На главную сайта   Все о Ружанах

Привалов Г.Н.

Омская гвардейская Бериславско-Хинганская
дважды Краснознаменная ордена Суворова II степени
ракетная армия


Омск 2009

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Глава II
ВЕХИ СЛАВНОГО ПУТИ

 

97-я РАКЕТНАЯ БРИГАДА (поселок Итатка Томской области)

Части ракетой бригады формировались из подразделений 739-го отдельного ракетного полка. Командиром полка в августе 1960 года был назначен полковник Лямин Николай Васильевич. Личный состав этого полка в неимоверно трудных условиях тайги и болот в 1961-1964 годах создавал позиции, строил объекты полка, нес боевое дежурство. В августе 1961 года один из дивизионов полка (командир — подполковник Блинков) обучался на УСП под Омском. На прожиге ракеты 8Ж38 присутствовали 1-й секретарь Омского обкома КПСС Манякин С.И. и командир 7-го ракетного корпуса генерал-лейтенант Медведев Д.А. После обучения дивизион погрузился в железнодорожный эшелон и убыл на Государственный полигон в Капустин Яр для проведения учебно-боевого пуска. Ранним дождливым утром 20 сентября был произведен пуск на оценку «отлично». Личный состав за теоретические знания на зачетах получил балл 4,76. Следует отметить, что только 4 полка из многих, получивших отличные оценки за пуски в Капустином Яре в 1961 году были отмечены наградами Главкома РВСН.

Первоначально полк входил в состав 211-й ракетной бригады, ставшей в дальнейшем 36-й ракетной дивизией. В июне 1961 года управление дивизии передислоцировалось из Томска в Красноярск. 739-й ракетный полк (войсковая часть 44099), оставшийся в Итатке, вошел в состав Новосибирской ракетной дивизии. Полк остался один в отрыве от дивизии на сотни километров. Заместителями у полковника Лямина Н.В. были: подполковник Егоров, майор Долган. Командиры дивизионов-майоры Блинков, Емолович, Савин.

На базе этого ракетного полка и формировалась Итатская ракетная бригада. Управление 32-й ракетной бригады было сформировано из управления 739-го ракетного полка.

 


Котловцев Н.Н.
 
Плюснин В.П.

 

Из первого дивизиона полка был сформирован 739-й ракетный полк (командир - подполковник Притыка), из второго дивизиона — 67-й ракетный полк (подполковник Иванов), а из третьего — 73-й ракетный полк (командир — подполковник Бобров).

К 15 ноября 1964 года была окончательно сформирована 32-я ракетная бригада (войсковая часть 44099). В этом же году был сформирован военный госпиталь.

Первым командиром 32-й ракетной бригады был назначен полковник Яковлев И.К. В дальнейшем бригадой командовали: полковники Котловцев Н.Н., Плюснин В.П., Ломоносов В.Н.

В соответствии с Директивой Генерального штаба Вооруженных Сил от 16.01.1969 г. и Директивой Главного штаба Ракетных войск от 29.01.1969 г. вместо старого общевойскового номера бригады — 32-я, был присвоен новый общевойсковой номер — 97-я ракетная бригада.

В 1969 году три полка из состава бригады были передислоцированы в другие ракетные дивизии. В состав 57-й ракетной дивизии (Жангиз-Тобе) — 67-й и 739-й ракетные полки. В состав 41-й ракетной дивизии (Алейск) — 73-й ракетный полк.

В 1970 году управление ракетной бригады было переформировано. В 1973 году на основании Директивы Главнокомандующего РВСН от 30.05.1973 г. управление 97-й ракетной бригады (войсковая часть 44099) было расформировано.

На вооружении полков ракетной бригады состоял БРК Р-16У (8К64У).

Уполномоченный Государственного комитета по оборонной технике Николай Константинович Маклаков вспоминает о строительстве позиции и объектов 739-го ракетного полка и тех трудностях, с которыми пришлось столкнуться ракетчикам и строителям.

 


Митинг по случаю заступления 379-го ракетного полка бригады на боевое дежурство. 1962 год

 


Личный состав бригады проходит торжественным маршем. Конец 60-х годов

 


6-я площадка. Итатка, середина 60-х годов

 


Ракета Р-16 (Р- 16У) наземного базирования. Сборка ракеты

 


Маклаков Н.К.

