На главную сайта   Все о Ружанах

Привалов Г.Н.

Омская гвардейская Бериславско-Хинганская
дважды Краснознаменная ордена Суворова II степени
ракетная армия


Омск 2009

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Из воспоминаний ветерана РВСН, ветерана соединения Н.К. Монахова:


Монахов Н.К.

Монахов Николай Константинович. Полковник. Кандидат военных наук, профессор. Награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени и десятью медалями. Родился в 1934 году в городе Орехово-Зуево Московской области. В 1952 году с золотой медалью окончил 1-е Московское артиллерийское подготовительное училище и был направлен на учебу в Ростовское высшее артиллерийское инженерное училище. После окончания училища проходил службу в 72-й инженерной бригаде РВГК на различных должностях. С 1965 по 1971 служил в оперативном управлении Главного штаба РВСН, с 1971 по 1975 — начальником штаба 29-й ракетной дивизии. С 1975 по 1992 — на преподавательской работе.

«В июне 1960 года я был назначен в управление формируемой ракетной дивизии в городе Таураге Литовской ССР. Дивизия создавалась на базе инженерной бригады РВГК, первым командиром которой был генерал-майор артиллерии Колесников П.В. Формировал ее командир полковник Колесов А.А. Перед соединением стояла трудная и ответственная задача — в короткие сроки на базе частей различных видов Вооруженных Сил доформировать и поставить на боевое дежурство пять ракетных полков. Плунгенский и Добельский полки формировались на основе частей дальней и фронтовой авиации, Елгавский полк — на базе танкового полка, а полк, дислоцируемый в местечке Паплака, практически включал представителей всех родов войск. Из летного состава остались служить в ракетных частях единицы. Тяжело переживали освоение новой специальности моряки, стремившиеся сохранить свою форму одежды и морские традиции. Квалификация офицерского состава также была весьма различна. Более успешно осваивали ракетное вооружение авиационные инженеры и техники, упорно, с традиционным достоинством трудились офицеры-артиллеристы».

16 ноября часть посетил заместитель Министра обороны СССР, Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Москаленко К.С.

1961 год. С 7 по 15 марта комиссией Главного штаба РВСН под председательством 1-го заместителя Главнокомандующего РВСН генерал-полковника Толубко ВФ. проверялась боевая готовность и уровень боевой подготовки частей соединения. По результатам все проверенные части признаны способными выполнить боевые задачи. Войсковая часть 18282, подвергшаяся всесторонней проверке, оценена на «хорошо». Представленные на допуск к боевому дежурству боевые расчеты сдали проверку и допущены к несению боевого дежурства.

К 30 мая управление дивизии, 79-й и 867-й инженерные полки, 1018, 1054, 87, 264 и 1511 ртб переведены на новые штаты. Дивизия перешла на условное наименование — войсковая часть 42341. В сентябре управление дивизии и 115-й отдельный батальон связи передислоцируются в город Шяуляй Литовской ССР. 23 и 24 ноября 867 рп посетил Начальник тыла ВС СССР Маршал Советского Союза Баграмян И.Х.

В 1961 году проведены боевые стрельбы изделия 8К63, в том числе: 27 марта 3-й боевой расчет 79-го инженерного полка — один пуск, оценка «хорошо»; в марте-апреле 7-й боевой расчет 79-го инженерного полка — 3 пуска, общая оценка «отлично»; 10 апреля 8-й боевой расчет 79-го инженерного полка — 1 пуск, оценка «хорошо»; 28 апреля 5-й боевой расчет 867-го инженерного полка — 1 пуск, оценка «удовлетворительно»; 10 мая 2-й боевой расчет 867-го инженерного полка — 1 пуск, оценка «удовлетворительно». Впоследствии проводились пуски изделия 8К65 — в сентябре 5-й боевой расчет 344-го инженерного полка — 2 пуска, оценка «отлично»; в октябре 1-й и 3-й боевые расчеты 344-го инженерного полка — по 1 пуску, оценки соответственно «удовлетворительно» и «хорошо».

 

Из воспоминаний Монахова Н.К.:

«В управлении дивизии под руководством В.А. Гурова была сформирована инструкторская группа, в которую вместе со мной вошли А.С. Скобель, А.А. Кокин (выпускник Ростовского ВАИУ, впоследствии генерал-майор, командир ракетной дивизии). Не считаясь со временем, практически не бывая дома, мы обучали, принимали зачеты и одну за другой ставили на боевое дежурство стартовые батареи. В этой работе нам помогали опытные офицеры-ракетчики Таурагского полка, ранее сформированного на базе одного из дивизионов инженерной бригады. Оба дивизиона этого полка уже с начала 1960 года несли боевое дежурство. Полком командовал полковник Гаврилов Г.Д., впоследствии генерал-майор. Наша работа в составе инструкторской группы дивизии была не только тяжела, но и небезопасна. Во время проверки боевой готовности шахтного дивизиона Плунгенского полка произошел выброс окислителя в шахту. На моих глазах получили тяжелое поражение начальник и один из номеров расчета. Медицина оказалась бессильной, несмотря на принятые меры, один из них к концу дня скончался от отека легких. Между командировками в составе инструкторской группы я нес боевое дежурство на командном пункте дивизии в качестве ответственного дежурного, который впоследствии стал именоваться командиром дежурных сил. Ответственность была очень высокая, до сих пор я помню сигнал, по которому вскрывался пакет на повышение степени боевой готовности. Запомнилось опытное учение, проведенное в 1961 году Главным штабом под руководством генерал-лейтенанта артиллерии Никольского М.А. с Таурагским полком с целью отработки новых инструкций и руководств для войск. Мы постоянно искали пути уменьшения сроков подготовки ракеты Р-12 к пуску. В результате к 1961 году нам удалось сократить это время почти в два раза, о чем командир дивизии полковник Колесов А.А. доложил на Военном совете Ракетных войск. После согласования с главным конструктором наши предложения легли в основу разработки новых боевых графиков пуска ракет Р-12».


Ракеты Р-14 на параде в Москве

Директивой Генерального штаба ВС № ОРГ/9/61948 от 17 октября 1961 года, директивой ГШ РВ № 646739 от 13 ноября 1961 года 29-й ракетной дивизии сохранено, по преемственности, почетное наименование и правительственные награды расформированного соединения. Впредь 29-я ракетная дивизия именовалась: 29-я Гвардейская Ракетная Витебская ордена Ленина Краснознаменная дивизия.

1 мая и 7 ноября подразделения 637-го, 307-го и 79-го инженерных полков участвовали в парадах на Красной Площади в Москве. Все участники были поощрены приказами Министра Обороны и Главнокомандующего Ракетными войсками. В период с 19 по 22 ноября штаб и части соединения привлекались к участию в командно-штабном учении «Стрела», проведенном Главнокомандующим Ракетными войсками на тему: «Управление Ракетными войсками при подготовке и в ходе боевых действий начального периода войны». По итогам учений управлению дивизии была поставлена оценка «отлично». В 1961 году дивизия заняла 1-е место в объединении, отличной частью дивизии признана 264 пртб (командир — инженер- полковник Хлебников А.П.).

1962 год. В июне начато переформирование 79-го ракетного полка и 1015 ртб. В период с 11 августа по 5 сентября 79-й ракетный полк в составе двух стартовых дивизионов и дивизиона транспортировки, 1015 ртб в составе двух сборочных бригад, на 100 % укомплектованные личным составом, специальной техникой, автотранспортом и другим имуществом убыли для выполнения Правительственного задания в полной боевой готовности на остров Куба.

В период с 12 по 14 сентября в город Плунге прибыл 353-й ракетный полк для расформирования с обращением личного состава на доукомплектование 79-го ракетного полка к 10 декабря.

В октябре войсковой части 83463 переданы в подчинение 637 рп и 87 ртб. 3 октября переданы из 344 рп в распоряжение войсковой части 54294 (город Глухов) стартовая батарея, расчеты заправки и транспортировки. По выполнении Правительственного задания 79 рп и 1015 ртб в период с 29 ноября 1962 года по 3 января 1963 года прибыли к месту постоянной дислокации и были переформированы на прежний штат. Стартовый дивизион «Н» полка и одна сборочная бригада ртб передислоцированы в город Майкоп и переданы в состав 35 рд.

С мая по октябрь личный состав 344 рп в составе 5-го и 7-го боевых расчетов, отделения подготовки данных, батареи заправки и транспортировки, батареи боевого обеспечения, двух сборочных и стыковочных расчетов 1508 ртб участвовал в проведении пусков боевых ракет в рамках опытного учения «Тюльпан», проводимом Главным штабом Ракетных войск на Агинском полигоне войсковой части 74102. Расчетами пуска руководили: капитан Чегодаев, майор Дригайло, капитан Голиков, майор Прохоров. Задача была выполнена на «отлично».

 

Испытания ядерного оружия на полигоне Новая Земля

Ракетные войска стратегического назначения в 1962 году провели учение «Тюльпан» — стрельбу ракетой с ядерной боеголовкой по боевому полю Д-2. В течение многих лет полигон взаимодействовал с частями РВСН, размещенными на востоке страны. Им было удобно стрелять ракетами дальнего действия по боевому полю на Новой Земле. Но одно дело стрелять инертными головными частями, а другое — со штатной боевой частью с мощнейшим ядерным зарядом.

Об этой боевой работе рассказывает ее участник капитан 1 ранга Стеценко Г.А.:

«В 1962 году меня, в качестве офицера связи, направили в подразделение ракетных войск для участия в учении «Тюльпан». Предстояло осуществить пуск новой баллистической жидкостной ракеты большой дальности из района Восточной Сибири по боевому полю севернее губы Митюшихи. Комиссию возглавлял генерал-полковник Федор Петрович Тонких. В ее работе принимал участие генерал-лейтенант Михаил Константинович Никольский — главный инженер 12-го Главного управления Министерства обороны.

Мое место при пуске ракеты было на передающем радиоцентре. И вдруг по селектору меня вызвали на комиссию в бункер. Председатель сообщил мне, что связь с полигоном прервалась из-за сильных помех в атмосфере. Что делать? Сливать горючее, переносить сроки пуска сложно, небезопасно и дорого. А если пускать, то когда? Голоса комиссии разделились почти поровну: за пуск и за перенос сроков пуска. Вопрос ко мне: что происходит на полигоне? Тут-то и сработала флотская выучка. Для нас, моряков, ионосферные помехи в арктических широтах — давно привычные явления. Я был уверен, что наш связист Макаренко при первой же возможности выйдет на связь с ракетчиками. Для армейских же офицеров это была новость, вызвавшая нервозность. Мне многократно приходилось участвовать в работе оперативных групп на полигоне. В зависимости от сложности вопроса их заседаниями руководили Фомин, Рахманов или Пучков. Я и доложил комиссии, что, по моему мнению, адмирал Фомин на полигоне продолжает действовать по согласованному плану. Зная его твердый характер и веря в его мудрость как руководителя, сообщил, где какие испытательные группы находятся и чем занимаются. Рекомендовал продолжить подготовку ракеты, быть в ждущем режиме на связи и осуществить пуск в назначенное время. После чего генерал Тонких отпустил меня на передающий радиоцентр. Связи с полигоном не было.

Возвращался я в казарму уже поздно вечером, когда меня перехватил генерал Никольский, расцеловал и повел на заседание комиссии. Там я услышал текст телеграммы Фомина. Он сообщал, что ракета пришла на цель в расчетное время и почти точно попала в «колышек», с чем и поздравил ракетчиков.

Успешное завершение стрельбы для ракетчиков было большой радостью. Оказалось, что мой скромный доклад на комиссии явился тем «золотником», который перевесил чашу весов в пользу решения пускать ракету. Обстановка при проведении учения «Тюльпан» действительно была сложной. Расположенная в районе Читы воинская часть стреляла новой баллистической ракетой с термоядерным зарядом на тысячи километров, через всю страну. Это была самая опасная боевая стрельба. Ракетная техника в те годы еще не была такой надежной, как теперь. Достаточно вспомнить взрыв баллистической ракеты 24 октября 1960 года, в результате которого погибли испытатели. А ведь та ракета была с инертной головной частью.

Уникальное учение «Тюльпан» прошло перед Карибским кризисом октября 1962 года. Результаты учения были положительными». В 1962 году проводили боевые стрельбы изделиями 8К65: 5 сентября 5-й боевой расчет 344 рп — один пуск, оценка «отлично»; 25 сентября 7-й боевой расчет 344 рп — один пуск, оценка «отлично».

1 мая подразделения 637 рп участвовали в параде на Красной площади в Москве. За отличные успехи в боевой и политической подготовке Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1962 года награждены орденом «Красная Звезда»: гвардии инженер-полковник Хлебников А.П., гвардии инженер-майор Вельский А.Г., гвардии капитан Каленчук И.Д., гвардии майор Майоров В.И., гвардии старший инженер-лейтенант Неженец В.М. Медалью «За боевые заслуги»: гвардии старший техник-лейтенант Антипов Е.С., гвардии старший инженер-лейтенант Кузнецов Н.П., гвардии старший техник-лейтенант Серденко В.М., гвардии старший инженер-лейтенант Хоминич В.С.

 

¦ Из воспоминаний Монахова Н.К.:

«В декабре 1962 года мне пришлось участвовать в постановке на боевое дежурство 1-го дивизиона Приекульского полка. Дивизион был вооружен первыми пусковыми установками ракет Р-14, которые могли решать стратегические задачи на всю глубину Западного ТВД, включая военно-морские базы ПЛАРБ «Поларис». С неуязвимостью этих грозных ядерных средств было покончено. Об этом генералмайор Колосов А.А. в нашем присутствии непосредственно по ВЧ связи доложил министру обороны Маршалу Советского Союза Малиновскому Р.Я., а тот — Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущеву. Благодарность руководства страны подвела итог нашим бессонным ночам по постановке на боевое дежурство более совершенного ракетно-ядерного оружия средней дальности. Этот же дивизион по плану Министерства обороны СССР в 1963 году произвел учебно-боевой пуск ракеты Р-14 с ядерным зарядом из Забайкалья по полигону на Новой Земле.


Баллистическая ракета Р-14
перед установкой в шахту

1962 год стал весьма ответственной страницей в истории Ракетных войск. Нам было поручено готовить Плунгенский полк к скрытной передислокации на Кубу. Это было испытание моральных и физических сил на грани человеческих возможностей. История рассудит политическую правомерность этого шага, а в дивизии сделали все возможное для обеспечения успешных действий личного состава во время Карибского кризиса.

После передислокации управления дивизии в 1961 году в город Шяуляй была развернута большая работа по развитию системы централизованного боевого управления. Началось строительство стационарного пункта управления. Я был назначен на должность заместителя начальника оперативного отделения и в основном сосредоточил свои усилия на решении задач боевого управления. Шяуляйская ракетная дивизия, располагавшаяся на территории Литвы и Латвии, отличалась большим разнообразием ракетных систем. На боевое дежурство были поставлены боевые ракетные комплексы наземного и шахтного вариантов, оснащенные ракетами Р-12, Р-12У, Р-14, Р-14У и Р-5М. Это потребовало высокой подготовки органов боевого управления дивизии».

По итогам 1962 года дивизия заняла 1-е место в объединении, отличными частями дивизии вновь признана 264 пртб (начальник части — гвардии инженер-полковник Хлебников А.П.) и 307 рп (командир — гвардии полковник Минеев А.А.).

* * *

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика