Избрали меня от Литвы, представлял Шяуляйскую дивизию.

Общее впечатление от участия в нём: я чуть-чуть «пригубил развитого социализма».

Съезд начал работу в День СА и ВМФ.

Перед съездом я уже находился в Москве, сдавал сессию в Высшей партшколе при ЦК КПСС.

Литовская делегация размещалась на 7 этаже гостиницы «Россия». Организаторы вручили нам подарок от ЦК КПСС — часы «Слава», конверт с деньгами на питание (110 рублей на 10 дней. Я тогда получал 377 рублей в месяц), карточку на «Волгу», прикреплённую за мной на дни работы съезда (погонял я немало по столице с опытным водителем, ГАИ нас, если останавливала, то только, чтобы помочь).

В спецмагазине, при том, что в стране царил тотальный дефицит, перед делегатами предстало изобилие. Я купил для друзей пятитомник В.Шукшина (только издали), 10 зонтов, сувенирные бутылки со спиртным…

А за стенами Кремлёвского Дворца жизнь складывалась сложно, благодаря старцам, сидящим в президиуме съезда. Нас учили они жить по цитатам. От съезда к съезду. До 1953-го — по сталинским, с 1963 — по ленинским и новых вождей.

Но народ не унывал. Пессимизм — черта неудачников. Прошлое было за спиной, и его было отлично видно, будущее впереди — но виделось оно смутно. Чем я восхищался в прошлом? Честью, патриотизмом, любовью к Родине, высокой идейностью, широким кругозором людей.

Сейчас многое размыто, опорочено, искажено, выкорчевано. А мотивация одна — деньги.

…В курсантские годы в первом ракетном училище в Камышине я делал выписки из книг. Вот одна из записей: « Возьмите все золота прелести назад. Отдайте мне вы Родину и милой дайте взгляд».

 

Глава 6
ВОСПОМИНАНИЯ ОДНОПОЛЧАН

Вернуться к оглавлению.

 

Игорь Деопик.
Формирование и становление 344-го ракетного полка

Вернуться к оглавлению.

Деопик Игорь Яковлевич — ветеран (Приекуле — 1960-1963) и 307-го (Елгава, 1973-1977) ракетных полков.

20 августа 1960 года после окончания Харьковского авиационного военного технического училища я вместе с другими молодыми лейтенантами прибыл по распределению в управление ракетной дивизии в Таураге Литовской ССР. Оттуда откомандировали в распоряжение командира войсковой части 44008.

Полк начал формироваться в июле 1960 года на базе 138-го гвардейского Краснознамённого артиллерийского полка 51-й механизированной дивизии и дислоцировался на окраине Приекуле. На территории военного городка располагались две двухэтажные казармы, здание штаба полка, офицерская и солдатские столовые, полковой медпункт, складские помещения, строевой плац и физкультурный городок. Жилая зона состояла из девяти двухэтажных и нескольких 2-4-квартирных домов, в которых проживали семьи офицерского состава.

Полк находился в стадии формирования и ещё не получил ракетную технику. В течение августа-сентября на укомплектование управления полка, двух ракетных дивизионов, дивизиона транспортировки и заправки ракет прибывали военнослужащие из различных родов войск: мотострелки, танкисты, артиллеристы. Авиаторы и моряки, выпускники военных технических училищ и ростовского высшего артиллерийского инженерного училища. Молодые офицеры, прибывающие в полк, распределялись на укомплектование стартовых батарей — на должности старших техников по установке и наводке ракет, техников двигательных, электроогневых и заправочных отделений; инженеры-лейтенанты назначались начальниками отделений. А офицеры в звании старших лейтенантов и капитанов — начальниками отделений, заместителями командиров батарей, командирами батарей.

В состав командования входили:

командир полка полковник С.Г.Чистяков;

заместитель командира полка подполковник Шитиков;

начальник штаба полка подполковник Демченко;

заместитель командира полка по политчасти майор С.С.Самойленко;

заместитель командира полка по вооружению майор Долгополов;

заместитель командира полка подполковник Сизенко;

командир 1-го ракетного дивизиона подполковник Н.А.Колинько;

командир 2-го дивизиона подполковник А.И.Бочаров;

командир дивизиона транспортировки и заправки подполковник А.В.Шаповалов.

В ноябре 1960 года личный состав ракетных дивизионов приступил к изучению поступающей документации ракеты Р-12 (8К63), а после 1 января 1961 года и более совершенной ракеты Р-14 (8К65), которой впоследствии вооружили весь полк. С 1 января 1961 года началось переучивание офицеров на 3-месячных курсах при Рижском и Ростовском высших инженерных училищах, на полигоне Капустин Яр, на заводе в Днепропетровске. Началось строительство стартовых позиций и жилого городка в 1-м ракетном дивизионе. Личный состав дивизиона под командованием подполковник Н.Колинько наряду с занятиями по спецподготовке принимал самое активное участие в строительстве и монтаже оборудования стартовых позиций. Начала поступать боевая техника.

10 января 1962 года 1-й дивизион заступил на боевое дежурство с ракетой Р-14 наземного варианта с дальностью стрельбы 4500 метров.

В середине 1962 года 2-й ракетный дивизион последовал его примеру, заступив с ракетой Р-14У.

В августе 1962 года назначили новых командиров шахтных дивизионов: 2-го — майора М.В. Простакишина, 3-го — подполковника А.П. Диканя.

Но вернусь к событиям мая 1962 года. Тогда две стартовые батареи (3-я — майора Г.Г. Дригайло и 4-я — капитана Н.И.Чегодаева) из 1 дивизиона с наземными пусковыми установками подвижного варианта заправки были сняты с боевого дежурства и под командование подполковника Н.Колинько направлены в Забайкалье на Ачинский полигон, где участвовали в программе войсковых испытаний боевой ракеты Р-14 с ядерным боезарядом. Операция получила название «Тюльпан». С ними был на полигоне и сформированный на базе 2 дивизиона отряд обеспечения.

Приведу выдержки из воспоминаний руководителя оперативной группы Главного штаба РВСН по подготовке и развёртыванию ракетных соединений в Забайкалье генерал-лейтенанта Г.Я. Лысака:

«Весной 1962 года мне было поручено руководить работами по развёртыванию полевой стартовой и технической позиций южнее Читы для проведения испытаний ракеты Р-14 с ядерной головной частью. Предстояло выполнить большой объём строительных работ, а также подготовить несколько аэродромно-гаражных помещений для испытания ракет и головных частей. Председателем комиссии по испытаниям назначили генерала Ф.П.Тонких (его племянник много позже возглавил нашу дивизию и передислоцировал её под Иркутск — А.Д.), меня утвердили его заместителем и ответственным за подготовку всего комплекса. В очень короткий срок нам удалось провести подготовительные работы, принять прибывшие с Запада ракетные подразделения с техникой и обеспечить их всем необходимым. Возглавлял эту группу заместитель командующего армией генерал-лейтенант авиации А.Г.Шевцов. Запуск ракет по полигону Новая Земля прошёл успешно, что оказалось чрезвычайно полезным для дальнейшей практической работы войск».

А вот воспоминания ветерана Приекульского полка, участника испытаний Виктора Ефимовича Жуковца:

«Об участии наших стартовых батарей в испытаниях ракеты Р-14 на Ачинском полигоне нам стало известно в мае 1962 года. Тогда же началась подготовка к выполнению столь ответственного государственного задания.

Я был начальником азотно-добывающей станции АДС-50 в звании старшего лейтенанта. К тому времени прошёл обучение на полигоне Капустин Яр и на 3-месячных курсах на Московском заводе кислородного машиностроения.

Погрузка стартовых батарей в железнодорожный состав осуществлялась на станции Вайнёде, а так как пуски ракет планировалось провести автономно, то погрузили всю технику батарей по штатному расписанию. Отправка эшелона состоялась 5 июня.

Проехав по России в течение семи суток, мы прибыли на железнодорожную станцию Степь (72-й разъезд) Читинской области. В 240 км от Читы в сторону советско-китайской границы. После разгрузки техники нас разместили на территории бывшего авиационного полка.

Полевая стартовая позиция с одним пусковым столом была уже оборудована в 12 км от жилого городка, в степи, среди трёх сопок.

Пуски ракет были намечены на начало сентября. Шла усиленная подготовка с проведением комплексных занятий. В начале августа из Главного штаба РВСН прибыла комиссия, была проверена теоретическая подготовка личного состава батарей и обслуживающих подразделений. Провели комплексное занятие. Зачёты мы сдали успешно. После убытия комиссии поступили компоненты ракетного топлива. Учёба продолжалась в течение месяца.

В конце августа вновь прибыла комиссия, и было проведено контрольное комплексное занятие. Пятого сентября провели два учебных пуска ракеты Р-14 с ядерным зарядом, а восьмого сентября батарея капитана Н.Чегодаева провела один пуск. Все они проводились по полигону новая Земля. Все признали успешными. Личному составу объявили благодарность от министра обороны и главнокомандующего Ракетными войсками. Многих наградили ценными подарками.

После проведения испытательных пусков нас оставили для продолжения работ в качестве инструкторов. С полигона Капустин Яр после прохождения теоретической подготовки к нам прибыли «цепочки» для проведения учебно-боевых пусков ракет Р-14, отрабатывались вопросы по отработке таблиц стрельбы с востока на запад.

В период Карибского кризиса наши стартовые батареи были отправлены на место постоянной дислокации в Приекуле. На полевой стартовой позиции осталась инструкторская группа в составе 10 офицеров и 25 солдат и сержантов.

Учебно-боевые пуски продолжались. При пуске, проводимом одной из «цепочек», на 119-й секунде полёта ракета взорвалась, распавшись на три части. Пуск признали «аварийным». Всю ракетную технику немедленно опечатали, и более 20 суток ждали решения комиссии о причинах аварийного пуска и результатх проведённого анализа компонентов ракетного топлива и азота. Претензий к технике не было. Когда нашли упавшие фрагменты ракеты, пришли к выводу, что неисправность возникла в двигательном отсеке ракеты.

В ноябре наш эшелон убыл в Приекуле. Так закончилась наша шестимесячная командировка. Задача была выполнена».

В течение 1962-1964 годов шло строительство шахтных боевых стартовых позиций 2 и 3 дивизионов. Стало поступать оборудование ракетного комплекса с ракетой Р-14У, проводился монтаж технических систем обеспечения, проходили автономные и комплексные испытания с применением боевых компонентов ракетного топлива.

31 декабря 1963 года был подписан акт об окончании испытаний шахтного ракетного комплекса 2-го ракетного дивизиона, а 9 января 1964 года он был принят на вооружение. Командование дивизиона: командир — майор М.В.Простакишин, начальник штаба — майор А.Я Коломиец, заместитель по политчасти — майор И.И.Урбанас, заместитель по ракетному вооружению — капитан М.Ф.Грачёв помощник по снабжению — майор И.А.Лукин, командир группы подготовки и пуска — майор Д.Д. Дёмин.

Группа подготовки и пуска делилась на три боевые смены, каждая из которых состояла из четырёх боевых расчётов и расчёта эксплутационно-ремонтной роты (эрр).

В состав боевой смены входили: расчёт по установке и наведению ракеты, расчёты — двигательный, электроогневой и заправочного оборудования. От эрр — специалисты дизельного и энергетического оборудования.

Боевыми сменами командовали:

Первая смена — заместитель командира группы подготовки и пуска по технической части капитан Р.А. Кузьмичёв;

Вторая смена — начальник двигательного отделения, старший инженер по двигательному оборудованию группы подготовки и пуска старший лейтенант И.Я.Деопик;

Третья смена — начальник электроогневого отделения, старший инженер по электрооборудованию группы подготовки и пуска старший лейтенант В.А.Астафьев.

10 марта 2 ракетный дивизион с тремя шахтными пусковыми установками, вооружёнными ракетами Р-14У, заступил на боевое дежурство.

Впоследствии, в течение всего 1964 года, внимание командования полка было сосредоточено на 3 ракетном дивизионе — введение в строй трёх его пусковых установок, вооружение ракетами Р-14У, проведение автономных и комплексных испытаний и постановке его на боевое дежурство. Дивизион заступил дежурить в декабре 1964 года. С этого времени полк приступил к несению боевого дежурства 1—ю боевыми расчётами, четыре из которых были оснащены ракетами наземного варианта (1-й и 2-й старты — стационарные, а 3-й 4-й — подвижные), а шесть — ракетами Р-14У шахтного варианта.

В разное время дивизионами командовали:

1 дивизионом — подполковник Н.А.Колинько, майор А.С.Лапшин, майор В.Н.Лихолетов, майор И.Я.Деопик, подполковник Р.Ш. Аблязов, подполковник Г.Ф. Коротков;

2 дивизионом — подполковник А.И.Бочаров, майор М.В. Простакишин, подполковник Д.Д.Дёмин, подполковник А.Г.Воронков, майор В.Н.Кириллов, майор Н.А.Чеботарёв;

3 дивизионом — подполковник А.П.Дикань, майор Н.В.Киселёв, майор В.И.Рашевский.

В последующие годы в полку шла плановая боевая учёба с периодическими выездами боевых расчётов на полигон Капустин Яр для проведения учебно-боевых пусков ракет. Основной задачей личного состава полка являлось поддержание постоянной боевой готовности пусковых установок к немедленному боевому применению.

Во время чехословацких событий с 21 августа по 2 сентября 1968 года боевые расчёты полка были приведены в повышенную боевую готовность.

Приекульский ракетный полк провёл несколько технических ревизий наземного и шахтного оборудования, в результате которых вышестоящим командованием были отмечены высокая организованность личного состава боевых расчётов и отличное знание боевой техники. Большой вклад в проведение технических ревизий вложил заместитель командира полка по ракетному вооружению инженер-подполковник М.Ф.Грачёв, награждённый орденами Трудового Красного Знамени и Красной Звезды. Все технические ревизии проводились под непосредственным контролем и при участии заместителя командира дивизии по ракетному вооружению инженер-полковник В.А.Рылова.

В период своего существования (до 1983 года) полк вёл плановую боевую подготовку, нёс боевое дежурство и поддерживал неснижаемую боевую готовность ракетных комплексов. На протяжении всего этого времени Приекульский полк поддерживал тесную связь с аналогичными частями, вооружёнными Р-14, — Сморгонским, Мурманским, Анадырским ракетными полками.

В марте 1983 года 344-й гвардейский ракетный Краснознамённый полк имени 50-летия СССР был снят с боевого дежурства, переформирован вначале на штат с ракетным комплексом «Пионер», а с декабря 1985 года — на «Тополь» и передислоцирован вместе с управлением дивизии в город Иркутск, войдя в состав 53 ракетной армии.

 

Анатолий Лапшин
Записки командира

Вернуться к оглавлению.

Лапшин Анатолий Сергеевич командовал 1-м дивизионом 344-м полка в 1966-1969 гг. *

___________

* [В печатную версию книги вкралась ошибка: указано, что А.С.Лапшин был в 1966-1969 командиром 344-го рп. - Автор сайта]

Весной 1960 года, будучи старшим офицером зенитной батареи в Группе советских войск в Германии, я получил направление на службу в РВСН. В это время на Урале в городке Камчатск-Уральском формировался ракетный полк, а затем и дивизия, которая должна была вооружаться ракетным комплексом 8К64.Вначале изучение новой боевой техники шло очень трудно, литературы и учебных пособий почти не было. Не было в полку и офицеров, имеющих представление и какие-либо знания о ракетной технике. Но зато энтузиазма и желания познать новое оружие у всех офицеров было хоть отбавляй. По ночам многие офицеры готовились к поступлению в вузы РВСН, так как все понимали, что ракетному делу необходимо учиться настоящим образом. В 1961 году и я поступил в Рижское ВКИУ.

В училище все 5 лет учёбы пролетели как один день. В 1966 году я окончил училище в звании майор, и мне предложили на выбор должность заместителя командира полка по БУ в ракетной дивизии ОС или командира ракетного дивизиона ракетного полка РСД. Без особых раздумий и сомнений я выбрал ракетный дивизион. Мне, артиллеристу, это было ближе и понятнее.

Так я стал командиром 1 ракетного дивизиона 344-го полка. Приняв должность, понял — трудностей хоть отбавляй. Дивизион до этого добился высоких результатов, дважды награждался Красным Знаменем ЦК ВЛКСМ. Но это было в прошлом, так как лучшие офицеры полка были назначены на вышестоящие должности, а оставшиеся, не отмеченные по службе (но вполне достойные и знающие дело) по образованию или возрасту интерес к службе заметно потеряли. Это привело к тому, что за короткое время снизился уровень подготовки боевых расчётов пуска, вопросам управления боевыми действиями достаточного внимания не уделялось. Состояние учебно-материальной базы не соответствовало требованиям учебного процесса. Мне неоценимую помощь в становлении оказывали заместители — майоры А.И.Шелиханов, Новиков, Филатов, капитан П.Ф. Кравченко (стал полковником, служил в политотделе Смоленской армии). На высоте оказалось большинство командиров батарей, которые были гораздо старше и опытнее меня. Они участвовали в испытаниях и готовили учебно-боевые пуски ракет с боевой головной частью на Ачинском полигоне.

…Совместно мы многого достигли. Вскоре нам удалось изменить положение к лучшему, дивизион восстанови своё доброе имя, став лучшим в полку. Опыт работы в качестве командира дивизиона помог мне в дальнейшем. Он вспоминался и при командовании дивизией в дальнейшем.

 

Иван Савчук
Когда за тобою полк...

Вернуться к оглавлению.

Савчук Иван Васильевич — командир ракетного полка 1975-1981гг. Пришёл в Приекуле из дивизии, которой командовал полковник А.С. Лапшин, наш однополчанин.

Вечером 27 ноября 1975 года начальник штаба дивизии полковник И.Л.Тягнибок (командир полка до меня) представил меня личному составу.

Офицеры, прапорщики и семьи размещались в двух гарнизонах: в Приекуле (основная часть) и примерно 90 семей в местечке Паплака ( в 10 км от Приекуле).

Во всём помогали заместители, которые имели опыт, знали дело:

подполковник Ф.Ф. Пономаренко — заместитель по политической части;

подполковник К.В. Панов — заместитель командира полка, прибыл с полигона Капустин Яр (инженер-испытатель);

подполковник В.М. Казак — начальник штаба полка;

подполковник М.Ф. Грачёв — заместитель командира полка по ракетному вооружению орденоносец, старожил. Благодаря ему я постиг многое. Прекрасный инженер. Он оказал мне огромнейшую помощь.

Должность заместителя командира полка по тылу был вакантной, вскоре назначили В.Е. Михайлюка из учебного центра (Переславль-Залесский).

Дивизионами командовали подполковник Р.Ш.Аблязов, майор В. Поликарпов, капитан Н.А. Попов.

Партийно-политический аппарат был бывалый: секретарь парткома И.И. Труфкин, пропагандист майор Фильченков, заместители командиров дивизионов по политической части майоры Р.П. Сухарев, В.В. Мурашко, старший лейтенант В.С. Поздняков.

Командир полка… Более сложной работы непосредственно с людьми в условиях нашей армии — нет. Кто такой командир? Хозяин в доме, глава полковой семьи. И вот я приступил к изучению этого дома и руководству им.

Боевые расчёты пуска, стартовые батареи стали объектом моего изучения. И я, анализируя сейчас свои первые шаги, считаю, что это было правильно, ибо в дальнейшем на этом участке почти не было ошибок и промахов. Укомплектованность боевых расчётов обеспечивала высокий уровень боевой готовности. Офицеры, большинство из которых уже длительное время пребывали в занимаемых должностях, выполняли свои обязанности старательно. Боевая выучка, профессионализм для них были на первом месте. Поддержание ракетного вооружения в исправности на этапе становления для меня не было трудным, потому что там был подполковник М.Ф.Грачёв. Вызывал тревогу тыл: зам. командира по тылу был человеком новым, а его начальники служб — офицеры-ракетчики не являлись профессиональными тыловиками. Знакомство с офицерским составом состоялось быстро, я увидел среди них помощников и единомышленников.

Хороший костяк в управлении полка составляли офицеры штаба, начальники служб: майор В.В.Волков — начальник связи полка, майор В.М.Ройзман — начальник отделения подготовки данных, контроля прицеливания и астрономо-геодезического обеспечения, майор М.Ф.Левченко — начальник автослужбы полка… Знакомство с дивизионами вызвало беспокойство. Казарменно-жилищный фонд старый, все казармы — сборно-щитовые, требовали ремонта и ухода.

КП полка и дивизионов были в хорошем состоянии. Штатный состав офицеров подобрали удачно, и за всё время командования полком они меня ни разу не подвели (майор В.Г. Абалтусов, майор А.Г. Гаврилов, капитан Л.И. Поляков и многие другие).

Организация боевой и политической подготовки также особых тревог не вызывала. Я выделил для себя ряд вопросов, над которыми предстояло работать.

Уставной порядок и дисциплина. Этот участок работы потребовал много сил и стараний, чтобы привести его в соответствие с требованиями общевоинских уставов. Воинская дисциплина стала одним из основных критериев оценки деятельности командира полка, и её состояние определяло всё. Больше всего бед я получил на этом участке. В течение почти двух лет пришлось держать удары. Два года мы вплотную занимались вопросами дисциплины и воинского порядка. Наступил 1978 год — техническая ревизия БРК в полку.

Это — масса опасных работ. Десятки представителей промышленности, с которыми общался личный состав, вносили «колорит» в жизнь воинского коллектива. Всё это требовало организовать работу так, чтобы не допустить никаких происшествий. И мы смогли, мобилизовав руководство полка и дивизионов, организовать политико-воспитательную работу со всеми категориями военнослужащих, выполнить эту ответственную задачу.

Особая благодарность за работу моим заместителям А.П.Копаневу. М.Ф.Грачёву, А.В.Тищенко, командирам дивизионов Г.С. Короткову, Ю.В. Варламову, майору Н.А.Попову. На подведении итогов за 1978 год полк получил высокую оценку — занял первое место в дивизии.

Не забуду 1979 год. Шла плановая боевая учёба, в голове рождалось много планов, которые разделяли со мной мои заместители. Шли ремонтные работы по благоустройство городков 3 ракетного дивизиона, частично 1-го, солдатских столовых….

В декабре 1980 года мне присвоили воинское звание полковник. И я ещё один год командовал полком. Закалка, знания и опыт, приобретённые на этой должности, помогли в дальнейшей службе. 27 ноября 1981 года был представлен новый командир полка, а я убыл к новому месту службы — в штаб 50-й ракетной армии в Смоленск.

 

Вячеслав Белов
Меня воспитала казарма

Вернуться к оглавлению.

Белов Вячеслав Маркович, ветеран Добельского
(1961-1974) и Приекульского (1974-1982) полков.

В 1960 году я окончил первое Калининградской артиллерийское училище по профилю нарезной реактивной артиллерии и тактических ракет. Проходя службу в мотострелковом полку, в течение года обращался с просьбой о переводе в Ракетные войска стратегического назначения. Так я попал в августе 1961 года в Добельский полк.

…Будучи 7 лет на должности начальника ОПД дивизиона, я трижды участвовал в учебно-боевых пусках ракет на полигоне Капустин Яр. Поездка на полигон было особым событием, и убывающих туда готовили и провожали всем полком. Батарея укомплектовывалась лучшими офицерами и солдатами, но замена была не более 10 процентов.

Первый пуск ракеты, в котором я участвовал в качестве начальника ОПД дивизиона, был летом 1968 года. Эшелон сформировали из товарных вагонов, техника находилась на платформах. Офицеры спали на двухъярусных кроватях, которые крепились к стенкам скобами; для солдат сооружались нары. В составе нашего эшелона были и классные купейные вагоны, в которых ехали наши братья по оружию — офицеры и солдаты ГДР, с ними шёл вагон-рефрижератор с продуктами и напитками. Они тоже ехали в Капустин Яр на пуски оперативно-тактических ракет дальностью 300 км.

Условия на полигоне были жёсткими. Так, например, если в полку дежурными по столовой назначались старшины батарей, то на полигоне — офицер-тыловик, прибывший с батареей, и формально он подчинялся полигонному сержанту срочной службы. Вообще, на полигоне был своеобразный уставной порядок, с которым приходилось мириться.

Прежде чем «цепочку» (а это — стартовая батарея, офицеры-инструкторы от полка, ОПД) допустить к учебно-боевому пуску ракеты, все должны были сдать зачёты на допуск к самостоятельной работе.

И вот зачёты сданы, техника подготовлена, назначены дата и точное время пуска ракеты. Июнь, температура воздуха в тени 39 градусов жары, а весь личный состав в индивидуальных средствах защиты: спецкостюмы Л-1 и противогазы. ОПД, которым я командовал, рассчитало все данные для пуска ракеты: дальность, азимут, время заряда интеграторов, количество необходимого топлива в баках ракеты для достижения ею заданной дальности. На основании расчётов составлено полётное задание, которое подписывали все члены комиссии, от инструкторов полигона до представителя генерального конструктора. Все члены комиссии находились непосредственно на старте, и я лично должен был собирать их подписи.

…Перед пуском одеваю солдатское нательное бельё с тесёмками, сверху — средства защиты. Пробыв на старте 25 минут, возвращаюсь на КП, бельё стало мокрым, хоть выжимай… А каково солдатам-заправщикам! Людей обливали водой из водообмывщиков. Бывало, люди теряли сознание. Но работа продолжалась…

Мне, потомственному военному, хочется отметить особую офицерскую дружбу ракетчиков. Как правило, жили мы в обособленных закрытых военных городках, несли боевое дежурство по месяцам, по неделям. В 1976 году стали нести дежурство по 3-4 суток. После дежурства на боевых постах отдыхали в гостиницах, которые таковыми трудно назвать: как правило, ими были щитовые казармы, разбитые на небольшие комнатушки.

Но трудности сближали. Среди нас были свои поэты. Например, Е.Ермошкин. Он в стихотворной форме мог описать любое событие в полку. Были «сказочники» и анекдотчики. Были заядлые рыбаки. Про одного из них Ю.Усольцева говорили: когда его «рыбомером» воспользовались, чтобы взвесить новорождённого, то ребёнок оказался ростом в метр и весом 10 кг. Были свои призёрвы в «интеллектуальнейшей» игре «Балда». Были яркие любители хоккея. Семьями выезжали на природу.

Это была особая армейская дружба, о чём говорят и наши ежегодные встречи 9 Мая в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького в Москве. И что отрадно заметить, эти встречи посещают многие дети. Знать, заложили мы в них любовь к армии.

Если бы мне пришлось начать жизнь заново, я бы снова надел погоны. Меня воспитала казарма. Я вырос на погранзаставе. Отец ушёл на фронт, мать пошла служить в погранотряд, дослужилась до капитана. Двадцать шесть лет отдал армии и я.

 

Владимир Волков
После Кубы — в Приекуле

Вернуться к оглавлению.

Волков Владимир Васильевич — ветеран полка в Плунге, начальник связи 344-го полка (1967-1983)

После спецкомандировки на Кубу в составе полка из Плунге я ещё четыре года служил на узле связи полка. А осень 1967 года после итоговой проверки комиссией Главного штаба РВСН был назначен на должность инженера узла связи войсковой части 44008.

Место это слыло гиблым. Это про него сложили песню: «Здесь нет кино, ни концертной постановки, здесь стоят только пусковые установки». Но коллектив оказался очень дружный: не зря говорят, что трудности сплачивают. Техника связи мне была знакома, так что никаких трудностей при вступлении в должность я не испытал.

Требования к ракетчикам росли. Назрела необходимость проведения технической ревизии средств связи. Работа проводилась без снятия полка с боевого дежурства. В дивизионах на пусковых установках полностью заменили шлемофонную связь, которая до этого обеспечивалась усилителями УМ-50. На командных пунктах оборудовали антенные поля, отремонтировали кабельные сети, установили координатные АТС и аппаратуру «Радиус», смонтировали АСБУ «Сигнал». Всё это позволило намного улучшить оперативность и надёжность управления. Техническая ревизия проводилась под непосредственным контролем и при участии офицеров отделения связи дивизии — подполковника П.В.Гаврилова, Г.П.Емикеева, А.В.Рудзита, Ю.М.Кузнецова.

После ревизии меня назначили начальником связи полка. Поддерживать средства связи в боеготовом состоянии мне помогала дружная, слаженная команда офицеров и прапорщиков узла связи.

В полк поставили новую технику связи: радиоприёмники Р-155, телеграфные аппараты СТА-2М, системы «Яблоня» и «Вьюга». Постоянно проводили специальные учения, проверки. И это дало свои плоды. На учениях «Электрон-75» начальник узла связи полка А.Н.Черненко оказался единственным в дивизии, кто принял сигнал на радиоприёмнике Р-250. Он был отмечен в приказе командующего армией.

В марте 1983 года 344-й ракетный полк сняли с боевого дежурства. И вновь, как и в 1962 году, мне пришлось отключать все системы связи. Оставалась только телефонная связь и одно телеграфное направление. Я как будто потерял что-то ценное в жизни, появилось ощущение пустоты.

Вот так начинали, так служили. Может, современным ракетчикам-связистам многое покажется наивным и обыденным, но мы создавали это нелёгким трудом.

 

Юрий Беличенко
Капустин Яр. 1964

Вернуться к оглавлению.

Приведу отрывки из документального романа «Пишу, чтобы жить» нашего однополчанина Юрия Беличенко. Роман мы издали в 2006 году с его женой поэтом Ольгой Ермолаевой, которая 30 лет руководит отделом поэзии журнала «Знамя».

 

Полигон Капъяр. 1964 г.

20.08. Эшелон идёт сквозь дожди, — они затекают наискось с двух сторон в раскрытые двери.

Утром — безлесные, мокрые, тёплые рассветы, где далеко из видимой на горизонте тучки вниз опускаются волокнистые рукава дождей.

Я — равный среди едущих. Ребята дружные, делятся жизнью, биографией и водкой.

Четвёртые сутки езды. Числа не помню. Где-то в России.

26.08 Звуки густой пылью оседают на бумагу, и в этой пыли застревает перо авторучки.

Представь себе школьные занятия в бане и ты почувствуешь нас.

27.08 У нас степные дожди — так называют сильные, летящие над самой землёю ветры. Они поднимают жёлтую пыль, в которой не видно на расстоянии пяти метров. Пыль глинистая и сочнее по цвету — палевая. Пыль летит по степи с большой скоростью, не встречая препятствий, и царапает лицо и руки. Это похоже на жёлтые облака, ползущие по земле. Когда порыв ослабевает — открывается низкий горизонт. Остро пахнет полынью, землёй и солью — этот запах приносит с дальних соляных озёр.

Работает кинотеатр «Суслик» — так называют лавки и экран, воздвигнутые четыре года назад в открытой степи.

Здесь злее чувствуется расстояние, острее разлука и больше любовь.

Передо мной — окно солдатского класса. За ним — на четыре стороны степь. Изредка далеко-далеко, почти к черте горизонта возникает игрушечная машина. Она шевелит лучами света, как кузнечик усами.

Отсюда я понимаю, что сильнее прирос к Прибалтике, к той, где дюны, старые замки на берегу, где на обломках развалин фортов растут берёзки, где скоро чудесные и сказочные деревья каштаны начнут светиться золотом изнутри и ронять под ноги прохожих коричневые орехи с нежной кожей и белыми глазами.

Я люблю расстояния за то, что они открывают нам нас, делают наш рост, рост наших мыслей и чувств в натуральную величину. Они не очень приятны внешне, но без них жизнь была бы скопищем мелочей, возомнивших себя самым важным.

По твоей комнате утром шарит солнце и ищет тебя.

Семь дён нас тащили через всю Россию, и я, наверное, первый раз жизни понял, что я не знаю её, а та, книжная, стилизованная под берёзку не имеет ничего общего с простором, сквозь который, обходя большие дороги и станции, тащился наш эшелон.

За Волгой — степь. Горячая, знойная, где нет ни приличной травы, ни дерева. Полынь, горькая и полусухая, колючки, неизвестная мне полынообразная трава. Сушь. Суслики и змеи. Солдаты стравили суслика со змеёй, и змея не сумела победить.

Желтозём, который от дождей становится грязью. Непривычная и чуть тревожная своей открытостью и свободой линия горизонта. Машинам, когда сухо, не нужно дорог — степь ссохлась, она ровная.

В эшелоне валялись на голых матрасах, пыли в нас въелось тьма. Сегодня все от рядового до седовласого полковника стирали свои трусики и маечки.

Я довольно спокойно переношу жару, даже пекло, но то, что здесь, — мне явно не по нутру. Здесь парная. Но без воды. Слой облаков на небе закрывает солнце, и оно где-то над облаками жарит во всю прыть. В итоге — мы как в бочке, выставленной на солнце.

У всех отчётливо выраженная ностальгия. Паплака кажется землёй обетованной, да и является таковой по сравнению с этими обгоревшими степями. Неважно с водой и куревом. Хочется холода. Холод лучше, чем жара — можно спрятаться под одеяло, набросить шинель и греться, а от жары спрятаться некуда. Вот я пишу, а по ручке и по пальцам стекает пот.

Шёл в казарму и услышал музыку. Кто-то на гитаре мастерски играл «Элегию» Масне. Я пошёл на звук и на почте нашёл пятерых солдат вокруг одного гитариста. Чёрт, как он Играет! Он играл Шопена, Александрова, «Я встретил вас» — Гурилёва и даже пытался играть…Баха. Я обалдел и просидел полтора часа. Парень, безусловно, талантлив…Я зауважал гитару, которая никогда раньше не играла мне Баха.

Иногда на горизонте мелькают бугры — это бродят стада верблюдов, которых мы лопаем на завтрак, на обед и на ужин, заменяя иногда селёдкой.

Вчера мы спешно достали наши кители. Пришли холода, и солдаты ходят в гимнастёрках с синими носами. Дуют ветры. Они подмели степь почище, чем хозяйка подметает квартиру.

Неужели на свете есть что-нибудь кроме ветра, степи, полыни и диких перепадов температуры от 40 до 5 за три дня.

Назад в Прибалтику!

 

Вячеслав Тонких
На иркутской земле

Вернуться к оглавлению.

Вячеслав Тонких, заместитель командира дивизии, командир 29-й ракетной дивизии (1980-1987)

В марте 1983 года с боевого дежурства был снят один наземный и и два шахтных ракетных дивизиона 344-го ракетного полка. Полк первоначально был переформирован на штат части с ракетным комплексом «Пионер» и должен был следовать в Барнаул.

Командование дивизии, получив директиву о переформировании дивизии и передислокации его в Иркутск, приступило к формированию новых подразделений дивизии согласно организационно-штатному расписанию.

Были сформированы ремонтно-техническая база, техническая ремонтная база, отдельный инженерно-сапёрный батальон, отдельный батальон боевого обеспечения. В прежнем составе остались штаб дивизии, службы тыла, дивизионный военный госпиталь.

Командование дивизии с целью сохранения боевых и исторических традиций 344-го ракетного полка вышло с ходатайством перед Генеральным штабом Вооружённых Сил СССР и Главным политическим управлением СА и ВМФ об оставлении его в составе дивизии. Вопрос был решён положительно, и полк (войсковая часть 52933, командир — подполковник В.Г.Ершов) был переформирован на штат ракетного полка с комплексом «Тополь» и впоследствии передислоцирован вместе с управлением дивизии в Иркутск.

В конце 1983 года началась передислокация железнодорожными составами отдельных частей и подразделений дивизии в Иркутск (на необжитое место в 16 км от города). Вместе с личным составом в эшелонах перевозились и семьи офицеров и прапорщиков.

Встреча прибывающих была возложена на заместителя командира дивизии полковника В.Н.Лазарева. вопросами размещения занимались командир дивизии по тылу полковник И.С.Салицкас, отдел капитального строительства и инженерно-техническая служба. К этому времени на месте предполагаемого размещения жилого городка были построены две сборно-щитовые казармы, развёрнуты большие палатки и установлены вагончики для семей военнослужащих. В местах постоянной дислокации двух ракетных полков шло строительство жилых домов, казарм, инженерно-технических сооружений.

В 1984 году хозспособом из привезённых материалов (разобранных в Приекуле сборно-щитовых казарм) было начато строительство семилетней школы, которая была готова к началу учебного года в 1985 году со всеми классами по предметам обучения, вплоть до слесарных и токарных мастерских. Старшеклассники (8-10 классы) занимались в школах Иркутска, куда их возили автобусами.

Жизнь входила в своё русло. В 1985 году были построены дома по 72 квартиры каждый, правда отопление и вода организовали по временной схеме с использованием трёх котлов «Универсал» и артезианской скважины, расположенных рядом с домами.

Параллельно под руководством начальника оперативного отделения штаба дивизии полковника А.Н. Рукобратского проводилась рекогносцировка полевых районов и маршрутов боевого патрулирования, их геодезическая привязка. На левом берегу Ангары шло строительство 6-й площадки с прокладкой к ней железнодорожных путей. На ней же размещались вещевые и продовольственные склады, хранилище ГСМ.

За 1985 год были построены четыре сборно-щитовые казармы и столовая. Обложенная кирпичом, одна двухэтажная казарма, медпункт, клуб из конструкций убежища типа «Панцирь».

Шло обустройство воинских частей и подразделений в местах постоянной дислокации. В 1987 году были построены две стационарные столовые на тысячу посадочных мест, с четырёхместными столами и индивидуальной раздачей пищи. В этом же году ввели в строй две пятиэтажные казармы и стационарная котельная. Внешнее и внутреннее содержание казарм отвечало всем уставным требованиям и было одобрено главнокомандующим РВСН генералом армии Ю.П.Максимовым, который в 1985 и 1986 годах посетил дивизию.

Большую роль и поддержку командованию дивизии в решении поставленных задач оказывало командование Читинской армии и, в первую очередь, командующий армией генерал-лейтенант В.Ф.Егоров, член военного совета — начальник политотдела армии В.А.Евстратов.

За период с 1984 по 1987 год в дивизии не допущено ни одного серьёзного происшествия и преступления. Это было отмечено в статье начальника Главного политического управления СА и ВМФ генерала армии А.А.Епишева, опубликованной в журнале «Военная мысль».

Всё больше склоняюсь к мысли о том, что чем сложнее условия, тем сплочённее коллектив. Это сближает людей. Я очень благодарен всем офицерам и прапорщикам, командирам воинских частей за проделанную работу и особенно командованию дивизии:

  • заместителю командира дивизии полковнику Виктору Николаевичу Лазареву, первым забившему кол у основания будущего расположения дивизии в Иркутске. На его плечи легли приём и размещение первых эшелонов, организация службы войск, рекогносцировка позиционных районов ракетных полков;

  • начальнику штаба дивизии полковнику Ивану Егоровичу Абросимову, обеспечивающему передислокацию частей и подразделений из Прибалтики в Иркутск, а также сменившему его полковнику Шуцкому Михаилу Ивановичу;

  • главному инженеру дивизии полковнику Олегу Павловичу Яценко, начальнику политотдела — заместителю командира дивизии по политической части Виктору Павловичу Воробьёву, заместителю командира дивизии по тылу Ионо Стасио Салицкасу, начальникам служб, всему дружному большому коллективу дивизии.

Жили мы дружно, вместе отмечали праздники, хорошо работала художественная самодеятельность, наши дети участвовали во всех городских и областных конкурсах и занимали первые места. Я с благодарностью вспоминаю те годы, все офицеров и прапорщиков.

 

Александр Долинин
На секретном разъезде

Вернуться к оглавлению.

У ракетчиков всех поколений лейтенантская юность, так или иначе, связана с полигоном Капустин Яр, хотя даже не каждому офицеру удавалось побывать здесь.

Мне и моим сослуживцам повезло. В октябре 1974 года наша стартовая батарея (из 1-го дивизиона Приекульского полка Шяуляйской дивизии) в теплушках прибыла на 85-ый секретный разъезд, где обосновался с мая 1946 года первый отечественный полигон и космодром Капустин Яр.

Неделю добирался состав с дровами, досками и провиантом из лесов Прибалтики до астраханских степей с их сусликами, белохвостыми орланами (степными орлами) и скудной растительностью, напоминающей колючую проволоку.

Здесь нас ждала баллистическая ракета средней дальности Р-14. «Изделие» Янгеля, Пилюгина и Глушко, умевшее летать на 4.500 километров со стартовой массой в 80 тонн и мощным боезарядом в две мегатонны.

Щёлкая лесные орехи по дороге, распевая частушки под баян при стеариновых свечах, в сердечной теплушке не забывали мы повторять электро- и — пневмогидравлические схемы своих агрегатов, готовясь к предстоящим перед пусками зачётам особенно придирчивой, как были наслышаны, комиссии полигона. Мне, гуманитарию-отличнику, более успешному секретарю комсомольской организации, чем старшему механику-заправщику, понадобилась помощь замполита дивизиона майора Рудольфа Петровича Сухарева. В пять минут он «разложил» эти схемы по косточкам, и я, с лёгкостью их освоив, удивил себя и комиссию «блестящими» знаниями.

Кто из нас, солдат и сержантов, да и офицеров тоже, знал тогда, сколь великие конструкторы создавали нашу ракету. А была она на то время одной из самых надежных в системе баллистических, способной поразить любой объект на территории Западной Европы, что я вычитал, будучи уже журналистом, в брошюре однополчанина профессора Николая Монахова.

Был тогда Николай Константинович начальником штаба нашей дивизии, но ни он, ни начальники поменьше нам об этом не рассказывали. И истории создания ракеты мы тоже не знали (все тогда было чрезвычайно секретно, в письмах домой не могли мы похвалиться службой в Ракетных войсках стратегического назначения). А между тем наша 8К65 имела уже зрелый возраст, потому как Михаил Янгель приступил к её разработке в 1958-ом (тогда мы, будущие «стратеги», ещё под стол пешком ходили). В то же время произошло событие, оставившее заметный след в отечественном ракетостроении. Оказывается, ученым Государственного института прикладной химии удалось синтезировать новое горючее — несимметричный диметилгидразин, или гептил. В сочетании с азотным окислителем оно давало эффективное и долгохранимое топливо для ракетных двигателей Валентина Глушко.

По всему выходит, что и это славное ракетное горючее — ровесник моих однополчан. Помню, в восьмом классе преподаватель химии Любовь Петровна Князева, говоря о подобных изобретениях, заметила, что они представляют собой страшный яд для человека. Разве думал я тогда, мечтавший о театральных подмостках, лауреат всяческих конкурсов и обладатель золотой медали Артека, что стану сержантом и буду любоваться этой азотной кислотой с красивыми вкраплениями металлизированного йода, вдыхать нечаянно пары необыкновенно «ароматного» гептила, на агрегаты с которым даже птицы не садились.

Пуски наши в Кап. Яре были экспериментальными. Мы, как выяснилось, продлевали жизнь нашей четырнадцатилетней ракете, испугавшей американцев во время Карибского кризиса. Чуть ли не в два раза предстояло сократить график её подготовки к пуску. Справились с этим во главе с интеллигентным командиром батареи майором Вадимом Александровичем Харченко, первым и единственным тогда в полку выпускником Военной академии имени Дзержинского, вполне успешно. В «боевом листке» я пытался выразить самочувствие стихотворными строками. Стихи не получились, но ребята переписывали их тайком в блокнотики, а бдительные особисты листок со стенда удалили.

Всё это я изложил в новелле «Теплушка», которую опубликовали в своё время в окружной газете «За Родину (г. Рига), издании политического отдела Смоленской ракетной армии «Комсомольский вестник» и журнале ЦК ВЛКСМ «Студенческий меридиан» (1986 г.).

О пусках в октябре 1974 года вспомнилось, когда вновь удалось побывать в Капустином Яре, теперь уже зрелым полковником. Вместе с командующим РВСН генерал-полковником Николаем Евгеньевичем Соловцовым — и встретиться …со своей ракетой. Вернее, с её братишкой — космическим спецносителем К65М-Р, созданным в далёкие уже семидесятые прошлого столетия на базе нашей Р-14 ( в Омске, на авиазаводе). В апреле 2006 ему предстояло впервые вынести на расчетную орбиту экспериментальную головную часть для ракет нового поколения и попасть в заданный квадрат на Балхашском полигоне, что и осуществили нынешние ракетчики вполне успешно.

Величали мы нашу ракету Р-14, со слов офицеров, старушкой, а она пережила и юных лейтенантов, ставших ко времени Договора о РСМД, подполковниками и выше. Да ещё и головную часть доставила успешно на Балхашский полигон, поработала на перспективу морской «Булавы». Кто знает, что это такое, — поймёт.

Апрель 2006, Капустин Яр

 

Вадим Саюшев
О приекульцах знала страна

Вернуться к оглавлению.

Вадим Саюшев, секретарь ЦК ВЛКСМ:

«В 1964 году два ракетных полка были признаны лучшими во Всесоюзном социалистическом соревновании: один (с межконтинентальными ракетами) — на Урале, в Нижнем Тагиле, другой — с ракетами средней дальности — вблизи небольшого поселка Приекуле на территории Латвии. Им предстояло вручить переходящее Красное Знамя ЦК ВЛКСМ. Мне посчастливилось побывать в Приекуле.

Наша компания для этого торжественного мероприятия была составлена в Риге. Оттуда самолетом командующего 50-й ракетной армией Ф.И. Добыша, с которым я ранее встречался, прибыли на место. Вместе со мной летели член военного совета — начальник политического отдела армии Н.В.Павельев, первый секретарь ЦК ЛКСМ Латвии Л.Л. Борткевич, старший инструктор политического управления РВСН Ю.С.Устинов.

В полку (командир полковник И.М.Силин, заместитель по политической части подполковник Самойленко, секретарь комитета ВЛКСМ капитан Анатолий Григорьевич Басов) состоялось торжественное построение и митинг. Он проходил на базе 2-го дивизиона — самого передового в дивизии. Этот ракетный дивизион (командир — подполковник Н.А. Колинько, замполит — майор М.П.Пронин, секретарь комсомольского бюро старший сержант А.М. Дорош) являлся образцом во всех отношениях — боевой подготовке, воспитании людей, дисциплине.

До сих пор помню строевой плац и торжество личного состава, подтянутость солдат, офицеров, радостные лица — свидетельство особой гордости за результаты воинского труда».

Наша ракетная часть и в 1965 году получила Знамя. Вручал его секретарь ЦК ВЛКСМ А.Х. Везиров.

Политическое управление РВСН в связи с этим приняло решение обобщить опыт партийно-политической работы приекульских ракетчиков и руководства им со стороны командования дивизии (командир генерал-майор Л.И Кокин, начальник политотдела А.Г. Логачев, помощник начальника политотдела дивизии А.В. Шестаев).

Эту задачу решал майор Ю.Устинов, который два месяца жил и работал непосредственно в позиционном районе полка, в казармах стартовых батарей. В итоге обобщенный опыт полка был подготовлен к изданию отдельной книгой. Она вышла в Военном издательстве под названием «Быть впереди». С рекомендациями главкома РВСН Н.И.Крылова и первого члена военного совета — начальника политического управления РВСН И.А. Лавренова эта книга дошла до всех ракетных гарнизонов. От Брестской крепости на западе и до Чукотки, Манзовки на Дальнем Востоке, от посёлка Песчаный в Заполярье и до Джамбульской области, Байконура и городов Грозного, Ставрополя, Орджоникидзе, Майкопа и других на юге. Получили эту книгу и в ЦК ВЛКСМ.

 

Александр Долинин
Дети большого дома

Вернуться к оглавлению.

Когда я служил инструктором в политотделе у Евгения Игоревича Пароля мы с капитаном Юрием Рощупкиным, который, к слову сказать, в 1960-е два года командовал взводом в Приекуле, задались целью собрать всё, что написано о дивизии. Набралось книг двадцать, где хоть строчка была о ней. В каждой библиотеке, вплоть до дивизионов, мы оформили с ним книжные выставки. Ездили с Рощупкиным и победителями викторины по истории дивизии — солдатами и сержантами — к ветеранам соединения в Белгород, Харьков, Ригу, на Прохоровское поле…

Подружились с фронтовиками, переписывались. По случаю рождения моего второго ребёнка прислали они посылку «с обмундированием для гвардейца Дениса». Пришли распашонки и пелёнки на имя … начальника политотдела.

Рощупкин снял с солдатами — выпускниками института культуры из мастерской Георгия Рошаля замечательный фильм «Вёрсты мужества». С начальником дивизионного оркестра майором Александром Глушаковым (живём в Елгаве) мы даже песню написали для Добельского полка, премьера её состоялась на комсомольской конференции. А ещё я подготовил краткую историю комсомольской организации дивизии, серию очерков о 32 Героях Советского Союза, служивших в соединении. Распечатали их на ротапринте и разослали во все полки. На основе этих материалов подготовил реферат, с которым на конкурсе в Ракетных войсках стратегического назначения занял 3 место, и получил в награду часы от главкома РВСН В.Ф. Толубко. По окончанию учёбы в Латвийском государственном университете в 1981 году защитил на «отлично» дипломную работу по теме «Роль дивизионной газеты «Ворошиловец» в годы Великой Отечественной войны».

Все это приветствовалось и поддерживалось молодым начальником политического отдела политического отдела майором Евгением Паролем.

Об истории газеты «Ворошиловец», которой я посвятил дипломную университетскую работу, нельзя рассказать без описания боевого пути дивизии в годы Великой Отечественной войны, который полно и ярко отражен на её страницах.

Предшественницей «Ворошиловца» была газета «Кармир зинвор» (красное знамя, с арм.) — орган политического отдела. Она родилась вместе с дивизией в декабре 1920 и была с ней до 1938 года, когда в мае в связи с переформированием прекратила свое существование.

Гвардейская Витебская ордена Ленина Краснознаменная имени К.Е.Ворошилова дивизия — одно из старейших воинских формирований Советских Вооружённых Сил. В декабре 2010 года ей исполнилось 90 лет. Изначально она — первая и единственная армянская дивизия. Основой её стал отдельный армянский стрелковый полк, созданный в мае 1920 года. По данным начальника политуправления Кавказской Красной Армии, на 15 сентября 1925 года в дивизии 70,1 процента были неграмотны, 16,5 — малограмотны. Командирам и политработникам наряду с боевой подготовкой приходилось заниматься и «ликвидацией неграмотности». А воевал полк, между тем, отменно.

В 1933 году за лучшую боевую и политическую подготовку один из стрелковых полков был награждён Красным знаменем Центрального Комитета комсомола Армении, которое сейчас выставлено в экспозиции Музея истории РВСН во Власихе.

А полк этот в наше время дислоцировался в латвийском городе Добеле, где по соседству в газете танковой дивизии редакторствовал некоторое время поэт Юрий Беличенко, вырвавшись из Ракетных войск с разрешения члена военного совета 50-й Смоленской ракетной армии генерала Сергея Матвеевича Хренова.

Шли годы. Росла партийная и комсомольская прослойка в дивизии. В ней служили 768 коммунистов, 1.636 комсомольцев. В армии развернулось снайперское движение. Лучшими снайперами в дивизии стали Адамян Мамикон, Амирхан Джафаров, Михаил Апресян. В 1935 году дивизии заслужила оценку «отлично», ей было присвоено имя К.Е.Ворошилова (в наше время его утратили в связи с реформированием). Центральный Исполнительный Комитет СССР во главе с М.И. Калининым наградил её орденом Красного Знамени (этот факт тоже не учтён нынешнем наименовании дивизии, иначе она была бы дважды Краснознаменной). Вышел Указ ЦИК о награждении военнослужащих дивизии орденами и медалями. Награждённых пригласили в Москву. С ними встречались нарком обороны Ворошилов, другие руководители Красной Армии. Ордена Красной Звезды удостоился младший командир Вобан, орден «Знак Почёта» получили младшие командиры Аджое, Саркисян, моторист Мелконян, красноармеец Оганиян.

Заметим, солдат и младших командиров награждали орденами, а сейчас не все командиры ракетных дивизий имеют такие отличия. Был на этой встрече и коммунист Джалил Аджое — старшина снайперской роты. Выходец из бедного неграмотного народа курдов, он впоследствии стал офицером (а в царской армии, узнал недавно, курды от воинской повинности освобождались вообще).

Джалил так хорошо стрелял из винтовки на 600 метров, что его личный рекорд был только на 8 очков меньше мирового в то время.

22 июня 1941 года застало дивизию на южных границах Советского Союза. 25 августа дивизия в числе других соединений Закавказского фронта перешла советско-иранскую границу. Вступление советских войск в Иран было обусловлено заключенным в 1921 году договором. Оно сделало возможным за короткий срок очистить страну от фашистских агентов и сорвать гитлеровские планы вовлечения Ирана в войну против Советского Союза.

Военные журналисты «Ворошиловца» — Рачия Кочар, Иван Давыдов, Иван Мордашов, Агаш Матхашян писали историю дивизии в годы Великой Отечественной войны. Рачия Кочар стал известным писателем и публицистом. Написал роман «Дети большого дома». Он — о многонациональном коллективе дивизии времен Великой Отечественной войны. Прошёл школу «Ворошиловца» и лейтенант Халил Муталлимов. Позднее он напишет книгу «51-ая гвардейская многонациональная», изданную в Баку в 1978 году.

 

Александр Долинин
Герои полка

Вернуться к оглавлению.

В списки гвардейского полка из Приекуле приказом министра обороны занесён гвардии старший сержант Андрей Луцевич. Вместе с ним в войну Героями Советского Союз стали шесть человек — командир орудия гвардии старший сержант Каурбек Тогузов, старшие разведчики-наблюдатели ефрейтор Виктор Стёпин и Илья Игнатенко, командир дивизиона капитан Иван Лебеденко, командир полка подполковник Георгий Ковтунов. Георгий Никитович в послевоенные годы служил в Главном управлении кадров Министерства обороны. Стал генерал-лейтенантом.

Вот как описал его подвиг в стихотворных строках майор Владимир Шерстобоев, бывший в 1970-х секретарём комитета ВЛКСМ Приекульского полка:

Бурлит и пенится река.

Снаряды рвутся тут и там,

И град свинца. И шквал огня

Обрушивая по плотам.

Строчит фашистский пулемёт.

Орудий гром, снарядов вой.

И только слышится: «Вперёд!»

Над чёрной вспененной рекой.

Река, как огненный дракон,

Как зверь, сорвавшийся с цепей.

И чей-то крик, и чей-то стон

Проносятся и тонут в ней.

Но будто ноги обожгло,

И плот — не плот. Кругом вода

Перед глазами, как стекло.

И вспоминается тогда

Вся жизнь, прожитая в борьбе

Без лозунгов и лишних слов.

И только слышится тебе:

«Где командир? Где Ковтунов?»

Схватил бревно одной рукой —

Нет, смерть так просто не возьмёт.

И снова слышно над рекой:

Вперёд за Родину! Вперёд!

Так форсировали однополчане Западную Двину. Шесть из семи однополчан — Героев Советского Союза совершили подвиги именно здесь.

Историческая справка

Гвардейский Краснознамённый имени 50-летия образования СССР полк — один из старейших в Вооружённых Силах. Он сформирован из отдельных артиллерийских батарей Армянской стрелковой дивизии 15 апреля 1921 года. Формирование полка проходило в годы гражданской войны. Великую Отечественную войну полк встретил на южных рубежах. Выполнив боевой приказ правительства на территории Ирана, полк прошёл с боями от Волги до Балтийского моря. 21 января 1943 года ему присвоено звание гвардейского. 24 марта 1943 года за мужество и массовый героизм в боях против фашистских захватчиков на Курской дуге полк награждён орденом Красного Знамени.

…Последний период Великой Отечественной войны прошёл для дивизии и полка в тяжёлых боях по уничтожению окружённой Курляндской группировки противника. Вместе с войсками 1-го Прибалтийского фронта дивизия совершила знаменитый бросок к берегам Балтийского моря, где и закончила войну.

За период боевых действий в дивизии 32 человека получили звание Героя Советского Союза, 12 человек стали полными кавалерами орденов Славы, 19 114 человек награждены орденами и медалями.

В конце 1950-х 51-я гвардейская (уже механизированная) дивизия дислоцировалась в Прибалтику:

  • танковый и артиллерийский полки — в м. Паплака Латвийской ССР;
  • два кадрированных механизированных полка и танковый батальон в г. Приекуле.

Штаб дивизии располагался в г. Лиепая.

 

 

Александр Долинин
Строки «Красной Звезды»

Вернуться к оглавлению.

В начале 1980-х дивизия, со штабом в Шяуляе, свое существование прекратила по договору о РСМД. Я был в составе армейской инспекционной группы в родном полку. Самым высшим баллом оценил политическую подготовку групп капитана Бориса Ивановича Стрембицкого, начальника моего отделения заправки, сержантскую группу 2-го дивизиона — у майора Владимира Ютрина. В грязь лицом не ударили они перед лейтенантом из политотдела армии. Порадовались за меня, а я за них. Замполитом 1 дивизиона был Михаил Егорович Омельченко. В бытность мою младшим сержантом — секретарь комитета комсомола нашего полка. Он меня и заметил на комсомольской работе, поддержал и порекомендовал на должность инструктора в политотдел дивизии.

По плану последней итоговой проверки было ночное комплексное занятие — «сухой» пуск ракеты расчётом 3-ей батареи. Пока шло четырехчасовое занятие, прошёл пешком на свой соседний старт. Постоял на бетонном пятачке, послушал в полночной тишине, как стонут старые деревья, ставшие свидетелями стольких событий… Был со мной и полковник Павел Фёдорович Кравченко, служивший в полку, в 1 дивизионе, много раньше меня, а в тот момент возглавлявший группу проверки от политотдела армии.

В канун 40-летия РВСН наконец-то попал в Иркутск, куда увёз дивизию из Прибалтики в Приангарье Вячеслав Тонких. Точнее, управление дивизии, лазарет и наш гвардейский Краснознаменный имени 50-летия образования СССР Приекульский полк. На семи холмах близ Байкала теперь наша 29-ая гвардейская. Остальные полки перемешали по всему Забайкалью, передали в другие соединения.

Командовал дивизией на момент нашего приезда полковник Владимир Васильевич Анциферов, который помнил меня ещё лейтенантом. Заместителем начальника политотдела был Александр Махнёв. «Замполитствовал» в нашем с Беличенко полку подполковник Павел Лоскутов. Остались в Иркутске однополчане Николай Шахов, Владимир Белоцерковец…

Вот что писала «Красная звезда» о дивизии образца 1999 года. Наблюдениями поделился Геннадий Миранович, который был со мной и однополчанином Юрием Беличенко в Иркутске.

«Назвать полковника Владимира Анциферова человеком сентиментальным было бы просто несерьёзно. В дивизии, которой он командует, скорее скажут другое: суров, но справедлив. А знают его с лейтенантов. Здесь он командовал расчётом, батареей, дивизионом, полком… Так что в объективности характеристики можно не сомневаться.

Ракетная дивизия, о которой идет речь создана на базе 85-ой инженерной бригады РВГК. В целях сохранения преемственности традиций ей передали Боевое Знамя 51-й гвардейской Витебской ордена Ленина Краснознаменной стрелковой дивизии, которая сражалась на различных фронтах Великой Отечественной, участвовала в боях под Сталинградом, на Курской дуге, освобождала Белоруссию, Прибалтику. В Прибалтике и дислоцировалась до 1986 года, имея на вооружении комплексы наземного и шахтного вариантов. В июле-декабре1962-го два её стартовых дивизиона участвовали в знаменитой операции «Анадырь». А в 1986 году соединение перебазируется в район Иркутска, где в 1988-ом, освоив поступивший на вооружение мобильный ракетный комплекс «Тополь» заступает на боевое дежурство. Жилой городок дивизии сильно перенаселён. Имеющиеся пять офицерских общежитий не решают обостряющуюся с каждым годом жилищную проблему. Многие офицеры и прапорщики вынуждены проживать вне городка, что не лучшим образом сказывается на состоянии боевой готовности частей и подразделений (речь идёт о том, что по «тревоге» трудно собрать офицеров и прапорщиков).

…Пока дивизия при Байкале, от командиров только и ждут нестандартных решений. Особенно зимой, которая в этих краях длится чуть ли не полгода.

Зима здесь — страшная штука. Мало того, что приходится уделять особое внимание вопросам, связанным с обеспечением необходимого температурно-влажностного режима на ракетных комплексах, сохранением здоровья людей. На всякий случай надо быть ещё готовым самостоятельно противостоять ударам стихии, когда в лютый мороз, был случай, из-за сильного землетрясения городок едва не остался без воды и тепла. Да и без землетрясений тревог хватает. То вдруг даст сбой работающая на пределе возможностей систем теплоснабжения. То потребуется дополнительное топливо для котельных, и тыловикам (железнодорожной ветки прямо в городок нет) приходится проявлять настоящий героизм, пробиваясь сквозь снежные заносы к станции разгрузки, что на противоположном берегу Ангары…

Помогают, чем могут, местные власти. За доброе отношение и внимание к себе «стратеги» платят прежде всего хорошей службой. Оптимизм вселяют боевой настрой в частях и подразделениях, которые поддерживают командиры, офицеры воспитательных структур, и… неподдельная любовь людей к краю, где они служат. Это заметно даже по передачам дивизионного телецентра. Тематика их — будь то репортаж из жизни города на Ангаре, в причудливой архитектуре которого успешно соседствуют стили разных эпох и направлений, или концерт по заявкам воинов, сменившихся с боевого дежурства, — неизменно пронизана трепетным отношением к прибайкальской земле. Большое дело делает маленький коллектив телецентра во главе капитаном Дмитрием Наумовым, журналистом по образованию, давая возможность людям, стоящим у ракет, прикоснуться душой к колдовской красоте древнего Иркутска, очищающей чистоте священного Байкала…

Собственно, и ехали мы с Михаилом Городецким в полк, где служат в основном уроженцы здешних мест. Сам из местных, потомственный охотник, он то и дело бросался к окошку микроавтобуса, приглашая полюбоваться красками надвигающейся на нас тайги, и успокоился лишь тогда, когда мы оказались в позиционном районе полка, представляющего собой поляну, в центре и по периметру которой ютились несколько строений специфической архитектуры.

Командир полка, статный полковник с грустными глазами, начал разговор как бы оправдываясь: дескать, если по-хорошему, то в позиционном районе должны находиться только дежурные силы, но из-за нехватки помещений на «зимних квартирах» временно весь личный состав размещается здесь. Выяснилось, что полком Николай Алексеевич Гуменников командует уже шесть лет.

 — И не заметил, как в сорок пять стал самым великовозрастным полковым командиром в дивизии да, наверное, и во всей Читинской армии, — сдержанно улыбнулся он. — Предложения были, мог бы уехать куда-нибудь на более высокую должность, но… после гибели сына, офицера милиции, все предложения стали как бы ни к чему.

Главной заботой считает сейчас ввод в строй молодых офицеров. Каждый из более трёх десятков прибывших в полк лейтенантов прошёл так называемый входной контроль с зачётами по всем предметам боевой и специальной подготовки. На сегодняшний день все имеют допуск к боевому дежурству.

Но, говорят, пределов совершенства нет. К тому же «Тополя», вставшие на боевое дежурство более десяти лет назад, требуют особого обращения. Продление гарантийного срока их эксплуатации предполагает наличие у тех, кто ею занимается, и глубокого знания техники, и более высокой ответственности. С учётом этого и строит работу с молодёжью полковник Гуменников и его заместители. А на практике получается так, что каждый опытный офицер персонально учит кого-нибудь из лейтенантов.

…В полку в этот день была смена с боевого дежурства».

 

Александр Долинин
Беличенко — наш поэт

Вернуться к оглавлению.

Поэта и публициста Юрия Николаевича Беличенко я и по имени-то называл нечасто, в редкие минуты обоюдно сердечного расположения, а так — исключительно: Юрий Николаевич. Это он меня шутливо величал: «Долинин, ты могуч!». Шла ли речь о публикациях, или о каких-то моих поступках и действиях…

Открыл мне Беличенко его тёзка и сослуживец — Юрий Рощупкин, инструктор политотдела Шяуляйской дивизии — по культуре. Не имевший высшего образования формально Юрий Митрофанович был исключительно образован в области литературы, кино, истории, живописи. Ходячая культурная энциклопедия, а не Рощупкин. Серпуховское военное училище окончил по программе среднего. Видно, база была такая там, что не только до гаечки знали курсанты технику, а и высоты культуры постигали в этом древнем русском городе.

Документальный фильм «Вёрсты мужества» о дивизии снял Рощупкин в качестве режиссёра. Сделал это профессионально, стал лауреатом Всесоюзного фестиваля. Любитель и большой знаток литературы, он, конечно же, обратил внимание на начинающего поэта Беличенко и его первые «тощенькие» (имея в виду только форму) сборники «На гончарном круге» и «Время ясеня». И прежде всего потому, что знал Беличенко по службе в Паплаке. Там, в местечке Вайнеде (в сорока километрах от «города под липами» — Лиепаи), стояли два ракетных полка — в Приекуле и Паплаке. Потом остался только приекульский, в котором я служил сержантом-заправщиком, в Паплаке же, « где пять домов смотрели на восток», прописались лишь «зимние квартиры» третьего дивизиона нашего полка.

Мне тоже сначала был интересен Беличенко как однополчанин. Потом я узнал о нём больше в окружной газете «За Родину», в которой он трудился начальником отдела культуры в своё время. Находилась она в Риге, на улице Муйтас, д.1. Недалеко от Даугавы. Учась в Рижском университете, с газетой я сотрудничал, частенько туда во время сессий забегал. Беличенко в ту пору служил в Венгрии. Я стал следить за его творчеством.

Позднее опубликовал его стихи в сборнике смоленских и армейских поэтов — «Вечный огонь». В газете, которую мы выпустили к открытию комсомольской конференции Ракетных войск, поместил в сокращенном варианте его поэму «Ракетная застава». Каждую строчку Беличенко искали: о Ракетных войсках писалось мало, тем более не баловали стихами.

И часы поэзии я проводил для солдат по стихам Беличенко, и читал его поэму офицерам на боевом дежурстве под землёй. Обо всем этом осмелился сообщить в письме. Мэтр не ответил.

Впервые встретились мы с ним на Беговой, в «Красной звезде», году в 1983-м. Запомнился он молодым, подтянутым подполковником. Дежурил по номеру, был чрезвычайно занят и на беседу у него времени не хватило. «А, детка, это вы», — протянул он артистично, и, показалось, вяло свою руку в приветствии.

Через семь лет меня неожиданно призвали в «Красную звезду» (как позднее выяснилось, не без участия замполита Приекульского полка Александра Петровича Копанева, служившего тогда в политуправлении РВСН), и тогда он уже проявил ко мне интерес. Ему, похоже, было приятно, что однополчанин пишет о Ракетных войсках. Никогда со мной праздно не заговаривал, но, как выяснилось, за публикациями следил и даже радовался, представил с гордостью уважаемым им и мною Алексею Петровичу Хореву и Юрию Тарасовичу Грибову: «Это наш посткор по Ракетным войскам». И глаза его при этом просто искрились.

Помню, как провожали Беличенко по случаю увольнения в запас на заседании редколлегии, куда он пришёл по форме. Отдел поэзии и литературы, возглавляемый им более десятка лет, сократили, посчитали в чумовом 1992-м году, что он в новый облик газеты не вписывается, обидели его этим — Беличенко и написал рапорт. К тому же он, полковник, демократично избранный председателем офицерского собрания редакции, чем очень гордился, не мог терпеть то обстоятельство, что офицерами «Красной звезды» стала «править» женщина, в качестве заместителя главного редактора.

Через несколько лет он вернулся в газету, потому что жить без неё не мог. Мне часто говорил: « Не уходи, «Красная звезда» — это непотопляемый авианосец. Это наша газета». Стал обозревателем, писал тонкие, глубокие очерки, публицистику, выступал с оригинальными литературными заметками, историческими зарисовками.

Как-то подошёл и попросился в командировку: «Отбатрачу, не волнуйся. Давно в гарнизонах не был, тем более в Ракетных войсках». Раньше, при погонах, не просился, потому как связанный секретами мог лишиться возможности бывать в заграничных командировках. А тут и времена изменялись: нас уже секретоносителями не считали, да и сам он в заморские края не рвался. К тому же увидел (позднее признался), какая дружная команда у нас подобралась — признанный «боевик», добрая и цельная натура Геннадий Миранович, наш любимец, совсем юный Александр Богатырев, деятельный и инициативный Игорь Детинич. И вписался он в неё сходу. Я был «вождём», Геннадий «командиром», Александр «капитаном» (и это соответствовало истине), а Беличенко, конечно же, «мэтром» (что тоже было верно, он и не опротестовывал это имя, посмеиваясь в усы). Десятки гарнизонов, все ракетные армии посетили мы с этой великолепной краснозвёздовской бригадой, даже писать сообща научились, подлаживаясь под стиль друг друга. Единомыслию (по принципиальным вопросам) учиться нужды не было: понимали друг друга с лёту. Какое же это было счастье — совместно работать и приятельствовать! Разные по возрасту, темпераменту, опыту жизни и стажу в журналистике, мы легко находили общий язык и доверяли друг другу. Спасибо главному редактору, что он почти никогда не препятствовал нашим дальним поездкам в гарнизоны, прекрасно понимая, что по приезде будут серьезные, интересные очерки и репортажи. Спасибо прежде всего ракетчикам, которые нас принимали. Как правило, командировочный фонд в редакции в то время был скуден, и «принимающая сторона» житейские заботы брала на себя. Поездки эти были праздником души для нас, и, хочется надеяться, для ракетчиков тоже. Встречаясь с ними, заряжались энергией этих основательных и надёжных людей. Друзей мы в поездках обрели много.

Ракетчики стали свидетелями успеха его глубокой литературоведческой книги «Лета Лермонтова» (никто тоньше Беличенко не напишет об этом русском поэте — воине), самого лучшего сборника его стихов, на мой взгляд, — «Арба». Вышел он при его жизни, щедро раздаривал Юрий Николаевич книгу друзьям и почитателям. Недоедая порой, он свои книги в издательстве ещё и выкупал, чтобы нам дарить. В договоре не прописывал количество авторских экземпляров, а там не подсказывали. Я его долго журил за это: только стихи хорошие писать можешь… Не зря я ругался: здоровье у него барахлило, и он чувствовал это, без конца говорил о грустном. Средств на лекарства и на неизбежную, как выяснилось, операцию, понятно, не было. Хорошо, нашлись добрые люди и в редакции, и в госпитале, и проблема была снята. Однако полный надежд после выписки протянул он недолго.

Большая часть тиража поэтической книжки так и осталась нераспечатанной в кабинете. И мы уже с Ольгой Юрьевной Ермолаевой, женой, поэтом и верным другом, «несли в массы» сборник большого русского поэта Беличенко, которого в одночасье потеряли. Тромб выстрелил, как пуля, в сердце. И упал наш могучий Беличенко по дороге в «Красную звезду» ранним морозным утром 8 декабря 2002 года, в ста метрах от дома. Эх, Юра, а ведь ещё в пятницу, встретившись как-то по-особому тепло на этаже, мы мечтали об очередной командировке в дальний гарнизон!

 

Глава 7
В СТИХАХ И ПЕСНЯХ

Вернуться к оглавлению.

Об истории Шяуляйской дивизии и Приекульского полка снят фильм «Вёрсты мужества», они упоминаются в десятках документальных книг и мемуаров («Судьба ракетная такая» Александра Долинина, сборнике «29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознамённая дивизия», например), людям полка и соединения находится место в творчестве поэта и журналиста Юрия Беличенко, других однополчан.

 

Р. Уткельбаев, А Чапал. Гвардейский полк

Вернуться к оглавлению.

К 40-летию Победы в 1985 году рядовой Р. Уткельбаев (слова) и лейтенант А.Чапал написали эту песню.

 

Стоит на страже наш ракетный полк,

Стоит за то, чтоб мир был на планете,

Чтоб навсегда взрыв атома умолк

На нашем необъятном белом свете.

Припев:

Гвардейский полк родной Краснознамённый,

Страна гордится славою твоей.

В боях ожесточённых закалённый

Ты вырастил отважных сыновей.

Твой путь был начат в грозные года:

И шёл по всем фронтам войны Гражданской.

Почётным Красным Знаменем тогда

Ты награждён был на земле армянской.

Припев.

И в грозном для народа сорок первом

Полк грудью встал за Родину свою.

Остался он в бою присяге верным.

Гвардейским стал за подвиги в бою.

Припев.

За славные победы над врагами

Полк удостоен множества наград.

И в памяти навечно вместе с нами

Шести героев имена стоят.

Припев.

 

Тамара Дунаевская
Фронтовая поэзия
Госпиталь

Вернуться к оглавлению.

ТАМАРА ДУНАЕВСКАЯ, лейтенант медицинской службы, участница Великой Отечественной войны

Вновь привозят в госпиталь солдат

Рыжих, смуглолицых, светло-русых.

Вновь привозят в госпиталь ребят

Молодых, совсем её безусых.

Кто задет у энской высоты,

Кто за лесом ранен был в атаке…

И уже бинты, бинты, бинты,

Словно отличительные знаки.

В дымном небе облака плывут.

Хлещут по ночам дожди косые.

И опять в жестокий бой идут

Молодые воины России.

 

 

Юрий Беличенко
В лесной глуши дороги заросли...

Вернуться к оглавлению.

* * *

В лесной глуши дороги заросли,

Поляны ржи болеют васильками.

Здесь облака доходят до земли,

И смотрят окна вровень с облаками.

Я здесь живу от городов вдали

В зелёном царстве веток и крапивы

Без нежности твоей себялюбивой

И без твоей расчётливой любви.

Я здесь живу. Любовь моя во мне

Ещё горит. Неспешно каменея.

Ночные существа кружат над нею,

Не опаляя крыльев на огне.

Я позабыл, что город далеко.

Вокруг меня шумят леса живые.

И без тебя за много лет впервые

И радостно. И больно. И легко.

* * *

 

Юрий Беличенко
Сосновый край. Гнездовище озона...

Вернуться к оглавлению.

* * *

Сосновый край. Гнездовище озона.

Как молоды мы были, чёрт возьми!

Тугая тишина запретной зоны.

Армейский быт. Подъёмы до восьми.

По вечерам, — подобные забаве,

Таинственные приступы хандры,

Когда находишь в строевом уставе

Записку от влюблённой медсестры.

Над нашим лесом аисты летали.

Густели хаты дальнего села.

И помнили старшинские медали

Истории державные дела.

История… Ты в нашем представленье

Командовала с вышки смотровой

Оттаиванием и оледененьем

Многострадальной карты мировой.

Откуда знать, пока тротил крылатый

Не запоёт и не качнёт весы,

Что в нас самих, отсчитывая даты,

Уже стучат истории часы?

Что по её прямому предписанью,

Согласному с приказом старшины,

Нам ночью доверяется в охране

Лесной квадрат всемирной тишины.

Что, близостью к истории возвысясь,

Покусывая ручку, как школяр,

Наш ротный писарь, штатный летописец,

Ведёт на нас взысканий формуляр…

Уже планета электронным ухом

К шуршанью звёзд была устремлена.

На борозде, пробитой Звёздным Плугом,

Уже всходили наши имена.

Но нам ещё казалось время личным,

И, заглушая звёздные миры,

Смущённо пахли мылом земляничным

Загадочные руки медсестры…

* * *

 

Юрий Беличенко
Ракетные заставы.
Поэма

Вернуться к оглавлению.

1

Хлеб — по норме, чай по мере,

злое курево «Прибой»…

Капитан Бобров Валерий,

разлучились мы с тобой.

Не спросив на то согласья,

Нас военная страда подняла

И в одночасье развела кого куда.

А когда-то… Помнишь это?

В точке, заданной страной,

Мы служили при ракетах

За оградою тройной.

Бомбардирами стояли,

Опускаясь в бункера,

С фитилями при запале,

Водородного ядра.

И казалось делом личным

Жить готовностью одной.

И считалось неприличным

Даже слово «выходной».

Быстро ели.

Мало спали.

Совещались на бегу.

Почему не уставали —

Сам ответить не могу.

Но над шутками смеялись.

И дискуссии вели.

И подначек не боялись.

И подначивать могли.

И хотя текли в секрете

Наши жизни и дела,

Но история, столетья,

Через эти жизни шла.

Мы о том не говорили,

Но могу сказать сейчас:

Мы историю творили,

И она творила нас…

В дождевые наши дали

Не спеша из «горних сфер»,

Наши жёны прилетали

«После дождичка в четверг».

Но судьбу не выбирая,

Мы могли от всей души

Предоставить им для рая

Разве только шалаши.

Словом, были основанья

Сомневаться и скучать,

И науку расставанья

По уставам изучать.

А ведь как они учили,

Мой надёжный капитан:

Предписание вручили —

И берись за чемодан.

И наяривай с размахом

Через гати и леса.

На маршрут неделя с гаком

На прощанье — полчаса.

И — разматывай движенье,

Пораскинув головой,

Как попасть в расположенье

Новой части войсковой.

Поначалу выйдешь за лес —

И окончится тропа

(чтобы мёдом не казались

Офицерские хлеба).

Добредёшь через овраги

До дороги грунтовой —

И опять на личной тяге.

Повезёт — на гужевой.

А когда автобус хилый

Подрулит к тебе « с небес» —

Ты поймёшь, какая сила

Есть технический прогресс!

И задумываясь мало

Об изменчивой судьбе,

Доберёшься до вокзала,

А потом и до купе.

Там пожалуйся для вида

Будто что-нибудь болит

(чтобы ехать «инкогнито»,

как начштаба говорит).

И вкушай неутолимо

Романтические сны.

Иль гляди, как мимо, мимо

Промелькает полстраны…

2

Не о войнах мы мечтали —

Детство отдали войне.

И ракетчиками стали

Не по собственной вине.

Собирали нас по нитке:

От воздушного винта, из подплава,

От зенитки, из студентов иногда.

И не ведали мы даже —

Ветераны подтвердят, —

Что такое служба наша,

Как и с чем её едят.

Что её одним лишь пылом

Не осилишь на «ура».

Наше время тоже было

Трудновато для пера.

На семь с улицы малявок —

Три вернувшихся отца.

Хвост людей у хлебных лавок,

Не имеющий конца.

И химический, несводный,

Чтобы помнился верней,

На ладони номер потный

Очерёдности твоей.

На морозе не ослабни —

Потолкайся для тепла.

Что-то стёганка озябла,

А ведь тёплою был!

Надевал её на вырост,

А, глядишь, уже тесна.

Видно, в очереди вырос,

Пока двигалась она…

Так вот все мы год за годом

Вырастали на ходу

Между школой и заводом.

Без коврижек на меду.

Без одёжек заграничных,

Без картинных галерей.

С очень ранним, очень личным

Чувством взрослости своей.

И пускай ещё носили

Мы отцовские штаны —

Примерялись к нашей силе

И гектары целины,

И энергия урана,

И плотин бетонный вал,

И глубины океана,

И космический штурвал.

Как составы вагонеток,

Грохотали эти дни.

На руках у пятилеток

Были ссадины видны.

Эти руки уставали

У мартена и руля

И хлебами засевали

Битвы минные поля,

И поля давали всходы.

И, спасённые в беде,

Всё уверенней народы

Шли по нашей борозде.

Но, не зная угомона,

Раздуваясь с похвальбы,

В огородах Пентагона

Зрели страшные грибы.

Содрогаясь от озноба,

Водородный белый дом

Опоясывал Европу

Атлантическим кнутом.

Он, ничуть не сомневаясь

В том, куда идут часы,

Положил ракетный палец

На всемирные весы.

Чтобы дать ему открыто

Отрезвляющий урок,

Нам нужна была защита.

И притом — в кратчайший срок.

Чтобы люди осознали,

Что Земля невелика…

Для того и создавали

Нас, Ракетные войска.

Не манили нас наградой

Боль у всех была одна:

Вновь война стояла рядом,

Очень страшная война…

Наши планы и любови

Подчинив своей стране,

Мы щитом, готовым к бою,

Преграждали путь к войне.

И ученьем, и стараньем,

Чтобы двигаться верней,

И своим образованьем,

И настырностью своей.

Не подушкой в изголовье —

А тяжёлой стопкой книг.

Кое-кто своим здоровьем

Надо вспомнить и о них.

И тому труду порукой

Были скрытые от глаз

И заводы, и наука,

Что работали на нас.

И копейка трудовая,

что — пока ещё бедна —

И с войны недоедая —

Выделяла нам страна…

А вокруг — леса безлюдны.

У палаток — волчий след.

И зимой с дорогой трудно.

И весной дороги нет.

Обживали в полной мере

Те неближние края

Кто пораньше, как Валерий.

Кто попозже — так, как я…

3

Выметая хлам лежалый,

Этот век нам угодил.

Он пожизненно, пожалуй,

Всех за парту усадил.

Он спешит за новым знаньем.

И, от скорости устав,

Словно кровь, образованье

В нём меняет свой состав.

Сомневается в основах.

С оборотной стороны

Перемеривает снова

Пифагоровы штаны.

И, предвзятости гонит ель,

В их классической пыли

Он находит, извините, то,

что греки не нашли.

Если время проворонишь —

Век добавки не даёт.

Так Воронеж не догонишь,

Когда поезд отойдёт.

Вот и я лихим манером —

Чтобы ромбик напоказ —

В полк приехал инженером,

А приехал… в первый класс.

И признаться, поначалу

Ошарашенному мне

Неуютно как-то стало

В той неведомой стране.

Я ведь мыслил современно:

Думал, что мне генерал,

Если я почти мгновенно

вычисляю интеграл?!

Не напрашивался вроде.

Мне сказали: «Помоги!»

Так зачем при всём народе

Репетировать шаги?

Я от службы не спасался

Под заснеженной сосной,

Но насилием казался мне

Порядок уставной.

И когда бывал разбужен,

Я обиженно ворчал,

что устав тому не нужен,

кто училищ не кончал.

Мол, попозже не могли бы?

У меня — дела свои…

Как же были терпеливы,

Вы, товарищи мои!

За окном синица пела.

Время двигалось. Вода

Подо льдом в реке кипела,

Не распаивая льда.

Я смотрел, как на опорах

Бились снежные крыла,

И мерещился мне город,

Где акация цвела.

Вот тогда без фанаберий

По-военному суров,

Подошёл ко мне Валерий

И представился: «Бобров».

Ах, Валера, мой учитель,

Мой ракетный командир,

Схем печатных попечитель,

Мной заученных до дыр!

Я и нынче эти схемы

Начерчу в кромешной тьме —

Сотня стрелок на замете,

Двести лампочек в уме!

Говорю тебе без лести,

С уваженьем говорю:

Штатный свой порядок действий

И в могиле повторю.

У тебя стальные нервы.

Ох как ты меня пытал!

Где проверка? Нет проверки.

Нет сигнала. Где сигнал?

А когда сбиваясь с роли,

Поминая чью-то мать,

Ты язвил: «Да вам бы в поле —

Пистолетиком махать!»

Ныли руки, еле живы.

Смутно теплилась душа.

Словом, было не до жиру,

Не до звёздного ковша.

Через месяц, зол и жилист,

Он заметил мне впервой:

«В нормативы уложились.

Ты, похоже, парень свой».

4

Не везут туда составы,

Самолёты не несут,

где ракетные заставы

Службу скрытную несут.

И в заснеженном урмане.

И в заоблачной пыли.

И на море-океане.

И в глубинушке Земли.

День и ночь они на старте,

Так что лучше их не трожь!

Но на самой точной карте

Этих точек не найдёшь.

И хранятся те заставы —

Их порядок номерной —

Только в памяти державы,

Словно в книжке записной.

Мы для них — уже преданье.

Там сейчас иной народ.

Ведь и техника, и знанье

Ох как двинулись вперёд!

Всё у них по полной мере:

И квартира, и семья.

Нам с тобой они, Валерий,

Вроде как бы сыновья.

Но стоят при том же деле.

И душою — не новей,

Потому что у идеи

Не бывает сыновей.

Потому что у идеи

Есть бойцы. И нету слуг.

Потому что перед нею

Все без званий и заслуг.

Но покуда есть живые —

Будет вновь она крепка

Ибо все мы — часовые

У знамённого древка.

5

Иногда дорогой древней,

Пробуждаясь ото сна,

Как девчата из деревни,

Навещала нас весна.

Помню: небо голубеет,

Снег под соснами рябой.

На дежурстве по неделе

Ты да я, да мы с тобой.

На стене — макет панели.

Две кровати под сукном.

Две фуражки, две шинели.

И — малинник подо окном.

И, как сеть, забросив память

Через много-много лет,

Я попробую представить

Твой классический портрет.

…И напомнит службу нашу,

Где не только воду пьют.

Где за каждую промашку

По две нормы выдают.

Где комбат, на слово скорый,

Приговаривал шутя,

Что Боброву до майора —

«Як бобру до мидвидя».

Не любил ты громов медных.

Не спешил «попасть в струю»,

Но имел в делах ракетных

Точку зрения свою.

Говорил мне не случайно,

Что тому легко служить,

Кто под носом у начальства

Научился мельтешить.

Страсти к рифмам не имея

В эмпириях не витал.

И роман Хемингуэя

Как инструкцию читал.

Без друзей не оставался.

Без театров не скучал.

Не уверен — сомневался.

Виноват — так отвечал.

Но весьма суровых правил

Был в вопросах уставных.

И на службе службу правил

Без мечтаний отпускных.

Словом, если знать заране,

Что меж прочих трудных дел

Есть ракетное призванье, —

Значит, ты его имел.

А ещё любил ты споры

О посредственном кино.

О достоинствах мотора.

О товариществе… Но,

Неожиданный и строгий,

через два десятка лет

Прозвучал сигнал «Тревоги» —

И рассыпался портрет.

Разлетаются постели.

Руки в прорезях рубах.

Подлетают две шинели.

Две фуражки — на чубах.

Штора падает,

Собою загораживая свет.

Снаряжённую обойму

Загоняю в пистолет.

С поворота, без разбега

Вылетаем на крыльцо,

Умываем горстью снега

Запотевшее лицо.

В повинующемся теле

Лишь одной тревоги власть;

«Может, всё на самом деле?

Может, вправду началась?»

И, тревогой той гонимы,

Мы бежим в рассветной мгле

По тревожной, по родимой

По единственной Земле.

Включены секундомеры,

Чётче действовать веля.

Прибывают офицеры.

Оживают дизеля.

Прибывают командиры.

В дальний путь снаряжена,

Из утробы капонира

Появляется ОНА.

В ней пульсирует зарница,

Пробуждая ото сна,

Чтоб по ней пошла граница,

Чтоб в неё ушла война.

Чтоб, одной ведомы волей,

Поделились с ней сполна

В этот миг бедой, и болью,

И судьбою, что одна.

Чтобы ей без проволочки

Всё отдать, как на войне, —

Экономно, чётко, точно;

И с другими наравне —

Всё уменье. Всё искусство.

Вдох любой. И шаг любой.

До мгновенья перед пуском.

До последнего: «Отбой!»…

7

Где же ты, мой суд и память,

Командир мой по судьбе?

Может, новым делом занят,

Что доверено тебе?

Может быть, сегодня вправе

С некой новой высоты

В государственном масштабе

Говорить со мною ты?

В этом есть свои резоны.

А на памяти твоей —

Переезды, гарнизоны,

подрастанье сыновей,

К полигонам путь окружный,

Седины горячий след.

И за ними — служба, служба,

Без которой жизни нет.

Ведь недаром я в столице

Среди людной суеты

Много раз ловил на лицах

Давней юности черты.

Или где-то за Уралом

Обнимался на бегу

С моложавым генералом,

улетающим в тайгу.

Или радовался в ТАССе,

Что услышит вся страна

В государственном указе

Сослуживцев имена.

Это — тоже наши были.

Так уж вышло без прикрас:

Мы Историю творили,

И она творила нас.

Пустозвонам не внимала.

По асфальту не вела.

Мы отдали ей немало,

И она не подвела.

…Мы для вас — уже преданье.

Вы сейчас иной народ.

Ведь и техника, и знанье

Ох как двинулись вперёд!

Там, снимая все вопросы,

Расслабляться не веля,

Наши старты, наши «Ос»ы*

Заменили «Тополя»…

___________________

*Печатается в сокращении

** «Ос»ы — отдельные старты с шахтными пусковыми установками

*** Юрий Беличенко внёс правки в поэму после поездки к однополчанам в Иркутск в 1999 г.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вернуться к оглавлению.

Готовя сборник, я рассылал предварительные материалы однополчанам, которые зарегистрировались в Интернете на страничке «Приекульский полк» — в «Одноклассниках». За месяц нас набралась целая рота по численности: похоже, у людей не утратились тяга к общению, интерес к истории полка, судьбам однополчан.

Характерно в этом плане письмо Николая Ездокова из Пятигорска, с которым мы служили в 1-м дивизионе Приекульского полка в 1973-1975 гг. (он в управлении дивизиона, я в 4-й батарее):

«Спасибо тебе за этот скрупулёзный труд. Прочитал сборник — окунулся в далёкую молодость, вспомнил о службе. Хотелось бы узнать о том, как в дальнейшем служились судьбы однополчан».

Желание вполне понятное: жизнь разбросала нас по свету, некоторые сослуживцы даже в Америку уехали. Выполняя просьбу, вспомню о тех, кого довелось видеть мне по роду журналистской деятельности, на ветеранских конференциях, встречах однополчан…

В декабре 1996 года мы впервые с Анатолием Еремеевым и Геннадием Дубровиным собрали сослуживцев из Шяуляйской дивизии и Приекульского полка. Я, например, с радостью познакомился с И.Я Деопиком, многими другими командирами и начальниками. На встречах довольно часто вижу И.В.Савчука (он живёт в Смоленске), В.М.Белова, многих других однополчан. Во Львов вернулся И.Л.Тягнибок (сын его никакого отношения не имеет к однофамильцу, который создал там националистическую организацию). В Риге остался жить Ф.Ф.Пономаренко. Все они дружат.

В добрых отношениях нахожусь я с В.К. Тонких, он сейчас в Волгограде.

В Одинцове — замполит полка А.П.Копанев, заслуженный работник культуры РСФСР. В Москве — Николай Жильцов, окончивший службу в отделе административных органов ЦК КПСС, он успешно занимается бизнесом, создал три высших учебных заведения.

В Твери получила квартиру вдова Алексея Абаимова — Ирина. Алексей преждевременно ушёл из жизни после операции в Одинцовском госпитале. Нет в нашем строю П.Ф.Кравченко, М.М.Мозгового, Е.И.Пароля, В.А.Евстратова, А.А.Еремеева… Когда был уже подготовлен этот сборник, родственники Виталия Васеева из Елгавы сообщили, что в ночь на 2 мая его не стало. Так и не успел он прочесть написанное, но в приложении к сборнику много фотографий из его альбома. С 3 января 1963 года по 1971-й служил Виталий в Приекульском полку. Дважды был на полигоне Капустин Яр. Это в его бытность секретарём комитета комсомола полк награждался в 1975 году переходящим Красным Знаменем ЦК ВЛКСМ.

Во Власихе живёт самый «звёздный» по должностям наш приекулец генерал В.В.Анциферов: он был командиром дивизии, командующим Владимирской армией, заместителем командующего РВСН по вооружению.

Командир дивизии генерал Г.Ф.Ерисковский — в Ярославле, советник губернатора по военным вопросам. В Тверской области генерал Александр Грибов.

Доктором технических наук, профессором стал Андрей Привалов, начинавший службу на узле связи полка. Он преподаёт в Санкт-Петербурге.

В Елгаве остались жить многие наши однополчане, Вячеслав Лепин-Жагар, например, один из первых прапорщиков дивизии и полка, военный дирижёр Александр Глушаков. В Камышин вернулся полковник в отставке Михаил Омельченко.

Николай Шахов трудится советником губернатора Иркутской области по вопросам казачества, атаман. Владимир Белоцерковец в Иркутске, Павел Лоскутов работает с детьми в кадетском корпусе. Владимир Шерстобоев в Харькове.

Рудольф Петрович Сухарев закончил службу в Белоруссии. В Гражданскую оборону перешёл служить комбат 4-й батареи майор Вадим Александрович Харченко.

В Мариуполе живёт Николай Леонидович Трубников — первый командир 4-го дивизиона, созданного при переходе на новые штаты…

Владимир Довгешко, пропагандист полка, издаёт в Киеве «Объективную газету», стал активным популяризатором истории Ракетных войск, дивизии и полка.

…Можно без конца вспоминать о приекульцах, разбросанных по всему свету. Я рассказал о тех, с кем пересеклись пути-дорожки.

… И нет одной судьбы, а есть судьба полка.

Как первая любовь — Ракетные войска!

Москва. Апрель — май 2012 г.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

РУКОВОДЯЩИЙ СОСТАВ ДИВИЗИИ

Вернуться к оглавлению.