Из воспоминаний Маклакова Н.К.:

«В первых числах января 1962 года в отделе кадров Госкомитета по оборонной технике (ГКОТ) мне неожиданно объявили, что Военно-промышленная комиссия (ВПК) при Совете Министров СССР назначила меня руководителем работ по созданию боевого стартового ракетного комплекса.

Заместитель председателя ГКОТ Ударов Григорий Рафаилович и первый заместитель Главкома РВСН генерал-полковник Толубко Владимир Федорович пригласили меня на беседу, в конце которой Владимир Федорович предложил мне по всем вопросам, имеющим отношение к деятельности РВСН и военных представителей, обращаться только к нему.

Госкомитет руководил созданием стартовых комплексов. Мне предстояло работать на объекте в северной части Сибири (район поселка Итатка Томской области).

Вышел приказ председателя ГКОТ Смирнова Леонида Васильевича от 15 января 1962 года о назначении меня уполномоченным ГКОТ и заместителем председателя межведомственной комиссии при сдаче объекта в эксплуатацию. Председателем межведомственной комиссии Министр обороны позже назначил заместителя командира корпуса генерал-майора Клименко Филиппа Васильевича.

В январе из аэропорта областного города на машине меня привезли в штаб дивизии, где командиром был генерал-майор Владимир Павлович Мельник — полк на объекте был частью этой дивизии.

В штабе управления инженерных работ (УИР) я познакомился с начальником УИР полковником Мигицко Н.В., принявшим меня настороженно и с пришедшим позже — командиром полка полковником Ляминым Николаем Васильевичем. Настороженное отношение Мигицко Н.В. ко мне можно было объяснить тем, что он не понял или не знал, что руководителем работ на объекте назначен штатский человек, хотя и профессионал. С Николаем Васильевичем Ляминым у меня установились хорошие отношения. По всем вопросам находили решения, удовлетворяющие обе стороны. Формирование полка еще не было закончено. Свою работу я начал с осмотра складов, дорог, строительных площадок. Объекту передали территорию, на которой ранее находились лагеря с заключенными. Использовали большую железнодорожную станцию и здания лагерей в поселках. На станции стоял энергопоезд, рядом были склады, завод железобетонных изделий, другие здания.

Все сооружения, механизмы для доставки, установки и пуска межконтинентальной баллистической ракеты Р-16У были разработаны и изготовлены по заданию КБ «Южное» (главный конструктор Янгель М.К.). В тайге строили вторую площадку объекта, проект которого разработал ЦПИ МО. Его представителем был Николай Григорьевич Юдин. Закончив знакомство с объектом, я понял, что нужно заниматься строительством, а не монтажом технологического оборудования. Написал телеграмму в ГКОТ и Министру обороны. Полковник Мигицко Н.В. отказался завизировать отправку телеграммы, так как в ней я предложил освободить от занимаемых должностей начальника УИР полковника Мигицко, главного инженера УИР полковника Журавлева, начальника складского хозяйства полковника Шкитыря. После разъяснения, что текст телеграммы я передам через органы КГБ, Мигицко завизировал отправку телеграммы.

Прочитав телеграмму на восьми страницах, на объект прибыл заместитель главного инженера Главного управления аэродромного и специального строительства МО (ГУАСС) полковник Павлов Борис Петрович. Вдвоем мы осмотрели стройку и склады. Увиденное убедило Павлова в правильности моей оценки состояния строительных работ.

В феврале, перед заседанием межведомственной комиссии в ГКОТ, руководителем которой был Ударов Г.Р., в беседе со мной начальник ГУАСС Герой Социалистического Груда генерал-лейтенант Григоренко Михаил Георгиевич сказал, что вновь назначенные начальник УИР и главный инженер УИР с приказами о назначении будут направлены ко мне, чтобы я вводил их в должность и присутствовал при передаче дел. На ухо сказал, что первым приедет на должность начальника УИР полковник Борисевич Александр Иванович, который строил военный аэродром Шереметьево. Через несколько дней мне позвонил полковник Борисевич. По моему указанию его встретили и привезли ко мне в дом. После завтрака мы пошли в штаб УИР, где произошла передача дел.

