На главную сайта   Все о Ружанах

Борзенков А.С.

4 РАКЕТНАЯ ХАРБИНСКАЯ ДИВИЗИЯ.
(честь, доблесть, слава харбинцев)

Москва 2016
Издание не для коммерческого использования


Наш адрес: ruzhany@narod.ru

Глава 7.
ВСПОМИНАЮТ ВЕТЕРАНЫ

 

 

ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК
КОТЛОВЦЕВ НИКОЛАЙ НИКИФОРОВИЧ
В 1974-1981 гг. КОМАНДУЮЩИЙ 53 РАКЕТНОЙ АРМИЕЙ

 

С ноября 1944 г. курсант Новосибирского общевойскового училища. С 1947 г. служба в Сухопутных войсках от командира взвода до начальника штаба мотострелкового батальона. В 1961 г. после окончания Военной академии им. М.В. Фрунзе назначен начальником штаба, затем заместителем командира ракетного полка. С 1964 г. командир ракетного полка. С 1967 г. командир 10 рбр (п. Итатка Томская обл.). С 1968 г. командир 62 рд (г. Ужур). С 1973 г. первый заместитель командующего 33 РА (г. Омск). С 1974 г. командующий 53 РА (г. Чита). С 1981 г. командующий 50 РА (г. Смоленск). С 1985 г. начальник Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского. В 1988-1992 гг. Председатель ЦК ДОСААФ СССР.

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА МОЩНОСТЬ
В ТРИСТА СОРОК МЕГАТОНН
И ТРИ ТЫСЯЧИ КИЛОМЕТРОВ ПО ФРОНТУ

Окончив в 1961 г. Военную академию им М.В. Фрунзе, откомандовав ракетными полком, бригадой, дивизией и прослужив в должности первого заместителя командующего ракетной армией, в 1974 г. я был назначен командующим 53 ракетной армией.

Вспоминаю то время, и кажется, совсем недавно Главнокомандующий РВСН генерал армии Толубко В.Ф. наставлял меня как молодого командующего, а прошло уже с тех пор более четверти века. Многое изменилось за это время. Нет Советского Союза — моей страны, которой я присягал на верность. Нет советской власти, при которой я родился, жил и верой-правдой служил своему любимому Отечеству. Нет мощных Советских Вооруженных Сил. Почти утеряли свою главенствующую роль термоядерной мощи нашей страны Ракетные войска стратегического назначения, которые еще 5-6 лет назад вызывали животный страх у наших, особенно заморских, недругов.

Сегодня неотвязно, по-видимому, не только меня, преследует вопрос: как могло такое случиться? Кому ненужным оказался Союз Советских Социалистических Республик — моя Родина, где я родился, рос, учился, работал, в течение 47 лет верой и правдой служил своему любимому Отечеству? Ответ только один: лютым ненавистникам всего советского, русского, как внутренним, так и внешним врагам. И сегодня приходится думать всем, а как и что следует делать каждому, чтобы возродить былое могущество страны, армии и душевное спокойствие и уверенность народа в завтрашнем дне.

Четко вспоминается, как после заседания Военного совета РВСН меня принимал и, продолжительно беседуя, наставлял Главком РВСН генерал армии Толубко В.Ф. В ходе беседы он так характеризовал 53 РА, ее предназначение, решаемые ею боевые задачи: армия расположена на важнейшем восточном рубеже нашей страны и является объективной грозной ракетно-ядерной силой. Армия перевооружается на новый БРК. Боевые задачи каждой пусковой установки определены и заложены в соответствующие полетные задания. Общая боевая задача армии состоит в том, чтобы по приказу Верховного Главнокомандующего провести пуск ракет со всех пусковых установок в любых условиях обстановки. В интересах постоянной готовности выполнять эту задачу и следует постоянно работать командующему, Военному совету армии. Главком подчеркнул, что в настоящее время армия переживает этап перевооружения — это многотрудные и опасные работы. В армии позиционные районы ракетных дивизий расположены в приграничной зоне, в непосредственной близости от госграницы, что также требует особого внимания и учета в работе, чтобы не допускать захвата пусковых установок в случае чрезвычайных обстоятельств. Характеризуя работу Военного совета армии, Главком отметил, что он сплочен, профессионален и работает слаженно и дружно. После этих напутствий он пожелал мне успехов в службе.