Командиры дивизии

Шяуляй

Генерал-майор Колесов Александр Александрович 24.09.1958 — 24.07. 1963

Генерал-майор Кокин Леонид Ильич 24.07.1963 — 05.08.1970

Генерал-майор Глуховский Вильгельм Петрович 05.08.1970 — 28.11. 1975

Генерал-майор Ерисковский Геннадий Фёдорович 28.11.1975 — 05.07.1983

Генерал-майор Тонких Вячеслав Константинович 05.07.1983 — 10.12.1987

Иркутск

Полковник Лазарев Виктор Николаевич 10.12.1987 — 29.06.1990

Генерал-майор Дрёмов Виктор Васильевич 29.06.1990 — 28.06.1994

Генерал-майор Гонтаренко Владимир Николаевич 28.06.1994 — 15.06.1999

Генерал-майор Анциферов Владимир Васильевич 15.06-1999 — 29.07.2004

Генерал-майор Сивер Сергей Викторович 29.07.2004 — 30.06.2006

Полковник Кулай Анатолий Григорьевич — 30.06.2006

Генерал-майор Виталий Головач

 

Командиры полков

344-й ракетный полк (г. Приекуле)

Полковник С.Г.Чистяков

Полковник И.М.Силин

Полковник С.С.Самойленко

Полковник Г.И.Перфильев

Подполковник А. Аверичев

Полковник И.Л.Тягнибок

Полковник И.В.Савчук

Полковник Г.Г.Ершов

Полковник Н.А.Гуменников

Полковник С.Гульбах

 

Заместители командира дивизии

Полковник М.П.Вишневский

Полковник Г.Д. Гаврилов

Полковник Б.И.Минеев

Полковник И.Ф.Николаев

Полковник Ю.М.Кочин

Полковник Г.М.Поленков

Полковник В.К.Тонких

Полковник В.Н.Лазарев

Полковник В.Н.Агеев

Полковник В.А.Шляк

Полковник А.Н.Липовой

Полковник В.В.Головач

Полковник А.В.Хмелёв

 

Заместители командира дивизии по политчасти — начальники политического отдела дивизии

Полковник В.А.Немытов

Полковник А.Г.Логачёв

Полковник С.Т.Замащиков

Полковник Е.И.Пароль

Полковник В.А.Евстратов

Полковник В.П.Воробьёв

Полковник В.А.Рыжов

Полковник Н.В.Серёгин

Полковник В.Л.Кириенко

Полковник В.Л.Костенко

Полковник С.Б.Рыковский

 

Начальники штаба дивизии

Полковник Ю.В.Торопов

Полковник Н.К.Монахов

Полковник И.Л.Тягнибок

Полковник И.Е.Абросимов

Полковник М.И.Щуцкий

Полковник В.Г.Гагарин

Полковник В.М.Радюшкин

Полковник С.С.Иваницкий

Полковник Ф.Н.Шигмарданов

 

Заместители командира дивизии по вооружению — главные инженеры

майор В.А.Гуров

подполковник Н.М.Кокарев

полковник В.Г.Долгополов

полковник В.А.Рылов

полковник О.П.Яценко

полковник Н.В.Квятковский

полковник А.Д.Супранович

подполковник А.М.Мартынов

 

Заместители командира дивизии по тылу

Полковник И.П.Шелуханский

Полковник И.Т.Ларионов

Полковник Е.В.Святошнюк

Полковник Б.Ф.Ткаченко

Полковник И.С.Салицкас

Полковник В.С.Преображенский

Полковник В.В.Карагодин

Полковник Н.В.Рожнов

 

ИЗ ИСТОРИИ 29-й РАКЕТНОЙ ДИВИЗИИ И 344-ГО РАКЕТНОГО ПОЛКА

Вернуться к оглавлению.

Хроника основных событий

 

1950

19 сентября Принято постановление Совета Министров СССР «О специальных формированиях и специальном строительстве в Военном министерстве СССР».

28 ноября Принят на вооружение ракетный комплекс с ракетой Р-1

 

1951

23 мая Утверждено первое наставление по боевому применению бригад особого назначения РВГК.

27 ноября Принят на вооружение ракетный комплекс с ракетой Р-2

14 декабря Вышла директива Генерального штаба ВС СССР о формировании четырёх бригад особого назначения (БОН) РВГК.

 

1952

10 мая Начало формирования 54 БОН РВГК на полигоне Капустин Яр.

27 мая Командиром 54 бригады назначен генерал-майор артиллерии П.В.Колесников.

 

1953

15 марта 54 БОН переименована в 85-ю инженерную бригаду РВГК.

 

1954

Август Командиром 85-й инженерной бригады назначен полковник Л.С.Гарбуз.

 

1956

Начало года Вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по повышению боевой готовности инженерных бригад РВГК». Отдельные инженерные дивизионы распределяются по театрам военных действий.

21 июня Принят на вооружение ракетный комплекс с ракетой Р-5М.

 

1957

Ноябрь Участие (впервые) в военном параде на Красной площади в Москве 2 дивизиона бригады (с демонстрацией ракет Р-5М).

 

1958

Сентябрь Командиром бригады назначен полковник А.А.Колесов

13 сентября Участие бригады в показе ракетной техники высшему руководству государства во главе с Н.С.Хрущёвым (кодовое название «Берёза).

Конец года Передислокация управления бригады и 1 дивизиона в Таураге Литовской ССР.

 

1959

4 марта Принят на вооружение ракетный комплекс с ракетой Р-12.

Май Формирование в Таураге 637-го инженерного полка.

Ноябрь Формирование организационной структуры в бригады трёх инженерных полков: 637-й (Таураге), 25-й (Советск), 324-й (Укмерге).

17 декабря Правительство СССР приняло решение о создании нового вида Вооружённых Сил СССР — Ракетных войск стратегического назначения.

Конец года Заступил на дежурство 637-й инженерный полк (Таураге).

 

1960

23-25 февраля Посещение БСП 1-го дивизиона 637-го инженерного полка комиссией во главе с Председателем Президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежневым.

Май Заступили на боевое дежурство: 115-й инженерный полк (пос. Паплака) с ракетным комплексом Р-5М;

Выведены из состава бригады Советский и Укмергский полки.

Июнь Начало формирования 344-го инженерного полка (Укмерге).

Июль Переформирование 85-й инженерной бригады в 29-ю ракетную дивизию, а инженерных полков — в ракетные. В состав 29 РД вошли ракетные полки: 637 (Таураге), 79 (Плунге), 867 (Добеле), 307 (Елгава), 344 (Приекуле), 115 (Паплака).

4 июля Посещение БСП Елгавсого полка министром обороны СССР Маршалом Советского Союза Р.Я.Малиновским.

Лето Введение в структуру штабов дивизий и полков командных пунктов.

Ноябрь Участие 1 дивизиона Елгавского полка в параде на Красной площади (с четырьмя ракетами Р-12).

Декабрь Введено Положение о боевом дежурстве частей и подразделений Ракетных войск. Утверждены четыре степени боевой готовности: постоянная, повышенная, повышенная первой степени, полная.

 

1961

24 апреля Принят на вооружение ракетный комплекс с ракетой Р-14.

Май В состав управления дивизий введены парм, дивизионный лазарет, отдельный комендантский взвод.

Сентябрь-октябрь Передислокация управления и штаба дивизии в г. Шяуляй Литовской ССР.

17 октября Передача дивизии Боевого Знамени 51-й гвардейской стрелковой дивизии. Дата годового праздника — 1 июля (день завершения формирования 54-й бригады особого назначения РВГК в 1952 году).

 

1962

10 января Заступил на боевое дежурство 1 дивизион 344 полка (Приекуле).

Август Участие полка (Плунге) в стратегической операции «Анадырь» (с передислокацией управления полка и двух дивизионов с ракетным комплексом Р-12 на Кубу).

1-8 сентября Участие двух стартовых бригад 1 дивизиона Приекульского полка и сборочной бригады РТБ в войсковых испытаниях ракеты Р-14 с ядерным боезарядом (кодовое название операции «Тюльпан»).

8 сентября Пуск боевой ракеты Р-14 с ядерным боезарядом расчётом 4-й пусковой установки Приекульского полка.

11 сентября — 22 ноября Перевод ракетных полков дивизии в составе РВСН в повышенную готовность (в связи с Карибским кризисом).

1 октября Из состава дивизии выведен Таурагский полк.

Декабрь В состав управления дивизии введена военная школа младших специалистов (Елгава).

 

1963

Февраль Изменения в структуре полка: расформирован дивизион транспортировки и заправки ракет, в стартовой батарее сформировано четвёртое (заправочное) отделение (солдаты — заправщики служили не три, а два, с переводом на двухгодичный срок службы — так и остались два года).

Июль Командиром дивизии назначен полковник Л.И. Кокин.

Август В штат ракетного дивизиона введена инженерно-ракетная служба.

 

1964

9 января Приняты на вооружение ракетные комплексы с ракетами Р-12У Р-14У.

10 марта Заступил на боевое дежурство 2 дивизион 344 ракетного полка.

Март Введена в штат ракетного дивизиона рота электротехнических заграждений и минирования (РЭЗМ). В штат шахтных ракетных дивизионов введены групп подготовки и пуска.

Декабрь Заступил на боевое дежурство 3 дивизион Приекульского полка.

29-я ракетная дивизия приступила к несению боевого дежурства в полном составе — 54 боевыми расчётами.

1 ракетный дивизион Приекульского полка награждён переходящим Красным Знаменем ЦК ВЛКСМ.

 

1965

Июнь Переформирование отдельного батальона связи дивизии в отдельный узел связи. Ввод в эксплуатацию стационарного командного пункта дивизии.

 

1966

Лето Перевооружение 115 ракетного полка (Паплака) на самоходный ракетный комплекс «Темп-С».

25 июня Участие 1 дивизиона 115-го полка в показе ракетной техники на полигоне Байконур президенту Франции Шарлю ле Голлю (кодовое название «Пальма»).

 

1967

Январь Начало оснащения командных пунктов дивизии, полков и дивизионов АСБУ «Сигнал».

Лето Переформирование 115 рп на штат ракетного полка ОС.

Июнь Директивой главнокомандующего РВСН в войсках ведены три степени боевой готовности: постоянная, повышенная, полная.

 

1968

15 августа Из боевого состава дивизии выведен 115 ракетный полк, который передислоцирован в Первомайск на Украину.

21 августа — 2 сентября Перевод дивизии в составе РВСН в повышенную боевую готовность в связи с событиями в Чехословакию.

 

1969

Январь Принята на вооружение АСБУ «Сигнал».

20 июня Введён в действие единый Боевой устав РВСН (дивизия-полк).

 

1970

Апрель В штат управления ракетного полка вводится группа регламента.

5 августа Командиром дивизии назначен полковник В.П. Глуховский.

 

1972

Декабрь Присвоение Приеульскому полку почётного наименования «имени 50-летия образования СССР».

Полное наименование полка стало — 344-й гвардейский ракетный Краснознамённый имени 50-летия образования СССР.

 

1974

В дивизии началась техническая ревизия на всех типах групповых шахтных ракетных комплексов.

Награждение дивизии вымпелом Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть» как лучшего соединения РСД в РВСН.

Октябрь Расчёт 4 батареи (командир майор Вадим Харченко) 1 дивизиона провёл два отличных пуска на полигоне Капустин Яр, эксперимент по сокращению графика подготовки ракеты к пуску.

 

1975

Продолжение технической ревизии на ракетных комплексах.

Обваловка боевых позиций.

28 ноября Командиром дивизии назначен полковник Г.Ф.Ерисковский.

 

1976

В РВСН принят на вооружение ракетный комплекс «Пионер».

Декабрь Переход на единую систему организации боевого дежурства в масштабе РВСН продолжительностью 3-4 суток.

 

1977

Декабрь В управлении дивизии состоялась премьера документального фильма «Версты мужества» о боевом пути соединения.

 

1978

15 мая Введена в действие директива главнокомандующего РВСН по четырём степеням боевой готовности: постоянная, повышенная, военная опасность и полная.

Август исключён из боевого состава дивизии полк в Плунге, который передислоцирован в Юрью Кировской области.

 

1983

Итоговая проверка дивизии и Приекульского полка командующим армией.

1 марта Сняты с боевого дежурства все дивизионы Приекульского полка.

5 июля Командиром дивизии назначен полковник В.К.Тонких.

 

1985

2 декабря Приекульский полк переформирован на штат с ракетным комплексом «Тополь».

Декабрь Управление Шяуляйской дивизии и Приекульский полк выведены из состава 50-й ракетной армии в г. Иркутск.

 

1986

1 февраля начало формирования качественно новой 29 РД в составе четырёх ракетных полков с «Тополем».

 

1987

8 декабря в Вашингтоне подписан Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).

Май 1988 — апрель 1989 заступление ракетных полков дивизии на боевое дежурство.

 

1999

Ноябрь Группа журналистов «Красной звезды» и телевидения посетила дивизию и бывший Приекульский полк в Иркутске.

 

2012

1 июня Дивизии исполнилось 60 лет (в качестве ракетной). За период с 1961 г. по настоящее время проведено 16 учебно-боевых пусков ракет. Самое восточное ракетное соединение страны в день своего юбилея начало подготовительные работы по перевооружению на новейшие комплексы «Ярс» вместо «Тополей».

 

НАГРАДЫ И ПОЧЁТНЫЕ НАИМЕНОВАНИЯ ДИВИЗИИ

Вернуться к оглавлению.

Присвоено наименование «гвардейская» приказом наркома обороны СССР от 23 ноября 1942 года.

Присвоено наименование «Витебская» приказом наркома обороны СССР от 10 июля 1944 года.

Награждена орденом Красного Знамени постановлением ВЦИК СССР от 29 мая 1936 года.

Награждена орденом Ленина Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 года.

Награждена Памятным Юбилейным Знаменем ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР, 1967 год.

Награждена вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть», 1974 год.

 

ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Вернуться к оглавлению.

  • Сборник «29-я гвардейская ракетная Витебская ордена Ленина Краснознамённая дивизия». Исторический очерк. Авторы-составители В.Гуров, Г.Дубровин, В.Есин, В.Козлов, Е.Пароль, В.Рылов. Под общей ред. кандидата военных наук, профессора, заслуженного работника высшей школы РФ, полковника в отставке, начальника штаба 29-й дивизии (1971-1975) Н.Монахова. М.; 2008
  • Михаил Первов. Межконтинентальные баллистические ракеты СССР и России. М.; 1998
  • Н.К. Монахов, В.И.Ивкин. Третье ракетное соединение Вооружённых сил страны. ЦИПК РВСН, 1996
  • Ветераны-ракетчики вспоминают. ЦИПК РВСН, 1994
  • В.А.Гуров. У истоков создания ракетных соединений. Смоленск, 2003
  • Операция «Анадырь». Под общей редакцией В.И.Есина. ЦИПК РВСН, 1997
  • «Служение Отечеству», Юрий Устинов, М.;
  • Юрий Беличенко, документальный роман «Пишу, чтобы жить», М.; 2006
  • «Судьба ракетная такая», Александр Долинин, «Информбюро», М.; 2007
  • «Как первая любовь — ракетные войска!» Издательство «Граница» Юрий Беличенко М.; 2004
  • Центральный орган Министерства обороны «Красная звезда», 1999
  • «Комсомольский вестник» Информационно-методический журнал политического отдела 50-й ракетной армии, Смоленск, 1982-1986

 

 

 

* * *

Яндекс.Метрика