На главную сайта   Все о Ружанах

Борзенков А.С.

4 РАКЕТНАЯ ХАРБИНСКАЯ ДИВИЗИЯ.
(честь, доблесть, слава харбинцев)

Москва 2016
Издание не для коммерческого использования


Наш адрес: ruzhany@narod.ru

 

ПОЛКОВНИК
БАДАНОВ ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ
В 1981-1988 гг. НАЧАЛЬНИК ШТАБА
И КОМАНДИР 697 РАКЕТНОГО ПОЛКА
4 РАКЕТНОЙ ДИВИЗИИ

 

Родился 01.01.1948 г.

С 1966 г. курсант Пермского ВВКИКУ. С 1971 г. ст. оператор, начальник отделения, зам. ком.батареи, командир батарей 376 рп (г. п. Гезгалы) 49 рд (г. Лида). С 1974 г. зам. командира дивизиона 142 рп (г. Новогрудок) 49 рд. С 1975 г. командир дивизиона 170 рп (2-й рдн п, Минойты). С 1977 г. слушатель ВА РВСН им. Ф.Э. Дзержинского. С 1979 г. зам. командира полка по БУ, нач. штаба полка в 27 рд (Свободный, Амурской обл.). С 1981 г. начальник штаба 697 рп 4 рд. С 1982 г. командир 697 рп 4 рд. С 1988 г. старший офицер Управления боевой подготовки Главного штаба РВСН. В 1996-2013 гг. главный специалист-эксперт Департамента безопасности МИД РФ.

С 4 ракетной Харбинской дивизией связаны более семи лет моей офицерской службы, сначала в должности начальника штаба, а затем и командира 697 ракетного полка. На должность начальника штаба полка я был назначен в апреле 1981 г. Полк, которым в тот период командовал полковник Антонов А.В., готовился к проведению учебно-боевых пусков ракет в ходе стратегических учений «Восток-81», проводимых Министром обороны СССР со ставкой Главного командования войсками Дальнего Востока. Задача была нелегкой и требовала высокой ответственности и напряженной работы всего личного состава полка, особенно офицеров и прапорщиков, чье умение и командирские качества были залогом успешного проведения пусков.

Основная нагрузка и ответственность в подготовке к проведению пусков ракет легла на плечи командования полка и дивизионов. Особенно вспоминаются по этому периоду настоящие офицеры, специалисты — ракетчики: заместители командира полка по боевому управлению подполковники Данилин В.А., Самусевич И.Г., Каплинский Ю.И., начальник инженерной службы полка майор Ложкин Г.И., командиры ракетных дивизионов майоры Малыгин Н.Н. Чувашев Л.А., КазусьВ.В., заместитель командира полка по политической части майор Мечев Г.И. и другие офицеры управления полка и дивизионов. Мне, как новому человеку в полку, была особенно важна их помощь. Большую поддержку оказывал командир полка полковник Антонов А.В. Это был командир, воплощающий в своем характере высокую личную ответственность, требовательность, сочетавшуюся с заботой о подчиненных, и обладающий тонким и острым юмором. Пригодился и опыт моей прежней службы командиром ракетного дивизиона группового наземного комплекса ракет 8К63 в 170 рп 49 рд и начальника штаба полка ОС в 27 рд.

Подготовка шла полным ходом, ее организовывало командование и штаб дивизии (начальник штаба дивизии подполковник Черкунов В.Н.). Вместе с 697 рп непосредственное участие в подготовке к учениям принимали и другие части — трб, ртб, оисб, ус, брсс. В дивизии вопросами подготовки пусков ракет руководил заместитель командира дивизии полковник Рожков В.И. (командовал 697 рп до Антонова А.В.). С присущей ему энергией, сочетающейся с высокими организаторскими способностями, он управлял практически всем процессом подготовки учений.

Огромный объем работы по инженерной подготовке района учений был выполнен инженерной службой и личным составом дивизиона боевого обеспечения полка (начальник инженерной службы майор Ложкин Г.И., командир дивизиона подполковник Ревуцкий А.Ф., начальник штаба дивизиона майор Плотников В.М., командир ббо дивизиона капитан Конюхов).

Своевременно решались вопросы подготовки к УБП, возложенные на штаб полка: организация боевого дежурства с учетом дислокации полка в районе проведения пусков, разработка всех планирующих документов, организация охраны и обороны, комендантской службы и многие другие вопросы боевого обеспечения. Эти задачи решали офицеры командного пункта полка (начальник командного пункта полка майор Сюськов В.Р., оперативные дежурные КП капитаны Горюнов А.И., Перминов А.Г., Винокуров), офицеры штаба полка старший лейтенант Протопопов, капитан Чудаев и другие офицеры. Важнейшим вопросом подготовки к учениям являлась организация боевого управления и связи на всех его этапах. Эту задачу успешно решал начальник связи полка майор Пискунов Ю.И. при активной помощи начальника связи дивизии подполковника Воронина А.Г.

Залогом успешного проведения пусков ракет было безотказное функционирование вооружения и техники. В этих целях на всех агрегатах БРК были проведены необходимые регламентные работы, выполнением которых руководил командир полка полковник Антонов А.В., заместитель командира полка по вооружению подполковник Пичугин И.Г. и офицеры его службы капитаны Гусев О.Р., Орехов В.И., Нифонтов, Никитин, ст. лейтенант Пайков. Подготовка техники осуществлялась на базе трб дивизии под контролем и при активном участии офицеров службы ракетного вооружения армии, дивизии и представителей промышленности.

В июне 1981 г. полк в полном боевом составе совершил 150-километровый марш и занял полевые позиции в районе проведения учебно-боевых пусков ракет (район «Р»), Успешное совершение марша с форсированием вброд реки Ингода и прохождением сложного участка маршрута через Яблоневый хребет было обеспечено качественной подготовкой техники, обученностью механиков водителей СПУ и других агрегатов комплекса, а также всесторонним обеспечением марша.

Боевое дежурство полка на ПУБСП было организовано в штатном порядке. Агрегаты, участвующие в проведении пуска, размещались на оборудованной позиции в пади между двух сопок, у одной из которых в линию размещались агрегаты комплекса, а на склоне другой был оборудован наблюдательный пункт для Министра обороны и других лиц, присутствие которых планировалось при проведении УБП. В день проведения пуска Министр обороны маршал Советского Союза Устинов Д.Ф. с группой генералов и офицеров прибыл на ПУБСП. В составе группы были Главнокомандующие всеми видами ВС СССР, генеральный конструктор комплекса Надирадзе А.Д. и другие лица. Министр обороны осмотрел пусковые установки, другие агрегаты, а также заслушал доклады офицеров полка по назначению и тактико-техническим характеристикам основных агрегатов комплекса. Большое впечатление на всех присутствующих произвел марш дивизиона. Второй рдн майора Чувашева Л.А. прошел по выбранному для показа участку дороги, как «на параде», с хорошей скоростью, четким соблюдением интервалов между агрегатами. Комментировал марш дивизиона командующий армией генерал-лейтенант Егоров В.Ф. Заметив интерес главкомов к агрегатам тыловой зоны (агрегаты 8Т117 столовая, и 8Т118 — общежитие), Министр обороны приказал представить их на площадку наблюдательного пункта для осмотра. Боевые расчеты пуска уверенно выполнили учебно-боевую задачу, и с полигона «Кура» была получена «квитанция о прибытии» эквивалентов головных частей. Пуски ракет с трех СПУ были проведены успешно. Также без замечаний капитан Хайдаров Н.А. представил Министру и Главкомам агрегаты бытовой зоны второго рдн. Необходимо отметить, что пуски ракет РСД-10 «Пионер» с полевых позиций позиционного района дивизии проводились 697 ракетным полком впервые в РВСН.

В завершении выполнения задачи полк совершил марш на БСП. Личный состав полка, получив в ходе учений хороший опыт маршевой и полевой выучки, приступил к несению боевого дежурства на боевой стартовой позиции полка (БСП). Менялся состав командования полка и дивизионов, офицерский состав. В октябре 1982 г. убыл к новому месту службы полковник Антонов А.В., и я был назначен командиром полка. В течение одного-двух лет сменились заместители командира полка по боевому управлению: подполковник Кочешков В.С. был назначен начальником штаба полка, уволились по достижению предельного возраста состояния на военной службе подполковники Данилин В.А., Каплинский Ю.И., Самусевич И.Г. Назначались новые командиры дивизионов, групп подготовки и пуска.

Полк выполнял боевую задачу по несению боевого дежурства и занимался плановой боевой подготовкой. В 1983 г. группа подготовки и пуска старшего лейтенанта Новосельцева Ю.Ф. (3 рдн) заняла 3 место в соревновании на лучшую группу подготовки и пуска (ГПП) полков СПУ РВСН. Высокие качества офицеров и специалистов своего дела показывали офицеры штаба полка: капитаны Сыщиков В.Н., Протопопов, Чудаев, Винокуров. Высоких показателей в несении боевого дежурства добились офицеры ракетных дивизионов и дивизиона боевого обеспечения: майоры Плотников В.М., Роднов А.М., капитаны Хайдаров Н.А., Трищенко С.В., Боряев А.Б., Деханов, Харин, Шамров, Кучеренко, Верхорубов, Скворцов, Семилетов и другие.

В 1984 г. на базе дивизии проводились учебно-методические сборы командующего армией. Полк организовывал и проводил показные занятия в части, касающейся элементов боевого дежурства полка СПУ на полевых позициях в высших степенях боевой готовности (ПКП полка, 1 рдн, отряд обеспечения боевых действий). Все занятия были подготовлены и проведены с высоким качеством в условиях забайкальской зимы. Спустя много лет особенно вспоминается одно из занятий по обеспечению водой в полевых условиях. Сценарий занятия предусматривал оборудование, так называемого «мелкотрубчатого колодца». Земля сильно промерзла, и даже с использованием взрывчатки эту задачу невозможно было решить. Не помогла и буровая установка ОИСБ дивизии. Надо было или отменять занятие, или искать выход из ситуации. Начальник инженерной службы полка майор Ложкин Г.И. и начальник инженерной службы дивизии такой выход нашли. Недалеко от места оборудования скважины была отрыта землянка и установлена бочка с выводом трубы к колонке. Перед прибытием групп обучаемых бочку заправили водой и на удивление всем генералам и офицерам, скептически отнесшимся к возможности добычи воды, она полилась из колонки. Все прошло без сучка и задоринки, ни у кого не возникло сомнений, что это вода не из скважины, только один из командиров дивизий все же подошел к Ложкину Г.И. и спросил: «...Признайся, как это сделали?». Самое интересное, что даже я, командир полка, не знал и не понял этой инсценировки — так хорошо войсковые инженеры замаскировали свои работы.

В 1983-1984 гг. была проведена большая работа по улучшению бытовых условий личного состава и совершенствованию учебно-материальной базы полка. Силами личного состава была обустроена новая трехэтажная казарма, в которой разместились ракетные дивизионы. Заместителем командира полка по тылу майором Костырко В.Н., командиром эксплуатационно-ремонтной группы полка майором Кононенко А.Г. в целом успешно решались вопросы тылового обеспечения: проведены большие работы по ремонту котельной и теплотрасс, реконструирована теплица, построена хозяйственным способом солдатская чайная и т.д.

Под руководством заместителя командира полка по боевому управлению подполковника Мелюхова А.А. в здании бывшей казармы дивизиона боевого обеспечения оборудован учебный корпус (фактически учебный комплекс), обеспечивающий в полном объеме качественное проведение комплексной подготовки дежурных сил полка. Надежным помощником Мелюхова А.М. в деле создания и дальнейшей эксплуатации учебно-материальной базы полка были прапорщики Бызов И.В., Кокшеров.

Помещения «старого» учебного корпуса были переданы медицинской службе полка, где начальник медицинской службы капитан Андрюнин И.В. и персонал полкового медицинского пункта (пмп) развернули стационар и оборудовали недостающие элементы пмп.

Личный состав полка занимался плановой боевой подготовкой, выполнял задачу по несению боевого дежурства. В этот период в ходе проведения плановых тактико-специальных занятий с рдн, комплексной подготовки дежурных сил полка к несению боевого дежурства особое внимание уделялось отработке задачи по экстренному свертыванию комплекса составом дежурных смен и выходу на полевые позиции через район сбора. Кроме того, тренировки по руководству выполнением этой задачи проводились с каждой заступающей дежурной боевой сменой командного пункта рп, дежурными боевыми расчетами пуска рдн. При этом подготовку групп разведки рдн и ПКП рп проводил лично начальник штаба полка подполковник Кочешков В.С. и начальники штабов рдн и дбо (капитан Хайдаров Н.А., Трищенко С.В., майоры Роднов А.М., Плотников В.Г.).

В полку много внимания уделялось подготовке механиков-водителей СПУ. Руководил этим направлением боевой учебы заместитель командира полка по боевому управлению майор Лесняк Г.Н. Высокий уровень подготовки показывали механики-водители СПУ ст. прапорщик Обложко, прапорщики Калашников, Чехов и многие другие. Важнейшей задачей в обучении механиков-водителей являлась подготовка к преодолению водных преград вброд. Этот вопрос был особенно актуален, поскольку ПУБСП 2 и все ПБСП полка находились за рекой Ингода, и при выходе на эти позиции реку необходимо было форсировать в специально выбранном месте. Река Ингода была коварной и непредсказуемой — если прошел дождь даже далеко в верховьях сопок, река буквально «вспухала», уровень воды становился таким, что ее форсирование становилось проблемой. Так, в 1983 г. во время учения, проводимого в ходе проверки дивизии комиссией Главнокомандующего РВСН, вывод полков СПУ на полевые позиции осуществлялся в условиях дорожной распутицы, наступившей после дождей, ливших несколько дней. Лесную дорогу развезло, уровень воды в районе брода поднялся выше 160 см.

Полк вышел к переправе, когда вода немного опустилась и контрольная вешка показывала уровень 150 см. Переправа была оборудована оисб рд под руководством начальника инженерной службы дивизии (установлены вешки, дежурные тягачи и другие работы). Прохождение колонн техники по лесному участку маршрута обеспечивали инженерные подразделения полков. Механики-водители СПУ и других агрегатов были подготовлены к форсированию водной преграды, о чем я доложил присутствующему на переправе командующему армией генерал-лейтенанту Егорову В.Ф. и получил приказ «Вперед!». В целом, форсирование прошло успешно, однако в одном из дивизионов механик-водитель агрегата 15Я56 (бтр с навигацией) в ночных условиях задержался с включением водомета и не смог выдержать направление на ориентир (вешку на противоположном берегу реки). Бронетранспортер вместе с КДС дивизиона и посредником из состава комиссии Главнокомандующего РВ понесло течением до ближайшего поворота русла реки, где он смог выехать на берег. Все остальные агрегаты этого и других дивизионов успешно форсировали реку и продолжили марш на ПУБСП №2. Это не повлияло на сроки и порядок выполнения задачи, но показало, что в подготовке механиков-водителей бтр есть определенные недоработки. Необходимо отметить, что вопрос гарантированного форсирования реки Ингода был постоянно в поле зрения командования армии, дивизии и ракетных полков. В зимних условиях оборудовалась переправа наращиванием толщины льда — «наледи», затем стали строить низководный мост из деревянных конструкций, который периодически (весной, осенью, а также в другие периоды после сильных дождей) сносился течением. В целом, вопрос решился с формированием на 23 площадке понтонно-мостового батальона армейского подчинения. Впоследствии (1985-1986 гг.) был построен капитальный мост в районе н.п. Улеты, и проблемы с Ингодой были решены, однако накопленный опыт по ее форсированию в боевой обстановке мог быть востребован в любое время.

С повышением требований по гарантированному занятию первоочередных ПБСП проводились полевые поездки командиров и начальников штабов дивизионов с проведением детальной рекогносцировки позиций. Уточнялись маршруты движения дивизионов, схемы расстановки техники, проводилась проверка несущей способности грунта. Определялся перечень работ, проведение которых было необходимо заблаговременно в мирное время, а также работы по подготовке позиций группами разведки. По результатам рекогносцировок из офицеров и прапорщиков полка была сформирована команда, которая под руководством начальника инженерной службы полка в гражданской одежде под легендой заготовки леса выполняла работы по расчистке мест для агрегатов от больших деревьев.

1984 год памятен для полка очередным проведением учебно-боевых пусков ракет. В июле месяце полк в полном составе форсировал реку Ингода (возможно, что это уже было по понтонно-мостовой переправе) и, совершив марш протяженностью около 180 км в направлении г. Улан-Удэ, занял боевую готовность на полевых позициях (специально выбранный для пусков район «Д»). Дивизионами в этот период командовали майор Тищенко В.М., подполковник Чувашев Л.А. (впоследствии заместитель командира полка по вооружению), майор Казусь В.В., майор Гоманец Н.П. Был назначен день и время проведения пусков, на позицию прибыл командующий армией, генеральные и главные конструкторы комплекса, представители предприятий-изготовителей и другие. Все было готово к пуску..., но последовала команда «отбой», проведение пуска было отменено по причине неготовности ПРО, в чьих интересах проводились пуски. Подобное повторялось несколько раз, и в ожидании выполнения задачи полк находился на полевых позициях больше месяца, что потребовало от штаба полка (нач.штаба подполковник Кочешков В.С), штабов дивизионов (майоры Роднов А.М., Плотников В.Г., капитан Трищенко С.В., назначенный впоследствии командиром 3 рдн) большого напряжения в решении вопросов организации боевого дежурства, подготовки дежурных сил, организации охраны и обороны. Большую воспитательную работу в этих условиях проводил заместитель командира полка по политической части майор Компаниченко Н.Н., заместители командиров дивизионов по политической части, партийный комитет полка (майор Шемышевский). Но самая большая нагрузка в этих условиях легла на тыл полка (майор Костырко В.Н.). Людей надо было кормить, обеспечить банно-прачечное обслуживание личного состава, подвоз ГСМ и решать множество других задач. Со всеми задачами тыл полка справился. Большую помощь полку оказывал заместитель командира дивизии по тылу подполковник Евстратов Е.И.

Достаточно серьезные вопросы возникали в этот период по линии службы ракетного вооружения. Так, при проведении пусковых режимов в утреннее время аппаратура по непонятной причине стала давать сбой практически на всех пусковых установках полка. Службы вооружения дивизии (подполковник Бушуев), полка, представители промышленности стали предметно разбираться в причине этих сбоев и нашли ее. Оказалось, что во всем виноват туман. Позиции размещались между сопок в распадке, по которому протекал ручей. Вместе с тучами комаров, досаждавших личному составу (несколько облегчал страдания людей от комаров начальник медицинской службы полка капитан Андрюнин), по распадку в утренние и вечерние часы «растекался» густой туман, который влиял на работу системы прицеливания пусковой установки, в частности светопровода. Выход из ситуации был найден, а в последующем в РВСН была проведена доработка в конструкцию светопровода, исключающая влияние тумана на работу системы прицеливания. Уже в сентябре месяце, выполнив пуски ракет с трех пусковых установок, полк совершил марш и приступил к несению боевого дежурства на БСП.

В 1985 г. начались мероприятия по замене офицеров, прослуживших в районах Забайкалья более 10 лет. Значительная часть офицерского состава полка подлежала переводу в центральные и западные районы страны, соответственно, вместо них прибывали офицеры из этих регионов. Полностью обновился состав командиров дивизионов. Командирами ракетных дивизионов были назначены майоры Семин В.И., Домнин С.В., Арзамасцев С.И. Существенные перемены произошли в управлении, штабе полка и в офицерском составе дивизионов. Штаб полка возглавил подполковник Трунов В.В. (ранее служивший в 720 рп), заместители командира полка по боевому управлению: подполковники Мелюхов А.А., Лесняк Г.Н., майоры Федосеев Ю.А., Головчик, Костюков, начальник КП полка майор Костенко. Все офицеры, прибывшие по замене, а также назначенные на должности с других частей дивизии, не были новичками, имели достаточный опыт службы и не только в короткие сроки освоили свои должности, но проявляли инициативу, делились положительным опытом руководства подразделениями, приобретенным на прежних местах службы. В короткие сроки осваивали свои должности и прибывающие в полк офицеры-выпускники ВВУЗов лейтенанты Рокшин, Касьянов, Мазуни, Чуев, Кизиев, Руденко, Рыженко и другие. Продолжалось совершенствование боевой подготовки по всем направлениям. Боевые расчеты пуска на комплексных тренажерах, работоспособность которых обеспечивал подполковник Мелюхов А.А. и его команда, механики-водители на автодроме, подразделения охраны на войсковом стрельбище и на учебном поле. С появлением в штате рдн подразделений охраны и разведки (батареи боевого обеспечения рдн) возник вопрос назначения их командиров. Идеальным вариантом было бы назначение общевойсковых офицеров, но таких не было. Выход был один — назначать на эти должности своих офицеров-ракетчиков. Первыми командирами ббо ракетных дивизионов стали лейтенанты Руденко Д.А. и Рыженко Е.В., которые доказали, что нет задач, которые бы не смог освоить офицер-ракетчик. Выполнение требований по подготовке групп разведки дивизионов, их экипировке и оснащению были в центре внимания штаба полка (начальник штаба подполковник Трунов В.В., затем Федосеев Ю.А.). Кроме того, готовность групп разведки ежемесячно проверялась штабом дивизии на автодроме, где мне и начальнику штаба полка регулярно приходилось получать «заряд бодрости», отчитываясь за подготовку полковых разведчиков перед начальником штаба дивизии полковником Борзенковым А.С.

Главным событием 1985 г. были учения, проводимые в ходе проверки дивизии комиссией Генерального штаба ВС СССР. Особое внимание при проведении этих учений уделялось вопросам охраны и обороны в условиях воздействия диверсионно-разведывательных групп противника. Посредником в полку был полковник, преподаватель тактики Академии им. М.В. Фрунзе. Находясь на ПКП полка и выезжая на позиции дивизионов, он давал вводные по действиям противника и контролировал их выполнение. Одна из таких вводных на ПКП полка состояла в том, что был указан район, где «местное население наблюдало воздушный десант противника численностью до роты». Вводная отрабатывалась до готовности сил и средств полка к выходу для занятия обороны на выбранных рубежах. Совместно с начальником штаба и офицерами группы боевого управления на ПКП полка мы нанесли обстановку и решение командира полка на карту. Заслушав доклад, посредник уточнил некоторые вопросы, в частности интересовался, тем как и где обучают офицеров ракетчиков общевойсковой тактике. Оценку он не объявлял, но после заслушивания командования полка и практического выполнения вводной по отражению нападения дрг на ПКП полка по его реакции я понял, что в целом он удовлетворен, и мысленно поблагодарил преподавателей нашей ВА. им. Ф.Э. Дзержинского.

1986 г. и первое полугодие 1987 г. прошли в напряженной боевой учебе. Командование полка, командиры дивизионов и подразделений настойчиво трудились над выполнением планов боевой подготовки и повышением качества занятий. Особое внимание уделялось подготовке дежурных сил полка, проведению тактико-специальных занятий с рдн на штатной технике, проведению занятий по другим предметам боевой подготовки. Вспоминая этот период жизни полка, нельзя не сказать о таком важном мероприятии, как плановое несение боевого дежурства на полевых позициях в высших степенях боевой готовности, которое осуществлялось два раза в год (по одному в зимний и летний период обучения). Такое мероприятие проводилось и в предыдущие годы, но требования к качеству его проведения, объему отрабатываемых задач постоянно повышались. При выходе полка на ПУБСП и в процессе несения боевого дежурства в высших степенях боевой готовности отрабатывались мероприятия по всем видам боевого и тылового обеспечения. На БСП полка оставалось минимальное количество личного состава и техники для охраны территории, сооружений, обеспечения функционирования технических систем и несения боевого дежурства на КП рп. Вся автомобильная и инженерная техника выводилась в полевой район полка. Кроме того, в полевой район вывозились нормативные запасы материальных средств, организовывалась работа всех служб полка по выполнению мероприятий плана обеспечения боевых действий в полевых условиях. Не все шло гладко, но самое главное состояло в том, что командование, штаб и службы полка, командование подразделений, встречаясь с проблемными вопросами, искали и находили пути их решения. Ответственно и инициативно решались вопросы несения боевого дежурства в дивизионе боевого обеспечения (командир дивизиона подполковник Гоманец Н.П.), 3 рдн (командир дивизиона майор Арзамасцев С.И., затем майор Ширкевич В.А.). Помнится, как при проверке БД в 3 рдн майор Арзамасцев С.И. продемонстрировал использование на постах боевого охранения в ночное время приборов ночного видения с агрегатов, что в сочетании с техническими системами охраны повышало возможности своевременного обнаружения противника.

Несение боевого дежурства в полевых условиях полным составом полка требовало высокой ответственности и самостоятельности всех командиров, штабов и служб. Необходимо было организовать боевую учебу в полевых условиях, подготовку дежурных смен, питание, банно-прачечное и медицинское обслуживание и многое другое. Особенно нелегко было решать весь комплекс вопросов жизни, боевой учебы и боевого дежурства на ПУБСП в условиях забайкальской зимы. Вспоминается эпизод, когда в одном из дивизионов спустя уже несколько часов после приведения комплекса в БГ на полевой позиции я увидел солдат, сгрудившихся у костра в надежде обогреться, а рядом на снегу лежала палатка, печка, нары, другие элементы оборудования палатки и никто не пытался организовать ее установку. Конечно, все было решено на месте, но меня настолько поразила увиденная картина беспомощности командования дивизиона, что на следующий день все командиры дивизионов были вызваны в полевой район и им был показан полковой медицинский пункт. ПМП, состоявший из нескольких палаток, был образцово развернут в полевом районе полка без всякой посторонней помощи силами всего двух офицеров медицинской службы и четырех санинструкторов (женщин) под руководством начальника медицинской службы полка капитана Андрюнина. В палатках было тепло, светло и чисто, не говоря уже о медицинской части их оборудования. Мы показали это командирам как образец умелой организации мероприятий. Не впервые приходилось видеть работу наших военных медиков в поле, но всегда приятно удивлял уровень их полевой выучки. Как они говорили, «нас так учили в Военно-медицинских учебных заведениях». После принятых мер с участием начальника тыла, начальника инженерной службы, заместителей командиров по политической части вопрос быта дивизионов в полевых условиях был решен. В дальнейшем это вопрос наряду с мобилизацией людей на качественное выполнение задач стал обязанностью офицеров-политработников дивизионов капитанов Редина, Беззубова, Катерова, а в полку — заместителя командира полка по политической части майора Видмак В.В.

Как всегда, в полевых условиях большая работа проводилась службами тыла полка. Из полевого района полка организовывался централизованный подвоз в дивизионы ГСМ (начальник службы ст.лейтенант Мешков) и продовольствия (начальник службы капитан Ганин). Командирам дивизионов доводился график помывки личного состава, согласно которому начальник вещевой службы с начальником медицинской службы в течение недели поочередно проводили помывку людей непосредственно на позициях дивизионов в перевозимой на кунге полевой бане (палатке с двойным зимним утеплением). В этой же бане проводилась помывка и личного состава ПКП полка, в том числе офицеров и прапорщиков. Так называемые печки «поларисы» создавали такую температуру, что можно было париться, это я сам неоднократно делал при температуре наружного воздуха минус 20 градусов. Вот так мы учились, чтобы в поле не выживать, а жить и выполнять боевую задачу. Единственным послаблением, которое допускалось, была отправка на одни сутки домой (с субботы на воскресение) женщин-военнослужащих. «Помыться и детей обнять,» — так я объяснил это послабление заместителю командующего армией по боевой подготовке генерал-майору Регентову Ю.П., приехавшему проверить полк на полевых позициях.

Длительное несение боевого дежурства на полевых позициях было нелегким по объему и сложности решаемых задач мероприятием, но опыт и навыки, которые приобретал весь личный состав в период такого дежурства, трудно переоценить. Каждое несение дежурства на полевых позициях, особенно в период отработки мероприятий высших степеней боевой готовности, постоянно находилось под контролем командования и штаба дивизии. Боевое дежурство на ПУБСП неоднократно проверялись командиром дивизии (генерал-майором Крыжко А.Л., затем генерал-майором Шаповаловым В.А.), начальником штаба дивизии полковником Борзенковым А.С. Большую помощь полку оказывал заместитель командира дивизии по тылу подполковник Евстратов Е.И.

Вручение полку по итогам 1986 учебного года переходящего Красного Знамени Военного совета 53 ракетной армии стало высокой оценкой напряженного труда всего личного состава, особенно офицеров и прапорщиков полка, некоторые из которых были награждены орденами и медалями. В 1987 г. мне была вручена награда — орден «Красной Звезды».

Летом 1987 г. полк очередной раз выполнял учебно-боевую задачу — проведение пуска ракет. Пуск проводился с позиции в районе «Р», хорошо знакомой нам по проведению пусков ракет в 1981 г. К выполнению задачи привлекался ракетный дивизион (пуск ракеты с одной СПУ) и ПКП полка. Накопленный в полку опыт совершения маршей на большие расстояния, организации боевого дежурства на полевых позициях, о которых упоминалось ранее, позволил уверенно выполнить задачу в присутствии командующего армией генерал-лейтенанта Егорова В.Ф., руководства Читинской области, командующего Забайкальским военным округом, командующего войсками Забайкальского пограничного округа и офицеров центрального аппарата РВСН. В этот период дивизионами командовали майоры Семин В.И., Домнин С.В., Назаров С.Ф., начальник штаба полка майор Федосеев Ю.А., заместители по боевому управлению подполковники Мелюхов А.А., Любченко, Костюков.

1988 год прошел в заботах о ликвидации комплекса согласно договору по СНВ. В полк приезжали инспекционные группы наших «новых друзей», проводились различные мероприятия по подготовке к ликвидации, но в целом уклад жизни полка не изменился. Полк продолжал нести боевое дежурство и заниматься боевой подготовкой согласно планам. В конце июня 1988 г. я сдал полк новому командиру (подполковнику Артемьеву С.А.) и убыл для прохождения дальнейшей службы в Боевую подготовку РВСН, а в июле месяце был направлен в нашу 4 рд для оказания помощи в подготовке и проведении пусков ракет по плану ликвидации. Таким образом, участвуя вместе с инструкторской группой полигона в подготовке боевых расчетов и проведении пусков ракет, мне довелось быть свидетелем последнего этапа в жизни «пионерской» группировки 4 ракетной Харбинской дивизии, в том числе и своего полка.

После выполнения учебно-боевых пусков по плану ликвидации для полка начался новый период в его истории, уже на новой технике и новом месте, как 697 ракетный полк теперь уже 14 рд в г. Йошкар-Оле. В последующем, по роду службы в боевой подготовке мне не единожды доводилось бывать в полку, как при постановке его на боевое дежурство на новом комплексе, так и при проведении проверок и оказании помощи. Мне было приятно, что полк был на хорошем счету у командования дивизии и армии, и в этом была большая заслуга офицерского состава, который в основном еще состоял из офицеров-забайкальцев.

 


Полковник Антонов А.В. и начальник штаба полка майор Баданов В.И. утверждают документы боевой готовности
 
Еще один успешный пуск ракеты

 


Вручение награды начальнику штаба 697 рп майору Федосееву

 


Торжественное собрание

 


Командование полка

 


На ПУБСП-Р

 


После успешного пуска

 


Слева направо: командир 345 рп подполковник Шевский; заместитель командира рд по
вооружению подполковник Гаврильченко; представитель ГУЭРВ генерал-майор Жиляев;
НШ 4 рд полковник Борзенков: командир 697 рп полковник Баданов

 


Построение полка

 


Заместитель командующего 53 РА по боевой подготовке генерал-майор Регентов Ю.П.
вручает Переходящее Красное знамя 53 РА победителю социалистического соревнования 697 рп

 


Выбор нарядов в Забайкалье прост: чем теплее — тем моднее

 


Прекрасная часть 697 ракетного полка на полевой позиции

 

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика