На главную сайта   Все о Ружанах

 

324 ракетный полк
Исторический сборник

 

Москва, 2016

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

{105}

Выдвиженец из народа
Евгений КОВАЛЁВ,
заместитель по политической части
командира группы регламента (1979–1980 гг.)

 

 

Как-то в разговоре с секретарём парткома местной ремонтно-технической базы (в\ч 14239) А.И.Карнауховым я поинтересовался, каким образом он, «технарь до мозга костей», стал партийным работником. И вот что он мне рассказал:

– Ни для кого не секрет, что на заре создания Ракетные войска стратегического назначения комплектовались офицерским составом из всех видов Вооружённых Сил СССР. Так группа выпускников Львовского пехотного училища им. Н. Щорса, закончивших его по специальности «стрелково-пулемётная» (все члены и кандидаты в члены КПСС) оказались в нашем полку. Большая их часть – в первом дивизионе.

Шли годы, офицеры становились матёрыми ракетчиками, исправно получали очередные должности и звания, оттачивали профессиональное мастерство.

Алексей Карнаухов находился в составе небольшой группы офицеров, первыми в дивизионе получивших классную квалификацию «мастер», но по-прежнему продолжал службу в должности старшего техника и в звании старшего лейтенанта. В то время, как практически все его одноклассники уже щеголяли в капитанских званиях.

Однокашники часто общались, во всём помогали друг другу, им была небезразлична судьба товарища. Как-то зашла речь о том, что {106} Алексей явно засиделся в звании, пора бы и ему получить четыре звёздочки.

И тут кому-то из сердобольных друзей пришла в голову замечательная идея. Мол, скоро в дивизионе отчётно-выборное партийное собрание, Давайте Алексея и изберём секретарём (должность-то капитанская).

Сказано-сделано. На отчётно-выборном собрании без проблем избрали А.Карнаухова в состав партбюро: характеристики-то положительные. Организаторов собрания хоть и насторожило, что не всё шло по заранее продуманному сценарию, но демократию и инициативу снизу следовало поддержать. Но когда на заседании партбюро Карнаухова и секретарём дружно избрали, вышестоящий политорган посчитал такую демократию излишней. Предложили провести повторное заседание партбюро, решение принять – как надо. Приехали высокие партийные начальники, с рекомендациями избрать заранее утверждённого активиста. Но коммунисты стояли на своём. Приехал начальник из самого Смоленска! Управлять демократией пробовал!

Несколько дней продолжалось заседание, но коммунисты дивизиона своё решение не поменяли.

Вот так и стал Алексей Игнатьевич Карнаухов партийным работником, «освобождённым», как тогда говорили. То есть на штатной основе, на капитанской должности.

Время показало, что коммунисты в выборе секретаря не ошиблись. Он набрался опыта, завоевал авторитет. Позже избрали его секретарём партийного комитет РТБ (а это уже майорская должность). Наградили майора Карнаухова медалью «За боевые заслуги».

Так выдвиженец из народа доверие оправдал. Товарищи им гордились.. {107}

 

Привет из США
Лев Рыжиков, майор в отставке

 


Служил в ВШМС, в политотделе дивизии. По семейным обстоятельствам
переехал из Каунаса в 1998 году в Майями.

 

– Появилось желание пообщаться и поделиться некоторыми мыслями и воспоминаниями. Вот если бы спросили: «Что ты посетил в США в первую очередь?», то ни за что бы не догадались. А это был космодром на мысе Канаверал. Я решил посмотреть и сравнить их и наши «ракетно-космические дела». Этот космодром находится приблизительно в 3-х часах от моего дома, занимает достаточно приличную территорию, на которой размещен музей под открытым небом. Здесь выставлены ракеты разных поколений, в том числе советские (по договору). Огромное здание крытого музея с 3Д – кинозалом. На территории находится один из «шаттлов», в который можно зайти и всё осмотреть. В кинотеатре каждый день выступает кто-то из астронавтов. Я присутствовал на выступлении одного из них. После знакомства с экспонатами выставок предлагают посетить МИК, командный комплекс и стартовую площадку. Сделано все грандиозно, впечатляет. Мне не удалось побывать на нашем российском полигоне, но знаю: там ничего не покажут и ни о чём не расскажут. А здесь можно купить билет и присутствовать на реальном запуске. Есть смотровая {108} площадка. След запущенной ракеты можно наблюдать из дома нашего сына, если знать точно время запуска. Так вот, прохаживаясь между ракет, ощущая специфический запах стартовой площадки, вспомнил я всю свою ракетную жизнь – от учёбы в Хабаровском училище до службы в Йошкар-Оле, в Немане, Ружанах, Укмерге и Кармелаве. Передо мной мысленно пронеслись картины первого знакомства с изделием 8К63, во время разгрузки его на ст.Загорск до доставки в школу сержантов в Переславле-Залесском. Вспомнил и работу по установке 8к65-х на боевое дежурство. Все мои 27 лет ракетной службы пролетели как миг. Остались одни воспоминания и разные моменты, описание которых может размеситься под обложкой книги – книги моей жизни. Я очень дорожу всем этим и с трепетом вспоминаю о днях, проведенных в армии, о друзьях-товарищах, об огнях-пожарищах. Всё это незабываемо. И не случайно мне почти каждую ночь снятся сны с армейскими эпизодами. Ну ладно, распустил слёзы, заканчиваю. Да, кстати, в Вашингтонском музее авиации и космонавтики я встретился с ракетой Р-12. Стоит она рядом с ФАУ-2, видимо намекая на что-то…


Комплексное занятие

 

{109}

На последнем рубеже

 


Николай ТУРКИН, майор запаса

 

В 1987 году пришел приказ о сокращении нашего полка. Согласно ему в каждом дивизионе из четырех стартовых батарей формировали две. В первом дивизионе было принято решение сформировать первую батарею под командованием Александра Писаревского на базе третьей, а вторую под командованием Андрея Юрчишина на базе четвертой батарей.

Была проделана огромная работа по реорганизации под руководством командира дивизиона Виктора Зуева и штаба под командованием Александра Старостина. Непосредственная нагрузка легла на комбатов вновь формируемых батарей Вячеслава Быченка, Николая Туркина, Александра Писаревского, Андрея Юрчишина.

Старались все мероприятия организовывать системно, подбирая лучших специалистов среди личного состава. Смотрели в будущее, выделяя наиболее грамотную молодежь. Параллельно шла сдача техники на арсеналы и имущества – на армейские и окружные склады. Если с ракетным вооружением сложности возникали только в процессе погрузки из-за недостатка подвижного состава, то с имуществом, полученным ранее с окружных складов, проблем было очень много. За 30-летнюю эксплуатацию комплекса часть имущества утратили или привели в негодность. В этом, конечно, можно было упрекнуть многих должностных лиц, которые своевременно не занимались списыванием имущества. Но нельзя командирам снимать вину и с себя. Обращая главное внимание на боевую готовность, командиры {110} не выполняли своевременно сверку имущества, не подавали заявки на списывание имущества, закрепленного за подразделениями. Как показала практика, сами системы окружного и центрального управления РВСН давали много сбоев. Но в конечном итоге решили и эти задачи.

Были поважнее. Дивизион, не прекращая несение боевого дежурства, перешел на новую штатную структуру.

Дежурство продолжалось в таком режиме до начала 1988 года, до приказа Главнокомандующего РВСН о снятии полка с боевого дежурства. В процессе реформирования командование стремилось не допустить грубых нарушений воинской дисциплины, всемерно поддерживать жизнедеятельность дивизиона до передачи объектов другому ведомству. Эти задачи решались под руководством сначала В. Зуева, потом А. Старостина, на самом последнем этапе с убытием командиров к новому месту службы моим вместе с оставшимися командирами батарей.

С переводом А. Писаревского к новому месту службы, оставшийся личный состав сосредоточили в казарме 4 батареи, командиром сборной роты назначили А. Юрчишина. В очень сложных условиях мы проделали огромный объем работы по снятию полевых стартов. Особую роль в этом мероприятии сыграл А. Юрчишин. Он единственный имел удостоверение и умел филигранно управлять краном, поэтому все запланированные работы по снятию СП-6 были закончены в срок и без травматизма.

Так заканчивал свой боевой путь легендарный 324 ракетный полк. Когда в конце 1988 года пришел приказ о моём переводе к новому месту службы Леонид Евгеньевич Синякович (впоследствии стал командующим Читинской ракетной армии, генерал-майором, по увольнению трагически погиб – А.Д.), командовавший в то время полком, приказал оставшийся личный состав перевести во второй дивизион.

В первом началась передача объектов в народное хозяйство. Литовские хозяева превратили столовые дивизиона в швейные мастерские, в ангарах, где хранились ракеты, стали выращивать шампиньоны и кур. {111}

 


1989 г. Последнее комплексное занятие

 


Старший лейтенант Николай Туркин(слева) с товарищами

{112}


Последнее комплексное занятие. Слева – Игорь Ветров

 


Американская инспекция в соответствии с Договором по РСМД р
работает на ракетном объекте (Ионава, местный полк дивизии)

{113}


Прощальный снимок офицеров полка

 


Рассказ о том, во что превратился 1 дивизион после расформирования полка

{114}


Проводы ракеты. Снимки проводов ракет сделаны литовскими
журналистами, которых сопровождал майор Александр Долинин

 


Прощание с ракетой

{115}


Ракеты следуют на базу ликвидации через Ионаву.
За рулём – прапорщик Алексей Павликов.

 

 


Владимир Тесленко и Юрий Санников на стартовом пятачке
4 батареи. Капустеляй. 2009 г.

 

 


Яндекс.Метрика