Для меня, когда я осмыслил сказанное и поставленные задачи, это фактически оказалось программой моих действий, работы Военного совета и всего управления армии на несколько лет.

Оглядываясь почти на семилетнюю службу в должности командующего 53 РА, сегодня в памяти рождаются только положительные эмоции, приятные воспоминания и порой охватывает чувство гордости и твоей личной причастности к решению труднейших и опаснейших задач по совершенствованию и наращиванию ракетно-ядерного потенциала нашей страны. Время было сложным, напряженным, порой было просто невмоготу и людям и технике. Хотя забайкальская служба никогда не была легкой с моральной точки зрения, отдаленность, климат, небрежение старших тоже накладывали свой отпечаток.

Безусловно, по истечении значительного времени многое уже выветрилось из памяти, забылись многие детали событий, дела, имена людей, но целый ряд задач, связанных с повышением боевой готовности и боевых возможностей войск армии, которые пришлось решать вместе с моими товарищами по Военному совету армии, подчиненными командирами соединений и частей, навсегда врезались в память и останутся до конца моих дней. Именно о некоторых из них мне хочется рассказать, конечно, очень кратко, сегодняшним воинам — забайкальцам.

К моменту моего вступления в должность командующего 53 РА в ее боевом составе находились 36, 4, 47 и 27 ракетные дивизии 26 ракетных полков «ОС», вооруженных ракетами УР-100 и 3 групповых шахтных полка, вооруженных ракетами 8К64У. Таким образом, в составе армии было 260 ПУ «ОС» и 9 ПУ групповых шахтных, а всего 269 ПУ. Позиционные районы дивизий были очень растянуты от Красноярского края до Амурской области, т. е. на 3000 км это значительно усложняло управление повседневной деятельностью войск и отнимало много времени и ресурсов. Вместе с тем, положительными в армии было то, что все ее дивизии были вооружены однотипными БРК «ОС» с ракетой УР-100 и только в 47 ракетной дивизии к 90 ПУ «ОС» имелись 3 рп, вооруженных БРК с ракетой 8К64У.

В это время армия как бы переживала этап своего нового рождения. Дело в том, что все ракетные дивизии параллельно проходили сложнейшее и кардинальное перевооружение. Стояла и уже решалась задача в течение 2-х лет (1974-75 гг.) заменить 260 ракет УР-100 на новые ракеты с улучшенными характеристиками — УР-100К. Трудная это была задача. В ходе работ по ее выполнению нужно было отстыковать головные части, слить компоненты ракетного топлива, извлечь ракеты из шахтных устройств. Все это вывести с боевых стартовых позиций на технические позиции ракетных дивизий, а в последующем железнодорожным транспортом отправить на соответствующие арсеналы.

После соответствующей доработки пусковых установок необходимо было заново получить боезапас новых ракет УР-100К, компонентов ракетного топлива и головных частей. Все это доставить на боевые стартовые позиции, установить ракеты в пусковые устройства, заправить ракеты компонентами ракетного топлива, пристыковать к ракетам головные части и только затем привести БРК в боевую готовность и заступить на боевое дежурство в новом качестве. В ходе перевооружения, непосредственно со всех шахтных пусковых установок, было проведено 100 пусков ракет УР-100 с истекшими гарантийными сроками. Все пуски прошли успешно с высокими оценками людей и техники, кроме одного, который был аварийным не по вине личного состава. Проведенные пуски показали высокую надежность ракетной техники, техническую культуру конструкторской мысли, технологическую зрелость промышленности, а также хорошую выучку личного состава, слаженность подразделений и частей, эксплуатирующих эту технику.

С уверенностью утверждаю, что проведенные в жесточайшие временные сроки работы по перевооружению являются настоящим подвигом всего личного состава, который под руководством своих командиров соединений и частей осуществил переход на новый БРК без единой предпосылки к авариям, поломкам техники и травм людей. Эти важнейшие ответственнейшие работы были хорошо спланированы, организованы и постоянно контролировались как центром, так и на местах. В то время дивизиями командовали генералы: Иванов В.Н., Трушкин А.П., Новиков Г.М., Михайленко В.Д. Особенно трудно было в 47 ракетной дивизии, где нужно было заменить 90 ракет. Много труда вложили командование, Военный совет, управление армии и особо генералы: Галюнов Ю.М., Коробушин В.В., Парамонов В.Ф., Бородин В.М., Горячик И.Р., Пылаев Ю.К.; и офицеры: Пинчук Н.М., Мураткин А.М., Матусевич А.В., Спиридонов В.И., Лымарь В.Н. и многие другие. После постановки на боевое дежурство новых БРК, вооруженных ракетой УР-100К, встал вопрос дальнейшего совершенствования системы боевого управления. В армии уже был построен и нес боевое дежурство армейский командный пункт, но для повышения оперативности, надежности и живучести все системы боевого управления нужно было совершенствовать, и существенно, и строить новые элементы системы централизованного боевого управления. Памятуя исключительную важность этого, в армии были развернуты большие работы и в короткие сроки построены, оснащены необходимой техникой и поставлены на боевое дежурство вычислительные центры армии, что существенно повысило боевые возможности КП армии, запасного командного пункта. В это же время развернулось строительство вспомогательных пунктов управления армии и дивизий, зданий и сооружений для размещения элементов и техники подвижного пункта управления, который был создан на базе шасси автомобильной техники. В армии было уже получено и осваивался воздушный пункт управление армии на базе самолета ИЛ-22, но для боевого расчета нужно было построить комплексное здание. Большая и напряженная это была работа. При этом многие элементы создавались хозспособом с привлечением личного состава узла связи и других частей и подразделений армейского подчинения. Но, несмотря на трудности с материальными ресурсами, и эти важнейшие работы были выполнены в запланированные сроки, что существенно повысило надежность всей системы боевого управления и обеспечило оперативное доведение сигнала до каждой пусковой установки с любого пункта управления армии, т.к. на боевое дежурство были поставлены самые современные многоканальные дублированные системы связи по спутниковым радио, радиорелейным, радиотелеграфным и телефонным каналами связи. Надежность и оперативность системы боевого управления не раз подвергались практическим испытаниям во время многочисленных учебно-боевых пусков ракет и показывали свою стабильность. Особо активно работали по совершенствованию системы боевого управления начальники штаба армии генералы Лобанов Б.И. и Михайленко В.Д., начальник связи армии полковник Мишарин М.Д., начальник узла связи армии полковник Аксенов А.П., помощник командующего по строительству полковник Закалата Д.И., начальник ОКС армии полковник Каплен и другие офицеры управления армии.

В эти годы продолжали осложняться наши отношения с Китаем. Они фактически стали враждебными, и в случае вооруженного конфликта некоторым пусковым установкам, находящимся в непосредственной близости от госграницы, реально угрожал захват. Разрабатывались и обсуждались несколько вариантов, как не допустить это. В конечном итоге было принято решение каждую БСП превратить в настоящий опорный пункт с круговой обороной, способный отражать налет диверсионных, разведывательных групп наземного противника и отражать налет низколетящих самолетов и вертолетов противника. Для этого БСП были оборудованы несколькими огневыми позициями для размещения на них вкопанных в землю танков, крупнокалиберных пулеметов «Утес» и ДШК, а также для переносного зенитного комплекса (ПЗРК) «Стрела-2М». Все созданные огневые позиции были связаны между собой железобетонными потернами, в которых имелись амбразуры для ведения кругового огня из стрелкового оружия. Созданные потерны, налаженная связь позволяли усиленному гарнизону скрытно маневрировать, сосредотачивая усилия на угрожаемом направлении. Кроме того, БСП вкруговую были оборудованы минными полями, в том числе с минами направленного действия.

Огромной нагрузкой на 4 и 47 ракетные дивизии, да и на управление армии в целом, легла задача подготовки и проведения 50 пусков межконтинентальных ракет со всех штатных пусковых установок в интересах совершенствования системы ПРО страны. При этом было определено 20 пусков провести групповыми ПУ шахтного БРК ракетами 8К64У и 30 пусков с шахтных ПУ «ОС» ракетами УР-100К. Ракетчики понимают, какая эта объемная, сложная и опасная работа по подготовке и проведению пусков межконтинентальных ракет. Забегая вперед, скажу, что и с этой ответственнейшей задачей личный состав справился успешно. Вместе с тем, при пуске ракет 8К64У не обошлось без аварийных пусков, которых было 5 из 20, т.е. 75% успешных пусков. А это достаточно высокий процент, если учесть, что эти ракеты стояли на боевом дежурстве по 12-15 лет. Аварийных пусков по вине личного состава не было. Личный состав во главе со своими командирами и при аварийных ситуациях действовали технически грамотно и хладнокровно, не допустив потери людей. Взрыв и пожар ПУ, во время которого горят компоненты ракетного топлива, взрываются бортовые шар-баллоны со сжатыми газами, создают столб огня над шахтой высотой до 25-35 метров. Это не только страшная картина, при которой, если все не предусмотреть заранее, можно потерять людей. Следует всегда помнить трагедию и причины гибели первого Главкома РВСН маршала артиллерии Неделина М.И. и многих других офицеров, сержантов и солдат.

А вот все 30 пусков ракет УР-100К, если можно так сказать, прошли безукоризненно. Вместе с тем, при их подготовке и проведении порой создавались значительные сложности, связанные, в первую очередь, с техническим несовершенством тогдашней системы ПРО, в интересах которой проводились пуски. Случалось, и не раз, когда уже набрана готовность, и до пуска остаются считанные десятки секунд, в воздух подняты самолеты и барражируют в квадрате группы поиска и ликвидации первых ступеней ракет, вдруг следует приказ: «Стой — пуск отменить», — иногда за одну минуту до начала огневых операций на борту ракеты. И в этих случаях система боевого управления и бортовая система управления срабатывали своевременно и гарантированно отменяли пуски. При отмене пусков вся проделанная работа идет насмарку, все возвращается в исходное, напрасно затрачены ресурсы и труд людей, но остается просто неоценимый опыт и практическая выучка, техническая и практическая командирская зрелость. Вспоминая этот период и пуски ракет, в памяти очень объемно встают групповые пуски ракет: четыре из 4 рд и один из 47 рд, а следующий раз наоборот. Пускаемые ракеты шли над КП армии, и это было неописуемое зрелище, но и труд был огромным. Работа по проведению и пуску ракет очень многогранна, технически объемна и опасна. Для проведения этой работы задействуется большое количество личного состава различных частей и подразделений — трб, ртб, рп, а также несколько экипажей самолетов и вертолетов и большое количество различной техники.

Проведя большое количество пусков ракет (более 150) со своих шахтных ПУ и КП, в том числе и групповых, армия приобрела огромный, просто неоценимый опыт подготовки и проведения пусков, которого не было и не могло быть в других армиях РВСН. Накопленная в ходе проведения пусков статистика позволила в дальнейшем создать более совершенные боевые ракетные комплексы и ракеты новых поколений. Пуски также показали возросший уровень мастерства личного состава, участвовавшего в их подготовке и проведении, вселило уверенность в боевые возможности и надежность ракетной техники, несущей боевое дежурство.

Не могу не вспомнить еще одну трудоемкую и очень важную задачу по дальнейшему наращиванию ракетно-ядерного потенциала нашей страны, которую за сравнительно ограниченные сроки предстояло решить личному составу 4 рд, а именно — поставить на боевое дежурства пять совершенно новых подвижных полков, вооруженных подвижными БРК «Пионер». И эта ответственейшая задача была решена своевременно и успешно. За короткое время были сформированы и обучены все подразделения полков, построены жилые городки, созданы нормальные условия для службы личного состава и жизни семей военнослужащих. Выбраны и оборудованы полевые БСП, пути маневра и решены многие элементы инфраструктур. И вот, все пять полков несут боевое дежурство по защите нашей Родины, а это 45 новых подвижных пусковых установок, каждая ракета которых несла 3 боевых ядерных блока. Это стало возможно благодаря четкой, слаженной работе командования дивизии во главе с ее командиром генералом Клочковым В.М., штаба и служб дивизии, армейского управления. Хочется особенно отметить командира полка подполковника Жарко В.Х., который со всем полком заступил на боевое дежурство с очень высокой оценкой. Очень жаль, что не по здравому смыслу, а по злому року техника этих полков была сломана и выброшена в утиль. В связи с этим мне вспоминается, как блестели глаза руководителей дружественных армий, когда Министр обороны СССР маршал Устинов Д.Ф. показывал им этот комплекс в ходе стратегического учения «Запад-81».

За семь лет службы в 53 РА много было сделано полезного для совершенствования и наращивания ракетно-ядерной мощи нашей страны. Армия не раз подвергалась всесторонним проверкам, участвовала в крупнейших оперативно-стратегических учениях и других мероприятиях Министра обороны и Главнокомандующего РВСН и всегда получала положительные оценки.

Лучшими соединениями в разные годы были 27, 36, 47, ракетные дивизии. С благодарностью вспоминаю забайкальскую ракетную службу, генералов и офицеров, с которыми в суровых условиях Забайкалья мне довелось выполнять задачи в интересах повышения боевой мощи нашей страны. Это генералы: Паромонов В.Ф., Коробушин В.В., Бородин В.М., Пылаев Ю.К., Голунов Ю.М., Егоров В.Ф., Лобанов Б.И., Бойцов И.Г., Иванов В.Н., Козлов Г.В., Трушкин А.П., Михайленко В.Д., Клочков В.М.; полковники: Мураткин А.Н., Пичук Н.М., Спиридонов В.И., Лымарь В.Н., Аксенов А.П. и много, много других, кто честно и ответственно выполнял свой воинский долг.


В ходе инспекторской проверки соединения. В центре — Главнокомандующий РВСН
генерал армии Толубко В.Ф., командующий 53 РА генерал-лейтенант Котловцев Н.Н.,
крайний справа — командир дивизии генерал-майор Новиков Г.М. 1975 г.

 

ГЕНЕРАЛ-МАЙОР
НОВИКОВ ГЕОРГИЙ МИХАЙЛОВИЧ
В 1972-1976 гг. КОМАНДИР 4 РАКЕТНОЙ ДИВИЗИИ

 

ПЯТЬ ЛЕТ И ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ ПУСКОВ

«Давно мы с тобой не виделись — сказал Главком РВСН Маршал Советского Союза И.И. Крылов. Поедешь в Забайкалье командовать 4 Харбинской ракетной дивизией. Доложишь мне через трое суток после получения приказа. Уедешь сразу с семьей, а завтра пройдешь ГУК, ГлавПУ и Военный отдел ЦК КПСС. Я им тебя рекомендовал, Военный совет РВСН тебя в должности комдива утвердил».

С двумя чемоданами и тюком с постельными принадлежностями, продав что смогли, а остальное оставив в квартире, летим всей семьей в Забайкалье. Читинский аэропорт встретил нас сорокаградусным морозом и пронизывающим ветром. Проехав 98 километров на машине, оказались в Дровяной. Это был закрытый военный городок 4 Харбинской дивизии.

Позиционный район дивизии площадью 400 квадратных километров размещался между хребтами Яблоневый и Черский на возвышенности в долине рек Ингода и Оленгуй, разливавшихся весной по всей долине, срывая мосты и переправы. В долине и по сопкам рос низкорослый забайкальский лес с мелкой корневой системой. Земля летом оттаивала на сорок-пятьдесят сантиметров, ниже была вечная мерзлота. Позиционный район дивизии в нескольких километрах от 10 площадки между реками Оленгуй и Ингода разрезал ручей Жидкомыл, по берегам которого раскинулись ягодные поля брусники, голубики, смородины, малины. В летние месяцы сопки покрывались множеством цветов: лилиями, саранками, маками, тюльпанами, ирисами. На сопках росло громадное количество грибов. Это были подосиновики, подберезовики, волнушки, сыроежки, маслята, грузди, рыжики. Встречались и белые грибы. В Забайкальской тайге водились козы, лоси, лисы, белки и бурые медведи. В реках водился хариус.

В трех километрах от 10 площадки — село Дровяная, пристанище лесорубов. В сорока километрах от 10 площадки находилась площадка 10А. На ней размещались семьи офицеров двух ракетных полков. В долине междуречья располагались КП и ПУ полков ОС с ракетами УР-100, а между 10 и 10А площадками — позиционные районы ракетных полков БСП с групповыми ПУ Р-16 (8К64). Позиционные районы ракетных полков соединялись 260-километровой дорожной сетью, линиями связи, воздушными и подземными кабелями СДУК и ЗАС, воздушными линиями электропередачи. Позиционные районы полков охраняли семьдесят вооруженных караулов (ДСОО-К). Имелись 41 скважина водоснабжения, 12 котельных на мазуте и угле, 32 солдатские и офицерские столовые, 6 пристартовых городков для групповых полков, 5 — для размещения дежурных смен полков ОС, жилой городок и техническая позиция трб, специальная позиция ртб, вертодром для вертолетной эскадрильи Ми-8 с КТП, приводами, ТЭЧ и жилой зоной, боевое учебное поле, автодром, 8 стрельбищ. На площадках 10 и 10А, а также на 6 площадке трб и в шести пристартовых городках полков с групповыми ПУ располагались солдатские клубы и теплые бассейны. Вся техника ракетного вооружения, боевые и транспортные автомобили размещались в теплых хранилищах и боксах. В каждом полку имелась баня, медицинский пункт, спортзалы. На 10 и 10А площадках находились зоны отдыха, пляжи у запруд, три средние школы, шесть детских садов и яслей. Также, здесь располагались военный госпиталь на сто пятьдесят мест, больница, две столовые военторга, магазины. Функционировали хлебозавод, прачечная, телеграф, почта, полевой банк. В городках работали спецмилиция, прокуратура, ГАИ, ВАИ, железнодорожные и авиационные кассы. Имелись складская зона и овощехранилище. Каждая воинская часть имела свое подсобное хозяйство. Ежедневно утром и вечером от 10 площадки до г. Чита ходили два рейсовых городских автобуса. На службу в полки офицеры доставлялись на автобусах, а на 6 площадку ходил тепловоз с пятью вагонами из железнодорожной роты дивизии.

На технической позиции трб постоянно в дежурной технической смене находились железнодорожный энергопоезд и энерговагон, подвижные ДЭС-50, — 100, — 200. На каждом КП в готовности к включению в боевой готовности имелись дизель-генераторы и энергобатареи, а на каждой ПУ ОС энергобатареи, рассчитанные на сорок восемь часов работы. Подходы к позиционному району дивизии с воздуха охранялись двумя дивизионами ПВО С-200. В случае прорыва диверсионных групп, дивизии придавалась рота на БМП и мотострелковая рота из 4 танковой дивизии ЗабВО. Вертолеты Ми-8 дивизии укомплектовывались штурмовыми группами по 15 человек из полков.

За пять моих командирских лет дивизия подвергалась двум проверкам начальником ГШ ВС, трем проверкам ГК РВСН, пяти проверкам командующим Читинской ракетной армией. Дивизия участвовала в двух учениях с проведением боевых пусков ракет («Восток-74» и «Восток-75»). Проведено перевооружение пяти ракетных полков с ракетами УР-100 на ракеты УР-100К. С БСП ОС проведено двадцать пять учебно-боевых пусков ракет УР-100 и десять пусков ракет Р-16 в интересах ПВО. Все пуски проведены с оценкой «отлично», с надежностью схода с ПУ — 100%, 100% доставки ГЧ до цели. Проведена акция по уничтожению КП и БСП ракет Р-16 по плану МО СССР. По боевой и политической подготовке, по боеготовности 4 Харбинская среди всех дивизий РВСН занимала 8, 7, 6, 5 и 4 места.

В дни государственных праздников 7 ноября, 1 и 9 мая в дивизии проводились парады войск гарнизона и демонстрации жителей гарнизона, а 9 мая проводился «штурм» построенного деревянного «рейхстага» батальоном охраны дивизии. В дивизии по штату имелось 8000 солдат и сержантов, 1500 офицеров. В позиционном районе дивизии в гарнизоне располагались: ракетная бригада ЗабВО, пушечная бригада 210-мм пушек со спецзарядом, два дивизиона ПВО, УНР с 25000 военными строителями. На площадках 10 и 10А было около 15000 жителей. Таким гарнизоном я командовал почти 5 лет.

В 1974 г. награжден орденом Красной Звезды, комдивами Читинской армии был избран «старшиной» командиров дивизий, а за упущения по службе своих подчиненных имел четыре неполных служебных соответствия от ГК РВСН и командующего 53 ракетной армией.

Отдыхать мне разрешалось Главкомом РВСН в течение 24 суток из положенных 45 в год плюс двое суток дороги самолетом в отпуск и обратно.

Распорядок дня был жесткий. В 6.00 — подъем, зарядка, завтрак, затем обход по городку. В 8.00 на доклад и постановку задач вызывались все командиры частей. По понедельникам и четвергам — комплексная подготовка дежурных сил и общий развод дивизии на плацу. Во вторник и пятницу — развод дежурных сил дивизии и смена с боевого дежурства. Уходил домой после возвращения дежурных сил и доклада о состоянии машин и вертолетов, наличии оружия. По пятницам осуществлял прием жителей гарнизона по личным вопросам. По субботам и воскресеньям обязательно встречался с солдатами по годам службы, с сержантами, начальниками караулов, шоферами, вертолетчиками, специалистами трб и ртб. Ежедневно снимал пробу пищи в одной из солдатских столовых и трое-четверо суток в месяц нес боевое дежурство командиром дежурных сил дивизии.

По праздникам в Доме офицеров гарнизона вечером собирались офицеры в парадной форме со своими боевыми подругами. Утром вся дивизия участвовала в параде войск гарнизона, в возложении венков к Монументу славы. Все командиры частей обязательно присутствовали на обеде со своими подчиненными. Я посещал госпиталь, поздравлял командиров и дежурные силы дивизии, дивизионы ПВО. Один раз в три месяца собирались женщины гарнизона в Доме офицеров. Там решались насущные вопросы жизни и быта. Проводились спортивные праздники обязательно с футболом в летнее время, «огоньки» новогодние и в честь профессиональных праздников. Летом дети отдыхали в дивизионном пионерском лагере. Был у нас и небольшой молодежный парк, за который отвечали комсомольцы.

С огромным уважением и признательностью вспоминаю своих подчиненных офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат, служащих Советской Армии, семьи офицеров, служивших в дальнем забайкальском гарнизоне. У них не было влиятельных родных и знакомых с «мохнатыми лапами», которые могли бы их перевести для дальнейшей службы в центральные районы, а еще лучше — на Украину или в Прибалтику.

Я честно выполнил свое обещание, данное личному составу дивизии в связи с моей высокой требовательностью к подчиненным. «С сего дня я ваш командир дивизии — единоначальник, назначенный приказом Министра обороны СССР. Буду жестко требовать выполнения требований общевоинских уставов всеми военнослужащими, четкого несения боевого дежурства. Буду решительно пресекать факты неисполнительности, воровство, пьянство, аморальные проступки и распущенность. Если же я сам нарушу эти же мои требования, то я с этого времени уже не ваш командир. В течение 24 часов подам рапорт о снятии с должности командира дивизии».

И сегодня, через 30 лет после убытия из дивизии, с большой благодарностью вспоминаю тяжелейшую армейскую службу в славной 4 Харбинской приграничной ракетной дивизии, имевшей прекрасный офицерский состав. Дивизия была сформирована 29 мая 1961 г. на базе 119 артиллерийской бригады толковейшим человеком и прекрасным командиром Героем Советского Союза генерал-майором Тюриным И.Г. 119 артиллерийская бригада была сформирована на базе истребительной бригады, частей 46 и 49 танковой дивизии, 98 и 35 школ механиков ВВС, входящих в состав Забайкальского ордена Ленина военного округа. Затем она была переформирована в 4 Харбинскую ракетную дивизию, входившую в состав 8 отдельного ракетного корпуса, сформированного 15 февраля 1961 г. под командованием генерал-майора авиации Карих Г.П, позднее — генерал-лейтенанта Бровцина А.И. Затем на базе 8 отдельного ракетного корпуса формируется 53 Читинская ракетная армия в составе четырех ракетных дивизий: 36 рд, 4 рд, 47 рд, 27 рд. В четырех ракетных дивизиях насчитывалось 26 ракетных полков ОС и три ракетных полка с ракетами Р-16. Всего в армии насчитывалось 269 боевых стартовых позиций с ракетами, несущими боевые ядерные заряды. На технических позициях трб в дивизиях имелись четыре УБСП, на которые при необходимости можно было поставить из боезапаса боевые ракеты УР-100 или УР-100К с ядерными головными частями.

53 РА в период моей службы в Забайкалье командовали генерал-полковники Забегайлов Ю.П., Котловцев Н.Н., а штаб армии возглавляли генерал-майоры Коробушин В.В. и Лобанов Б.И. Заместителями командующего были генерал-майоры Егоров В.Ф. и Парамонов В.Ф., заместителями командующего по РВО — генерал-майоры Кубатько В.И., Годунов Ю.М., заместителем командующего по тылу — генерал-майор Горячих И.Р.

На вооружении 53 ракетной армии находились ракеты Р-2, Р-5, Р-12, Р-14, Р-16, УР-100, УР-100К, РСД-10, РС-12М и РС-22.

53 ракетная армия расформирована и прекратила свое существование 31 декабря 2002 г. Места дислокации армии и дивизий, военные городки и пристартовые городки 4 Харбинской ракетной дивизии переданы в распоряжение командующего Сибирским военным округом. Командные пункты и БСП уничтожены.

Памятью о 53 ракетной армии остались неизгладимые воспоминания офицеров — ветеранов Ракетных войск, которые отдали службе в Забайкалье десятки лет. Хорошей памятью служит книга, выпущенная коллективом офицеров — ветеранов 53 ракетной армии в канун ее 40-летия.

Формирование 4 ракетной Харбинской приграничной дивизии осуществлялось в городах Нерчинск, Сретинск, Укорей Читинской области, а затем в постоянном месте дислокации в трех километрах от поселка лесорубов Дровяная и в 98 километрах от Читы — в военном городке закрытого типа «Горный» в Улетовском районе Читинской области.

Со мной в дивизии служили: заместители полковники Астапов В.Г., Горовой Г.Я., начальники штабов полковники Левченков Н.В., Тарасенко А.Т., заместители по ракетному вооружению полковники Пикин Н.А., Кадегроб А.Ф., заместители по тылу полковник Кочетов Л.В., подполковник Гранин Б.М., начальники политотдела полковник Колпаков С.Г., подполковники Горбатко И.Н., Сидоренко А.С. Ракетными полками командовали: Швыдков А.П., Бельченко В.Г., Жеребнев А.Г., Локтионов П.И., Шкред А.А., Гуськов А.М., Рожков В.И., Чернышев Н.В., Лобанов А.В., Ничик В.А., Олейник В.И., Исаченко И.И., Клочков В.М., Максимов В.И. Командиром трб был полковник Дымарчук М.И., начальником ртб — полковник Макаров А.Б., начальником оперативного отделения — полковник Окишев А.А., начальником отделения кадров — полковники Бурлов А.С, Циплаков В.И., начальником ОМО — подполковник Романенок В.П., начальником инженерной службы — подполковник Кузнецов В.С. начальником школы сержантов дивизии — подполковник Кузнецов В.П. Представитель МОМ от промышленности — полковник Маляренко В.С. Автомобильную службу возглавляли подполковники Ильтеев А.В., Семашко А.С.

С подчиненным мне личным составом провели перевооружение в полках ОС на ракеты УР-100К, заменили всю аппаратуру на командных пунктах полков, провели операцию «Акация» в полках с групповыми ПУ с ракетами Р-16, превратили все боевые стартовые позиции в укрепленные опорные пункты, переоборудовали все караульные помещения, построили тактическое учебное поле дивизии, автодром, футбольное поле и стадион, построили новые овощехранилища и ледники, отремонтировали все дороги в позиционном районе дивизии, проложили подземные и наружные кабели связи во все полки и в запасные позиционные районы дивизии, переоборудовали учебный корпус для комплексной подготовки дежурных сил дивизии, а мои прекрасные автомобилисты хозяйственным способом построили в автопарке для автомашин теплые хранилища и довели КТГ всей автотракторной техники до 0,98%, поставив все «на ноги», или на колеса. Военными строителями было построено несколько новых домов. Каждая семья офицера имела квартиру, а холостяки — благоустроенные офицерские общежития. За все пять лет дивизия получала твердые хорошие оценки на проверках, проводимых Генеральным штабом, Главнокомандующим РВСН и на ежегодных армейских проверках.

Благодаря заботам Главкомов РВСН старшие офицеры, прослужившие в армии 25 и более лет, обеспечивались квартирами при увольнении в запас в центральных и западных районах страны: Воронеже, Смоленске, Владимире, Виннице и других городах, да и многие младшие офицеры, прослужившие 20 и более лет в армии, при увольнении обеспечивались квартирами.

Простившись с личным составом дивизии, с Боевым Красным Знаменем 4 Харбинской ракетной дивизии, уезжаю фирменным поездом «Россия» с женой и младшей дочуркой Катюшей в Москву. У столба на Уральском хребте, разграничивающем Азию и Европу, вскрыл подарок своих заместителей и командира трб полковника Дымарчука М.И. Это был искусно сделанный бочонок, а в нем — чистейший спирт. Я выпил 100 граммов за здоровье забайкальцев и их тяжелую армейскую службу в поселке Дровяная. Всю дорогу смотрел на необъятные просторы Родины — СССР.


Командование ракетной дивизии г. Чита-46, май 1975 г.
В центре — командир соединения полковник Новиков Г.М.

 


Командование ракетной дивизии вместе с командным составом ракетных полков.
В центре — командир дивизии генерал-майор Новиков Г.М. г. Чита-46, май 1976 г.

 

Вернуться на главную страницу.


Яндекс.Метрика