На должность главного инженера УИР прибыл инженер-полковник Груздев. Полковнику Шкитырю подчинили управление начальника работ (УНР) на будущем объекте (3-й площадке). Новые назначения были сделаны вовремя. Наши надежды оправдались. Все совещания командиров проходили в кабинете начальника УИР. Кабинет же стал местом ежедневной встречи командования объекта и в свободное время. Работали и отдыхали дружно, все действия координировав. Сообщения в Москву посылали согласованные. На совещании в узком кругу руководителей (Медведев Д.А., Лямин Н.В., Борисевич А.И. и Маклаков Н.К.) решили поручить конструкторам УИР разработать чертежи клуба и выбрать место для него на площадке № 13.

Первый стол, предназначенный для установки ракеты на второй площадке, бетонировали до моего приезда. После беседы с исполнителями у меня сложилось мнение, что его бетонировали без учета требований к работе в зимних условиях. В мае стол начал оседать; в августе определили, что стол осел на 700 мм. В течение месяца стол подняли на заданный уровень.

Второй стол объекта при мне бетонировали в феврале под руководством полковника Павлова Б.П. Над бетоном стола был возведен купол из брезента. На поверхности бетона горели мангалы. Но в массе бетона несколько дней температура не росла: северокорейский цемент в бетон не отвердевал. В декабре 1962 года по первому и второму столу объекта никаких замечаний не было. На объект по зимнику, до моего приезда не завезли нужные материалы и механизмы. Использовали краны на автомобильной базе. Другие краны, станки, приборы лежали в снегу на складе гарнизона. Не было временного водоснабжения, воду возили в цистернах издалека. Бетон готовили на месте. Новые руководители УИР устраняли недочеты предшественников. Воду стали брать из геологоразведочной скважины, ее хватило для временного водоснабжения. Работы на объекте вели круглосуточно: строители жили в казарме на объекте, командование работало без выходных дней. Первый выходной день для командования был объявлен в середине апреля. Разработали план строительства и монтажа 3-й площадки объекта. Полковник Павлов Б.П. принимал активное участие в подготовке строительства. Разметили территорию, по зимнику завезли все, что потребуется при строительстве, в том числе передвижные электростанции ПЭС-100. Согласно плану стали рыть котлованы для будущих сооружений.

Дорогу ко второй площадке по насыпи монтировали из гладких аэродромных плит. Просеку расширили, так как ширина ее должна быть не менее суммы высот двух деревьев плюс ширина дороги, обочин и кюветов. Если в тайге прорубить просеку, деревья вдоль нее будут падать на дорогу из-за слаборазвитой корневой системы. Они не падают, если выросли вдоль дороги из саженцев и поросли. Новую дорогу в тайге нельзя замаскировать.

Когда полковник Павлов уезжал в Москву, представлял ГУАСС на объекте подполковник Родин Иван Андреевич. Приезжали и другие руководители ГУАСС. Несколько раз на объект приезжал командующий Сибирским военным округом генерал-полковник Бакланов Г.В. и секретарь Обкома КПСС Лукьяненок Н.В. Московские руководители и командование СибВО уговорили меня при работе в монтажно-испытательном комплексе (МИК) и других сооружениях совместить отделочные работы с монтажом технологического оборудования. Это привело к тому, что из-за неизбежной грязи и пыли многие приборы вышли из строя. Часть ручек и инструмента была украдена. Для промывки контактов в приборах этиловый спирт по наряду УИР мне пришлось просить в совнархозе области. Часть приборов вышла из строя из-за хранения при низкой температуре.

Ракету везли по строящейся дороге. На некоторых участках дорога имела одностороннее покрытие. Пешком вместе с генерал-майором Клименко Ф.В. мы сопровождав тележки с корпусом ракеты. Разместили ее в пролете МИКа, где был бетонный пол (в соседнем пролете пол бетонировали). Пол, стены и потолок предстояло отделать согласно чертежу.

В начале мая генерал-лейтенант Медведев Д.А. пригласил на совещание в кабинет начальника УИР меня, полковника Борисевича и полковника Лямина с их заместителями по политчасти. Дмитрий Александрович предложил обосновать необходимость строительства здания, которое в данное время будем использовать как клуб.

* * *

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика