На главную сайта   Все о Ружанах

Омская стратегическая (1959—2004 годы)

Под общ. ред. Швайченко А.А.
Издание 2-е, дополненное

Омск, 2004

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Глава V. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ РАКЕТНЫХ ДИВИЗИЙ И ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ ОМСКОЙ РАКЕТНОЙ АРМИИ

 

КРАСНОЗНАМЕННАЯ РАКЕТНАЯ ДИВИЗИЯ
(город Ужур)

[См. также: 62-я ракетная дивизия — в/ч 32441]

История формирования ракетной дивизии начинается с истории формирования ракетного полка (войсковая часть 54093). На базе расформированных частей Сибирского военного округа и Томского военного училища связи к 1 ноября 1960 года, в соответствии с директивой Главнокомандующего Ракетными войсками от 4 июня 1960 года и приказом начальника 27-го учебного артиллерийского полигона от 11 июня 1960 года, в городе Томске в составе 211-й ракетной бригады (войсковая часть 34139, командир полковник Мельник В.К.) был сформирован ракетный полк (войсковая часть 54093). Полк состоял из: командования и штаба, двух стартовых дивизионов, технического дивизиона и подразделений обслуживания.

В 1961 году бригада была переформирована в 36-ю ракетную дивизию.

 


полковник Куц В. Т. 1961 год

Командиром полка был назначен полковник Куц Василий Трофимович, заместителем командира полка по политической части — майор Игнатьев В.М., начальником штаба — подполковник Пилипенко Иван Александрович.

В соответствии с директивой Главнокомандующего РВ от 4 августа 1961 года полк был переведен на сокращенный штат с двумя кадрированными дивизионами, двумя группами заправки и транспортировки ракет 8К67. В 1962 году полк переходит на полный штат двухдивизионного состава.

9 февраля 1962 года от имени Президиума Верховного Совета СССР заместитель командира 7-го отдельного ракетного корпуса генерал-майор Клименко Н.А. вручил полку Боевое Знамя.

В начале 1962 года вместе с ракетчиками полка, которым командовал подполковник Лямин Н.В., личный состав полка участвовал в строительстве зданий и щитовых казарм в тайге, в районе Итатки (Томская область). Но место оказалось не пригодным для размещения дивизии. Поэтому, управление, штаб и спецподразделения дивизии в дальнейшем были передислоцированы в Красноярск, а полк был выведен из состава 36-й ракетной дивизии.

Часть личного состава полка под командованием старшего лейтенанта Чернова А.А. вместе с геодезистами проводили изыскательские работы в районе станции Итат Кемеровской области. После того, как там были найдены залежи каменного угля, работы были свернуты и перенацелены на район Ужура.

С июля 1963 года личный состав полка участвовал в работе экспедиции по выбору позиционных районов для объектов в Ужурском районе. Начальником экспедиции был назначен майор Ведерников Владимир Павлович.

В 1964 году полк уже состоял из четырех боевых групп, подразделений боевого обеспечения и боевого обслуживания.

Из состава полка в мае 1964 года была создана оперативная группа для проведения работ в экспедиции №37 по осуществлению строительства объекта.

В состав группы вошли: командир полка полковник Куц Василий Тимофеевич; заместитель командира полка подполковник Старовойтов Николай Иванович; заместитель командира полка по политической части майор Рунов Евгений Иванович; полковой инженер майор Вайнер Семен Израилевич; заместитель начальника штаба полка майор Герасименко Леонид Романович; помощник начальника службы по комплексу изделия 8К67 инженер-капитан Засядьвовк Владимир Иванович; начальник инженерно-технической службы капитан Гогонин Владимир Федорович и другие офицеры.


Огневая подготовка офицеров дивизии

В августе-октябре 1964 года на базе ракетного полка, в соответствии с директивами начальника Главного штаба РВ от 24 июля и командира 7-го ОРК от 7 августа 1964 года, была создана оперативная группа ракетной дивизии МКР («ОС») под условным наименованием — войсковая часть 32441, с пунктом временной дислокации город Томск.

Задача по формированию оперативной группы была возложена на командира ракетного полка полковника Куц В.Т. Он был назначен начальником штаба — заместителем командира оперативной группы. Общая численность оперативной группы составила 852 человека (в том числе: офицеров — 214; сержантов — 152; солдат — 407; рабочих и служащих — 79).

В связи с неготовностью казарменных, жилых и служебных фондов на объекте, в Ужур была направлена только часть личного состава оперативной группы, необходимая для проведения изыскательских работ, контроля за ходом строительства, для приема технологического оборудования, участия в монтаже и охране.

Приказом Министра обороны СССР от 5 августа 1964 года командиром оперативной группы был назначен полковник Приходько Петр Михайлович, он же стал первым командиром ракетной дивизии.

К месту формирования оперативной группы в октябре-декабре 1964 года прибыли: заместитель командира оперативной группы по политической части подполковник Войнов Анатолий Дмитриевич, заместитель командира по ракетному вооружению инженер-подполковник Линник Владимир Иосифович, заместитель командира по тылу подполковник интендантской службы Трубачев Иван Гаврилович.

21 декабря 1964 года в соответствии с директивой командира корпуса от 21 ноября 1964 года оперативная группа ракетной дивизии МКР («ОС») была передислоцирована в пункт постоянной дислокации — город Ужур Красноярского края.


Приказ о заступлении на боевое дежурство

На оперативную группу были возложены следующие задачи: выполнение рекогносцировочных и изыскательских работ; проведение геодезических работ; контроль за качеством и сроками выполнения строительных и монтажных работ; организация разгрузки, приема, учета, хранения технологического оборудования; контроль производства скрытых работ, составление актов о соответствии выполненных работ рабочим чертежам и техническим условиям; организация маскировки строящихся объектов и контроль скрытности проводимых работ.

По мере расширения строительства объекта усложнялись задачи, стоящие перед опергруппой. В соответствии с этим возникла необходимость в изменении ее состава. 10 февраля 1965 года, в соответствии с директивой командира ракетного корпуса, был сформирован склад МТО капитального строительства (начальник склада майор Герасименко А. Р.).

К весне 1965 года фронт работ на объекте значительно расширился. Начались работы на БРК-1; началось строительство БРК-2 и БРК-4; проводились рекогносцировочные и изыскательские работы на БРК-3, 5, 6 и площадке №8; продолжалось строительство площадок №6 и №10.

Назрела необходимость начинать подготовку личного состава ракетных полков к несению боевого дежурства на командных пунктах управления БРК. С такими задачами оперативная группа не справилась бы.

Поэтому, в соответствии с директивой Главнокомандующего Ракетными войсками от 3 апреля 1965 года, оперативная группа ракетной дивизии МКР («ОС») 30 апреля 1965 года была переформирована в управление ракетной дивизии МКР. (Приказ командира дивизии от 30 апреля 1965 года № 0046). В соответствии с этой директивой началось формирование дивизии. К 1 октября 1965 года управление дивизии было сформировано.

В октябре 1965 года прибыл и приступил к исполнению обязанностей заместителя командира дивизии полковник Кучкин Григорий Максимович. Заместителем командира дивизии по политической части — начальником политического отдела был назначен подполковник Воинов Анатолий Дмитриевич. Заместителем командира по тылу — подполковник Трубачев Иван Гаврилович.

1 июня 1965 года 1-й ракетный полк (войсковая часть 54093) и техническая ракетная база (войсковая часть 12463) были передислоцированы из города Томска в город Ужур.

Уже 23 июня 1965 года началось формирование нового ракетного полка (войсковая часть 73781), а затем и остальных воинских частей соединения. В течение года шло усовершенствование организационно-штатной структуры дивизии.

1965 год был очень напряженный для личного состава дивизии. Перед дивизией стояли сложные и ответственные задачи: руководство строительством объекта; формирование частей и подразделений; обучение и воспитание личного состава.

Темп строительных работ нарастал. Для контроля строительства и доставки оборудования приходилось задействовать большое количество офицеров.

Возник вопрос об организации четкой системы контроля всех проводимых на объекте работ. В соответствии с указанием Главкома РВСН 8 февраля 1965 года в дивизии была создана внештатная контрольно-приемная группа. Руководителем группы был назначен командир ракетного полка (войсковая часть 54093) подполковник Ракута Василий Иванович. 9 июня 1965 года эта группа была преобразована в объединенную контрольно-приемную группу (ОКПГ), в состав которой вошли военные представители военной приемки ГИУ РВ, ГУРВО и личный состав дивизии.

Несмотря на большие трудности (бездорожье, недостаток транспорта и людей, тяжелые бытовые условия) строительные работы на 3-х площадках БРК-1 были закончены в срок. В октябре 1965 года были начаты автономные испытания на ПУ № 11, 12, 13, а в декабре 1965 года на ПУ № 14, 15, 16.

Сорокоградусные морозы, сильные ветры, снежные заносы суровой зимы, отсутствие элементарных бытовых удобств в районах строящихся пусковых установок не повлияли на ход работ. Личный состав дивизии проявил стойкость и настойчивость в выполнении задач.

Ходом строительства объекта постоянно интересовалось Советское Правительство, Министр обороны и Главнокомандующий Ракетными войсками. 24 октября 1965 года на объект приезжали: дважды Герой Советского Союза Маршал Советского Союза Крылов Н.И., заместитель Министра обороны СССР по строительству и расквартированию войск генерал-полковник Комаровский А.Н. и заместитель Председателя Совета Министров СССР Смирнов Л. В.


Вручение дивизии Боевого Красного Знамени и ордена
Красного Знамени. Слева направо: полковник Воинов А.Д.,
генерал-полковник Данкевич П.Б., полковник Соляной М.А.,
капитан Расторгуев В.А., генерал-майор Гнидо П.А., майор
Романенко В.А., генерал-майор Рызлейцев С.И., капитан
Кабанов В.Д. Ужур. 7 марта 1967года

Для сбора и представления в вышестоящие штабы информации о ходе строительства на объекте с 23 октября 1965 года было организовано дежурство на командном пункте дивизии.

Параллельно с работой на объекте шло обучение личного состава. Для укомплектования дивизии прибыли офицеры, рядовой состав и сержанты, не имеющие достаточной подготовки и практических навыков. Офицеры ракетного полка (войсковая часть 54093) также имели недостаточные для самостоятельной работы на технике практические навыки. Поэтому, в 1965 году личный состав управления дивизии, ракетного полка и технической ракетной базы прошел четырехмесячную подготовку в 100-м учебном центре с хорошими результатами.

Участвуя в монтаже и наладке систем ракетного комплекса, личный состав продолжал совершенствовать свои практические и теоретические знания.

Для офицеров, прибывших на комплектование частей дивизии, были организованы двадцатидневные сборы. Занятия на сборах проводили и офицеры инструкторской группы полигона, и хорошо подготовленные офицеры трб и полка. По окончанию сборов принимались зачеты на допуск к монтажным и пусконаладочным работам.

В январе 1966 года начался новый этап строительства объекта — комплексные испытания систем и агрегатов БРК-1, которые закончились 26 марта 1966 года. Перед личным составом дивизии встали новые задачи: прием БРК-1, 2, 4 в эксплуатацию; приведение их в постоянную боевую готовность; подготовка трех ракетных полков, управления дивизии, трб, ртб, отдельного узла связи и оэрг к заступлению на боевое дежурство; проведение изыскательских работ в районах БРК — 6, 7, 9, РУС — 2 и ПДРЦ, рекогносцировочных работ в районе БРК — 9. А также, формирование новых ракетных полков.

Этот период был связан с новыми трудностями. Только что смонтированное оборудование и системы требовали тщательной проверки и испытаний в работе совместно с другими системами. В то время ни у представителей промышленности и военной приемки, ни у офицеров дивизии не было опыта в эксплуатации нового вооружения.


Командир полка полковник Зыков Д.С. зачитывает
приказ о заступлении на боевое дежурство.
Август, 1968 год

Следствием этого были большие трудности при испытаниях: на поиски неисправностей уходило очень много времени, иногда обнаруженные неисправности вызывали необходимость немедленного проведения доработок с целью предотвращения возможности появления этих неисправностей при эксплуатации. Все это требовало времени, а график работ и без того был напряженным, поэтому боевые расчеты работали круглосуточно, иногда по двое, трое суток почти без отдыха.

В этих условиях проявилась сплоченность молодого коллектива, высокая сознательность личного состава и стремление во что бы то ни стало выполнить работы строго по графику.

Продолжается доукомплектование частей и управления дивизии офицерским составом. Ведется большая работа по изучению и подбору кадров. 1 марта 1966 года прибыл и вступил в должность начальника штаба дивизии подполковник Соляной Михаил Александрович. Полковник Куц Василий Трофимович приказом Министра обороны СССР от 10 мая 1966 года был уволен в запас.

23-24 марта 1966 года дивизию посетил Главнокомандующий Ракетными войсками Маршал Советского Союза Крылов Н.И. Он интересовался ходом строительства, вопросами формирования дивизии и ходом подготовки личного состава дивизии к заступлению на боевое дежурство.

25 апреля 1966 года вступил в должность командира дивизии полковник Рызлейцев Сергей Иванович. Полковник Приходько Петр Михайлович был назначен заместителем начальника управления НИИ-4 Министерства обороны СССР.

2 июня 1966 года, в соответствии с директивой командира 7-го ОРК, началось формирование новых ракетных полков (войсковые части 77192 и 74832).

