На главную сайта   Все о Ружанах

Под общ.ред. А.С. Борзенкова Автор-составитель Ю. Н. Феоктистов.

ОРЕНБУРГСКАЯ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ

© А.С. Борзенков. Ю.И. Феоктистов. Текст. 2001
© Пермское книжное издательство. 2001

При перепечатке ссылка на данную страницу обязательна.
 

Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

Назад

Оглавление

Далее

ГЛАВА 1.
ФОРМИРОВАНИЕ ВОЙСК
И ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ АРМИИ

 

 


Управление Оренбургского ракетного корпуса. 1966 год

 

 

Яркой страницей в истории строительства Вооруженных Сил нашей страны является зарождение, становление и развитие Ракетных войск стратегического назначения. Основа для их возникновения – наличие сил и средств, обеспечивающих боеготовность ракетно-ядерного оружия, – существовала уже к концу 1950-х годов.

17 декабря 1959 года принято постановление Советского правительства о создании нового самостоятельного вида Вооруженных Сил – Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Главнокомандующим РВСН и председателем Военного совета войск назначен Герой Советского Союза Главный маршал артиллерии Митрофан Иванович Неделин. В состав РВСН вошли инженерные полки и бригады резерва Верховного Главного Командования, вооруженные межконтинентальными баллистическими ракетами (МКР) – одно соединение, и более 20 полков, оснащенных ракетами средней дальности (РСД).

В 1960 году на базе воздушных армий дальней авиации (командующие генерал-полковник авиации Тупиков Г. Н. и генерал-лейтенант авиации Добыш Ф. И.) в городах Виннице и Смоленске формируются две ракетные армии, вооруженные РСД.

В 1960-1961 годах в целях совершенствования управления и несения боевого дежурства ракетные части МКР переформировывались в отдельные ракетные корпуса (орк) и ракетные дивизии (рд) МКР. В 1965 году были образованы еще два отдельных ракетных корпуса МКР в городах Джамбуле и Оренбурге. В г. Оренбурге дислоцировался 18-й отдельный ракетный корпус, который в своем развитии прошел ряд этапов.

 

1-Й ЭТАП (1965-1970 ГОДЫ).

Формирование 18-го отдельного ракетного корпуса, вооруженного стационарными боевыми ракетными комплексами с одиночными стартами (БРК ОС) первого поколения. Постановка на боевое дежурство, его несение и совершенствование.

На основании директивы Главнокомандующего РВСН от 7 июля 1965 года сформировался 18-й отдельный ракетный корпус с частями обеспечения и обслуживания. Командиром назначен генерал-майор авиации Георгий Павлович Карих. В состав корпуса вошли три ракетные дивизии (города Ясный, Карталы – по два ракетных полка Р-36, в г. Татищево – один полк УР-100Н) и отдельный ракетный полк Р-16, который дислоцировался в г. Актюбинске.

Управление 18-го отдельного ракетного корпуса к июлю 1965 года было в основном сформировано и приступило к руководству подчиненными соединениями и частями. Вначале формировались части и соединения, началось строительство, ввод в строй и постановка ракетных комплексов на опытно-боевое и боевое дежурство, организовывались охрана и оборона объектов, боевая подготовка личного состава. Опыта решения этих вопросов тогда не было. Командному составу ОРК приходилось самим учиться и одновременно учить своих подчиненных.

Энергия, настойчивость, воля командира и офицеров штаба и управления корпуса потребовались при строительстве боевых стартовых позиций, создании и развитии инфраструктуры позиционных районов. В решении многих проблем помогали областные Советы и обкомы КПСС.

Бытовые условия офицеров, сержантов и солдат были крайне тяжелыми, жить приходилось в землянках и бараках. Солдаты питались из походных кухонь, не было клубов, магазинов, бань. Прибывающие к месту службы со всех концов страны, из разных видов Вооруженных Сил офицеры с семьями устраивались как могли. Большинство ракетчиков несли эту тяжелую ношу в течение нескольких лет. Все физические и моральные силы отдавались выполнению главной задачи – постановке на боевое дежурство ракетных комплексов в жестко установленные сроки. Социальные, особенно жилищные и культурно-бытовые проблемы решались позднее. Командиры и офицеры вели большую работу по разъяснению важности выполнения поставленных государственных задач и о временном характере трудностей, принимались все возможные меры для улучшения условий жизни и быта военнослужащих и членов их семей.


Командир корпуса Карих Г. П. (справа) с летчиком-космонавтом Германом Титовым

Особой благодарности заслуживают молодые офицеры – выпускники военных училищ того времени. Они не только участвовали в строительстве, монтаже и наладке комплексов, в их испытаниях, но и изучали специальную технику, совершенствовали документацию, становились профессионалами высокого класса.

Трудный путь профессионального становления прошли первые ракетчики. Оторванность от культурных центров, тяжелые бытовые условия не пугали их. В степях и тайге, днем и ночью, в распутицу и сильные морозы они сформировали, привели в боевую готовность и поставили на боевое дежурство мощные ракетные дивизии и полки ОС, обустроили гарнизоны.

27 ноября 1966 года 18-й отдельный ракетный корпус с частями обеспечения и обслуживания заступил на боевое дежурство (приказ ГК РВ № 0098 от 26 ноября 1966 года). Первым заступил на боевое дежурство ракетный полк в г. Ясном, командовал которым полковник Епифанов И. А. В 1966-1967 годах приняты в эксплуатацию и поставлены на боевое дежурство 17 боевых ракетных комплексов ОС. Объем строительных и технических работ был, без преувеличения, грандиозен. Только в ракетной дивизии (г. Ясный) потребовалось организовать доставку к местам монтажа ракет 48,5 тысячи тонн оборудования, для перевозки которого понадобилось 9,5 тысячи железнодорожных вагонов. В сложных метеоусловиях, по недостроенным дорогам солдаты и офицеры технических частей и ракетных полков доставляли крупногабаритные конструкции на боевые позиции, осуществляли строительно-монтажные, пусконаладочные работы, приводили БРК в боевую готовность и заступали на боевое дежурство.

В ракетных полках фактически отсутствовала учебно-материальная база, а офицеров-специалистов имелись единицы. На первых порах изучение ракетных комплексов было организовано на заводах, полигонах, при военных училищах, академиях, а при постановке на боевое дежурство – на штатном вооружении в местах постоянной дислокации. Кроме того, специальная и техническая подготовка личного состава совершенствовалась в ходе монтажных, пусконаладочных работ, при автономных и комплексных испытаниях.

Первой полным боевым составом заступила на боевое дежурство ракетная дивизия генерал-майора Коваленко В. Л. (г. Татищево). Самоотверженно трудились в это время офицеры штаба корпуса, возглавляемого полковником Харьковым Г. И., службы ракетного вооружения (начальник полковник Одинцов М. В., майоры Ванин Б. С., Аношкин Н. П., Женихов Д. А.). Успешно действовали при постановке на боевое дежурство офицеры отдела боевой готовности и стрельбы (начальник полковник Сороченко А. Н.).

За досрочное выполнение задач по постановке БРК на боевое дежурство многие генералы и офицеры были удостоены правительственных наград, а командиру дивизии в г. Ясном генерал-майору Чаплыгину Д. X. присвоено звание Героя Социалистического Труда. Орден Ленина вручен командиру дивизии в г. Татищево генерал-майору Коваленко В. Л., офицерам управления корпуса и дивизий полковникам Одинцову М. В., Ефремову И. И., Данильченко М. П., Паклину К. И. и другим.

В 1965-1970 годах главными задачами, решаемыми личным составом, были поддержание высокой боевой и мобилизационной готовности частей; совершенствование уровня технической и специальной подготовки дежурных смен; контроль качества строительства объектов; постановка на боевое дежурство новых БРК; обеспечение надежной охраны и обороны боевых стратегических пунктов и пунктов управления; поддержание уставного порядка в частях. Больше внимания стало уделяться созданию социально-бытовых условий для военнослужащих и членов их семей. Стабильных успехов добились ракетные полки полковника Тюлькина Ю. Н. (г. Татищево), полковника Горшкова Г. П., подполковника Маркова В. В. (г. Карталы), полковников Лукоянова К. М. и Павлова А. П. (г. Ясный).
 


Командир корпуса Карих Г. П. (слева) на встрече с космонавтами

Одновременно совершенствовалась система боевого управления и связи. Первые командные пункты оснащались системами проводной и радиосвязи, традиционно применявшимися в других видах Вооруженных Сил.

Боевое дежурство в управлении корпуса было организовано на временном незащищенном командном пункте, который размещался в здании штаба (г. Оренбург, переулок Матросский). Никаких средств управления, кроме телефона, не было. Дежурные расчеты, смены командного пункта обязаны были своевременно получать и доводить приказы, сигналы (команды) и распоряжения до войск; постоянно контролировать ход строительно-монтажных и пусконаладочных работ на объектах, постановку БРК на боевое дежурство; повседневно контролировать состояние боевой и мобилизационной готовности, боевого дежурства ракетных полков, частей и подразделений.

В дальнейшем подготовке штабов, органов управления стало уделяться больше внимания. Тактические учения и штабные тренировки планировали и проводили в соответствии с утвержденными планами на учебный год. Замыслы учений и тренировок разрабатывали заблаговременно в соответствии с планами и программами оперативной подготовки. Вместе с тем, обработку всей информации по боевому управлению офицеры штабов и боевых расчетов командных пунктов осуществляли вручную. Обобщенные данные отражались на самодельных плакатах и графиках, на что затрачивалось значительное время.

Командование, военный совет, кадровые органы армии решали вопросы комплектования войск подготовленным офицерским составом – изучали, подбирали и назначали офицеров на основные командные, штабные и инженерные должности. Как правило, выбирались офицеры, имеющие опыт работы в ракетных частях, необходимые теоретические знания и практические навыки по эксплуатации ракетной техники.

Первые месяцы несения боевого дежурства полками ОС были сопряжены с немалыми организационными трудностями. Не существовало отработанных наставлений, руководств и инструкций по организации и несению боевого дежурства, методик подготовки дежурных смен, расчетов. На основании практического опыта в войсках 18-го отдельного ракетного корпуса в г. Оренбурге были разработаны и введены в действие Наставление по боевой готовности частей и соединений ОС, а также Методика подготовки дежурной смены полка ОС к заступлению на боевое дежурство.

Совершенствовалась учебно-материальная база, осваивались новые образцы ракетной техники.

К 1970 году в составе корпуса успешно несли боевое дежурство три ракетные дивизии в городах Ясный, Карталы, Татищево, вооруженные ракетными комплексами Р-36 и УР-100.

 

2-Й ЭТАП (1970-1980 ГОДЫ).

Формирование ракетной армии, вооруженной различными типами ракетных комплексов. Создание единой системы боевого дежурства и подготовки войск.

Совершенствовалась организационная структура Ракетных войск стратегического назначения и система управления ими. С марта 1970 года отдельные ракетные корпуса МКР были реорганизованы в ракетные армии (РА).
В июне 1970 года на основании директивы Главнокомандующего РВСН от 23 апреля 1970 года была сформирована Оренбургская ракетная армия. Командующим назначен Герой Советского Союза генерал-лейтенант Шевцов Иван Андреевич.

В состав ракетной армии вошли следующие соединения из ОКР:

– управление с частями обеспечения и обслуживания, ракетные дивизии городов Ясный и Карталы, которыми командовали генерал- майоры Чаплыгин Д. X. и Харченко А. Т.;

– ракетные дивизии г. Перми (командир генерал-майор Иванов 3. Т.) и г. Нижний Тагил (генерал-майор Майский О. И.), а также ракетная бригада г. Шадринска (полковник Шигорин М. А.);

– ракетная дивизия г. Державинска (командир генерал-майор Парамонов В. Ф.), ракетные бригады из г. Сары-Озек (полковник Разноцветов А. П.) и г. Каттакургана (полковник Труфанов А. А.).

Управление ракетной армии включало штаб, политотдел, управление главного инженера, отдел боевой подготовки, управление тыла, отделы и службы, непосредственно подчиненные командующему: химическая, инженерная, автотракторная, финансовая, инженерно-техническая, отдел ремонтно-технической базы, отдел кадров.

На различных этапах армией командовали генерал-полковники Шевцов И. А. (1970- 1979 годы). Герасимов В. И. (1979-1985 годы), генерал-лейтенанты Чичеватов Н. М. (1985- 1988 годы). Пустовой И. В. (1988-1993 годы). С 1993 года Оренбургской ракетной армией командует генерал-лейтенант Борзенков А. С.

Первыми заместителями командующего были генерал-майоры Иванов 3. Т. (1966- 1974 годы), Шиловский В. П. (1974-1976 годы), Плотников Ю. И. (1976-1981 годы), Кирилин В. В. (1981-1984 годы), Чичеватов Н. М. (1984- 1985 годы), Валынкин И. Н. (1985-1987 годы), Пустовой И. В. (1987-1988 годы), Соловцов Н. Е. (1989-1992 годы), Борзенков А. С. (1992- 1993 годы), Козлов А. В. (1994-1996 годы), Чуприянов В. Л. (1996-1998 годы). В 1998 году введена должность заместителя командующего, на которую назначен генерал-майор Вакуленко В. А., в 2000 г. – генерал-майор Кот А. В.

На этапе становления ракетной армии главными задачами штаба, начальников управлений, отделов и служб были следующие: принять в состав армии ракетные дивизии и бригады, завершить плановое строительство и ввод в эксплуатацию БРК ОС, обеспечить их боевую готовность, совершенствовать систему организации и несения боевого дежурства, взаимодействовать с военными округами и органами власти на местах.

В 1970-1975 годах осуществлен большой объем работ по поддержанию ракетного и специального вооружения в постоянной боевой готовности, совершенствовался опыт эксплуатации БРК дежурными расчетами и сменами. Одновременно с постановкой новых ракетных полков на боевое дежурство выполнено большое количество регламентов, ревизий и доработок существующих БРК. Были закончены работы на всех ракетных комплексах Р-36 по программе «малой модернизации» и улучшению их тактико-технических характеристик (ТТХ). В результате проведенных мероприятий время на подготовку и пуск ракет сократилось на 30 процентов. Продолжалась работа по изысканию путей сокращения времени на подготовку к пуску ракет Р-16У, Р-12, Р-14 с групповыми стартами. Проводились ревизии и доработки по улучшению их характеристик и продлению срока эксплуатации. Совершенствовалась подготовка штабов и пунктов управления. В соответствии с Наставлением по боевому управлению были определены должностные обязанности номеров боевых расчетов, смен командных пунктов армии, дивизий, бригад и полков. Большой вклад в решение этих сложных задач внесли офицеры отдела боевой готовности и стрельбы.


Совещание офицеров управления.
Слева направо: генерал-майоры Пастушенко Е. Ф., Билык В. Д., генерал-лейтенант Герасимов В. И. 1980-е годы

В 1972 году началось строительство вычислительных центров (ВЦ) в управлении армии и дивизиях. По мере ввода их в эксплуатацию, начиная с 1974 года, задачи по управлению войсками стали решаться более оперативно.

На различных исторических этапах боевой состав армии изменялся в зависимости от развития ракетного оружия, военно-политической обстановки в мире.

В 1974-1977 годах во всех ракетных дивизиях особенно актуальными были задачи повышения живучести и надежности пусковых установок и командных пунктов, а также вопросы поддержания высокой боевой готовности БРК. В войсках отрабатывались вопросы восстановления боеспособности войск и подготовки последующих пусков ракет силами и средствами формирований, выводимых в полевые районы. На всех тактических и командно-штабных учениях с дивизиями, бригадами и полками планировались и проводились марши и рассредоточение ракетных дивизионов и полков, а также частей спецвойск и тыла. Отрабатывались действия по восстановлению боевой готовности пусковых установок и пунктов управления в условиях применения противником как обычных, так и ядерных средств поражения, совершенствовалась тактическая и тактико-специальная подготовка ракетных полков, частей спецвойск и тыла.

Боевое дежурство – главный вид деятельности войск ракетной армии в мирное время – является выполнением боевой задачи особой государственной важности по защите нашего Отечества, высшей формой поддержания боевой готовности, обеспечивающей немедленный и организованный переход к боевым действиям, надежное выполнение боевых задач в любых условиях обстановки.
Много труда в создание и совершенствование единой системы подготовки дежурных сил и несения боевого дежурства вложили офицеры штаба армии. Сложные ситуации возникали при заступлении полков и смен на боевое дежурство в зимних условиях, особенно в дивизиях, дислоцированных в степной местности (города Ясный и Карталы). При заносах дорог, в метель личный состав заступающих дежурных смен подчас сутками пробивался до командных пунктов и боевых стартовых позиций. Известна катастрофа вертолета с дежурной сменой ракетной дивизии в г. Перми при внезапной метели и сильном морозе в 1978 году.

Для изыскания более совершенных форм и методов организации и несения боевого дежурства в 1975-1976 годах в войсках армии был проведен эксперимент по несению опытно-боевого дежурства с единой продолжительностью (3-4 суток) для всех видов дежурных смен и типов ракетных комплексов. В каждой дивизии (бригаде) опытно-боевое дежурство несли  один-два ракетных полка (дивизиона) и обеспечивающие дежурные смены. На основании полученного опыта и проведенных организационных мероприятий все Ракетные войска стратегического назначения с 1 декабря 1976 года перешли на единую систему организации и несения боевого дежурства.

Практически непрерывно модернизировались ракетные комплексы. Много усилий в совершенствование эксплуатации вооружения при замене ракет с истекшим гарантийным сроком приложили офицеры управления главного инженера.

В ноябре 1975 года был поставлен на боевое дежурство первый в РВСН ракетный полк с БРК повышенной защищенности (г. Ясный, командир полковник Горьковенко Н. И.). Модернизация продолжалась и в других дивизиях армии.

Командование армии уделяло постоянное внимание подбору кадров, расстановке офицерского состава, его обучению, воспитанию и служебному росту. Это обеспечило создание в войсках подготовленного и сплоченного командно-штабного, инженерного состава и резерва на основные командно-штабные должности. Именно они решали основной комплекс задач по перевооружению, изучению новой техники, организации ее эксплуатации и несению боевого дежурства.

Основные усилия политорганов, партийных и комсомольских организаций армии в этот период были направлены на совершенствование партийно-политической работы по обеспечению боевого дежурства и регламентных работ, перевооружения на новые образцы БРК, воспитанию патриотизма, неукоснительного исполнения воинского долга, поддержанию дисциплины и высокой боевой готовности.

Таким образом, к 1980 году было сформировано, прошло этап становления и боевого слаживания самое мощное объединение РВСН, оснащенное различными типами ракетных комплексов.

 

3-Й ЭТАП (1980-1990 ГОДЫ).

Модернизация вооружения. Развитие мобильных ракетных комплексов. Выполнение мероприятий Договоров ОСВ по ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД).


Генерал-лейтенант Герасимов В. И. с представителями местных органов власти

Конец 1970-х и начало 1980-х годов характеризовались крупными организационными и техническими мероприятиями, обусловленными Соглашениями ОСВ-1 1972 года, ОСВ-2 1979 года . На этом этапе были сняты с боевого дежурства ракетные комплексы с групповыми пусковыми установками (ПУ). К 1977 году были сняты с боевого дежурства и уничтожены подрывом 20 ПУ Р-16У (г. Нижний Тагил), к декабрю 1979 года – девять ПУ Р-16У (г. Шадринск), к июню 1980 года – по 12 ПУ Р-12 (г. Каттакурган) и Р-14 (г. Сары-Озек).

Впервые в истории армии приходилось уничтожать то, что создавалось героическим, упорным трудом ракетчиков. Часть оборудования, жилых городков и техники была передана в народное хозяйство, часть – уничтожена. Работами по ликвидации вооружения и обеспечению соблюдения Договоров руководили генерал-майор Линовицкий Е. П., полковники Овчар В. И., Гагулаев В. Г., Кондрашов Б. И., Баталов В. А. и другие. Ликвидация устаревших ракет Р-16У, Р-12, Р-14 компенсировалась развертыванием самоходных пусковых установок (СПУ) подвижного грунтового ракетного комплекса (ПГРК) РОД-10 «Пионер». При его постановке на боевое дежурство устаревшие ПУ выводились из боевого состава, боеспособность армии не снижалась. На вооружение армии поступил уникальный мобильный ракетный комплекс. Первым в армии заступил на боевое дежурство 3 ноября 1978 года полк СПУ под командованием подполковника Гагулаева В. Г. (г. Нижний Тагил).

Большой вклад в подготовку, перевооружение и постановку на боевое дежурство полков СПУ внесли офицеры оперативного отдела полковник Чередник В. П., майор Феоктистов Ю. Н., управления главного инженера – полковник Петров В. Г., майоры Баранцев Б. И., Кочетков В. Н., отдела боевой подготовки – подполковник Тишуков Ю. В., майор Моисеенко Н. Г., начальника войск связи – подполковники Помогалов Г. Н„ Степаненков В. П., инженерной службы – подполковник Головчиц И. М., капитан Кабанов В. Ф. и другие.
 


Обучение и воспитание подчиненных было в центре внимания командующего армией генерал-полковника Герасимова В. И. 1985 год

Развертывание мобильного комплекса потребовало проведения большого объема работ по выбору и подготовке полевых позиций и маршрутов боевого патрулирования. Много энергии, времени и труда вложили в это заместитель командира дивизии (г. Нижний Тагил) полковник Коротков Ю. Т. и начальник оперативного отделения полковник Горин Г. А., офицеры-геодезисты армии и дивизии.

В начале 1980-х годов продолжалось освоение принятого на вооружение ракетного комплекса с самоходными пусковыми установками РСД-10 «Пионер», накопление опыта его боевого применения, изучение и освоение районов дислокации. В этот период ракетные полки СПУ по утвержденным план-графикам несли боевое дежурство в полевых условиях на полевых позициях. В короткие сроки были разработаны и реализованы концепции маневра, наиболее полного использования тактико-технических характеристик и возможностей мобильного ракетного комплекса. Определенные трудности возникли при организации маршей ракетных полков, дивизионов по дорогам общегосударственного значения, так как марш совершали пусковые установки с пристыкованными ядерными головными частями. Поэтому были разработаны и практически внедрены необходимые меры маршевой и ядерной безопасности, организована система комендантской службы, сопровождения и охраны. Непосредственное участие в развитии вопросов боевого применения и тактики полков СПУ принимали офицеры оперативного отдела.

В 1980-е годы продолжалась дальнейшая модернизация вооружения войск армии. Поддержание стратегического паритета осуществлялось как за счет создания новых ракетных комплексов мобильного базирования, так и путем модернизации существовавших БРК ОС Это потребовало от личного состава дополнительных усилий в ходе демонтажа и ликвидации снимаемых с боевого дежурства БРК РС-20А, РС-20Б, РС-12А, РСД-10, РС-10, строительства и постановки на боевое дежурство новых ПГРК «Тополь».

Наращивалась инфраструктура позиционных районов ракетных дивизионов СПУ для несения боевого дежурства на учебно-боевых и боевых полевых позициях. Для каждого полка было подготовлено необходимое количество маршрутов и полевых позиций для несения боевого дежурства.

Много усилий было затрачено на развитие дорожных коммуникаций, подготовку маршрутов боевого патрулирования, рекогносцировку и наращивание количества подготовленных к занятию ракетными дивизионами полевых позиций. Особенно отличился в этом личный состав ракетных полков, инженерных служб и инженерных подразделений полков и дивизии (г. Нижний Тагил), командиры полковники Миронов В. Н., Дрюков В. С., Чертков В. П., Баранов В. В. и другие.

Продолжалось совершенствование организации управления войсками. Вопросы боевого управления всегда находились в центре внимания командования армии (генерал-полковник Герасимов В. И., генерал-майор Билык В. Д.). Были подробно разработаны задачи и должностные обязанности офицеров на пунктах управления, методики и алгоритмы их работы на различных этапах подготовки и ведения боевых действий обычными и ядерными средствами поражения.
 


На совещании командования армии. 1980-е годы

 


Контроль строительства объектов БРК «Тополь» (г. Нижний Тагил). 1986 год

 


Заместители командующего. Слева направо: генерал-майоры Кирилин В. В., Билык В. Д., Пастушенко Е. Ф., Меметов Т. А. на строевом смотре в ходе итоговой проверки армии

 


Руководящий состав РВСН, армии и ракетных дивизий на учебно-методическом сборе (г. Татищево). 1993 год

 


Этапы развития вооружения оренбургской ракетной армии

 

Выполняя национальную программу совершенствования стратегических ядерных сил, руководство СССР с учетом ограничений, предусмотренных Договорами ОСВ-2 1979 года и РСМД 1987 года, осуществляло изменение структуры группировки РВСН путем сбалансированного соотношения различных типов ракетных комплексов. Ракетный комплекс РСД-10 «Пионер» (г. Нижний Тагил) к 1985 году был снят с вооружения. Ракетные полки поочередно по плану снимались с боевого дежурства и оснащались новым ПГРК «Тополь». По итогам переподготовки в учебном центре и после успешного проведения учебно-боевого пуска на государственном полигоне Плесецк каждый ракетный полк допускался к боевому дежурству. В апреле 1987 года первым заступил на боевое дежурство полк полковника Терехова В. В. (г. Нижний Тагил). Активное участие в перевооружении принимали офицеры управления армии подполковники Харламов В. П., Холин В. Т., Орлов А. Я., майоры Герасимов Ю. Ф., Севец И. Ю., Микушин А. Ф., Христенко А. Г.

Освоение ракетных комплексов мобильного базирования потребовало нового подхода к формам и методам партийно-политической и воспитательной работы. Широкое распространение приобрело движение за повышение классной квалификации и овладение смежными специальностями. Повысились требования к патриотическому и интернациональному воспитанию, обобщению истории и традиций РВСН, армии, дивизий и полков. В это время в управлении армии и во всех дивизиях организуются музеи истории армии и комнаты боевой славы. Большой вклад в воспитание ракетчиков, обеспечение образцового выполнения ими воинского долга и задач боевой готовности внесли офицеры политорганов армии и дивизий полковники Курякин В. Д., Матвеев В. Н., Чепак Г. В., Худоба В. С., Белаш А. С., Левтеров Н. П., Маренников И. Д., Сурков А. В., Малютин А. Г., Аполозов В. С., подполковники Ключко С. И., Сухина Г. А., Самойлов С. С., Янчук В. И., Ивус В. П., Табачинский Ю. М. и многие другие.

Продолжалось развитие и совершенствование социальной инфраструктуры военных городков, создавались и обустраивались места отдыха и несения боевого дежурства, размещения личного состава.

Большой вклад в решение этих проблем внесли офицеры отдела капитального строительства (ОКС) армии и дивизий, политические отделы (органы по работе с личным составом), возглавляемые генерал-майором Кулаевым М. А. и полковником Гаджиевым Г. А., а в дивизиях - полковниками Дудко В. В., Любимовым В. В., Матвеевым С. И., Власовым В. В., Гоголиным Н. А., Нестеренко В. И., Протасеней С. В., Волковым Г. А. Они принимали непосредственное участие в воспитании военнослужащих, обустройстве их быта, проведении различных культурно-массовых и спортивных мероприятий.

Удалось найти пути решения жилищных проблем военнослужащих и членов их семей за счет внебюджетных средств, переоборудования под жилье выводимых из эксплуатации зданий и сооружений (города Йошкар-Ола, Нижний Тагил, Ясный, пос. Юрья).


Командир дивизии генерал-майор Кудрин С. П. встречает Горбачева М. С. Нижний Тагил. 1991 год

Изменившиеся взгляды на возможный характер будущей войны, способы ее развязывания и формы ведения, а также необходимость поддержания высокой боевой готовности частей и соединений, усложнившиеся условия управления войсками предъявили новые повышенные требования к офицерским кадрам. Большое значение приобрела индивидуальная работа: оценивалась служебная деятельность каждого офицера, ставились задачи по ее совершенствованию и перспективе дальнейшего роста. Периодически кадровые вопросы рассматривались на заседаниях Военного совета армии. Особое внимание уделялось подготовке кандидатов на вышестоящие основные командно- штабные должности. Это позволило вырастить и закрепить за армией перспективных офицеров, иметь достаточный резерв.

Таким образом, к началу 1990-х годов Оренбургская ракетная армия, имея на вооружении мощную группировку мобильных (РС-22, РС- 12М) и стационарных (РС-20Б, РС-20В, УР-100К) ракетных комплексов, а также подготовленный личный состав, являлась важной составной частью стратегических ядерных сил РВСН.

 

4-Й ЭТАП (1990-2000 ГОДЫ).

Поддержание боевой и мобилизационной готовности войск армии в условиях нестабильности, ограниченного финансирования и снабжения войск. Принятие компенсационных мер.

Сложной внутриполитической и социально-экономической обстановкой характеризовались 1990-е годы. Распад СССР, прекращение стабильного финансирования и материально- технического снабжения создали большие трудности, поставили перед командованием всех органов управления новые проблемы, заставили искать и находить нетрадиционные методы их решения.

Основными задачами этих лет стало недопущение снижения боевой и мобилизационной готовности и выработка компенсационных мер по поддержанию высокого уровня обученности личного состава в условиях резкого снижения количества выходов мобильных ракетных полков на полевые позиции.

В этот период повысилось значение человеческого фактора, ужесточились требования к уровню профессиональной подготовки, морально-психологическому и физическому состоянию всех офицеров и, прежде всего, руководящего командного и инженерного состава.

Продолжались модернизация вооружения армии и развитие мобильных группировок. Ракетный полк железнодорожного базирования в г. Перми заступил на боевое дежурство 22 апреля 1989 года (командир подполковник Жуковский Ю. К.). В 1993 году боевой состав армии пополнился ракетными дивизиями мобильного базирования (город Йошкар-Ола и пос. Юрья). К 1995 году поставлены на боевое дежурство ракетные полки БРК «Тополь» в ракетных дивизиях, дислоцирующихся в городах Йошкар-Ола и Нижний Тагил, к 1992 году – ракетные полки БЖРК в г. Перми, проведена модернизация аппаратуры боевого управления стационарных командных пунктов в армии, дивизиях и ракетных полках СПУ (города Йошкар-Ола, Нижний Тагил).

Учитывая сложности в финансировании, ограничение лимита горюче-смазочных материалов (ГСМ), подготовку и постановку на боевое дежурство каждого полка осуществляла комиссия управления армии под руководством командующего генерал-лейтенанта Борзенкова А. С. Самое деятельное участие в постановке полков на боевое дежурство принимали офицеры управления армии.


Руководящий состав РА. 1988 год

 

ТИПЫ РАКЕТ, СТОЯЩИХ НА ВООРУЖЕНИИ ОРЕНБУРГСКОЙ РАКЕТНОЙ АРМИИ
.

 


Дислокация войск Оренбургской ракетной армии

За период несения боевого дежурства в армии было проведено более 260 учебно-боевых пусков ракет различных типов и поколений. Пуски проводились как с государственных полигонов, так и из мест постоянной дислокации. Все учебно-боевые пуски были проведены с отличными и хорошими результатами.

В 1990-1995 годах в войсках армии был проведен ряд исследовательских и опытных учений по совершенствованию боевой и мобилизационной готовности, повышению живучести войск. Отрабатывались на практике задачи прикрытия, охраны и обороны, противодиверсионной борьбы, скрытности действий и маневра мобильных БРК. Руководили учениями генерал- лейтенант Борзенков А. С., генерал-майоры Куликов В. Е., Соловцов Н. Е., Прозоров В. В., Вакуленко В. А. Активное участие в подготовке, проведении исследовательских учений, выработке рекомендаций для войск принимали офицеры управления армии. В последующие годы исследовательские вопросы отрабатывались при проведении каждого командно-штабного учения или командно-штабной тренировки с войсками армии и дивизий.

С 1995 года основной формой подготовки полков и частей стали малозатратные методы обучения подчиненных. В армии опробуется и затем внедряется в масштабе РВСН система боевого слаживания дежурных сил на едином тактическом фоне. Уточняется порядок несения боевого дежурства ракетными полками БЖРК в пунктах постоянной дислокации с учетом ограничения выхода на маршруты боевого патрулирования. Для поддержания практических навыков личного состава в пункте постоянной дислокации создана учебная полевая позиция БЖРК, позволяющая отрабатывать без ограничений практические задачи при несении боевого дежурства в высших степенях боевой готовности. Внедряются система проведения раздельных и совместных штабных тренировок, методики проведения тактических занятий с ракетными полками СПУ и БЖРК, привлечением частей спецвойск и тыла, уточняется порядок работы групп боевого управления (ГБУ) при выработке решений, предоставлении информации о состоянии пунктов управления в ходе ведения боевых действий как обычными, так и ядерными средствами поражения.

В 1993-1995 годах корректировалась система боевого управления войсками и оружием, значительно расширились возможности управления ракетными дивизиями и полками. Поскольку сократили ряд запасных командных пунктов, то нашли дополнительные способы гарантированного доведения приказов до пунктов управления и пусковых установок.

Особенностью 1990-х годов явилось резкое увеличение на всех пунктах управления количества вычислительной техники, нового программного обеспечения. Офицерский состав армии стал изучать компьютерную технику и программирование.

Совершенствовалась работа вычислительного центра (ВЦ). Уже в 1995 году ВЦ армии стал обеспечивать запись на специальные носители информации для мобильных ракетных комплексов. Особенно творчески решали эти вопросы полковники Ткаченко А. Ф. Рубан А. В., Нечетов В. Н., подполковники Захаров С. В., Соснин Н. Н., Устинов С. В., Гончаров С. Ф.

В сложных социально-экономических и политических условиях основные усилия командования, Военного совета армии, управлений, отделов и служб были направлены на поддержание ракетных комплексов в готовности к боевому применению, обеспечение ядерной безопасности и на отработку вопросов ликвидации последствий возможных аварий с ядерным оружием. Постоянного внимания требовали вопросы усиления охраны и прикрытия боевого ракетного комплекса, пунктов управления из- за угрозы терроризма и возможных действий различных бандформирований. По-прежнему важными оставались задачи развития инфраструктуры позиционных районов, подготовки маршрутов боевого патрулирования и полевых позиций. Требовала корректировки организация боевой подготовки войск в условиях ограниченного финансирования и жесткого лимита ГСМ, а также комплектование войск личным составом и тыловое обеспечение.

Вопросы боевого дежурства всегда находились в центре внимания командования и Военного совета армии. Усилия командиров и штабов и ныне направлены на поддержание готовности дежурных сил к самостоятельному выполнению боевых задач, внедрение системы контроля боевого дежурства, создание резерва офицеров, подготовленных к работе в составе дежурных смен ракетных полков и дивизионов.

Сложившаяся система организации и несения боевого дежурства, контроля и оценки его состояния обеспечивает высокую готовность войск армии к выполнению поставленных боевых задач по гарантированной защите Отечества.


Постановка СПУ в режим боевого дежурства

 

Большую организационную работу провели командиры ракетных дивизий генерал-майоры Алексеев А. П., Бондаренко С. В., Вакуленко В.А., Друкарев А. А., Захаров В. Л., Кальянов В. Н., Кириллов Ю. Ф., Кириллов В. А., Коваленко Г. Н., Конарев А. Л., Кот А. В., Кондратьев В. А., Линовицкий Е. П., Малафеев В. И., Маркитан Р. В., Меметов Т. А., Меркулов Ю. А., Негашев В. И., Николаев А. И., Перминов А. Н., Плюснин В. П., Полицын А. В., Субботин А. Г., Цечоев М. С., Шевцов В. И., Артемьев С. А., Синенко Б. В. Успехи армии были бы невозможны без повседневной самоотверженной деятельности, рабочей инициативы командиров ракетных полков, таких как полковники Арзамасцев С. Н., Баранов А. А., Бернштейн С. Ю., Болгарский А. И., Болотов В. А., Баскаков В. Г., Брещенко В. А., Бузуев А. И., Горьковенко Н. И., Григорьев А. А., Грубов В. И., Дремов В. В., Дудин А. В., Ефремов А. С., Жариков Н. И., Жернаков В. В., Жуковский Ю. К., Зубков А. Ю., Каменев С. П., Карпов О. И., Кашкин В. И., Конященков В. П., Костюков Е. В., Краснов М. Г., Кудря Г. И., Латышев В. Н., Мазуров В. М., Мартынов А. А., Мурза В. В., Новосельцев Ю. Ф., Пугачев С. В.,
Радюшкин В. М., Руденко Д. А., Рукобратский А. В., Савченко И. С., Саморуков В. А., Солохин С. П., Стефанцов Э. Е., Яковлев В. А., подполковники Кравцов С. А., Кулай А. Г., Сивачев А. Д. и многие другие.

В 1987-1993 годах между нашей страной и США были заключены Договоры*, непосредственно повлиявшие на состояние боевой группировки войск ракетной армии.

Согласно Договорам СНВ-1 и СНВ-2, «заморожено» количество пусковых установок МБР в дивизиях, дислоцируемых в городах Карталы и Ясный, в армии снижено количество боеприпасов на стратегических носителях, ликвидированы два ракетных полка ОС, 12 ракет в дивизии г. Ясный. Выполнение Договоров, соблюдение их основных положений с момента вступления в силу контролируется инспекционными группами США.

_______________________

* Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) от 8 декабря 1987 года, согласно которому осуществлялась ликвидация ракет пусковых установок и других объектов;

Договор об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) от 31 июля 1991 года, установивший пониженные уровни ядерных боезарядов на развернутых МБР;

Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2) от 3 января 1993 года, предусматривающий дальнейшее сокращение количества ядерных боезарядов, ликвидацию МБР с разделяющимися головными частями, в том числе всех «тяжелых» ракет.

Снижался уровень противостояния ядерных держав, осуществлялось тесное взаимодействие в освоении космического пространства. Впервые за многие годы «холодной войны» стал возможен обмен визитами ракетчиков России и США. В 1996 году Оренбургскую ракетную армию посетила делегация 20-й воздушной армии США. Находясь в городах Оренбурге, Йошкар-Оле, Ясном, гости знакомились с историей объединения и соединений, образцами вооружения и техники, жизнью и бытом воинов-ракетчиков. Российские делегации побывали с ответным визитом на ракетных базах США.

В сложных условиях продолжалось обучение личного состава. Основные усилия в боевой подготовке войск армии были сосредоточены на практической направленности учебного процесса при ограниченных материальных ресурсах и сохранении при этом качественных показателей боевой учебы.

Обучение личного состава полков мобильного базирования всегда было в центре внимания командующего армией генерал-лейтенанта Борзенкова А. С. и Военного совета. Совершенствуется работа офицеров управления армии. Например, была оказана ежемесячная практическая помощь в отстающих дивизиях с проверкой вопросов боевой и мобилизационной готовности, боевой подготовки. Первое место в РВСН среди соединений СПУ в 1997 году заняла дивизия в г. Йошкар-Оле, а в 1998 году – дивизия в пос. Юрья.

Тактическая и тактико-специальная подготовка личного состава проводится на едином тактическом фоне, объединенная общим замыслом, с привлечением частей специальных войск и тыла, управление которыми осуществляется оперативными группами с командных пунктов. Высокая полевая выучка достигается за счет внедрения новых форм тактической подготовки. Тактические занятия с дивизионами проводятся на фоне тактико-строевого занятия с полком (в дивизиях СПУ и ОС) и в масштабе дивизии (в соединении БЖРК). Для более качественного проведения занятий в полевых условиях с минимальным расходом ГСМ были подготовлены и оборудованы средствами связи и энергоснабжения дополнительные учебные полевые позиции СПУ и БЖРК вблизи мест дислокации. Детально разработаны для всех типов БРК методики использования каждого планового и непланового понижения боевой готовности пусковых установок, устранения неисправностей или марша для проведения тактических занятий на фоне отработки планов боевых действий. Внедрена система работы должностных лиц по оказанию помощи и контролю несения боевого дежурства ракетными полками на полевых позициях (маршрутах боевого патрулирования) в высших степенях боевой готовности. Большую работу по совершенствованию тактической подготовки в армии проводили начальники отделов и служб.

Каждые два года в РВСН, армии и дивизиях проводится конкурс по полевой выучке, способствующий совершенствованию профессионального мастерства офицеров, повышению военно-теоретических знаний и практических навыков по умелому руководству подчиненными, овладению вооружением и военной техникой. В 1997 году командиры дивизионов майоры Лабко А. В. (г. Карталы), Приданцев Ю. В. (г. Йошкар-Ола) заняли первые места в РВСН среди дивизий ОС и СПУ. В 1999 году офицеры многих подразделений объявлены лучшими по результатам учебного года: майоры Воронин А. П., Костин П. В., Кашкин В. Л., Левчук О. А.

Опыт эффективного использования времени для боевой учебы в ходе подготовки и несения боевого дежурства соединений и частей в 1997 году был обобщен в Методике слаживания дежурных смен, которая легла в основу методики РВСН. Постоянная работа инструкторских групп армии и дивизий по подготовке офицеров дежурных смен боевого управления, боевых расчетов пуска (БРП) дала положительные результаты. Средний балл подготовки БРП в 1990-е годы составил четыре из пяти. Увеличилось количество офицеров, имеющих повышенную классную квалификацию, из них – половина первого класса и «мастер».

Военные школы младших специалистов (ВШМС) по праву стали методическими центрами соединений. С 1997 года проводятся сборы личного состава, от которого зависит боевая готовность части или подразделения. Сборы на базе ВШМС позволяют готовить высококвалифицированных специалистов. Этим процессом руководят офицеры отдела боевой подготовки.

Состояние вооружения армии требовало к себе постоянного внимания. Произошло резкое снижение производственных возможностей предприятий промышленности по производству и поставке в войска новых образцов ракетного вооружения, материально-технических средств, запасного имущества и приборов (ЗИП) для проведения регламентов и ремонта оборудования ракетных комплексов. Существенно ухудшилось централизованное финансирование эксплуатации ракетного вооружения. Поэтому в войсках армии поддержание ракетных комплексов, постановка на боевое дежурство новых БРК требовали от командно-инженерного состава принятия нестандартных решений и компенсационных мер.

 


Командующий РА Борзенков А. С. ставит задачи на месяц офицерам управления армии

 


Руководящий состав войск армии на учебно-методическом сборе. Ноябрь 1994 года

 


Ветераны на праздновании 30-летия армии. Оренбург. 1995 год

 

С 1995 года для оперативного устранения неисправностей на вооружении и военной технике начато эшелонирование ЗИП за счет демонтированного оборудования БРК, снятых с боевого дежурства. На базе ракетных дивизий городов Карталы и Ясный были созданы региональные базы оборудования обменного фонда ракетных комплексов РС-20Б, РС-20В.

В 1995-1998 годах в ракетных полках двух ракетных дивизий городов Нижний Тагил и Йошкар-Ола проведена поэтапная замена вооружения РК «Тополь» на технику с улучшенными характеристиками. Замена вооружения потребовала реконструкции боевых стартовых позиций полков, работы по продлению сроков эксплуатации, аппаратурному переоснащению ракетных баз, технической переподготовке личного состава частей. Завершающим этапом модернизации вооружения явилась реконструкция и постановка на боевое дежурство стационарных командных пунктов ракетных полков с аппаратурой боевого управления последнего поколения.

В 1996 году на государственном полигоне (г. Мирный) был успешно проведен учебно-боевой пуск ракеты РС-22, находившейся в эксплуатации более 10 лет. Марш БЖРК и пуск ракеты осуществляли боевые расчеты ракетной дивизии (г. Пермь). Результаты эксперимента подтвердили надежность оружия и позволили главному конструктору комплекса принять решение о продлении сроков его эксплуатации еще на 15 лет.

В 1997-1998 годах впервые в истории РВСН в ракетных дивизиях городов Ясный и Пермь в войсковых частях был практически освоен ремонт ракет РС-20В и РС-22, связанный с заменой пиротехнических элементов.


На шахтной пусковой установке

 

В 1996-1999 годах на базе дивизии г. Карталы проводились опытно-конструкторские работы для определения возможности продления сроков эксплуатации ракетного комплекса РС-20Б. Личным составом с помощью специалистов промышленных предприятий был выполнен комплекс мероприятий по исследованию состояния систем и агрегатов пусковых установок, проведена замена ракет, которые находились на боевом дежурстве более 22 лет. Снятые ракеты отправлены на арсеналы РВСН для проведения дефектации, статических и динамических испытаний, а также на государственный испытательный космодром Байконур, где в 1997, 1999 годах было успешно проведено два учебно-боевых пуска с оценкой «отлично». Это подтвердило не только надежность и долговечность комплексов, но и их грамотную многолетнюю эксплуатацию личным составом ракетных полков и технической ракетной базы дивизии.

В 1998 году стал внедряться комплексный подход к проведению расширенных ежемесячных технических обслуживаний вооружения и военной техники, боевых постов, мест несения боевого дежурства и объектов позиционных районов. При этом по дополнительно разработанным технологическим картам организовано техническое обслуживание всех видов вооружения и техники. Это обеспечило их готовность к применению по назначению, особенно автомобильной, бронетанковой и инженерной техники.

Наибольший вклад в поддержание высокой боевой готовности вооружения и техники внесли генерал-майор Куторкин Г. И. и офицеры управления ракетным вооружением.

Во второй половине 1990-х годов активизировалась работа по ядерно-техническому обеспечению. Часть специальных сооружений, средств эксплуатации ядерных боеприпасов и спецтехники находилась за пределами гарантийных сроков службы. Это потребовало повышения качества технического обслуживания и эксплуатации. Тогда были установлены новые системы пожарной и охранной сигнализации специальных сооружений для стабильной безопасности их эксплуатации и хранения ядерных боеприпасов (ЯБП).

Ежегодно выполняются регламентные работы с более 600 ЯБП с истекшими гарантийными сроками. Для обеспечения безопасности регламентов разработаны новые подходы к контролю и управлению особо опасными работами с головными частями ракет. Четко определены обязанности должностных лиц по обеспечению ядерной безопасности на различных этапах эксплуатации. В связи с увеличением числа неисправностей на вооружении ртб особое внимание всегда уделялось подготовке личного состава расчетов.

Заменены физически устаревшие технические средства охраны позиций ртб, выполнены Единые требования к организации охраны и обороны объектов с ядерным оружием.

Созданная в 1993 году служба ядерной безопасности стала своевременно влиять на выполнение организационно-технических мероприятий по безопасной эксплуатации ядерного оружия на всех ее этапах.

Управление государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью, ежегодно проверяющее организаторскую работу командования и Военного совета, выявило, что в армии специальное вооружение эффективно поддерживается в постоянной готовности к боевому применению, подразделения выполняют все правила содержания и безопасной эксплуатации ядерных боеприпасов.

Наибольший вклад в решение этих задач внесли генерал-майоры Вакуленко В. А. и офицеры отдела ядерно-технического обеспечения и службы ядерной безопасности.

Принципиальные изменения произошли в деятельности органов воспитательной работы. Главной их заботой стало поддержание здорового морально-психологического состояния всех категорий военнослужащих, воспитание у них патриотизма и преданности Отечеству, верности воинской присяге, стремления к воинскому профессионализму. Много внимания уделяется предупреждению правонарушений, укреплению единоначалия, сплочению воинских коллективов.

Налажено активное сотрудничество со средствами массовой информации. Впервые в истории РВСН в марте 1995 года на базе армии проведен расширенный пленум Союза журналистов Оренбургской области, в работе которого приняли участие представители центральных СМИ, администрации Оренбургской области и командования армии.

Тесно сотрудничает командование и отдел воспитательной работы армии с местными органами власти, предприятиями и учреждениями, общественными и религиозными организациями областей и республики Марий-Эл, на территории которых расположены войска объединения. Благодаря их всесторонней материальной и моральной поддержке не допущено снижения морально-психологического состояния личного состава. В результате взаимопонимания с главами администраций закрытых административно-территориальных образований успешно решаются социальные проблемы военнослужащих и членов их семей, гражданского персонала, благоустраиваются военные и жилые городки.

В объединении работают центры и пункты психологической помощи и реабилитации, комнаты психологической разгрузки, где оказывается помощь военнослужащим и членам их семей.

Духовному становлению и нравственному воспитанию воинов-ракетчиков способствуют представители религиозных конфессий, действующих в регионах дислокации войск армии. Освящаются места несения боевого дежурства и русское оружие, нелегкий труд ракетчиков по защите Отечества хранит и благословляет святая великомученица Варвара – небесная покровительница стратегических ракетчиков, иконы которой установлены на командных пунктах объединения и соединений. Благодаря помощи митрополита Оренбургского и Бузулукского владыки Леонтия, а в настоящее время – архиепископа Оренбургского и Бузулукского владыки Валентина, в Оренбургской ракетной дивизии (г. Ясный) построена воинская церковь. В 2000 году здесь начались богослужения, открылась православная воскресная школа. В результате сотрудничества командования ракетной дивизии (г. Пермь) и архиепископа Пермского и Соликамского Афанасия, помощи архимандритов Вениамина и Стефана на территории соединения вот уже несколько лет действует воинская церковь. И сегодня пермские ракетчики продолжают изучение русского православия, воспитание военнослужащих ведется на лучших исторических традициях Отечества.

При тесном сотрудничестве командования Оренбургского объединения с руководителями Оренбургского областного управления ФСБ, прокуратуры, налоговой полиции, управления юстиции более эффективно и качественно решаются вопросы поддержания правопорядка и дисциплины, обеспечения законности в войсках армии.


Боевой железнодорожный ракетный комплекс

 

В дивизиях и частях объединения творчески работают Дома культуры Российской Армии, гарнизонные офицерские и солдатские клубы, музеи, комнаты боевой и воинской славы, библиотеки, методические кабинеты, комнаты досуга. В управлении объединения в г. Оренбурге усилиями капитана Лаврухина Ф. А. создан музей истории Оренбургской армии, один из лучших в Ракетных войсках. Разнообразны и интересны программы коллективов самодеятельного творчества. Культурному развитию и отдыху военнослужащих и членов их семей немало способствует и шефская помощь Оренбургского драматического театра, филармонии, театра музыкальной комедии, деятелей искусства в регионах дислокации войск армии. В Оренбургском ракетном соединении г. Ясного в Доме культуры Российской армии показывает свои спектакли единственный в армии кукольный театр, созданный по инициативе капитана Бабич Н. П. В декабре 1999 года представители нашей армии капитан Волушков И. В., старший лейтенант Панков С. И., прапорщик Зорин Ю. И. и служащий Российской армии Мосунов М. С. стали лауреатами телевизионного конкурса солдатской песни «Виктория» в Москве, посвященного 40-летию РВСН.

В 1990-е годы значительно повысилась роль воспитательной работы с семьями военнослужащих. Настойчиво и плодотворно трудятся над укреплением уважительного отношения к армии, стремятся продолжить семейные традиции служения Отечеству помощник начальника отдела воспитательной работы объединения по работе с семьями Удовицкая Н. Б., инструкторы Семерикова О. А., Прохоренко Г. А., Тебенева С. В., Касаткина В. А., Шваб О. Н., Григорьева С. А., Ковалева Т. В. Они всесторонне содействуют женской общественности в решении широкого круга вопросов социальной и духовной жизни войск армии. Их заслуги в работе и профессиональное мастерство неоднократно отмечались ценными подарками и грамотами главнокомандующего РВСН, командующего Оренбургской армией. Во многом благодаря их деятельности вошло в практику непосредственное общение командиров всех степеней с членами семей военнослужащих и женским активом. Их мнение учитывается при распределении жилья, финансовом обеспечении, оказании материальной помощи нуждающимся, молодым и многодетным семьям. Они эффективно помогают в трудоустройстве жен военнослужащих, проявляют заботу об организации досуга и семейного отдыха, оздоровления детей военнослужащих и гражданского персонала. Ежегодно сотни детей из всех соединений армии отдыхают в летнем лагере «Янтарь», расположенном на берегу реки Урал.

Большое внимание в войсках армии вновь уделяется организации соревнования между военнослужащими в целях мобилизации личного состава соединений и частей на поддержание высокой боевой готовности, качественное несение боевого дежурства. Хороший настрой личного состава на достойную встречу юбилейных дат стал основой развернутого в 1999 году соревнования в ходе патриотической вахты «40-летию РВСН – 40 смен отличного несения боевого дежурства» (инициатор – ракетный полк пос. Юрья, которым командует полковник Марьин А. Е.). В 2000 году первым на боевую вахту «35-летию Оренбургского ракетного объединения – 35 смен отличного несения боевого дежурства» заступил ракетный полк в г. Ясном, командир подполковник Бичуля В. А.

В 1999 году в честь 40-летия РВСН и 65-летия Оренбургской области по инициативе командования армии и областной администрации армейцы впервые состязались на спортивных играх «Оренбургская крепость», которые решено сделать традиционными. В 2000 году эти игры посвящены 35-летнему юбилею Оренбургской ракетной армии.

На протяжении всей истории армии активное участие в ее развитии принимали руководители Оренбургской области и местные органы власти в пунктах постоянной дислокации ракетных дивизий. В состав Военного совета ракетной армии всегда входили руководители области. Большое внимание и помощь оренбургским ракетчикам оказывали Елагин В. В. и Шаповаленко В. А., а на современном этапе – глава администрации области, член военного совета ракетной армии Чернышев А. А., председатель Законодательного собрания области Григорьев В. Н., глава администрации г. Оренбурга Мищереков Ю. Н., главы городских окружных администраций: Южного округа – Тонких В. П., Северного округа – Иванченко В. И., Оренбургского района – Павлычев И. Г.

В соответствии с решениями Военного совета РВСН, Военного совета армии в войсках внедрена система подготовки и ввода в строй вновь назначенных на основные командно- штабные должности офицеров, а также подготовки кандидатов, включенных в резерв кадров для выдвижения на вышестоящие должности. С 1998 года произошло значительное омоложение командного состава. Только в 1999 году были назначены на должности около 20 командиров полков, столько же заместителей командиров полков, более 50 командиров дивизионов.

В условиях некомплекта личного состава развернулась работа по призыву на военную службу военнослужащих по контракту, в том числе военнослужащих-женщин на должности солдат и сержантов и по набору гражданского персонала. Продолжился поиск рационального состава боевых постов в дежурных сменах, их объединения и сокращения в интересах уменьшения численности дежурных сил при условии обеспечения качественного несения боевого дежурства и выполнения личным составом поставленных боевых задач.


Встреча Путина В. В. в аэропорту г. Оренбурга. 2000 год

 


Командование РА на встрече с руководителями ???

 


 

 


Визит делегации 20-й воздушной армии США

 

В каждом полугодии на базе одной из дивизий под руководством командующего армией проводятся учебно-методические сборы по обучению системе исполнения должностных обязанностей с командирами, начальниками штабов полков и кандидатами на эти должности. Занятия проводят командование, начальники отделов и служб армии. Результаты отражаются в кандидатских книжках, даются рекомендации по совершенствованию их подготовки. Основное внимание уделяется профессиональному становлению командиров полков.

В результате сложившейся системы подготовки кадров на основные командно-штабные должности из рядов офицерского состава армии за 35 лет выросли военачальники РВСН и ракетных армий: генерал армии Яшин Ю. А., генерал-полковники Вишенков В. М., Валынкин И. Н. Герасимов В. И., Иванов В. Л., Кочемасов С. Г., Шевцов И. А., Никитин В. А., Панин И. Г., Плотников Ю. И., Ряжских А. А., Соловцов Н. Е., Шиловский В. П., Перминов А. Н., генерал-лейтенанты Борзенков А. С., Алексеев В. П., Билык В. Д., Воробьев К. М., Дремов В. В., Жильников Д. А., Касьянов А. А., Кирилин В. В., Кириллов Ю. Ф., Меркулов Ю. А., Коваленко Г. Н., Конарев А. А., Субботин А. Г., Прозоров В. В., Лукин А. П., Косенко Ю. Г., Маркитан Р. В., Норенко Ю. Н., Сизов В. М., Рудаков В. И., Терентьев Ю. В., Щудло Т. Г., генерал-майоры Вакуленко В. А., Куторкин Г. И., Белоусов В. В., Бобин Г. И., Друкарев А. А., Кудинов В. Н., Куликов В. Е., Зинзер Б. А., Николаев А. И., Пастушенко Е. Ф., Сергунин Ю. Н., Фамеев В. Т., Гонтаренко А. Г., Плюснин В. П., Балихин В. Е., Полицын А. В., Бабешко В. А., Кальянов В. И., Малафеев В. И., Меметов Т. А., Негашев В. И., Воронин А. И., Виговский В. И., Утросин А. А., Алешкин А. А., Колесников Г. А., Панин Н. Т., Цечоев М. С., Шевцов В. И., Линовицкий Е. П., Крыжко А. Л., Кудрин С. П., Захаров В. П., Кот А. В., Кабанов П. И., Друкарев А. А., Козлов В. А., Балаболкин И. М., Кириллов В. А., Ширшов В. Т., Хлопячий Р. М., Кондратьев В. А., Локотко А. А., Бондаренко С. В., Синенко Б. В., Артемьев С. А.


Показ ракетной техники в ходе визита делегации 20-й воздушной армии США

 

В 1993-1999 годах из числа генералов и офицеров, проходящих военную службу в рядах армии, назначены командующими генерал- лейтенанты Борзенков А. С., Кириллов Ю. Ф., Конарев А. А. и Дремов В. В., 11 заместителей командующего армией, 18 командиров дивизий. 62 заместителя командира дивизий и 85 командиров полков. Только в 1999 году назначены начальником государственного испытательного полигона генерал-лейтенант Коваленко Г. Н., заместителем начальника Главного штаба РВСН генерал-лейтенант Субботин А. Г., а также три командира дивизии, 15 заместителей командира дивизии и 25 командиров полков. Все кадровые назначения на основные командно-штабные должности в Оренбургской армии проведены за счет своих кандидатов. Кроме того, в 1999 году на вышестоящие должности за пределы армии выдвинуто 125 офицеров, создан значительный резерв на основные командноштабные должности.

Первостепенное внимание уделяется вопросам повышения ответственности командиров всех степеней, начальников отделов (отделений) и служб армии и дивизий за организаторскую работу по укреплению правопорядка, воинской дисциплины, обеспечению безопасности военной службы в подчиненных частях и вопросам работы с офицерскими кадрами. В этом активное участие принимают Военный совет армии и аттестационные комиссии армии и дивизий. Большую профилактическую и воспитательную работу проводят созданные в частях офицерские собрания и товарищеские суды чести.

Современные сложные экономические, социальные и политические условия поставили новые задачи в комплектовании войск офицерским составом и прапорщиками. Большое значение приобрела работа по сдерживанию досрочного увольнения офицерского состава, особенно молодых офицеров, сохранению подготовленных специалистов в рядах армии и комплектованию войск из дополнительных источников. В 1993-2000 годах отобрано из других видов ВС и объединений 783 офицера, из запаса по контракту около 500 офицеров и 1500 прапорщиков, более 500 офицеров набрано по призыву на два года, на учебу в школы прапорщиков и школы техников направлено почти 2 тысячи человек.

Постоянное внимание командования, кадровых органов, начальников отделов и служб армии и дивизий уделяется вопросам приема, распределения, размещения и ввода в строй выпускников высших военных учебных заведений. За десять лет в войска армии прибыло более 4 тысяч выпускников, в том числе около 200 выпускников военных академий и университетов.

Организовано деловое взаимодействие с военными институтами городов Серпухова, Ростова-на-Дону, Перми, налажено комплектование их выпускниками школ из военных городков дивизий.


Командующий армией Борзенков А. С. с инспекционной группой специалистов США

 

Качественно и в короткие сроки была проведена в 1993, 1994 годах работа по переводу офицерского состава на контрактную службу, что позволило сохранить в рядах армии более 90 процентов подготовленных офицеров. По инициативе командующего армией генерал- лейтенанта Борзенкова А. С. в 1998 году начато заблаговременное заключение новых контрактов с офицерами, срок контрактов которых заканчивался в 1999 году. Это позволило армии занять ведущее место в Ракетных войсках стратегического назначения по результатам заключения контрактов.

Много внимания уделяется вопросам повышения уровня образования офицерского состава. В 1993-2000 годах в военные академии и университеты направлены для обучения более 260 офицеров, почти 30 офицеров – в адъюнктуру.

Важное значение в современных условиях приобретают вопросы морального стимулирования офицерского состава и прапорщиков. За 10 лет досрочно присвоены очередные звания почти 300 офицерам и 600 прапорщикам, воинское звание на одну ступень выше – около 350 офицерам и около тысячи прапорщикам. Награждены государственными наградами 164 офицера и 37 прапорщиков, нагрудным знаком Министерства обороны Российской Федерации «Главный маршал артиллерии М.И. Неделин» – 106 офицеров и «За службу в Ракетных войсках стратегического назначения» – 30 офицеров. Командующему армией генерал- лейтенанту Борзенкову А. С. указом Президента России присвоено почетное звание «Заслуженный военный специалист». С 19 ??? капитального строительства, инспекция технического надзора за капитальным строительством решали задачи по реконструкции объектов специального назначения, строительству жилья, капитальному ремонту существующего фонда, изыскивались новые нестандартные методы хозяйствования. Шире стали использоваться внутренние резервы, сторонние источники финансирования капитального строительства, ремонта, содержания и эксплуатации объектов объединения.


Ответный визит в США

 

С 1994 года приоритетное внимание стало уделяться взаимодействию с администрациями ЗАТО по вопросам строительства, ремонта, содержания жилых городков, отселения лиц, утративших связь с МО РФ.

Своевременно и качественно обеспечен ввод в эксплуатацию БРК «Тополь» в ракетной дивизии (г. Йошкар-Ола), модернизированы объекты ракетных полков городов Нижнего Тагила и Йошкар-Олы, построены и введены в эксплуатацию детский сад и плавательный бассейн в г. Оренбурге.

Командованием армии планомерно решаются социальные и особенно жилищно-бытовые вопросы. Ежегодно разрабатывается и утверждается программа «Жилье», в которой предусматривается получение квартир как за счет взаимодействия с администрациями ЗАТО, городов и областей, республики Марий-Эл, так и за счет собственного строительства, получения государственных жилищных сертификатов, обмена выведенного из эксплуатации фонда. В 1990-2000 годах заселено более 1500 квартир. За счет собственного строительства и переоборудования нежилых помещений получено около тысячи квартир в г. Йошкар-Оле, где построено шесть жилых домов, дом в поселке Первомайском Кировской области, три жилых дома в г. Оренбурге, 269-квартирный дом в г. Перми. Администрации ЗАТО выделили более 600 квартир. Произведен обмен выведенного из эксплуатации фонда. Ныне продолжается возведение жилых домов для военнослужащих в городах Оренбурге, Йошкар-Оле, Перми, Кирове.

Одновременно со строительством объектов специального, культурно-бытового, жилищного назначения в войсках армии эксплуатируется на должном уровне существующий фонд, включающий более 4 тысяч зданий и сооружений.

Значительный вклад в строительство, реконструкцию и капитальный ремонт объектов объединения в 1990-2000 годах внесли помощники командующего по строительству и расквартированию войск полковники Вишневский Н. А., Ларин В. Д., начальники инспекции технического надзора за капитальным строительством полковники Урсул А. Д., Веселов А. Н., начальники ОКС полковники Зайкин Е. А., Попов А. Е., Кротов А. С., подполковники Косяк С. В., Князев В. В., Клевков А. В., Денисов А. Л., Завьялов С. И., Тропин С. И., Аксенов А. Г., Веселов А. Н., Галлямов А. Н., Смирнов В. И., Алябьев В. Г., Михалев А. М., Козырь Г. Г., Югов А. Г., Розанов В. С., Арчаков В. Г. и военные строители, возглавляемые начальниками УНР полковниками Свиридовым В. А., Бограновым Ю. И. (г. Йошкар-Ола), Байчем Г. А. (пос. Юрья), начальниками УИР полковниками Катюхиным А. Г., Максименко В. А. (пос. Юрья, г. Йошкар-Ола). Абрамовым С. И. (г. Ясный) и начальником строительного управления Приволжского ВО полковником Островским А. И.

Развитие тыла за последнее десятилетие направлено на поддержание имеющейся материально-технической базы на необходимом уровне в условиях сокращения поступления денежных средств, материальных и энергетических ресурсов.

Для создания стабильного тылового обеспечения войск армии была разработана и унифицирована система управления тылом, пересмотрены штаты баз материально-бытового обеспечения и отдельных автомобильных батальонов. На их основе созданы базы тылового обеспечения, новые структурные подразделения, которые были усилены авторотами из состава отдельных автомобильных батальонов. Это позволило сократить затраты на их содержание и добиться повышения боевой и мобилизационной готовности за счет сосредоточения в едином подчинении средств подвоза материальных ресурсов.

На этапе реформирования продолжалась работа по переводу частей и подразделений тыла на профессиональную основу. Практически полностью штат поваров и до 70 процентов штатов других младших и средних специалистов тыла укомплектованы военнослужащими, проходящими службу по контракту, в том числе военнослужащими-женщинами.

Для обеспечения личного состава соединений продукцией сельского хозяйства в составе тыла армии имеются два сельскохозяйственных предприятия: «Донецкое» (директор Садовых Н. П.) и хозяйство имени Попова А. С. (директор Жирников Н. И.), которые поставили сотни тонн мяса, молока, масла, овощей и других продуктов.

Службам тыла армии удалось сохранить, отремонтировать и реконструировать, использовать по назначению все объекты, построенные в 1970-е годы. Постоянно благоустраиваются военные и жилые городки.

Совершенствуется система снабжения армии, содержания запасов материальных средств и подготовки их к быстрой выдаче (вывозу в назначенные районы), поддержания материально-технической базы тыла в образцовом состоянии, улучшения быта военнослужащих. Значительного успеха в этом добились начальники тылов дивизий полковники Жерихов С. В., Воронцов С. А., Рыбаков С. С., Файзерахманов Д. Ф., Герасименко Н. П. и другие.


Ряжских А. А.
 
Воробьев К. М.

 

Многие офицеры тыловых служб армии за образцовое выполнение служебных обязанностей выдвинуты на вышестоящие должности. Это генерал-майор Иванов А. Г., полковники Копысов М. К., Буравлев А. В., подполковники Аносов М. Ю., Плясунов О. И. и другие.

Большой вклад в дело становления системы тылового обеспечения войск внесли офицеры тыла объединения полковники Чижов А. В., Герасименко Н. П., Шуть Л. С., подполковники Холдяков С. В., Воронин С. Т., Чурбанов А. П., Цепота Р. А., Кузьмин А. А. и другие.

В условиях перехода к рыночным отношениям изменились задачи, требования, структура и штатная организация финансовых органов всех уровней, от полка до объединения. В жестких рамках государственных ассигнований проведена централизация финансовых ресурсов и строго целевое их использование. На первый план выдвинут вопрос изыскания внутренних резервов для содержания войск в режиме жесткой экономии. Это изменило подход к экономической работе и в первую очередь обеспечило целесообразное сокращение затрат на содержание и эксплуатацию вооружения, военной техники и объектов капитального строительства.

Переход финансовых органов на общегосударственную систему учета денежных и материальных средств позволил обеспечить объективность и достоверность учетных данных, рационально и экономически обоснованно использовать материальные и денежные средства. Только в 1998-2000 годах сокращено бюджетных ассигнований на эти цели более чем на 62,2 миллиона рублей. Одновременно получено дополнительных внебюджетных средств от подсобных хозяйств, строительства жилья и оказания платных услуг населению военных городков на сумму 73,4 миллиона рублей.

Командование объединения решило ввести в соединениях и частях внештатных экономистов, тогда был организован достоверный реальный учет достигнутых результатов.

В 1998 году с целью реформирования органов финансового и хозяйственного контроля в объединении создана финансовая инспекция, укомплектованная высококвалифицированными принципиальными и требовательными офицерами и гражданским персоналом, специалистами финансового и тылового профиля. Активизирована контрольно-ревизионная работа, чтобы пресечь злоупотребления с материальными и денежными средствами, оказать помощь командованию по улучшению общего состояния финансовой и хозяйственной деятельности войск. Финансовая инспекция проводит комплексные ревизии финансовой и хозяйственной деятельности, тематические и углубленные проверки отдельных вопросов хозяйствования.

Оренбургская ракетная армия 35 лет стоит на страже нашего Отечества.

С армией связаны судьбы многих поколений воинов-ракетчиков, которые, любя свою Родину, показали высокое мастерство владения сложной боевой техникой, непреклонную решимость обеспечить национальную безопасность России, внесли свой вклад в достижение и поддержание военно-стратегического паритета с США. Процесс становления и развития Оренбургской ракетной армии был сложным и трудным:

от первых сложных в эксплуатации и боевом применении ракет до современных стационарных и подвижных автоматизированных ракетных комплексов – БРК ОС с высокой степенью защиты, маневренных БЖРК и ПГРК. способных поражать цели, прикрытые системами противоракетной обороны;

от простейших систем связи до новейших автоматизированных систем боевого управления войсками и ракетно-ядерным оружием, позволяющих в считанные секунды довести в любых условиях обстановки боевой приказ до каждой пусковой установки;

от землянок и бараков до благоустроенных военных городков, располагающих всеми условиями для нормальной жизни и быта тысяч семей военнослужащих, рабочих и служащих.


Заместитель КА по тылу генерал-майор Тюханов Е. С. проводит строевой смотр

 


Члены Военного совета во время инспекции армии в 1977 году

 


Комплексные занятия на шахтной технике по подготовке ракеты Р-12

 

За всем этим – многолетний самоотверженный труд стратегических ракетчиков. Это образец беззаветного служения Отечеству, подвиг в мирное время, совершенный и совершаемый личным составом армии во имя безопасности и мирного процветания страны. Опыт и традиции, заложенные старшими поколениями ракетчиков Оренбургской ракетной армии, являются надежным фундаментом для воспитания новых поколений в духе преданности Родине, гордости за службу в Ракетных войсках стратегического назначения.

В будущем им предстоит решать не менее трудные и сложные задачи. Ратификация Договора СНВ-2 приведет к тому, что до 2007 года в войсках армии произойдут существенные структурные изменения. Командованием армии будут предприняты меры по обеспечению условий для дальнейшего прохождения службы и, в первую очередь, молодыми офицерами.

Все сложности предстоящих изменений не должны помешать эффективному проведению подготовки органов управления и войск, решению задач по поддержанию их боевой готовности.

Реальная обстановка диктует необходимость повышения организованности в работе, глубокого знания состояния дел на порученном участке, компетентности, профессионализма, нестандартного подхода к решению проблемных вопросов, умения организовать подчиненных и направить деятельность на выполнение поставленных задач.

 

 

Из воспоминаний

первого командующего Оренбургской ракетной армией Героя Советского Союза генерал-полковника в отставке Шевцова Ивана Андреевича

Ракетчиком я стал неожиданно. В мае 1961 года был приглашен в Главное управление кадров Советской Армии, где мне предложили должность заместителя командира Дальневосточного отдельного ракетного корпуса. Естественные сомнения профессионального танкиста приняты во внимание не были, и я стал заместителем командира, а затем и командиром ракетного корпуса.

Годы командования корпусом стали для меня хорошей школой. Этот опыт мне особенно пригодился в одном из самых сложных, но и дорогом для меня периоде деятельности, о котором и хочу рассказать...

В 1970 году РВСН переходили с корпусной на армейскую организационно- штатную структуру. Оренбургская ракетная армия формировалась на базе Кировского, Оренбургского и Джамбулского ракетных корпусов, каждый из которых имел на вооружении различные типы ракет. Поэтому новое объединение получило семь типов ракет, а с учетом модификаций (наземного и шахтного базирования) – и все десять.

Располагалась армия на территориях четырех военных округов – Уральского, Приволжского, Среднеазиатского и Туркестанского – на местности, имеющей протяженность свыше 4 тысяч километров с севера на юг и более 1 тысячи километров с запада на восток. Армия имела в своем составе пять ракетных дивизий, четыре ракетные бригады и один отдельный ракетный полк, все со своими базами снабжения и ремонта. Управление армии решено было дислоцировать в Оренбурге. Здесь же в основном развертывались и армейские базы снабжения и ремонта.

Управления корпусов расформированы были фактически еще в апреле-мае, а командующий и Военный совет армии назначены только в конце июня, поэтому формирование армии затянулось до июля и проведено было, на мой взгляд, не лучшим образом. Сколачивание и фактическое формирование управления армии продолжались почти три года. В составе Военного совета был всего один человек из расформированных управлений корпусов – генерал-майор Иванов 3. Т., заместитель командующего армией. Сам я прибыл и вступил в командование армией 3 июля 1970 года после расформирования Дальневосточного ракетного корпуса.


Командующий армией генерал-полковник Шевцов И. А. с руководителями Оренбургской области и г. Оренбурга на праздничной демонстрации 9 мая 1977 года

 

Разбросанность войск на обширной территории, задержка с формированием управления и слабое знание обстановки в новых для нас соединениях поставили командующего и Военный совет в сложное положение.

Прибывший на два дня раньше меня начальник штаба генерал-майор Воробьев К. М. к моему приезду успел ознакомиться с обстановкой и в общем виде доложил ее мне прямо на аэродроме. Чтобы не терять времени, мы поехали с ним прямо в штаб, откуда я доложил главнокомандующему Маршалу Советского Союза Крылову Н. И. и разослал войскам приказ о вступлении в командование армией. Приступил к работе с заслушивания заместителей и начальников служб. Доклады начальника штаба, заместителя по ракетному вооружению, первого заместителя, начальника тыла, начальника автомобильной службы и других должностных лиц затянулись до глубокой ночи и продолжились с восьми утра следующего дня.

Уже 5 июля на совещании заместителей, начальников отделов и служб армии я объявил решение по организации работы в июле-августе, а начальник штаба доложил план работы управления армии по реализации решения командующего. 6 июля было проведено организационное собрание личного состава управления армии, а седьмого – первое заседание Военного совета армии, на котором были рассмотрены задачи на ближайшие два месяца.

Военный совет и руководство армии ознакомились с подчиненными войсками, изучили ход выполнения задач на местах и установили личный контакт со своими подчиненными, увидели своими глазами особенности условий в каждой дивизии и бригаде. В заключение этой работы в Пермской дивизии (командир полковник Кабанов П. И., начальник штаба полковник Островский Ю. П., главный инженер подполковник Шигаров Б. К.), которая по состоянию боевой готовности и службы войск выглядела лучше других соединений, был проведен Военный совет армии с анализом работы командиров, штабов и служб, состояния боевой готовности войск, а также ряд занятий по организации повседневного руководства соединением и частями, организации охраны и обороны боевых стартовых позиций, службы войск. До командиров, их заместителей и начальников служб армии, дивизий и бригад доведен единый порядок управления боевым дежурством и повседневной деятельностью войск. Установлена единая форма представления еженедельных докладов по субботам о выполнении планов боевой подготовки за истекшую неделю и задачах на предстоящую неделю, по состоянию вооружения и техники, воинской дисциплины. По результатам работы в войсках, по итогам заседания Военного совета был создан приказ с объявлением положительных сторон и выявленных недостатков, лучших и худших соединений и определены конкретные задачи по завершению учебного года и подготовке к зиме.


Посещение войск армии Председателем Совета Министров СССР Косыгиным А. Н. 1975 год

 

В дальнейшем внимание и усилия штаба, отделов и служб были сосредоточены на вводе в строй временного командного пункта армии, обеспечении его постоянной и надежной связью до каждого полка и дивизиона включительно. Особое внимание уделялось учебе, боевому слаживанию управления армии и развертыванию всесторонней подготовки к новому учебному году, отработке единых форм планирующих и отчетных документов от армии до полка, технической ракетной базы (трб), ртб, дивизиона и батальона включительно. Работа над этими вопросами оказалась трудной, особенно для низших звеньев управления. Трудности были связаны с тем, что большинство офицеров управления армии, да и ее соединений, впервые занимались планированием в оперативном масштабе и оказать действенную помощь подчиненным штабам и службам не могли. Надо было их учить.

Наряду с этим следовало глубже изучить и окончательно утвердить план размещения управления армии, узла связи и подразделений обслуживания. Беспокоил вопрос квартирного обеспечения – абсолютное большинство офицеров жилья не имело. Медлить с решением этих вопросов было нельзя.

Личный обход и осмотр объектов усилили мое беспокойство. Приспособленное здание управления армии нуждалось в капитальном ремонте, подразделения обеспечения и обслуживания разбросаны были по городу, люди жили в деревянных сборных казармах, автомобильного парка как такового не было, складской фонд – в полуразваленном состоянии. Строительство узла связи и вычислительного центра фактически не проводилось, жилые дома не строились из-за отсутствия рабочей силы и строительных материалов. Мешало отсутствие согласования с городскими властями. Строительство защищенного командного пункта велось с большим отставанием. Попытки решить эти вопросы на уровне военного округа и местных органов власти необходимых результатов не дали.

Состояние дел требовало кардинального решения. По моему приказу был разработан перспективный пятилетний комплексный план строительства объектов армии, обоснованный соответствующими расчетами. Местные власти пошли нам навстречу. С их помощью в районе строящихся узла связи и вычислительного центра было проведено отчуждение территории под строительство нового здания штаба с гостиницей и офицерской столовой, спортивного комплекса, казарменного городка с клубом и столовой, автомобильного парка, тыловой и складской зон, жилого городка офицерского состава с магазинами и мастерскими. Планом предусматривалось также строительство комплекса зданий пионерского лагеря «Янтарь» на берегу реки Урал.


Оголовок шахтной пусковой установки

 

Письменное представление заместителю министра обороны по строительству о нашем бедственном положении также дало положительные результаты – стали прибывать и обустраиваться военные строители. Строительные материалы для работ первой очереди изыскали на месте, частично помог Приволжский военный округ, а затем их стало поставлять в плановом порядке Главное управление специального строительства Министерства обороны.

Далее строительство пошло вполне удовлетворительно, и к концу 1974 года основные работы были завершены. Проделана большая изнурительная работа – с риском, «нестандартными» решениями, нарушениями некоторых положений по строительству. Но все было преодолено, и управление армии стало выглядеть солидным учреждением, люди могли трудиться и отдыхать в нормальных условиях. Командный пункт армии нес боевое дежурство. Количество бесквартирных офицеров и служащих стало понемногу сокращаться и к концу 1975 года было сведено на нет.

Но это был всего лишь один из эпизодов в жизни управления армии. Главной задачей, требующей решения на том этапе, было налаживание и достижение эффективного управления войсками, которые несли боевое дежурство, занимались боевой подготовкой, проводили регламенты, вели крупные строительные работы по прокладке кабелей управления и связи, обеспечению базирования авиационных подразделений, созданию технической и тыловой баз, жилищно-бытовой и культурной инфраструктуры. Все это находилось в разной стадии готовности и строительства в каждом конкретном соединении.

Необходимо было привести жизнь и деятельность войск в единую управляемую систему, чтобы каждый командир и начальник определенно знал, что нужно делать и что делают подчиненные части, службы, подразделения, мог активно влиять на выполнение ими задач. Я нисколько не преувеличиваю сложность этой задачи – достаточно только вспомнить, что в единую структуру были объединены соединения и части с различным вооружением и технологиями работ, с сильно отличающимися геофизическими и климатическими условиями дислокации, подчиненные в прошлом командирам с различным стилем работы.

Создание такой системы в первоначальном виде и было заложено в план проведения итоговых сборов руководящего состава в ноябре 1970 года. К решению этой задачи офицеры управления отнеслись с большой ответственностью. Не считаясь со временем, работали заместители командующего, начальники отделов и служб: генерал-майор Воробьев К. М., полковники Ряжских А. А., Тюханов Е. С., Чаплыгин Д. X., Осипов В. М., Руденко А. П., Сороченко А. Н., Бакаев Д. Т., Щудло Т. Г., Линник В. В., Бури А. С., Василевский М. А., Сагалаев И. М., Москвитин Л. Ф., Мочалов Ф. С., Беляев Е. И., Бенда Г. П., другие генералы и офицеры.

Сборы прошли продуктивно, командиры соединений и их заместители увезли с собой пакет документов, определяющих основы единой системы работы от армии до подразделения по всем направлениям. Штаб, отдел боевой подготовки, служба ракетного вооружения, другие отделы и службы управления армии впервые прошли практическую школу планирования в оперативном масштабе.

Заложенные на первом сборе основы планирования ежегодно совершенствовались, наполнялись новым содержанием в соответствии с развитием армии, иногда и видоизменялись на основе приобретенных знаний и опыта. Вырабатывались новые формы подготовки и несения боевого дежурства, боевой и командирской подготовки. По всем этим вопросам в армии велась непрерывная творческая работа.

Особое внимание уделялось вопросам совершенствования боевого дежурства. Поскольку соединения имели на вооружении различные типы ракет (только три дивизии были вооружены ракетами Р-36), то штатные структуры и системы боевого дежурства у них были различные. Подготовка к несению боевого дежурства и смена различных структур дежурных сил проводились в разное время. В ракетных полках боевые расчеты меняли друг друга по одному графику, а на узлах связи, в технических и ремонтных базах – по другому, на командных пунктах дивизий и бригад – по третьему. Сложность проблемы заключалась еще и в том, что существующая тогда организационно-штатная структура армии, соединений и частей не позволяла улучшить положение простым решением командующего.

После длительных поисков и раздумий, обсуждения проблемы на различных уровнях я принял решение о формировании дежурных сил армии с единым графиком подготовки, несения и смены с боевого дежурства от управления армии до боевого расчета полка (дивизиона) с периодичностью смены через трое- четверо суток. Дежурство стали нести постоянным составом трех смен дежурных сил, имея резерв, а смену проводить в установленные дни недели, на оперативно-тактическом фоне, с отработкой различных тактических и специально-технических вводных, задействуя при этом на 30 минут средства боевого управления и связи. Этому графику должна быть подчинена вся жизнь и деятельность войск, поскольку нет для ракетчиков в повседневной жизни задачи важнее несения боевого дежурства.

Были разработаны соответствующие графики, методики и скомплектованы единые смены дежурных сил. Однако при их комплектовании выяснилось, что при существующей штатной организации узлы связи армии и ракетных бригад, ракетные полки с групповыми стартами, технические и ремонтно-технические базы не в состоянии укомплектовать три полные смены дежурных сил.

Три месяца шла подготовка: готовили дежурные силы, вносили изменения в штатную организацию, оборудовали боевые посты и дорабатывали связь, создавали учебно-материальную базу. Особое внимание уделяли подбору и подготовке командиров дежурных сил всех уровней и расчетов, сформированных по новым штатам. При этом начальник штаба армии генерал-майор Терентьев Ю. В., его заместитель и начальник оперативного отдела полковник Руденко А. П., офицеры штаба Чередник В. П., Колобов В. М. и Родичев П. Б., командиры соединений генерал-майоры Сергунин Ю. Н., Хлопячий Р. М., Плотников Ю. И., Кабанов П. И., полковники Разноцветов А. П. и Придатко Л. С., командиры полков и частей подполковники Кирилин В. В., Ушаков В. Д., Маркитан Р. В., Лосев Г. И., Неделько Б. И., Убиенных А. А. и другие генералы и офицеры осуществляли реализацию утвержденного замысла творчески, вкладывая в работу все свои знания и умение.

На первое дежурство командирами дежурных сил заступили командующий армией, командиры дивизий, бригад, полков, дивизионов, групп и рот.

Главнокомандующий, его заместители и Главный штаб внимательно отслеживали ход опытного дежурства. Разрешение на начало его осуществления было дано после того, как результаты подготовки, организация, графики, методики и расчеты были доложены в Главный штаб начальником командного пункта армии полковником Сороченко А. Н., а мною о готовности к несению опытного боевого дежурства по временным штатам было доложено главнокомандующему письменно. Через полгода весь материал, отражающий результаты и накопленный опыт, был представлен главнокомандующему, и спустя некоторое время, после обобщения опыта других армий, все Ракетные войска были переведены на дежурство по единым графикам.

Не все, конечно, сразу и безусловно приняли это новшество. Как в армии, так и в центральном аппарате находились его противники. Да и не могло быть иначе, поскольку требовались дополнительные усилия и нарушался обычный устоявшийся и привычный порядок, что возлагало большую ответственность на многих должностных лиц. Но со временем абсолютное большинство признало, что такая форма и организация боевого дежурства наиболее целесообразна, ибо она повышала ответственность людей. Одно дело, когда за подготовку и боевую службу дежурных сил несут ответственность только командиры соединений, полков, частей и подразделений, и совсем другое, когда возглавляющий их командир дежурных сил армии готовит их, руководит ими лично и несет полную ответственность за их действия.

Наряду с боевым дежурством надо было решать вопросы командирской, тактической, специальной и общевойсковой подготовки. Еще командуя корпусом на Дальнем Востоке, я обратил внимание на слабую подготовку руководящего состава корпуса и дивизий: неумение работать с картой, грамотно оценивать обстановку, принимать решение и ставить задачи, низкая маршевая подготовка, слабое умение ориентироваться на местности. Массовое назначение на должности командиров полков, частей и подразделений сравнительно молодых, не имеющих войскового опыта офицеров вызвало необходимость уделить особое внимание подготовке командиров всех уровней.

Уже с 1971 года вопросы оперативно-тактической и тактико-специальной подготовки с отработкой учебных задач на картах и местности, а также другие общевойсковые дисциплины были включены в планы командирской подготовки руководящего состава армии и дивизий. Только подняв на высокий уровень подготовку лиц этой категории, мы могли рассчитывать на решение проблемы в целом по войскам.

Большое внимание уделялось маршевой подготовке, инженерному оборудованию позиционных районов и рассредоточению частей соединений. В последующем в армии была выработана система общевойсковой подготовки, которая внедрилась во всех соединениях. Особенностью Ракетных войск, постоянно несущих боевое дежурство, является то, что в полном составе подразделения и тем более части бывают вместе редко, существует большое количество мелких подразделений с командирами, имеющими недостаточную общевойсковую подготовку. Поэтому встал вопрос о создании в каждом соединении единого полевого учебного центра, оборудованного таким образом, чтобы он обеспечивал возможность практической отработки программы общевойсковой тактики, охраны и обороны боевой стартовой позиции, маршевой, огневой, инженерной и военномедицинской подготовки, противохимической и противорадиационной защиты, мер безопасности. Количество и содержание учебных точек (мест) должны были обеспечивать отработку каждого упражнения, норматива или приема и слаживание действий подразделений, а пропускная способность – дать возможность в течение месяца или квартала каждому офицеру, прапорщику, сержанту и солдату потренироваться и выполнить зачетные упражнения, устранить задолженности, возникшие в ходе плановых занятий, то есть месячная пропускная способность учебного центра должна была составлять 125-130 процентов к списочному личному составу.

Первые такие учебные центры были оборудованы в 1973 году в дивизиях, которыми командовали генерал-майор Сергунин Ю. Н. и полковник Плотников Ю. И. Осенью на базе учебного центра Державинской дивизии (командир Плотников Ю. И. и начальник штаба Кирилин В. В.) были проведены учебно- методические сборы армии. План использования учебного центра составил штаб соединения, предоставляя каждой части и отдельному подразделению двое-трое суток в месяц. Были разработаны графики прохождения учебных центров в течение учебного времени и методические указания по обучению на каждом учебном месте. Важнейшей положительной особенностью организации полевого обучения являлось то, что в запланированные дни часть выходила в поле в полном составе во главе со своим командиром. Штаб развертывал работу в полевых условиях. План обучения в учебном центре за месяц до занятий согласовывался с начальником штаба соединения и утверждался командиром. Составлялись планы проведения занятий (планы-конспекты) на учебных местах, шла подготовка руководителей занятий, отрабатывалось полевое управление учебным процессом и его обеспечение.

Части и подразделения соединения (штабные, тыловые, службы вооружения и другие) объединялись в группы, и занятия планировались и проводились с ними под руководством соответствующего начальника службы соединения. Командиры частей и их заместители общевойсковую подготовку проходили под руководством командира соединения в часы командирской подготовки и на специальных методических занятиях.

В 1973-1975 годах учебные центры созданы во всех соединениях.

В армии проведена значительная работа по приведению гарнизонной и внутренней служб в соответствие с условиями размещения соединений в позиционных районах. Позиционный район соединения был определен приказом по армии как гарнизон, а боевые позиции полков как районы гарнизона; были определены границы, зоны патрулирования и ответственные должностные лица гарнизона и районов. Командиры дивизий (бригад) своим приказом назначали должностных лиц гарнизона и начальников районов. Была отработана вся документация и организована гарнизонная и внутренняя службы.

Вопрос подготовки боевых расчетов дежурных смен командных пунктов ракетных полков, дивизий и армии всегда был центральным во всей боевой подготовке. И здесь качество учебной базы, тренажеров было определяющим. Но централизованная поставка тренажеров всегда отставала от темпов перевооружения – промышленность не спешила, экономически эта работа была ей невыгодной. И такие технически сложные задачи приходилось решать своими силами на месте.

Помню, когда стали осваивать ракетный комплекс так называемых теперь «тяжелых» ракет, то вопрос обучения расчетов встал очень остро – тренажера не было, да его к заступлению первых полков на боевое дежурство никто и не обещал. Был объявлен конкурс на создание своими силами тренажера, который расположением, видом, работой операторов боевого расчета ничем от штатной аппаратуры не отличался, но обладал бы всеми «обучающими» свойствами.

Первыми откликнулись молодые и талантливые инженеры ракетной дивизии, которой тогда командовал инженер-полковник Маркитан Р. В. Непосредственное и самое активное участие в разработке тренажера приняли капитан Милехин А. И., командир полка Горьковенко Н. И., главный инженер дивизии полковник Шкандюк В. В. и сам командир дивизии.

В один из приездов в дивизию главнокомандующего генерала армии Толубко В. Ф. незадолго до заступления полка на дежурство, командир дивизии представил ему подготовку расчетов на новом тренажере. Главнокомандующий, зная, что промышленного тренажера еще долго не будет, был восхищен столь полезной инициативой. Он тут же наградил создателей тренажера ценными подарками и приказал без промедления выслать один экземпляр конструкторской документации прямо на завод для внедрения в серийное производство.

Впоследствии было налажено промышленное производство тренажеров. Но творческий, новаторский подход к совершенствованию учебной базы в интересах более качественной подготовки дежурных сил в армии сохранился. В то время все промышленные тренажеры были комплексными только на одном уровне управления, только для одной смены. Со временем это стало тормозом для дальнейшего совершенствования подготовки дежурных сил. Степень технической готовности новых комплексов была такой, что оперативная готовность стала отставать. Требовались слаженные действия всех уровней управления дивизии и армии. Тренажеры в то время сделать это не позволяли. И начали тогда «состыковывать» все уровни дежурных сил в одну систему. Впереди других в этой работе шла дивизия, которой командовал генерал-майор Хлопячий Р. М., его заместитель полковник Меметов Т. А. Сначала состыковали все средства управления и связи учебных командных пунктов дивизии и полков, затем к ним и другие смены дежурных сил – связи, технической, охраны и обороны. Учебный корпус соединения превратился в комплексный тренажер всех дежурных сил дивизии в полном составе.

К тому времени решена еще одна проблема в подготовке боевых расчетов командных пунктов и особенно боевых расчетов пуска полков. Конечно, ответственность за их подготовку возлагалась прежде всего на командиров полков и дивизий. Однако большое их количество (более десятка в каждом полку), загруженность командиров и все возрастающая сложность подготовки потребовали особого инструмента в распоряжении командиров дивизий. На основе проведенных анализов и исследований, а также некоторого опыта Дальневосточного ракетного корпуса пришли к тому, что следует создавать в соединениях небольшую группу специалистов-профессионалов. Так появились инструкторские группы в управлении армии и соединениях. Формировались они из лучших офицеров соответствующих специальностей, имеющих педагогические наклонности. Они проводили с боевыми расчетами занятия, тренировки на боевых постах, участвовали в комплексной подготовке дежурных сил, проверках при допуске расчетов и отдельных военнослужащих к несению боевого дежурства. Группы активно участвовали в проверках боевой готовности частей и подразделений, совершенствовании учебно-материальной базы.

В 1971 году инструкторская группа была создана и в отделе боевой подготовки армии, возглавляемом тогда заместителем командующего Героем Социалистического Труда генерал-майором Чаплыгиным Д. X. Основную часть времени группа работала в войсках, в ней с большой пользой трудились офицеры Малов А. А., Дунаев Г. Я., Заболотнев Н. А., Пантюшин И. Д., Кудрин Н. Г., Кудряченко А. П. и другие.

Особое место в совершенствовании подготовки боевых расчетов и других категорий специалистов занимала подготовка и проведение учебно-боевых пусков, которые проводились в армии периодически из позиционных районов полков и на полигонах. Обычно они готовились и проводились в рамках учений с участием большинства частей дивизии, подразделения и органы управления которых имели возможность практически отрабатывать этапы действий в условиях, близких к боевым. Причем пуски ракет отрабатывались в разнообразных возможных условиях обстановки, по различным вариантам задействования системы боевого управления. Помню, летом 1971 года из позиционных районов полков Пермской дивизии (командир дивизии генерал-майор Кабанов П. И., заместитель по вооружению инженер-полковник Шигаров Б. К., командир полка полковник Бородулин Ф. П.) проводился пуск сразу двух ракет по команде, которая была принята системой боевого управления с пункта управления, находившегося в районе отдыха высшего руководства страны – в Крыму. Пуски прошли в точно назначенное время и успешно, хотя их подготовка проводилась в очень сложных метеорологических условиях.

Таким образом, армия организационно сколачивалась, развивалась и крепла, становилась одним из самых мощных объединений в составе не только РВСН, но и Вооруженных Сил страны. На вооружение армии поступали новейшие ракетные комплексы. Их строительство, приведение в боевую готовность и постановка на боевое дежурство всегда проходили трудно, в сложных условиях. Так было на Дальнем Востоке, где строительство велось в исключительно трудных условиях тундры и тайги, трескучих морозов и ураганных ветров, длительных ливневых дождей и затоплений. Это продолжалось и в Оренбургской армии, только в значительно больших масштабах. Но даже в самых сложных условиях задачи решались благодаря организованным совместным усилиям представителей промышленности и рабочих, военных строителей и прежде всего воинов-ракетчиков от командира до солдата.

На долю Оренбургской армии и прежде всего дивизии, которой в ту пору командовал полковник Маркитан Р. В., выпала честь вести подготовку и постановку на боевое дежурство головного ракетного комплекса третьего поколения с ракетой РС-20А.

Первоначально на строительство и постановку на боевое дежурство отведено было 18 месяцев. Заступление головного полка на дежурство планировалось на 1 марта 1976 года. Однако, по не зависящим от нас причинам, строительство велось с большим отставанием от графика. Дело в том, что к тому времени ракетный комплекс на вооружение еще не был принят, испытания его на полигоне не завершены. В дивизии и на объекте отсутствовала часть необходимой документации, технологического оборудования.

5 октября 1975 года в дивизию прилетел Главнокомандующий РВСН генерал армии Толубко В. Ф. Прежде всего его интересовал ход строительства головного объекта. Я доложил ему сроки и причины отставания и принятые меры по его ликвидации. Выслушав внимательно, Главком довел до нас решение правительства о переносе срока заступления полка на боевое дежурство на 25 декабря 1975 года и добавил, что постановка на дежурство ракет РС-20А в указанный срок имеет государственное значение. Идет договорный процесс с США, и отсутствие на боевом дежурстве этих ракет может исключить их из процесса переговоров, а это недопустимо. И далее он приказал: с целью сохранения государственной и военной тайны основные работы – автономные и комплексные испытания, транспортировку и установку ракет, заправку их компонентами ракетного топлива, приведение в готовность – вести только офицерам и прапорщикам: уточненный и согласованный план-график работ с учетом нового срока постановки на боевое дежурство доложить утром следующего дня.

Работу по составлению графиков вела группа, в состав которой входили полномочные представители войск, промышленности и военных строителей. Возглавить ее я поручил заместителю по вооружению инженер-полковнику Ряжских А. А. Проведенный группой анализ и расчеты показали: существующими на объекте и в дивизии силами и средствами, принятыми способами и порядком проведения работ задачу не выполнить – срок завершения работ отодвигался к 1 марта 1976 года. Главнокомандующий настаивал на 25 декабря и заявил, что срок этот – окончательный.

Надо было найти дополнительные резервы. Для этого я пригласил к себе командование дивизии и полка, технической ракетной и ремонтно-технической баз, начальника строительства и руководителей монтажных организаций. После изучения и обсуждения различных способов я принял решение привлечь для выполнения задачи силы и средства двух других однотипных дивизий, рассчитывая, что неизбежные для них негативные моменты будут компенсированы учебой и опытом офицеров и прапорщиков, которым в будущем предстоит проводить эти же работы в своих дивизиях, на своих объектах.

Точкой отсчета для составления планов-графиков приняли конечный срок выполнения задачи – 25 декабря. За счет привлечения сил и средств других дивизий количество технологических цепочек решили удвоить, а работы на пусковых установках вести уступом. Изучили все возможности и предусмотрели меры сокращения нормативного времени на проведение таких важных, ответственных, а иногда и опасных операций, как автономные и комплексные испытания, транспортировка и установка в шахты ракет, их заправка компонентами топлива и пристыковка головных частей. Меры эти предусматривали и четкий порядок отдыха личного состава для восстановления сил, и строжайший контроль за соблюдением дисциплины и мер безопасности. План-графиками предусматривалось также время на учебу офицеров и прапорщиков и слаживание сформированных технологических цепочек. В обучении личного состава, особенно офицеров и прапорщиков по вождению тяжелых машин, а также в обеспечении работ большую помощь дивизии оказали в дальнейшем сам Главнокомандующий и другие должностные лица центрального аппарата.

После согласования и доведения план-графиков до непосредственных основных исполнителей 6 октября они были представлены Главнокомандующему и им утверждены.

Самое трудное было впереди. Началась непосредственная организаторская работа и выполнение задачи. В дивизии была создана оперативная группа во главе с инженер-полковником Ряжских А. А., на которую легла вся тяжесть технического руководства, большая часть организаторской работы. Созданы были также оперативная группа дивизии, группы непосредственного управления работами на командном пункте и на каждой пусковой установке полка. В группу управления работами на ПУ входили представители руководства строительной, монтажных организаций и полка на самом высоком уровне.

Работы велись круглосуточно, посменно, по часовым графикам, без выходных дней. О сбоях в выполнении графика докладывалось немедленно по команде вплоть до командующего, где бы он ни находился. Все субботы и воскресенья я работал на головном объекте.

Первая неделя работы показала некоторую инертность промышленности и медленную перестройку работы военных строителей. Об этом я доложил Главкому и попросил провести по этому вопросу Военный совет Ракетных войск. Главнокомандующий порекомендовал провести Военный совет армии на объекте с приглашением на его заседание министров, директоров заводов, начальников строительных и монтажных управлений. В этом он обещал помощь и содействие.
Такой Военный совет был подготовлен и проведен в недельный срок. Были в деталях рассмотрены все вопросы, которые тормозили или могли тормозить в будущем выполнение государственной задачи. Следует сказать, что все приглашенные с пониманием восприняли постановление Военного совета и здесь же, на объекте, провели совещания с подчиненными и приняли эффективные меры для улучшения работы.

Дела пошли лучше. Заметно повысилась исполнительность, нарастали темпы работ. Военные строители и монтажники все работы в установленные сжатые сроки в основном выполняли. Но затем возникли неприятности. Поскольку комплекс не был окончательно испытан и доработан на полигоне, то по мере приведения его в готовность все чаще стала выявляться необходимость доработки оборудования и документации. Зачастую ответственность за те или иные технические решения по вопросам технологии работ и привлекаемого оборудования приходилось принимать на месте главному инженеру армии, командиру дивизии, которые выступали в таких случаях в роли председателя и заместителя председателя государственной комиссии по приему комплекса в эксплуатацию. Вопросы, конечно, решались, но дополнительные нагрузки, вызванные неизбежными в таких случаях задержками, ложились на непосредственных исполнителей работ, в основном на ракетчиков.


Орбитальная головная часть ракеты

 

Но наступила поздняя осень, начались дожди, а зимой – метели. Трудные климатические условия, изнурительная нагрузка вызывали болезни людей. Но темпы не снижались, и работы были завершены в установленный срок.

22 декабря в дивизию вновь прибыл Главнокомандующий, осмотрел и проверил командный пункт полка, пусковые установки, готовность к заступлению на боевое дежурство боевых расчетов и, убедившись, что полк и дивизия к этому готовы, доложил об этом министру обороны.

26 декабря полк заступил на боевое дежурство. На этом завершилось 76-суточное «сражение». Люди в нем проявили свои лучшие качества – и победили. 150 офицеров и прапорщиков были отмечены государственными наградами или ценными подарками, каждый участвующий в работах офицер и прапорщик получил денежную премию. Нескольким наиболее отличившимся офицерам были присвоены досрочно очередные воинские звания.

Большой вклад в выполнение правительственного задания внесли командир дивизии полковник Маркитан Р. В., главный инженер армии полковник Ряжских А. А., командир полка подполковник Горьковенко Н. И., командир трб подполковник Рябинин Е. П., начальник ртб полковник Убиенных А. А., главный инженер дивизии подполковник Шкандюк В. В. Активное участие в обеспечении работ принимали офицеры управления эксплуатации вооружения армии: Щудло Т. Г., Никитин В. А., Харшин Ю. Н. и Радько М. А. Постоянное внимание и помощь дивизии оказывало Главное управление эксплуатации Ракетных войск во главе с генерал-лейтенантом Малиновским Г. Н.

С особой теплотой вспоминаю замечательных организаторов и руководителей строительства ракетных комплексов: начальника Главвоенморстроя Волкова В. В. и начальника строительства Грязнова Н. В. на Дальнем Востоке; начальников Главного управления строительства Григоренко М. Г. и Вертелова К. М., главных инженеров Главного управления специального строительства разных лет Петрикеева Н. А., Павлова Б. П., Трояна Я. Я.; руководителей работ на объектах: Гурова Н. А., Федорова А. А., Сахарова В. А., Круглова О. С., Николенко Н. А., Никитина И. К. и других. В исключительно сложных условиях удаленных от промышленных и культурных центров мест, периодически повторяющихся срывов поставок строительных материалов, отсутствия квалифицированных рабочих и строителей они находили пути и способы преодоления всех трудностей, создания людям необходимых, насколько это было возможным, бытовых условий и успешно выполнили задачи. Самых добрых слов заслуживают рядовые военные строители, выполняющие работы в любых, порой очень суровых климатических и бытовых ситуациях.

Уверен, что решать такие сложные задачи без постоянного внимания и действенной помощи со стороны Главного командования Ракетных войск было бы невозможно. В самое трудное время становления Ракетных войск стратегического назначения их Главнокомандующими были замечательные военачальники Маршал Советского Союза Николай Иванович Крылов и генерал армии, а затем Главный маршал артиллерии Владимир Федорович Толубко. Оба часто бывали в войсках и приезжали не только проверять, а обучать и помогать, делиться своим богатым опытом. Они входили в наше трудное положение, предоставляли полную самостоятельность в действиях, поддерживали меня и других командиров своим высоким авторитетом и полным доверием.

Перевооружение на новые ракетные комплексы происходило в других соединениях: сначала в Державинске и Карталы, где командирами были Плотников Ю. И. и Хлопячий Р. М., а затем и в Тагильской дивизии Линовицкого Е. П. Тюра- Тамская бригада осваивала комплекс с орбитальными ракетами, а в других ракетных бригадах велись значительные доработки групповых стартов для перехода на подготовку и пуск ракет по сокращенным временным графикам. Такие работы в армии велись одновременно на многих десятках пусковых установок, общее количество которых доходило иногда до 100 и более. Это была деятельность тысяч людей, сотен машин и механизмов. Их действия нуждались в постоянной координации и всестороннем обеспечении. Возлагать эти функции управления на командные пункты, несущие боевое дежурство в постоянной готовности к пуску ракет, было нельзя – это отвлекало бы их от выполнения главной задачи. Было решено создать в соединениях и армии дополнительные оперативные технические пункты управления, в функции которых и входили бы отслеживание работ, координация усилий по проведению работ перевооружения. Они полностью себя оправдали и в дальнейшем обрели статус полноправных звеньев в системе управления.

По мере дальнейшего совершенствования работы звеньев управления армии и соединений было разработано и внедрено оперативное табло боевой подготовки армии и соединений. Табло давало возможность отслеживать и влиять на качество выполнения плана боевой подготовки по основным дисциплинам, в армии – до части, в соединении – до подразделения. Табло вели отделы боевой подготовки и начальники служб.

Сам я прошел все степени военной службы – от красноармейца до командующего. Прочувствовал эту службу и в Великую Отечественную войну в должности командира танкового взвода, роты, батальона. Никогда не забуду товарищей, которые вытаскивали меня, раненого, из горящего танка, прикрывали своим телом, откапывали из земли похороненного разрывами авиационных бомб. Я тогда еще понял, что такое солдат и офицер. У меня навсегда осталось чувство благодарности и чувство долга перед солдатами и офицерами, с которыми мне пришлось проходить совместную службу, за их самоотверженный труд, добросовестность, помощь в выполнении задач, возлагаемых на меня как на командира. Низкий им поклон!

На протяжении всей своей командирской службы, и особенно во время командования ракетным корпусом и армией, я придавал исключительное значение работе с кадрами, прежде всего – с офицерскими кадрами. Суровые в большинстве случаев условия длительной службы на Дальнем Востоке, в Сибири и на Урале, в Средней Азии, примитивно обустроенный быт, оторванность от культурных центров, невозможность обеспечения работой жен и других членов семей отпугивали многих хороших командиров и специалистов. В таких условиях рассчитывать на приезд из академии или других объединений лучших офицеров не приходилось. Да и укомплектовать войска офицерами и прапорщиками было сложнее, чем в европейской части страны.

За счет недобора из учебных заведений и оттока по болезни и семейным обстоятельствам в западные объединения укомплектованность армии офицерами не превышала 75-80 процентов. Укомплектованность прапорщиками и вовсе составляла 20-30 процентов. Следовательно, хороших командиров надлежало готовить у себя, научить их решать задачи в тех условиях, которые были реальностью их повседневной жизни. Поэтому в Дальневосточном корпусе и особенно в армии мы руководствовались несколькими, я бы сказал, особыми принципами кадровой работы: заполнение вакантных командных и других должностей проводить, как правило, достойными офицерами из армейской (корпусной) среды, в порядке продвижения по службе; всемерно поощрять поступление возможно большего количества офицеров в академии и особенно на заочное обучение; время службы в одной должности – не более трех-пяти лет, а в районах с трудными условиями общее продолжение службы не должно превышать шесть-восемь лет (на Чукотке – два года); выдвижение кадров проводить по специально разработанному по годам пятилетнему плану из расчета ежегодного повышения в должности 16-20 процентов от общего числа офицеров части, соединения, объединения. Такое же количество вакантных должностей готовилось за счет убытия офицеров на учебу, по выдвижению на высшие должности, переводу в другие виды войск (военкоматы, гражданская оборона и другие), за счет увольнения по выслуге лет, по болезни, переводы по семейным обстоятельствам, здоровью и т. п.

Не реже одного-двух раз в год с каждым офицером непосредственные, а зачастую и прямые начальники проводили личные беседы, в ходе которых давалась всесторонняя оценка его служебной деятельности, ставились задачи на совершенствование работы и объявлялась перспектива. Причем настойчиво стремились, чтобы она была реализована. Планы служебного роста и реализации выводов по аттестации претворялись в жизнь под непосредственным руководством первых заместителей командиров и отслеживались на две ступени вниз. Дважды в год кадровые вопросы рассматривал Военный совет армии. Особое внимание уделялось подготовке офицеров для службы на ступень выше занимаемой должности в соответствии с объявленной перспективой. Такой подход в работе с офицерскими кадрами позволял нам вырастить и закрепить за армией хороших офицеров, иметь достаточный резерв кандидатов на все основные должности и не ждать «варягов» со стороны.

Известные впоследствии генералы Ракетных войск Плотников Ю. И., Иванов В. Л., Кирилин В. В., Маркитан Р. В., Друкарев А. А., Щудло Т. Г., Пастушенко Е. Ф. прослужили в армии по 10-13 лет и прошли путь от командира части, начальника отдела до заместителя командующего, а некоторые из них, включая выходцев из Оренбургской армии генералов Яшина Ю. А., Кочемасова С. Г., Ряжских А. А., Никитина В. А., Воробьева К. М., Терентьева Ю. В., Жильникова Д. А., Панина И. Г., Сергунина Ю. Н., стали видными военачальниками РВСН.

Заключительный этап своей длительной службы мне посчастливилось пройти в Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского, где мне была предоставлена возможность передать профессорско-преподавательскому составу и слушателям накопленный опыт и знания. С особой теплотой вспоминаю внимательное и бережное отношение ко мне начальника академии профессора генерал-полковника Тонких Ф. П., начальника кафедры профессора Сушкевича Е. М. и других талантливых педагогов и ученых.

Такова была моя служба в Ракетных войсках. Были в ней успехи и достижения, бывали и неудачи, но чувство гордости за принадлежность к воинам-ракетчикам, за силу и мощь нашего вида Вооруженных Сил, за прекрасных людей, преданных воинскому долгу и своей Родине, меня не покидает до сих пор. И если в этих воспоминаниях молодой ракетчик, офицер найдет полезный пример или опыт для подражания, задачу этих заметок буду считать выполненной.

 

 

Назад

Оглавление

Далее

Яндекс.Метрика