Совершенствуется штаб, штатная структура дивизии. К концу 1966 года были сформированы еще два ракетных полка (войсковые части 45832 и 45833). В ноябре 1966 года прибыл и вступил в должность заместителя командира дивизии по тылу подполковник Панин Иван Дмитриевич.

Для боевого обеспечения дивизии в мае 1966 года была сформирована отдельная вертолетная эскадрилья, базирующаяся в Ужуре. Эскадрилья состояла из двух звеньев по три вертолета Ми-4 в каждом.

Первым командиром эскадрильи был назначен подполковник Нагорный Н.Т. В 1970 году Николай Тимофеевич назначается первым начальником авиационного отдела Омской ракетной армии. В дальнейшем эскадрильей командовали подполковник Гатиятов Ю.А. (1970-1977), подполковник Бессонов Э.Н. (1977-1980), майор Ступников В.И. (1980-1981), подполковник Смахтин С.А. (1981-1985), подполковники Кривых А.М. (1985-1994), Данилов О.В. (1994-1998) и Павлинов А.Ф. (1998-2001).

С 2001 года командир эскадрильи — летчик-снайпер подполковник Козловских А.В.


Открытие первых яслей для детей. 1968 год

 


Генерал-майор Рызлейцев С.И. вручает правительственную
награду полковнику Воинову А. Д. Приказ объявляет
полковник Соляной М.А. 23 февраля 1968 года

 


Полковник Котловцев И.Н. вручает юбилейную медаль
лейтенанту запаса Кучкиной Н.Н. 1968 год

Вертолеты Ми-4 были на вооружении эскадрильи до 1977 года, а затем полностью были заменены вертолетами Ми-8 различных модификаций.

Одной из наиболее важных задач в тот период, стоявших перед личным составом дивизии, была подготовка к заступлению на боевое дежурство.

С 5 по 19 июня 1966 года комиссия Главнокомандующего Ракетными войсками проверила ракетный полк (войсковая часть 54093), трб, узел связи, оэрг. Комиссия сделала вывод, что проверенные части по уровню обученности могут быть допущены к несению боевого дежурства и, что состояние средств связи и боевого управления обеспечивает выполнение задач, поставленных перед соединением. Комиссия также определила, что укомплектованность личным составом позволяет организовать и нести боевое дежурство.

В соответствии с приказом Главнокомандующего РВСН от 11 июня 1966 года в 00 часов 00 минут 30 июля 1966 года ракетный полк и техническая ракетная база тремя дежурными сменами заступили на опытно-боевое дежурство. В ознаменование дня заступления частей на боевое дежурство приказом Министра обороны СССР от 5 ноября 1966 года установлен годовой праздник для всех частей и отдельных подразделений дивизии 30 июля.

Приказом Главнокомандующего Ракетными войсками от 6 августа 1966 года за постановку БРК 15П067 (Р-36) на опытное дежурство в установленный срок и с высоким качеством были награждены ценными подарками: полковник Рызлейцев С.И., подполковник Линник В.И., подполковник Ракута В.И., подполковник Жильников Д.А., майор Шабалин И.С., капитан Новиков С.Г., капитан Тютин Л.Н. и капитан Коротков Ю.С. Большой группе офицеров была объявлена «благодарность».

Конец 1966 года характеризуется большим темпом работ по приведению боевых ракетных комплексов в постоянную боевую готовность и подготовке частей и подразделений дивизии к заступлению на боевое дежурство.


Размещение командного пункта ракетного полка «ОС»

В 09 часов 00 минут 5 ноября 1966 года в соответствии с приказом Главнокомандующего Ракетными войсками от 5 ноября 1966 года управление ракетной дивизии, первый ракетный полк шестью пусковыми установками, отдельный узел связи, отдельная эксплуатационно-регламентная группа, трб и ртб заступили на боевое дежурство в постоянной боевой готовности по обеспечению безопасности нашей Родины.

 

В 00 часов 00 минут 15 ноября 1966 года заступает на опытно-боевое дежурство 197-й ракетный полк, а в 00 часов в 00 минут 21 ноября 302-й ракетный полк. И уже 2 декабря 1966 года эти полки заступают на боевое дежурство. Одновременно ведутся монтажные и пусконаладочные работы на БРК-3.

В 1967 году дивизию неоднократно посещал Главнокомандующий Ракетными войсками Маршал Советского Союза Крылов Н.И. Он внимательно изучал все вопросы жизни и деятельности частей и подразделений, интересовался жилищно-бытовыми условиями личного состава, ходом строительства новых БРК.

В соответствие с директивой командира корпуса от 11 апреля 1967 года в состав ракетных полков были включены четвертая группа пуска и расчет боевого обеспечения без увеличения штатной численности личного состава полка.

 

5 мая 1967 года в соответствии с приказом Главнокомандующего РВ от 18 февраля 1967 года начался первый в истории дивизии годовой регламент — техническое обслуживание БРК-1.

Правительство уделяло большое внимание соединению, проявляло большую заботу, делало все, чтобы создать условия для успешного выполнения личным составом задачи особой государственной важности.

В мае 1967 года соединение посетили: Министр обороны СССР Маршал Советского Союза А.А. Гречко, начальник Главного Политического управления СА и ВМФ генерал армии А.А. Епишев, Главком РВСН Маршал Советского Союза Н.И. Крылов, заместитель Министра обороны СССР генерал-полковник Комаровский А.В., которые высоко оценили большой вклад личного состава соединения в укрепление обороноспособности страны.

6 сентября 1967 года заступил на боевое дежурство личный состав 221-го ракетного полка, и 2 ноября 1967 года — 229-го ракетного полка.

Соединение и воинские части награждались:

В 1967 году Постановлением Военного совета РВСН за достигнутые успехи и в честь 50-летия Великого Октября соединению и трб были вручены Памятные Знамена Военного Совета Ракетных войск.

За большой вклад в дело оборонной мощи государства, за успехи в боевой и политической подготовке, освоение сложной боевой техники и в связи с 50-летием Советской Армии и Военно-Морского Флота Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1967 года соединение было награждено орденом Красного Знамени. Награждение соединения в мирное время боевым орденом — свидетельство высокой оценки Правительством громадного труда, самоотверженности личного состава в деле повышения боевой готовности, укрепления оборонного могущества нашей Родины.

7 марта 1967 года заместитель Главнокомандующего Ракетными войсками по боевой подготовке генерал-полковник Данкевич Павел Борисович вручил Боевое Красное Знамя и орден Красного Знамени командиру ракетной дивизии.

В 1972 году за большой вклад в дело укрепления оборонной мощи страны, за высокие показатели в деле повышения боевой готовности, в ознаменование 50-летия образования СССР, Совет Министров СССР наградил ракетную дивизию «Юбилейным Памятным Знаком», а Военный совет РВСН — Переходящим Красным Знаменем — «Лучшему соединению».

В 1979 году соединение посетил Главнокомандующий РВ генерал армии Толубко В.Ф. для вручения вымпела Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть», которым награждено соединение за мужество и воинскую доблесть, проявленные на учениях.

11 апреля 1980 год соединение посетил заместитель Главнокомандующего РВ по вооружению генерал-полковник Пичугин Ю.П. Он вручил личному составу соединения Ленинскую Почетную грамоту в честь 110-й годовщины со дня рождения В.И. Ленина.

21 мая 1980 года Главнокомандующий РВ генерал армии Толубко В.Ф. посетил соединение и присутствовал на учениях.

29 декабря 1980 года командующий объединением гвардии генерал-лейтенант Кочемасов С. Г. вручил вымпел Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть» 269-му ракетному полку (войсковая часть 45832).

В 1982 году этому же ракетному полку было присвоено почетное наименование «Имени 60-летия СССР».

В 1989 году этот ракетный полк был занесен в Книгу Почета Ракетных войск.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 27 ноября 1999 года 229-му ракетному полку (войсковая часть 74832) было присвоено почетное наименование «Ужурский».

Учебно-боевые пуски соединения:

• 20.09.1971 года — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «отлично» (1 пуск).

• 26.05. — 27.05.1974 года — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «отлично» (6 пусков). Расчеты: капитан Ваганов, капитан Рыкулов, майор Филатов.

• 10.02.1981 год — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «отлично» (1 пуск).

• 11.02.1981 год — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «отлично» (1 пуск).

• 5.03.1981 год — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «хорошо» (2 пуска).

• 6.03.1981 год — 735-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «отлично» (1 пуск).

• 20.09.1985 год — 221-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «хорошо» (1 пуск).

• 23.07.1985 год — 31-й ракетный полк — полигон падения «Кура», оценка «хорошо» (1 пуск). Расчет: 1 номер — майор Казаринов В.Г.; 2 номер — ст.лейтенант Нечипоренко А.Н., 3 номер — капитан Семериков А. В.

На вооружении дивизии состояли и состоят ракетные комплексы:

Р-36 (8К67) с 1966 по 1979 годы; Р-36 (15А14) с 1975 по 1992 годы; Р-36 МУ (15А18) с 1979 года; Р-36 М2 (15А18М) с 1987 года.

 


Пуск ракеты из ШПУ

 

Ужурской Краснознаменной
ракетной дивизией командовали:

полковник Приходько П.М. (1960-1966 годы),

генерал-майор Рызлейпев С.И. (1966-1968 годы),

генерал-майор Котловцев Н.Н. (1968-1973 годы),

генерал-майор Седых Н.Н. (1973-1976 годы),

генерал-майор Смелик Е.И. (1976-1983 годы),

генерал-майор Мартыненко А.Ф. (1983-1988 годы),

генерал-майор Ащеулов В.И. (1988-1984 годы),

генерал-майор Швайченко А.А. (1994-1997 годы),

полковник Чураков В.Ю. (1997-1999 годы),

генерал-майор Солохин С.П. (1999-2003 годы).


Командир дивизии полковник Сивачев А.Л., 2003 год

С 2003 года Ужурской Краснознаменной ракетной дивизией командует генерал-майор Сивачев Александр Дмитриевич.


Строевой плац и учебный корпус
 
На территории полков
     

Символ ратной славы
 
В комнате Боевой Славы полка
     

Контрольно-пропускной пункт дивизии
 
Штаб ракетного соединения

 

Навечно зачислен в списки воинской части

БУРДАСОВ Владимир Леонтьевич, гвардии лейтенант. Родился в 1921 году в семье рабочего на станции Чакино Ржаксинского района Тамбовской области. Русский. Окончил 10 классов. Работал железнодорожником. В армии с 1941 года. В 1942 году окончил Подольское артиллерийское училище. В действующей армии с октября 1941 года. Кандидат в члены КПСС. Погиб 23 августа 1944 года в ожесточенном бою. Похоронен в селе Таксобены Фалештского района Молдавской ССР. На здании Чакинского сельскохозяйственного техникума была установлена мемориальная доска.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Приказом Министра обороны Российской Федерации №118 от 5 марта 1998 года навечно зачислен в списки 2-го ракетного дивизиона 229-го ракетного полка (войсковая часть 74832).

23 августа 1944 года командир 2-й батареи 102-го гвардейского истребительнопротивотанкового артиллерийского полка гвардии лейтенант В.Л. Бурдасов проявил образец мужества, стойкости и отваги. Командуя подразделением из артиллерии и пехотного десанта, в бою в Ясско-Кишеневской операции под городом Чиортештий, действовал решительно и смело.

Совершив глубокий обходной маневр, подразделение гвардии лейтенанта Бурдасова В.Л. неожиданно для противника появилось в его тылу. Артиллеристы стали расстреливать огневые точки и живую силу противника. Не выдержав стремительного натиска артиллерии и десанта, противник отступил. Было захвачено 5 орудий, 3 тягача и 18 повозок с военным имуществом и боеприпасами.

Гвардии лейтенант Бурдасов В.Л. со своим подразделением, преследуя противника, ворвался на окраину города Чиортештий. В этом бою гвардии лейтенант Бурдасов В.Л. погиб смертью героя.

Его преданность воинскому долгу и верность военной присяге служат примером для всего личного состава ракетной дивизии.

Воспоминания полковника в отставке Чугуй Г.М.

 


Чугуй Г.М.

Чугуй Григорий Михайлович, полковник в отставке. Родился марта 1932 года в Ростовской области. По окончании в 1952 году Александровской средней школы работал киномехаником на кинопередвижке. В армии с 1952 года. В 1954 году окончил Одесское военное училище им. К.Е. Ворошилова. Проходил службу: командиром стрелкового взвода в 89-м полку 28-й дивизии (Одесса), командиром взвода в 104-м механизированном полку 33-й механизированной дивизии в Румынии (1955-1960). В составе полка участвовал в событиях в Венгрии в 1956 году. Чугуй Г.М. награжден орденом Красной Звезды.

По окончании Смоленских курсов пропагандистов в 1960 году проходил службу в РВСН: пропагандист ракетного полка; старший инструктор по организационно-партийной работе политотдела 7-го ОРК; старший инструктор отделения пропаганды и агитации; инспектор политотдела армии; секретарь Военного совета армии; секретарь парткома политотдела; лектор политотдела армии.

В 1983 году был уволен в запас по возрасту.

 

«В 1960 году, по окончании Смоленских курсов пропагандистов, я прибыл служить в 211-ю ракетную бригаду в Томск (в дальнейшем стала дивизией), которой командовал полковник Мельник Владимир Павлович. Назначен я был на должность пропагандиста в полк, где командиром был подполковник Куц Василий Трофимович (войсковая часть 54093).

К началу 1961 года завершилось формирование полка и началась плановая боевая и политическая подготовка. В полку было три стартовых дивизиона, один технический, батарея транспортировки и подвоза и другие подразделения.

Основные усилия были сосредоточены на изучении ракетной техники и проведение политико-воспитательной работы со всеми категориями военнослужащих. Причем, проводимая политико-воспитательная работа была направлена на воспитание у личного состава любви к Родине, на выполнение главной задачи — качественное освоение ракетной техники в короткие сроки.

Изучение ракетной техники началось с изучения ТТХ, устройства и правил эксплуатации ракеты 8Ж38 (Р-11). В короткие сроки офицерами полка под руководством капитана Макаренко Владимира Федосеевича (в то время заместителя командира первого дивизиона по ракетному вооружению) был оборудован спецкласс, созданы и оформлены стенды и схемы.

Главный инженер полка по ракетному вооружению капитан Лебедев Анатолий Павлович был высоко подготовленным специалистом, отлично знающим свое дело. Он умел просто и доходчиво разъяснять материал на занятиях. Благодаря этим качествам он сумел заинтересовать офицеров в деле изучения ракетной техники. В результате полк осуществил в селе Таскино Красноярского края «прожиг» с оценкой «отлично».

Я, как пропагандист полка, много внимания уделял организации и проведению политической подготовки офицеров, сержантов и солдат. Работа с руководителями групп политзанятий (два обязательных семинара в месяц), руководство группой марксистско-ленинской подготовки офицеров, контроль качества проведения политических занятий, организация политико-воспитательной работы с личным составом в вечернее время — вот тот неполный перечень вопросов, которыми приходилось ежедневно заниматься. Не говоря уже о личной подготовке, как пропагандиста, и технической подготовке.

Ведь мне не хотелось выглядеть «белой вороной» в глазах личного состава на занятиях по ракетной технике и другим дисциплинам командирской подготовки. Тем более, что методика проведения каждого занятия у капитана Лебедева А.П. предусматривала усвоение пройденного материала. И, конечно, было очень неудобно перед товарищами и присутствующими начальниками не ответить на заданные тебе вопросы. Поэтому приходилось заниматься днем и ночью.

Приказом по полку я был назначен нештатным начальником школы комсомольского актива. В ней обучалось до пятидесяти сержантов и солдат из числа активистов подразделений. К проведению занятий в школе привлекались наиболее подготовленные и опытные офицеры полка, в том числе и командир полка полковник Куц В.Т.

Занятия в школе проводились один раз в неделю в вечернее время по 4 часа. Благодаря этой системе подготовки актива в подразделения приходили идейно-закаленные, умеющие организовать и лично проводить воспитательную работу военнослужащие, которые вместе с командирами подразделений проводили воспитательную работу с личным составом. На фотоснимке первого выпуска школы комсомольского актива в центре — командир полка полковник Куц В.Т., справа от него — капитан Чугуй Г.М., слева — секретарь парткома майор Зыков Г.В., рядом с ним — секретарь комитета ВЛКСМ полка старший лейтенант Васильев С.


Первый выпуск школы комсомольского актива. Томск. 1961 год

В тот период шло строительство БСП, казарм и жилья в районе станции Итатка Асиновского района Томской области. Но вскоре, из-за большой заболоченности почв, строительство было сокращено. Штаб дивизии был передислоцирован в село Памяти 13 борцов в Красноярский край. Там было начато строительство БРК «ОС» и жилых площадок.

А наш полк был выведен из состава Красноярской дивизии и принял участие в геолого-разведочных работах на станции Итат Кемеровской области.

В результате этих работ были найдены промышленные залежи бурых углей. А наши изыскательские работы были перенесены в Ужурский район Красноярского края. Здесь личный состав жил в землянках в селе Ораки на берегу озера и участвовал в работах вместе с геологами.

В ноябре 1964 года в город Ужур прибыли первые военные строители. На базе нашего полка была сформирована оперативная группа (затем дивизия), командиром которой был назначен полковник Приходько Петр Михайлович. Начальником политотдела был назначен подполковник Воинов Анатолий Дмитриевич, а начальником штаба — полковник Куц Василий Трофимович.

В феврале 1965 года штаб, а затем и части были передислоцированы в Ужур. Началось формирование, обучение и переподготовка на новое ракетное вооружение 8К67 (Р-36), строительство первого района БРК «ОС», объектов десятой площадки. На снимке принятия военной присяги прибывшим личным составом видны строящиеся здания узла связи и казармы.


Принятие военной присяги. Ужур. Май, 1965 год

В этот период прошли:

— первая комсомольская конференция дивизии. На снимке: в центре полковник Приходько П.М., слева подполковник Воинов А.Д., справа начальник политотдела корпуса генерал-майор Киянов Александр Петрович.

— первая партийная конференция. В ее работе участвовали старший инспектор Политического управления Ракетных войск полковник Шлихунов Николай Михайлович и генерал-майор Киянов А.П.

Вместе со своими однополчанами я проходил теоретическую и практическую подготовку на новой ракетной технике (Р-36) на Южном полигоне. Там личный состав расчетов получил прекрасную подготовку. Участвовал в пуске. Попадание было почти в «точку». Наш полк получил отличную оценку.


Участники первой комсомольской конференции дивизии. Ужур. 1965 год

По возвращении с учебы на полигоне личный состав полка участвовал в автономных и комплексных испытаниях совместно с личным составом технической ракетной базы (заместитель по политической части был подполковник Жильников Дмитрий Алексеевич), готовил ракеты к постановке на боевое дежурство. В первой половине 1966 года первый ракетный полк (командир полковник Ракута Василий Иванович) заступил на боевое дежурство.


Главный конструктор Уткин В.Ф. в Ужурской дивизии. 1971 год

В мае 1967 года я был назначен на должность старшего инструктора по организационно-партийной работе политотдела корпуса.

Дальнейшая моя служба проходила в управлении армии: старший инструктор отделения агитации и пропаганды политического отдела армии, инспектор, секретарь Военного совета — начальник канцелярии, секретарь парткома политотдела и, наконец, лектор политического отдела.

В Вооруженных Силах я прослужил более 31 года, из них в РВСН — 24 года.

И каждый период службы, в той или иной должности, был насыщен интересными событиями, а главное — каждый из них был связан с работой с людьми, с воспитанием всех категорий воинов на боевых и трудовых традициях, с воспитанием любви, преданности Родине и чувства высокой личной ответственности перед народом за выполнение своего воинского долга.

Оценивая службу в Вооруженных Силах, я благодарен судьбе за то, что мне посчастливилось, во-первых, жить и служить именно в период создания и становления РВСН, и, во-вторых, внести свою лепту в рождение, становление и совершенствование Ракетных войск стратегического назначения».

Воспоминания полковника в отставке Расторгуева В.А.

 


Расторгуев В.А.

Расторгуев Владимир Александрович, полковник в отставке. Начальник специальной службы РА. В Вооруженных Силах с 1956 года. Окончил Ачинское военное авиационное техническое училище в 1959 году.

Служил в частях ВВС Московского военного округа. Окончил Ленинградскую Военно-инженерную академию им. А.Ф. Можайского в 1966 году.

По окончании академии служил в Омском объединении: помощник начальника отделения боевой готовности и боевой подготовки Ужурской ракетной дивизии, старший помощник начальника спецслужбы дивизии (с 1968 года), начальник спецслужбы соединения (с 1974 года), старший офицер оперативного отдела армии (с 1977 года), начальник специальной службы Омской ракетной армии (1979-1987 годы).

 

«В августе 1966 года, сразу после окончания Ленинградской военной инженерной академии имени А.Ф. Можайского, я прибыл в формирующуюся 62-ю ракетную дивизию на должность помощника начальника отделения боевой готовности и боевой подготовки управления дивизии.

Дивизия находилась в стадии изыскания и строительства боевых ракетных комплексов типа «ОС» (одиночный старт). Физически ощущался напряженный ритм жизни, первые три: БРК-1, 2 и 4 выходили на автономные и комплексные испытания стартового оборудования и систем управления ракет 8К67, активно шло строительство и жилого городка дивизии. Никогда прежде и в последующие годы не доводилось мне видеть таких темпов строительства.


Командир полка подполковник Аксенов В.В.
инструктирует командиров дежурных сил.
1966 год

Когда в августе я пришел посмотреть на дом, в котором мне обещали квартиру, к великому сожалению, увидел только фундамент дома №12. И каково же было мое изумление, когда в начале октября этого же 1966 года я получил в нем прекрасную 2-х комнатную квартиру со всеми удобствами. Потребовалось всего два месяца, чтобы построить пятиэтажный этажный дом на 4 подъезда. Такими же ударными темпами разворачивалось строительство и обустройство позиционного района дивизии.

В те годы формирования и строительства дивизии большую организаторскую работу проявил руководящий состав — командир дивизии полковник Рызлейцев С.И., заместитель командира по политчасти начальник политотдела подполковник Воинов А.Д., начальник штаба подполковник Соляной М.А., заместитель командира по ракетному вооружению подполковник Линник В.И., заместитель командира по тылу полковник Трубачев.

В октябре 1966 года в дивизию прибыл Главнокомандующий РВСН Маршал Советского Союза Крылов Н.И. Собрав еще немногочисленный офицерский состав дивизии, он обрисовал боевую готовность не только РВСН, но и Вооруженных Сил страны, в его речи звучала тревога за состояние боевой готовности войск после военных реформ начала 60-х годов. Мы значительно уступали вероятному противнику во времени подготовки ракет к пуску. Если боевая готовность ракет «Титан» и «Минитмен» составляла от 30 секунд до 1 минуты, то боевая готовность наших массовых ракет 8К64 (МНР), 8К63 (8К65) РСД составляла от 20 минут из полной боевой готовности до 4-5 часов из постоянной готовности.

Главком РВСН призвал офицерский состав приложить максимум усилий для ликвидации такого отставания путем обеспечения досрочного введения в боевой состав БРК 15П067.


Торжественное прохождение маршем личного состава
9-го полка. 19 июня 1972 года

Как офицер оперативного отделения и специальной службы дивизии я наблюдал поистине героический труд моих боевых товарищей. Они в трудных условиях боевой работы днем и ночью выполняли работы по приведению БРК в боевую готовность — это первые командиры полков подполковник Ракута В.И. (БРК-1), подполковник В.А. Бубнов (БРК-2), подполковник Аксенов В.В. (БРК-4). Мне довелось готовить проект приказа командира дивизии на постановку ракетной дивизии на боевое дежурство. Этот проект приказа, на одном листе, в ночь на 5 ноября 1966 года был подписан командиром дивизии полковником Рызлейцевым С.И. на своей квартире. Дивизия заступила на боевое дежурство в составе управления дивизии, узла связи, трб, ртб, БРК-1 и оэрг.


Построение 9-го ракетного полка. Начальник штаба
подполковник Мясоед В.Д. докладывает командиру полка
полковнику Антонову Б. А. 7 ноября, 1972 год

К концу 1966 года мы ввели в боевой состав еще два БРК (2-й и 4-й). Поскольку наша дивизия была головной в части строительства и освоения БРК 15П067, нам пришлось пройти все стадии регламентных работ на БРК, сначала полугодовые, затем годовые, впоследствии двухгодовые регламенты. Это вело к большому объему работ офицеров трб, ртб, полков. К тому же, частые неисправности систем наземного оборудования в процессе несения боевого дежурства заставляли офицеров службы ракетного вооружения, а особенно, офицеров специальной службы дивизии постоянно выполнять свои обязанности круглыми сутками в оголовках шахт ПУ. И хотя мы обеспечивали боевую готовность БРК, с нас не снимали обязанностей по несению боевого дежурства на КП дивизии.

В мае 1967 года дивизию посетил Министр обороны СССР Маршал Советского Союза Гречко А.А. С ним была большая группа руководящего состава Вооруженных Сил и РВСН, в их числе начальник Главного Политуправления СА и ВМФ генерал армии Епишев А.А., Главком РВСН Маршал Советского Союза Крылов Н.И., Командующий войсками СибВО генерал-полковник Иванов С.П., другие офицеры и генералы Министерства обороны СССР.

Министр побывал на КП БРК-2 и в жилых помещениях дежурной смены полка (101-е сооружение). Он живо интересовался жизнью и бытом ракетчиков. Затем он побывал на строящемся объекте — БРК-3, где имел нелицеприятную «беседу» с представителями министерства среднего машиностроения за наметившееся отставание в сроках строительства БРК, и в конце пребывания в дивизии провел беседу с офицерским составом дивизии, нацеливая нас на дальнейшее повышение боевой готовности.

В последующие годы дивизия успешно выполняла задания по постановке новых БРК (по 2-3 комплекса в год) и в 1971 году завершила свое формирование постановкой на БД БРК-10 (командир полка подполковник Плотников Ю.И.).

За большой вклад в дело оборонной мощи государства в 1967 году дивизия была награждена орденом Красного Знамени. Вручал дивизии Боевое Красное Знамя и орден Красного Знамени заместитель Главкома РВСН по боевой подготовке генерал-лейтенант Данкевич П.Б.

В последующие годы личный состав дивизии решал сложные и ответственные задачи по несению боевого дежурства, переводу дивизии на новую мощную боевую технику, проведению учебно-боевых пусков с БРК-1, 3, 10.


Заправка ракеты в ШПУ

В дивизии выросли видные военачальники наших Вооруженных Сил. В 60-70 годы здесь проходили службу генерал-полковник Валынкин И. (трб), генерал-полковник Соловцов Н.Е. (БРК-7), генерал-полковник Котловцев Н.Н. (командир дивизии).

Поддержанию боевой готовности Ужурской ракетной дивизии отдали свои лучшие годы мои сослуживцы и боевые друзья полковник Янко Е.А., полковник Долгодуш А.Н., полковник Кашик А.С., полковник Батышев Н.Н., подполковник Юдин В.И., подполковник Горелин В.В., подполковник Колтаков В.Т., подполковник Фахрутдинов Х.Ф., подполковник Вараксин В.А., майор Кабаков В.Д., майор Федоров В.П. и многие другие».

 

Воспоминания генерал-майора запаса А.Ф. Мартыненко

 


Мартыненко А.Ф.

Как известно, определением уровня боевой подготовки и боевой готовности частей и соединений являются: инспекции, итоговые проверки и т.п. Вот об одной такой необычной по тем временам инспекции рассказывает генерал-майор запаса А.Ф. Мартыненко, командир соединения в 1983-1988 годах.

Мартыненко Анатолий Федорович, генерал-майор. Родился 26 августа 1940 года в городе Тамань Краснодарского края.

После окончания в 1961 году Военного автомобильного училища был направлен в РВСН. Службу прошел в должностях: оператор, старший техник, начальник отделения в ракетном полку. По окончании в 1971 году Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского, продолжил службу в Винницкой армии на должностях: командир группы, заместитель командира, командир ракетного полка, заместитель командира ракетной дивизии. В 1983 году был назначен на должность командира Ужурской ракетной дивизии. С 1988 года — заместитель командующего Омской ракетной армией по боевой подготовке. С 1995 года в запасе.

«Впервые о существовании Главной инспекции Министерства обороны (ГИМО) я услышал в мае-июне 1985 года. После того, как в апреле дивизия сдала итоговую проверку комиссии Главнокомандующего РВСН, председателем которой был генерал-полковник Мелехин А.Д. — заместитель Главнокомандующего по боевой подготовке. Полученная дивизией хорошая оценка далась нам не просто.

Сразу после начала учебного года, с декабря 1984 года, я со своими заместителями полковниками Н.М. Петренко, В.Е. Куриловым, В.М. Беловым, С.М. Кальницким и Ю.А. Потемкиным постарался организовать работу так, чтобы за оставшиеся четыре месяца до планируемого в апреле 1985 года срока нашей проверки, максимально использовать все для обучения личного состава. И, как в дальнейшем комиссия Главнокомандующего отметила, «дивизия в условиях низких температур успешно справилась с поставленными задачами».

А морозы в том апреле были действительно жестокие, с началом выдвижения техники в полевой район и до конца учения — в пределах 35 градусов мороза. В ходе проверки группа заправки командира ТРБ полковника А.П. Перепелицы выходила в полевой район с реальными компонентами горючего и окислителя. И вот, при возвращении после окончания учения, у одного из заправщиков лопнул трубопровод в системе ходовой части, и эта махина, заполненная агрессивной жидкостью, закупорила путь колонне. Личному составу группы обеспечения движения во главе с заместителем командира дивизии по вооружению полковником С.М. Кальницким пришлось на себе, в течение нескольких предутренних часов, испытать обжигающее дыхание «хакаса».

В позиционном районе 7-го полка, он практически не переставал дуть. Только ослабевал или усиливался до ураганного, и тогда наметал в считанные часы сугробы пыли или снега. На этот раз специалисты службы вооружения успешно справились с аварийной ситуацией и, к 7 часам утра, я доложил генерал-полковнику А.Д. Мелехину об устранении поломки и возвращении колонны заправщиков в техническую зону ТРБ.

Мне, как командиру, было приятно вдвойне. Во-первых, получена хорошая оценка, во-вторых, до наступления холодов осени 1985 года, а они у нас могли уже начаться с 20 сентября выпадением снега, можно было заняться как боевой учебой, так и хозяйственными делами, вопросами благоустройства городка.

Вот на этом благополучном фоне прошел слух, что дивизию в начале осени 1986 года хотят еще раз проверить комиссией Министерства Обороны. По сложившемуся мнению, проверки комиссиями МО и ЦК КПСС имели свои особенности. Они брали более крупные вопросы боевой готовности и меньше уделяли внимания тем специфическим вопросам, которые были хорошо известны профессионалам аппарата Главкома. Престиж полученной оценки был очень высок. Я был спокоен, так как после сданной проверки уверенность в успехе была твердой.

Планы были скорректированы, задачи доведены до командиров частей и весь личный состав соединения включился в ритм подготовки к проверке.

По мере приближения ее срока информация о ней стала нарастать и конкретизироваться. Оказывается, это не просто проверка МО или ЦК, а проверка, которой до сих пор, по причине режима, РВСН не подвергались за весь 25-летний период своего существования.

Незадолго до прибытия комиссии, по телефону ЗАС на меня вышел начальник штаба проверки ГИМО и поставил задачу на подготовку на период их работы 30 единиц легковых машин класса «Волга». Когда я ему доложил, что в дивизии их всего две, то он раздраженно ответил: «Это не моя забота, докладывайте своему Главнокомандующему, пусть думает...». Естественно, я доложил командующему армией генерал-лейтенанту Ю.И. Плотникову и стал ждать его решения. Помогло, в конечном итоге, руководство Красноярского края, конкретно, первый секретарь краевого комитета партии Павел Стефанович Федирко. Он прислал таксистов из Красноярска.

С каждым днем обстановка в дивизии все более накалялась, близилось прибытие комиссии. И вот наступил этот день. В Красноярск они прибыли во второй половине дня. Пока решался вопрос перелета вертолетами в Ужур, еще прошло какое-то время. В итоге первые члены комиссии прилетели в конце светового дня, а последние — вообще в сумерках.

Заместитель председателя комиссии генерал-лейтенант А.В. Зинченко прибыл в предпоследнем вертолете. Никогда еще дивизия не встречала такую многочисленную, с большим количеством высших офицеров, комиссию. Можете себе представить, в каждую воинскую часть: и в полки, и в части специальных войск и тыла, даже в военную школу младших специалистов и дивизионную автомобильную ремонтную мастерскую, — был определен председателем подкомиссии генерал или адмирал, а в техническую ракетную и ремонтно-техническую базы направили по вице- и контр-адмиралу на каждую!

Первые дни члены комиссии относились к нам, сдающим итоговую проверку, как бы с некоторым подозрением и даже не скрывали этого. «Вы 25 лет жили за железным занавесом, сами себя проверяли», — говорили они. А со мной и генерал-лейтенантом А.А. Зинченко произошел такой случай. Зашли мы на учебный КП одного из полков. Как раз в этот момент боевой расчет выполнял учебно-боевую задачу. И вот, когда я, во время отработки расчетом вводной проверяющего, прошел внутрь и наклонился к рабочей тетради 2-го номера, чтобы прочитать его записи, генерал-лейтенанту А.В. Зинченко показалось, что я хочу что-то подсказать проверяемому офицеру. Мне стоило больших трудов убедить его в несостоятельности таких подозрений.

В дальнейшем, когда проверка закончилась, мы расстались по-доброму. Он видимо понял, что командир ракетной дивизии переживает за боеготовность нисколько не меньше командиров дивизий других видов Вооруженных Сил, которых они до этого проверяли.

За несколько часов до начала учений с выходом ЧСВТ в полевой район я с генерал-лейтенантом А.В. Зинченко выехал на рекогносцировку маршрутов выдвижения частей. Погода была типично осенней, с холодным дождем. Мы едва проехали с двумя включенными мостами на новом УАЗ-469. Он искренне посетовал: «Не знаю, Анатолий Федорович, как ты «проползешь» в такую погоду со своей техникой?» Конечно, меня тоже беспокоило состояние дорог, особенно начало маршрута через гору «Генералиха», так ее почему-то прозвали местные жители. Поэтому, как только вернулся в штаб дивизии, я сразу же собрал командиров частей и начальников служб на короткое совещание. Тогда я еще не знал, что сигнал на начало выдвижения получу уже в этот же день, через какие-то час — полтора.


Итоговая проверка. На учениях. Ужур. 1984 год

Командирам и начальникам я довел обстановку по состоянию маршрутов, уточнил дополнительные меры безопасности, инженерное обеспечение отдельных участков, а самое главное — поставил задачу операторам быстро подготовить расчет марша с учетом смены маршрутов для ряда частей, у которых в основном была одноприводная техника, а им предстояло преодолеть затяжной подъем.

Эту задачу офицеры-операторы выполнили, доложили мне. Я это решение, во изменение «Плана рассредоточения...», успел оформить боевым распоряжением и довести до всех командиров частей, кроме командира отдельного эксплуатационно-ремонтного батальона подполковника Мохова. Это и оказалось решающим в его «неудовлетворительной» оценке за марш. Не смогла его одноприводная техника в установленное время преодолеть «Генералиху». Правда, с началом выдвижения частей на маршруты, один из посредников генерал-майор Шаталов, только несколько месяцев назад получивший назначение в ГИМО с должности командира одной из прибалтийских дивизии РСД, обвинил меня, чуть ли не, в попытке обмана комиссии, из-за смены маршрутов выдвижения ряду частей. Но, к чести генерал-лейтенанта А.В. Зинченко, он быстро разобрался и одобрил мое решение, признал его единственно правильным в той обстановке.

На второй или третий день мне стало известно, что ожидается прилет в дивизию нового Главнокомандующего РВСН генерала армии Ю.П. Максимова. Но его планы изменились. Министр обороны приказал ему прибыть в Москву, и поэтому он вызвал меня в Красноярск, где делал промежуточную посадку при перелете из соседней армии.

Рано утром вертолетом я прибыл в аэропорт «Северный». Главнокомандующего я встретил у трапа ТУ-134, представился и уточнил свою задачу. Мы прошли в депутатский зал аэропорта и там в течение 30-40 минут я доложил ему по карте боевой состав, размещение, возможности дивизии и обстановку по учению. Судя по реакции, Главнокомандующий остался удовлетворен моим докладом и нацелил бороться за «положительную» оценку. Конечно, мы, профессиональные ракетчики, воспитанные на лучших традициях борьбы за отличные подразделения и полки пока еще не понимали такого рубежа сдачи итоговой проверки, как «положительная оценка». В душе я надеялся получить оценку «хорошо», тем более выход частей в позиционные и полевые районы, приведение в боевую готовность к применению прошли в целом без крупных недостатков.


«Стандартный» командный пункт ракетной дивизии «ОС»

Апогей проверки пришелся на 14 сентября. В этот день был произведен учебно-боевой пуск ракеты с БСП ракетного полка подполковника А.А. Гришина. То есть то, ради чего проводятся регулярные тренировки, проверки боевых расчетов пуска перед заступлением на боевое дежурство, а так же в процессе его несения. Надо сказать, что особого впечатления на председателя комиссии генерала армии В.Л. Говорова и его заместителей, проведенный на «отлично» боевой пуск самой тяжелой ракеты, по моим наблюдениям, не произвел. А один из заместителей В.Л. Говорова даже сказал: «А какая тут заслуга дивизии? Они ведь только кнопки нажимали...». Хотя зрелищный эффект, когда многотонная махина, первоначально выброшенная из шахты специальным устройством, затем в объятии пламени и грохота ложится на траекторию — непередаваем и переживается каждый раз с замиранием сердца любым человеком, сколько-нибудь знакомым с ракетным оружием. Траектория полета головной части (макета) отслеживалась соответствующими измерительными пунктами на трассе полета. И уже через полчаса результат мы знали — «попадание с большой точностью в заданный квадрат».

Проверка длилась пятнадцать суток, включая двое суток на обработку материалов и проведение частных разборов по службам. Каждый рабочий день у меня, моих заместителей, да и остальных командиров частей начинался за полчаса до подъема личного состава дивизии и заканчивался за полночь, когда уходил последний проверяющий из штаба. И так полмесяца!

Надо отметить, что высокой ответственностью за успешную сдачу проверки были пронизаны все, весь личный состав до единого человека из многотысячного коллектива дивизии. В этом большая заслуга была политотдела во главе с полковником В.М. Беловым. За этот период не было ни одного случая нарушения воинской дисциплины. Даже присланные из Красноярска таксисты всю проверку безотказно и добросовестно выполняли свою задачу. В последний день, после проведения частного разбора генерал-лейтенантом А.В. Зинченко, я построил всех таксистов перед штабом, поблагодарил их за службу и вручил каждому наручные часы, тогда командир мог позволить себе это по финансовым возможностям.

Завершением первой в истории существования РВСН проверки комиссии ГИМО был разбор с руководящим составом нашего объединения в Омске. Многосуточный, напряженный, тяжелый воинский труд коллектива, двух соединений и армейского аппарата командующего армией генерал-лейтенанта Ю.И. Плотникова был завершен. Конечно, оценку «хорошо» получить нам не удалось. Ужурская дивизия получила оценку «удовлетворительно». Благополучно отчиталась и Новосибирская дивизия. Но главное, что на примере управления объединения, двух дивизий комиссия убедилась в объективности тех оценок, которые давал Главнокомандующий на протяжении всего существования РВСН, что не было каких-либо поблажек, элементов послабления.

В этом была и наша заслуга. В заключение хочется еще раз выразить благодарность всем, кто был причастен к сдаче той проверки дивизией. Кто своим трудом внес вклад в конечный результат и, в первую очередь, командирам проверяемых частей, начальникам служб полковникам А.А. Гурт и А.П. Перепелица, подполковникам А.А. Гришину, А.С. Решовскому и В.А. Юва, А.И. Илюшкину, Н.Е. Цымбарецкому, В.И. Кузнецову и многим другим».

 

* * *

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика